Кругосветное путешествие. Египет

Я давно мечтал проехать на машине Египет, родину пирамид, сфинксов и вообще всего древнего. Правда, поездка немного омрачалась нестабильной политической обстановкой.

Собственно, проблемой был не столько сам Египет, сколько полуостров Синай, через который пролегал наш путь на африканский континент. Полуостров давно облюбовали граждане с сомнительной репутацией, и он превратился в серую зону республики, где постоянно происходят нехорошие вещи. Руководство Египта приняло, как ему казалось, соломоново решение — движение всего полноприводного транспорта на полуострове запретить. И уже несколько лет ни одна машина с колёсной формулой 4х4 не может без особого разрешения пересечь Синай. Поэтому как всегда за полгода до въезда мы начали напряжённую предварительную работу. Первым делом посольство Египта связало нас с официальным представителем консула по туризму, но господин Ахмед Эльгенди оказался совершенно бесполезным чиновником. Запасным вариантом был знакомый решальщик Ясир, который сказал, что проехать можно, если сделать специальные разрешения. Правда, стоить это будет минимум 500 долларов за машину, но это вполне реально. Получалось недёшево, но всё же дешевле и быстрее, чем переправлять автомобили в контейнере.

 

 

Общекомандное построение, на фоне пирамид в Гизе

 

БЕСПОКОЙНЫЙ СИНАЙ

Мы ещё были в Израиле, когда мне на глаза попалась новость: «Египет ввёл войска на северный Синай для борьбы с запрещённой в стране ИГИЛ». Она мне совсем не понравилась, потому что это означало переход вялотекущего процесса борьбы с синайскими террористами в горячую фазу со всеми вытекающими отсюда последствиями. Я списался с Ясиром, и он заверил, что юг Синая операция не затронет. Итак, дорога в Египет должна была выглядеть следующим образом: мы возвращаемся из Израиля в Иорданию, садимся в Акабе на паром и вместе с машинами плывём в египетскую Нувейбу (небольшой порт на Синае). Там мы оформляем документы, сажаем к себе в автомобили военное сопровождение и в течение 24 часов через Дахаб, Шарм и тоннель под Суэцом попадаем на континент. Таким был план, но в реальности всё вышло иначе.

Вскоре Ясир сообщил, что из-за военной операции движение любого транспорта 4х4 на Синае запрещено до особого распоряжения. Без вариантов!

Никакие разрешения не помогут, да и сделать их сейчас он не может. Сколько это продлится никто не знает, может, неделю, может, полгода… У нас остаётся единственный вариант решения, тот самый, которого мы так не хотели и боялись — вновь грузить машины в контейнеры и отправлять их в Египет.

 

СНОВА КОНТЕЙНЕР

Как же нам не хотелось расставаться с нашими машинами, вновь загонять их в железные коробки, а потом долго и мучительно ждать… Через пару дней в порт Акабы заходит контейнеровоз, разгружается, загружается новыми контейнерами и идёт в Египет, а после через Суэцкий канал в Средиземное море. Правда, выгрузка будет не в Суэце или Порт-Саиде, а в новом порту маленького городка Айн Сохна, примерно в 40 км от Суэца. Это самый быстрый и удобный вариант. Сам фрахт стоит 200 долларов, но накладные расходы при отправке приближаются к 1 000 долларов за автомобиль. С тяжёлым сердцем мы загоняем машины в два контейнера. Это происходит в том же месте, где мы их когда-то получали. Теперь мы увидим их только в Египте.

 

АЙН СОХНА

По сути как такового городка Айн Сохна не существует. Это просто пыльная промышленная зона на берегу моря. Местами на побережье стоят отели. В остальном это дорога, вдоль которой тянутся заводы, какие-то ангары и, собственно, сам морской порт, управляемый дубайской компанией DP World. В воздухе висит пыль, смешанная с запахами химических производств. Здесь нам предстоит провести ближайшее время. В 40 километрах от Айн Сохны находится портовый Суэц. Единственное его отличие от десятков таких же городков Египта — в Суэце начинается стратегически важный канал протяжённостью более сотни километров. С утра до вечера здесь можно наблюдать вереницу судов, входящих и выходящих из канала. Хотя Босфор нам показался более загруженным… Сам порт в Айн Сохне представляет собой гигантское сооружение, растянутое километров на десять в длину и несколько километров в ширину. Вход только по паспортам и пропускам. Любые съёмки запрещены (нам это, правда, не помешало), стоит только поднять телефон, как тут же бежит секьюрити. Таможенный брокер Алви пообещал всё сделать максимум за 3–4 дня. Началось наше великое египетское сидение!

На территории порта только одна кафешка, где подают чай и приторно сладкие вкусняшки. Больше ничего. Воздух прогревается до +35 °C. Так проходят первый, второй и третий день… На четвёртый мы видим, что наши машины уже выгнали из контейнера, и мы наконец-то можем к ним подойти. Египтяне решили вопрос просто: они досмотрели машины без нас. Мы застали их на финальной стадии, когда они застёгивали наши сумки. После этой процедуры мы уже никогда не сможем найти часть вещей: ножи, зарядники, кабели и прочие полезные мелочи. Можно было бы учинить жёсткий разбор, но наша цель как можно быстрее отсюда выбраться.

Каждый вечер на наш вопрос «Сколько нам ещё здесь сидеть?» Алви, покуривая самокрутки, философски изрекает: «Иншалла, туммороу (Даст бог завтра)». Эту фразу мы слышим каждый день.

 

 

Ночной Каир выглядит значительно приятнее дневного,
не видно пыли и общей неухоженности

 

 

В общей массе местные жители весьма дружелюбно
настроены к россиянам

 

Скоро обнаруживается, что таможня не может проштамповать наши Carnet de Passage, как это делается во всех странах, принимающих документ. Для заветного штампа нужно ехать в Automobile federation of Egypt в центре Каира. А ещё перевести на арабский документы на машины и водительские удостоверения. Наконец, настаёт финальный, десятый день ожидания. Обещанный Алви час оформления превращается в работу на весь день. В порту Суэца всё не быстро. Все лениво передвигаются из офиса в офис, ставят бесконечные штампы на каких-то справках и снова несут в предыдущий офис. Потом сверка номеров, оплата ТО, египетской аптечки и местных номеров… Седовласый дедушка, недолго думая, просто прикручивает временные египетские номера на наши российские саморезами. Нам уже всё равно, только бы уехать. Нам выдают временные водительские удостоверения, и меня радует, что я могу прочитать на арабском то, что в них написано, поскольку фотографий всё равно нет… Повторный досмотр. Сбываются мои худшие опасения: когда в сканере проходит сумка с приборами, главный по безопасности тут же вытаскивает её для досмотра. Ищет внимательно и вдумчиво. Его интерес вызывает микрофон к камере и стабилизатор для съёмки. На свет появляется спутниковый Iridium и рация Yaesu. «Это запрещено к ввозу на территорию Египетской Республики», — с чувством глубоко удовлетворения заявляет он.

 

НА ДОРОГАХ

Первое, на что мы обычно обращаем внимание — это дорожное движение. Мы всегда спорим, где больше хаоса на дорогах — в Индии или Египте. И скажу честно, Египту до Индии далеко. Индийцы абсолютные рекордсмены по хаосу. Правда, в Египте езда более агрессивная, всем нужно любой ценой тебя обогнать, пусть даже на грани фола. Ещё одна неприятная местная особенность — езда без света. То есть сначала они едут со светом, но при сближении выключают его. «Чтобы не слепить встречного», — объяснил нам водитель микроавтобуса, везущего нас в Шарм. И иногда ты с ужасом видишь, как из темноты выныривает заботливый египтянин, который решил не слепить тебя. О том, что ты можешь его не увидеть, он даже не думает. Основные дороги отличного качества, особенно новое шоссе, ведущее на юг. Остальные так себе, почти как у нас. Скоростной режим вполне разумный, на трассах можно официально ехать 110 км/ч, а больше и не надо. В крупных городах есть фирменные заправки нефтяных гигантов (англо-голландской Shell, французской Total), на которых можно найти 95-й бензин. За городом выше 92-го ничего нет, а с дизелем везде и всё в порядке.

 

 

АЛЬ-КАХИРА

Каир — один из самых больших городов мира и самый большой на Ближнем Востоке. В нём и вокруг него живёт более 17 миллионов человек. Cуетливый, звонкий, жаркий, пыльный город с долгой и интересной историей. Прежде всего в нём есть Каирский музей — крупнейшее в мире хранилище предметов древнеегипетского искусства. Там собрано всё, что было найдено в Египте, а это более 160 000 экспонатов! Особенно красив французский квартал Каира, где сочетаются традиционный арабский колорит и колониальный стиль. Центральная часть города изменилась в конце XIX века, когда находящийся у власти хедив Исмаил (получивший образование в Париже) принял решение перестроить центр города на французский манер. В каирском центре поселились европейцы и начали создавать привычную им комфортную обстановку. Колониальная классика прекрасна! Кстати, Автомобильная федерация Египта находится в одном из таких зданий. Старинные лифты, высокие потолки, огромные деревянные двери. Тут же можно заглянуть в кафе Riche — место французского шика. Прогулка по каирскому рынку Хан аль-Халили обязательна. В течение нескольких часов можно неспешно брести по рядам ремесленников, тут же что-то кующих, собирающих и точащих. Вполне мирно и дружелюбно. Ночной Каир великолепен! Всю грязь и пыль, что видна днём, скрывает темнота. Зато появляются яркие, отражающиеся в Ниле неоновые вывески, делающие его красивее и презентабельнее. Ну а если хочется жёсткой экзотики, то можно заехать в город мусорщиков, в котором живут копты. Это занятие передаётся им по наследству с незапамятных времен. Место, конечно, не для слабонервных, да и запах в этих местах соответствующий.

 

Как ни странно, Нил в черте Каира чист и прозрачен

 

ПРО ПИРАМИДЫ

Когда видишь фотографии пирамид, кажется, что они стоят где-то в пустыне, и чтобы их увидеть нужно куда-то ехать. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что символы Египта находятся почти в городе. Точнее, прямо на его окраине, в районе Гизы. Всё происходящее у пирамид является квинтэссенцией египетской ментальности. И судя по рассказам Марка Твена за последнюю сотню лет эта ментальность не претерпела существенных изменений. Первая сложность — парковка. Сначала вас пропускают на парковку около входа (платную, разумеется), но тут же появляется секьюрити с криками о том, что стоять здесь нельзя. Почему запрещено, он объяснить не может. Понимая, что это единственная возможность сделать фото машин на фоне пирамид, мы отсылаем к нему пару наших профессиональных троллей на переговоры. Их задача разговаривать как можно дольше, чтобы мы успели сфотографироваться. Правда, чуть позже мы всё же найдем парковку, сунув полицейскому сотню фунтов. Там с наших машин будут сдувать пыль, а нас называть сэрами. Ближе к пирамидам начинается классический восточный спектакль. Мы к нему готовы, и это всегда весело. Вот как об этом писал ещё в XIX веке Марк Твен: «Никаким пером не описать какие муки терпели мы, глядя в горящие голодные глаза арабов и слушая их непрестанные требования бакшиша». В общем, почти то же самое происходит и сейчас: «О, мистер! Да-да, подержите этот кнут, я вас сфотографирую с верблюдом. Отлично, бакшиш, пожалуйста». Мы вошли во вкус троллинга. Подбегая к любому арабу на верблюде, выслеживающему клиентов, мы делали фото и начинали все вместе истошно вопить: «Бакшиш! Бакшиш! Гуд фото, бакшиш!», вводя в ступор любителей поживиться на туристах. Сначала они улыбались, а потом им почему-то хотелось побыстрее уехать… Мне всегда было интересно, как же сложены пирамиды. Оказалось, что это вполне приличные параллелепипеды из камня, и по ним в принципе можно подняться на самую вершину. Разумеется, всё пестрит надписями No climbing («Лазить запрещено»), но это никого не останавливает. Сфинкс выглядит монументально! Жаль только, нос отломался.

 

 

Через водохранилище Насера наш паром неторопливо
движется к границе с Суданом

 

НА ЮГ

С ощущением полного счастья мы покидаем Каир. Наконец-то можно просто ехать и наслаждаться путешествием. Правда, десять дней потеряно на бумажную волокиту, поэтому график придётся пересмотреть. Медленно растворяется в дымке Каир, а затем и его пригороды. Мы на хайвее, идущем через пустыню Сахара. Это новая дорога вдоль восточного берега Нила. Ещё несколько лет назад её не было, и все ездили по старой западной, до Асуана, там на паром и больше суток до суданской Вади-Хальфы по водохранилищу имени Насера. Теперь всё значительно быстрее, новая дрога идёт прямо до границы с Суданом. По краям нашего пути не золотистый песок, а какие-то ломаные глиняные отложения. Выходить из машины не хочется. Чем дальше на юг, тем жарче. Иногда остановка на блокпостах превращается в аттракцион с говорящей обезьянкой. Для бытового общения нужно знать не так уже много, поэтому, когда нас тормозят для проверки документов, я спокойно произношу заученный текст на арабском о том, кто мы, откуда и куда едем. Обычно это имеет следующее продолжение: «О, Самир, зови начальника. Тут русский, по-арабски говорит, ему будет интересно!» При этом меня, как правило, понимают хорошо, а вот мне сложнее. Мало того что арабский язык не очень простой, так у него ещё и очень много диалектов. Египетский диалект для меня сложен, да и к тому же мало кто умеет правильно говорить с иностранцем, пытающимся общаться с тобой на твоём родном языке. Подходит командир, который чаще всего худо-бедно может поддержать диалог на английском, задаёт стандартные вопросы, желает счастливого пути. Однако в полночь полиция отказывается пропускать нас в сторону Луксора. Нужно подождать колонну автобусов, которую будет сопровождать конвой, вот с ним мы и отправимся. Такая мера безопасности стоит нам полутора часов ожидания. Глубокой ночью мы в Луксоре, а через день уже в Асуане.

 

АСУАН И ЕГО ПЛОТИНА

Ночной Асуан — очень живой город. Куча кафе и ресторанов. Но наш основной интерес — это Асуанская плотина. Эпохальное строительство началось в 1960 году при поддержке советского правительства. В то время у власти в Египте находился лояльный Советскому союзу Абдель Гамаль Насер. Кстати, его имя сейчас и носит водохранилище. Мы хотим попасть на саму плотину, а уже потом двинуться вдоль Асуанского водохранилища в Абу-Симбел на границу с Суданом. Плотина монументальна, но почему-то не производит на нас такого впечатления, как Нурекская ГЭС в Таджикистане. Возможно, это связано с разной высотой дамбы. Всё вокруг контролирует полиция. Тут же висит объявление, что нельзя снимать камерами с зумами, только телефонами или чем-то очень простым. Сразу за плотиной — монумент египетско-советской дружбы. Вот где было по-настоящему весело! Там очень людно, постоянно подъезжают автобусы, в основном со школьниками. Как же им было интересно узнать, что мы из России (для них СССР и Россия — это одно и то же), да и к тому же в таком месте. Где-то бьют в барабаны, где-то поют, и все хотят с нами сфотографироваться. В общем, уходить не хотелось, казалось, что этот праздник для нас и нам некуда торопиться…

 

 

Асуанская плотина была построена в 1960-х при
непосредственном участии СССР

 

АБУ-СИМБЕЛ И ПАРОМ

И вот дорога приводит нас прямиком в Абу-Симбел — город, находящийся на берегу водохранилища Насера и фактически являющийся последним населённым пунктом Египта. Отсюда должен отойти паром и причалить на другой стороне, уже в Судане. Парома в городе два, но один пока не ходит, а второй, иншалла, придёт в 5 вечера. Так нам сказал охранник. Вскоре мы встречаем американского байкера. Ему тоже нужно в Судан, и он тоже ждёт паром. Правда, ему тот же охранник сообщил, что парома сегодня вообще не будет, только завтра. А ещё завтра пятница, то есть последний шанс уплыть на пароме, так как по выходным он не ходит. В общем, парома мы так и не дождались, в четыре часа охранник подтвердил, что он придёт завтра утром.

С утра на паром очередь. Мы одни из первых. Перед нами уже стоит знакомый американский байкер и пожилая пара, явно европейского вида, на авто с египетскими номерами. Говорит пара между собой по-французски, правда, на французов они не похожи. Выясняется, что это канадцы. Живут в Египте, а сейчас едут в Судан к друзьям в гости. Они знакомят меня с Наимом, местным «фиксером» (решальщиком). На вопрос «Всё ли у нас есть для въезда в Судан?» я утвердительно киваю:

— Конечно, дорогой, всё есть. Визы, карнет, страховка.

— А документ об оплате штрафов вы получили? — не унимается Наим.

— Что за документ? — спрашиваю я, подозревая очередной развод на деньги.

— Вы должны были заехать в Асуане в полицию и получить справку, что у вас нет нарушений ПДД и штрафов. Без этой бумажки вас не выпустят из Египта.

Может быть, я и не стал бы слушать этого малознакомого человека, но байкер достал листок бумаги и рассказал, что как раз вчера он получил такой документ. Оказывается, это правда, но нам нигде и никто об этом не говорил. Асуан от этой точки 300 км в одну сторону, и поездка отнимет у нас три дня. То есть попасть на паром мы сможем только в понедельник. Но, к счастью, мы в арабской стране, и тут многое можно купить за деньги.

— Вообще-то, я сам работаю на границе, поэтому могу вам помочь, — вызывается Наим.

— Давайте я отошлю ваши документы своему товарищу в Асуане, он сделает справки, покажете копии, а оригиналы я потом подвезу. Это будет стоить 50 долларов за машину…

 

 

Мы покидаем паром. Следующая точка маршрута —
суданская Вади-Хальфа

 

С нами грузятся несколько десятков военных. Похоже, снимать теперь будет сложнее. Как правило, там, где есть военные, есть проблемы. Все автомобили очень плотно встают на паром. Со второго этажа открывается волшебный вид — посреди песков и скал лежит огромное зеркало водохранилища… Через час паром мягко упирается в противоположенный берег. Здесь песок ярче, ближе к красно-коричневому. Сам пункт перехода расположен через 20 км. Перед КПП мы избавляемся от ненужных вещей, аккуратно прячем коптер, разбираем фото- и видеотехнику. Как выясняется, не зря. Правда, двери пункта пропуска закрыты, и нас отказываются впускать. На улице +41 °C, кроме нас у ворот нет никого. Похоже, американец и канадцы всё же успели проскользнуть. Приходится трижды звать начальство, и по истечении пары часов нас наконец впускают. Наим не обманул, он действительно сделал все справки. Пришлось снова бегать через тысячу дверей, оплачивать труд носильщиков, хотя вещи мы таскали сами, получать штампики и бумажки. Всё организовано на редкость бессистемно и неэффективно. Если на въезде в Египет пристальный досмотр ещё был как-то оправдан, то с какой целью рыться в наших вещах на выезде и делать рентген машин?! Найти ответы на такие философские вопросы в Египте не получится, поэтому всё это нужно просто пройти. Слава богу, коптер надёжно упрятан, к рациям в машинах вопросов нет (похоже, они не очень понимают, что это). Можно ехать. Через несколько сот метров следующие ворота. Скоро они с лязгом откроются, и мы попадём в совсем другой мир — в Судан.

 

Текст Алексей Камерзанов
Фотографии Автора и участников экспедиции

 

Источник: media.club4x4.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *