«Неизвестный» Дагестан. Автомобильно-краеведческий триптих с философско-инженерным вступлением

Вступление

Всем привет!

Говоря словами известного литературного героя «давненько не брал я в руки шашек», то бишь не писал рассказов о прошедших путешествиях. И это не очень хорошо. Ведь, погружаясь в воспоминания и излагая их на экране компьютера, словно вновь оказываешься в посещенных местах и странах, а вглядываясь в фотографии, отобранные для заметки, испытываешь почти те же эмоции, как и от лицезрения реальных объектов. В общем, получаешь виртуальное удовольствие сам и пытаешься передать его другим людям.

Ну, а если от этого приходится отказаться на какое-то время, значит есть веские причины. Одна из них — реальное творчество, создание чего-то нового, неизвестного ранее, что приносит не меньший положительный заряд, чем погружение в виртуальное пространство. Для художника это написание картины. Поэт радуется найденной удачной рифме и написанному стихотворению. Скульптор — схожести статуи с оригиналом, а ремесленник — уникальной вещи, сделанной собственными руками.

Но есть вид человеческой деятельности, который в какой-то мере объединяет в себе все вышеперечисленные приложения рук и ума. Это инженерия, а конкретнее — изобретательство. Сначала инженер-изобретатель «пишет стихотворение», вынашивая в уме конструкторскую идею лучшую и более полезную, чем известные аналоги. Затем «рисует картину», делая расчеты и разрабатывая чертежи на опытный образец, который должен воплотить эту идею в металле. И наконец, либо контролирует изготовление своего детища другими людьми, либо сам в каком-нибудь гараже «ваяет» его из подручных материалов, чтобы потом испытать и убедиться в правильности замысла. Все эти этапы настолько затягивают и поглощают, что на другие занятия просто не остается времени.

Вот и мне удается вернуться в профессию своей молодости и вновь оказаться в плену изобретательства. В результате этой «неволи» появляется, сначала российский патент на изобретение,

а затем и американский,

которые бесполезными бумажками украшают стену, пока в руках не возникает зуд превратить их в реальный, осязаемый предмет. Почти год «вторых смен» в домашней мастерской, энное количество денежных затрат, и вот — просто красивые грамоты трансформируются в «нарезной» арбалет, закручивающий стрелу при выстреле, как винтовка пулю.

Когда первые стрельбы подтверждают задуманные характеристики, накатывают непередаваемые эмоции: от гордости за результат своих трудов до радости за окончание очередного этапа работы. Наверное, что-то похожее испытывает женщина, впервые взявшая в руки только родившегося ребенка. Ну а дальше, естественно, приходят мысли о «воспитании» своего детища — переводе проекта на коммерческие рельсы. Но это уже другая история.

Хотя, кажется, и тем, что сказано, отвлекся от наших «шашек». Возвращаемся к началу.

Этот рассказ имеет несколько нестандартный для Дрома формат. Он адресован скорее тем, кто интересуется малоизвестными местами нашей страны, но куда все же можно добраться на автомобиле, а не любителям отчетов-«справочников». Поэтому здесь не будет описаний гостиниц и едален. Их сейчас, при неплохо развитой дорожной инфраструктуре, можно найти на любой кошелек и каприз. Не будет и «смакования» блюд, фотографии которых так любят помещать в отчетах некоторые авторы. А кому все же необходима такая информация, то ее, покопавшись, можно найти в интернете, да и хоть здесь на Дроме. А вот на дагестанские красоты и интересности постараюсь обратить все внимание читателя.

Маршрутов с Урала до Махачкалы, которая и будет отправной точкой для наших виртуальных вылазок, существует бесконечное множество, стоит только посидеть над картой. Мой же вариант, отработанный в нескольких поездках, такой: Пермь — Куеда — Дюртюли — Октябрьский — Тольятти — Сызрань — (по объездной) — Саратов — Камышин — Волгоград — Элиста — Артезиан — Кизляр — Махачкала.

По расстоянию ~ 2500 км, которые при непрерывном в течение суток режиме езды, с отдыхом по мере наступления усталости, летом удается преодолеть на «Ниве» примерно за 40 часов, зимой – за 44-46 часов в зависимости от погоды.

В весенние каникулы 2018 года этот маршрут был пройден в очередной раз, чтобы отдохнуть пару недель у родственников, порыбачить и покататься по горам.

О трех из совершенных вылазок в горы и пойдет речь.

Поездка 1. Горное село Куруш и его окрестности

Эта глава — первая, рассказывающая об уникальном селе в нашей самой южной северокавказской республике, куда, как правило, не забредает турист, впервые в нее попавший, и о котором вряд ли слышал, а тем более, где бывал кто-то из читателей Дрома. Именно поэтому с него и начинаю.

И действительно, у многих, кто собирается в республику, на слуху такие ее природные и исторические достопримечательности как Сулакский каньон, крупнейший в Евразии бархан Сары-Кум, горный аул Гуниб — убежище имама Шамиля во время Кавказской войны, водопад Тобот на Хунзахском плато, Дербентская крепость, озеро Казеной-Ам на границе с Чечней и некоторые другие. Вот и я в первое посещение Дагестана ограничился этим перечнем, добавив к нему пару-тройку менее известных туристических мест, и то лишь, благодаря наличию в моем распоряжении автомобиля. О них уже когда-то рассказывал в своих заметках «От Урала до кавказских гор Дагестана и Чечни. Части 1,2,3».

Однако республика, несмотря на свою относительную компактность, помимо хорошо известных достопримечательностей, богата еще многими другими, но тоже очень интересными природными и историческими местами. Ведь это страна гор с присущими им красотами. К тому же на ее территории за многие столетия оставили свои следы вихри битв, миграция народов и другие людские события. Узнать пусть не обо всех, но многих дагестанских достопримечательностях оказалось не так уж сложно, стоило лишь пару вечеров «покопаться» в интернете. Другой вопрос, что добираться до некоторых из Махачкалы общественным транспортом довольно неудобно. Но эта проблема не моя. «Нива», на которой приехал в Дагестан, почти не знает преград, а одна из целей пребывания здесь как раз познание нового, невзирая на расстояния.

Вот и желание познакомиться с самым высокогорным селом Европы и самым южным в России по названию Куруш, расположенным возле границы с Азербайджаном, показалось вполне осуществимым. Пропуск в пограничную зону заказан еще из дома по электронной почте и получен по приезду в Дагестан в пограничном управлении, дислоцирующемся в г. Каспийске.

Остальное — дело времени и водительской осмотрительности. Ведь проехать предстоит порядка 180 километров по трассе М29 «Кавказ», где соблюдение правил движения местными джигитами носит весьма условный характер. А потом надо будет преодолеть еще 80 километров горных дорог Магарамкентского и Докузпаринского районов.

В один из дней и отправляюсь по этому маршруту.

Сама трасса М29 для меня не представляет особого интереса. Ведь периодически курсирую по ней с 2010 года, когда ездили в Иран. Слева равнина с открывающимся кое-где морем, справа — то удаляющиеся, то приближающиеся гряды невысоких гор.

А через каждые десять-двадцать километров на дорогу нанизаны поселки и небольшие городки, обличье которых из машины видится почти одинаковым и представляет собой череду магазинов, заправок, моек, каких-то мастерских и других заведений, необходимых проезжающим. Разве что гора Пушкин-Тау напротив городка Избербаш привлекает внимание,…

…да древний Дербент со своей крепостью Нарын-Кала снова заставляет заехать в город и поснимать красивые виды.

Зато после съезда с трассы М29 и поворота за селом Гапцах на Запад в сторону Магарамкента, пейзажи начинают стремительно меняться. Не успеваю проехать и пары десятков километров, как на горизонте возникает могучее нагорье Шахдаг высотой более трех тысяч метров.

 Вскоре появляется накрытая облаком вершина горы Шалбуздаг (4120 м),

а дорога вырывается на берег реки Самур

и дальше не покидает его до самого села Усухчай.

В Усухчае снова поворот на юг, теперь уже непосредственно к селу Куруш. До него остается чуть более 20 километров горной грунтовой дороги.

На выезде из села всех проезжающих тормозит пограничный патруль. Проверяют документы, в том числе наличие пропуска в погранзону. У меня они в порядке. Еду дальше. Дорога проходит по долине одноименной реки Усухчай, и с первых же километров перед взором открываются захватывающие дух, великолепные горные пейзажи.


Нагорье Шахдаг.


Гора Шалбуздаг.


Долина реки Усухчай.

В десятке километров от Усухчая у подножия горы раскинулось село Каладжух, последнее перед Курушем.

Здесь за окраиной села подбираю жителя Куруша, голосующего у дороги, и правильно делаю.

Пока едем, Рамазан (так зовут моего попутчика) рассказывает, чем живет село сейчас, немного его историю. Оказывается, в начале пятидесятых годов прошлого века всех жителей Куруша пытались переселить на равнину в Кизлярский район Дагестана. Большинство уехали, но полтора десятка семей наотрез отказались переселяться. Они-то и положили начало последующему возрождению села. Жизнь на равнине для многих горцев оказалась невыносимой, и они постепенно начали возвращаться. Сейчас в селе около 800 жителей, есть школа-десятилетка, где обучается сотня школьников. Народ занимается в основном скотоводством,

возделывают огороды, на которых вызревает только картошка. Ведь село расположено на высоте 2560 метров, где уже отсутствует какая-либо древесная растительность.

За разговором время проходит незаметно, и мы почти добираемся до Куруша, хоть и приходится часто останавливаться для съемки горных видов. А они здесь на подъезде к селу непривычному человеку просто сносят голову. Справа возвышается зубчатая вершина Шалбуздага (4150 м),

слева, словно в противовес ее каменному хаосу, ограничивает горизонт на первый взгляд почти гладкая, вздымающаяся в небо на тысячу метров, стена Ерыдаг (3925 м над уровнем океана).

А впереди сверкает белизной склонов величественная вершина Базардюзю (4460 м) в окружении своих более низких соседок.

Наконец, добираемся до села.

Для начала Рамазан, несмотря на мои отнекивания, тащит к себе домой «на чай». Уже зная, что такое чай по-дагестански, категорически отказываюсь от спиртного, а вот еду, чтобы не обижать хозяйку, приходится дождаться и отведать всю. А потом вместе идем знакомиться с селом.


Центральная улица.


Улица, где живет мой новый знакомый.


Школа.

Ну, что сказать… Село, как село.

Видывал и похуже села, да не где-нибудь, а в центральной России. Единственное, что сразу бросается в глаза, это полное отсутствие каких-либо деревьев и кустарников из-за высоты, а также заборы и «скирды» из кизяка. Скота здесь много. Завозить дрова или уголь дорого, трубопроводного газа нет. Поэтому кизяк как топливо для отопления домов и приготовления пищи вне конкуренции.

Пройдя за полчаса все село вдоль и поперек, идем на годекан. Это место, где в свободное время собираются «кумушки» обоих полов и обсуждают свои сельские и мировые насущные проблемы. Рамазан представляет меня присутствующим как туриста, специально приехавшего с Урала, чтобы посмотреть на самое высокогорное село Европы. То ли это, а может, что-то еще, но народ воспринимает меня достаточно благосклонно и даже соглашается сделать совместное фото.

Завязывается беседа, в ходе которой узнаю, что в селе со дня на день ждут приезда альпинистов. Ведь многие подрабатывают во время альпинистского сезона продажей различных товаров и оказанием услуг. Оказывается, стена Ерыдаг и окружающие Куруш вершины…

…являются своего рода Меккой для российских, и не только, альпинистов, где проводятся различные соревнования, тренировки по скальным восхождениям, подъемы на Базардюзю и Шалбуздаг. В течение всего альпинистского сезона в долине р. Усухчай разбит альпинистский лагерь и кипит жизнь.

Маршруты покорения Ерыдага. Фото из Интернета с сайта.

Кстати, гора Шалбуздаг объект не только альпинистского интереса. Она считается священной у мусульман Дагестана и является объектом паломничества. В течение примерно месяца, с середины июля и до середины августа, сотни верующих со всех концов республики совершают т. н. «малый хадж», взбираясь пешком по западной относительно пологой стороне горы,…

…(от села Мискинджа) на плато с религиозными святынями, находящееся на ее вершине.

Ерыдаг же — это российский аналог скалы Эль Капитан в национальном парке Йосемити (США), только более «крутой» в плане высоты и условий восхождения.


Скала эль Капитан. Собственное фото.

Высота этого «камушка» 2307 метров над уровнем моря, на 910 метров он возвышается над долиной. Его передняя стенка абсолютно вертикальная и облюбована американскими скалолазами для восхождений. С трудом верится, что на нее можно забраться с помощью рук и ног, доверяя свою жизнь только страховочной веревке и стальным крюкам, но это — факт. Рекордсмены умудряются залезть на эту стенку за несколько часов. Рядовым скалолазам одного светового дня на восхождение не хватает, приходится ночевать на специальной платформе.


Подготовка к ночевке на Эль Капитане. Собственное фото.

Покорение Ерыдага в самой высокой части (1000 м вертикальной стены), судя по интернету, более трудный процесс и занимает несколько дней. Так что, здесь мы впереди.

При разговоре, узнав, что я приехал на «Ниве», аборигены советуют подняться выше села в сторону азербайджанской границы. Там, с их слов, еще более красивые виды. Воспользовавшись советом, нисколько не жалею. Во-первых, село предстает как на ладони на фоне стены Ерыдага.

Во-вторых, отлично видно долину реки Усухчай,…

…параллельные ей горные хребты, уходящие к границе,…

… а также гору Базардюзю с облачной шапкой над вершиной.

 Ну, и наконец, кто же откажется, имея такую возможность, сфотографировать свою «ласточку» на фоне облаков.

На этом свою миссию по знакомству с самым высокогорным селом Европы считаю выполненной. Возвращаюсь в село, прощаюсь с Рамазаном и начинаю обратный путь. И хотя спускаюсь той же дорогой, по которой уже проехал, в обратном направлении все выглядит по-новому и не менее интересно.

Дорожный серпантин,…

…склоны гор в свете закатного солнца…

…радуют глаз и вызывают удовлетворение от того, что побывал в таком интересном месте.

 Километр за километром, и вот уже еду по долине Самура, а еще через четыре часа добираюсь до Махачкалы.

 Все. Путешествие закончено. День прожит не зря!

Поездка 2. Карадахская теснина – дагестанское чудо гор

Слышали что-нибудь о Карадахской теснине? Нет? И немудрено. Дагестанцы-то не все знают, что это такое, и где находится.

А что такое ущелье Антилопы в США, знаете, были там?


Ущелье Антилопы. Штат Аризона. США. Фото из Интернета.

Тоже нет? Тогда вам сюда в эту главу, потому что место, о котором пойдет речь, это уменьшенная копия знаменитого американского природного чуда — ущелья, прорезанного рекой в скальной породе за миллионы лет. И чтобы увидеть его, достаточно добраться на машине или иным транспортом до города Махачкала, а потом преодолеть всего лишь 120 километров до села Карадах на границе Хунзахского и Гунибского районов республики.

Дальше все просто. Переезжаем мост через реку Аварское Койсу, на первом же перекрестке сворачиваем на грунтовую дорогу до села Мурада и, проехав по ней чуть более трех километров, останавливаемся перед мостом через речку Квартах.

Здесь и находится начало маршрута длиной с километр до входа в теснину.

В один из дней направляюсь к этому месту.

Маршрут вроде простой: Махачкала — Буйнакск — Шамилькала и дальше вдоль реки Аварское Койсу до села Карадах. Судя по карте, везде асфальт.


Буйнакский перевал близ Махачкалы.

Однако мой замечательный навигатор, как и в Европе в прошлом году, опять «решает», что мы не ищем легких путей, и от районного центра Буйнакск направляет к нужной точке более короткой, но грунтовой дорогой через село Нижнее Казанище.

Когда обнаруживаю, что еду «неправильной» дорогой, возвращаться уже поздно. Да и для «Нивы» все равно, какая она, лишь бы была. А дорога ведет по интересным и красивым местам. Сначала на пути встречается мраморный карьер.

Ну как не заехать и не понаблюдать процесс добычи мрамора. Оказывается, глыбы выпиливают из мраморной горы канатной пилой, а потом краном грузят на трейлеры и увозят потребителям.

 

После карьера дорога долго взбирается на перевал с памятником красноармейцам гражданской войны наверху,…

…откуда открывается чудесный вид на село Аракани.

А потом спуск вниз по головокружительному серпантину…

… к реке Аварское Койсу.

Дальше дорога идет вдоль реки, то по самому ее берегу,…

…то удаляется от него, открывая великолепные горные пейзажи.

Потратив время на всевозможные остановки для уточнения маршрута, съемки, пешие прогулки, перекус, возле нужного мне мостика оказываюсь, когда до заката солнца остается не более часа. Приходится торопиться. Последние туристы, уже собирающиеся уезжать, подсказывают, что лучше надеть сапоги, если они есть, и это оказывается не лишним. В каменных воротах сразу за мостом…

…приходится перейти речку, что сделать, не замочив ног из-за наносов ила, довольно проблематично. Дальше тропа проложена по долине этой речушки, каковой ее назвать язык-то не поворачивается, скорее ручейка.

По мере подъема вверх по течению реки скалы подступают все ближе,…

…и все выше нависают над головой,…

…пока, наконец, не образуют коридор шириной не более пяти метров с узкой полоской неба наверху.

Дальше каменные стены этого коридора то расступаются, то сжимают его, чуть ли не до двух метров, при этом не оставляет ощущение, что погружаешься в самое чрево земли. Ведь над головой более ста метров скальной породы, причудливо изрезанной и отполированной водой.

Даже не верится, что это результат работы маленького ручейка, текущего под ногами.

Тем не менее, это так. За многие тысячелетия отрог Дарадинского хребта Гачамеэр высотою 400-500 метров пропилен этой речушкой на протяжении более 400 метров и на глубину более 150 метров с образованием узкой каменной щели.

Здесь стоит сумрак и жуткая тишина. Не слышно ни шума ветра, ни пения птиц. Лишь слабое журчание воды под ногами напоминает о реальности окружающего мира. А поскольку знаю, что нахожусь здесь один, не покидает ощущение тревоги и опасности, ожидающей за очередным поворотом.

И действительно, когда доходишь до огромных валунов, скатившихся в ущелье и застрявших между стен,…

…приходится сделать над собой усилие, чтобы заставить пройти под ними с мыслью: «Они ведь давно здесь висят. Вероятность, что сорвутся сейчас, практически нулевая». И, тем не менее, когда они оказываются над головой, чувствуешь всплеск адреналина в крови и ускоряешь шаг.

Таких висячих «Кьераг-Болтонов» (Кьераг-Болтон — знаменитый камень, застрявший над пропастью в Норвегии — автор) на пути встречается два-три, да еще парочка уже свалившихся вниз. Так что, эмоций хватает.

Но все когда-нибудь заканчивается. Через полкилометра узкого каменного коридора теснина начинает расширяться, появляется растительность.

Ну, а речушка, миновав завал из камней,…

…превращается в небольшой водопад.

Впрочем, это он сейчас небольшой. Можно представить, что здесь творится во время таяния снега или после ливня в горах. Хотя, пройдя еще немного, вижу, что и представлять ничего не нужно. За водопадом получаю реальную картину, свидетельствующую о мощи воды, ее способности ворочать многотонные камни.


Фото сделано автоспуском.

На этом прогулку заканчиваю. Начинает смеркаться, а в темноте есть вероятность получить травму, последствия которой для меня, находящегося в одиночестве, могут быть печальны. Ведь на маршруте есть пара мест, где надо быть чрезвычайно внимательным и точным в движениях, таких, например, как подъем (спуск) по этой лесенке.

Но все проходит нормально, хоть и возвращаюсь к машине уже в сумерках.

Ну, а до Махачкалы, как обычно, добираюсь ночью.

Интересная получилась вылазка, уж поверьте! И место это, будь оно где-нибудь в Европе, являлось бы объектом притяжения тысяч туристов. А, может, оно и лучше, что теснина эта «неизвестна»? Мне, например, люди были не нужны.

Поездка 3. Исторический аул-призрак Гамсутль

Уж и не помню, где узнал об этом месте, но собираясь в очередной раз в Дагестан, наметил туда съездить. Тем более что от Махачкалы он находится сравнительно недалеко, рядом со знаменитым аулом Гуниб, где уже бывал.

В один из дней сажусь в свою «Ниву» и направляюсь по уже знакомому маршруту.

Почти по этой же этой же дороге ездил в Карадахскую теснину, только от села Майданское туда надо ехать на запад, а к Гунибу уходить на юг через Гергебиль. Но дорога и здесь очень живописная. Она проходит то по межгорным долинам,…

…то по склонам гор,…

…открывая их суровую красоту.

А когда спускается на берег Гергебильского водохранилища,…

… виды становятся еще более захватывающими.

Проехав плотину, вскоре добираюсь до Гуниба.

Да, хорошее, неприступное место выбрал в свое время для убежища мятежный имам Шамиль. Два года назад снимал окрестности этого аула от памятника «Журавли», что виднеется в правой части снимка,…

…а теперь вот гляжу на него с дороги, проходящей мимо, под противоположной горой.

По этой дороге еду…

… в аул Чох, что в шестнадцати километрах южнее Гуниба,…

…а от него до Гамсутля рукой подать. Пересекаешь по мостику речушку Цамитичай, и около четырех километров надо подниматься в гору, чтобы достичь высоты почти полтора километра, на которой расположен аул.

На машине удается проехать примерно половину этого расстояния.

Дальше дорога, когда-то ведшая до села, разрушена, и приходится идти пешком. Но это интересная, хоть и не легкая прогулка. Тропинка довольно круто уходит вверх…

…и надо прикладывать немалые усилия, чтобы преодолевать подъем. Скорость ходьбы получается не выше двух километров в час. Зато есть возможность разглядывать противоположную стену ущелья, обрывающегося вниз, справа от тропинки.

Во время ходьбы все время мучает вопрос: «А где же переход на ту сторону?» Ведь, развалины, которые были там видны с места стоянки машины, воспринимались мной ошибочно как Гамсутль. Но это всего лишь хутор, который использовался в летнее время, когда Гамсутль был жилым. Сам же аул появляется внезапно, как только минуешь родник.

Родник, кстати, не простой. Об этом источнике местные жители рассказывают, что его вода живая, обладает омолаживающим эффектом и наделяет невероятной силой. Попив водички, ни того, ни другого не чувствую, но оставшиеся пару сотен метров до аула преодолеваю легко.

Перед входом в аул встречает приветственная табличка.

А надпись на одной из стен предупреждает о возможном обрушении построек. Ну что же, ценная информация. Начинаю осмотр. И действительно, старые стены покрыты трещинами, а во многих местах они обвалились,

обнажив скальное основание, на котором были построены.

Развалины покрыты буйными зарослями крапивы, папоротника и еще каких-то растений.

На некоторых постройках уже выросли деревья.

Эта разруха производит гнетущее впечатление. Ведь еще сравнительно недавно по историческим меркам, в 70-е годы прошлого века, это было полноценное село со всей необходимой инфраструктурой — школой, магазином, клубом, фельдшерским пунктом. Тогда здесь проживало около трехсот человек. Но это уже было начало конца поселения, которому по историческим документам и археологическим находкам более двух тысяч лет. «Перестройка» окончательно уничтожила село. К середине 90-х годов в нем оставалось всего 10 человек, к 2010 году в ауле было 3 жителя, к 2015 году — один — Абдулджалил Абдулджалилов.

К нему мы еще вернемся, а пока продолжим нашу прогулку. Поднявшись в верхнюю часть села, окидываю взором все его расположение на вершине горы.

Ничего не напоминает? А мне эти виды показались очень похожими на кладбище с полустертыми с лица земли могилами. Вообще, люблю при случае побродить по старому погосту. Вглядываясь в выцветшие фотографии, вчитываясь в надписи на памятниках и крестах, словно переносишься в прошлое. Пытаешься понять устремления лежащих под ногами людей, представить их при жизни, и на фоне чужого бытия и смерти понять свое предназначение. Вот и здесь в покинутом селе испытываю те же чувства и эмоции.

 Спустившись вниз,…

…брожу по разрушенным подворьям, пытаюсь представить, кто в них обитал.

Вот большая комната. Наверное, в ней собиралась семья для трапезы или по торжественному случаю.

За этими дверями, даже сейчас сохранившими свою добротность и красоту, видимо, жил состоятельный хозяин.

А эти ворота, похоже, пережили не только смену хозяев дома, который они защищали, но и смену религий, в которые они веровали.

Наконец, пройдя по склону вдоль ряда разрушенных домов, оказываюсь возле строения, которое снаружи выглядит более-менее сохранившимся.

Это дом последнего жителя Гамсутля Абдулжалила Абдулжалилова, который более 20 лет обитал здесь отшельником. Когда-то он покидал родные места в поисках лучшей доли, но вскоре вернулся назад. Занимался пчеловодством,

вел свое нехитрое хозяйство,

а в свободное время читал газеты и книги, которые приносил из соседнего села Чох, писал историческую работу. В шутку пришлым туристам называл себя «мэром» и «президентом» Гамсутля. В 2015 году Абдулжалила не стало, а вместе с ним умерло и село. Теперь о его былой жизни напоминают только «могильные холмики» развалин домов на вершине горы, да остатки дороги, что ведет наверх. Вот по этой дороге, вернее тропинке…

…возвращаюсь к машине. Да не с пустыми руками, а с сувениром, найденным возле одного из домов — старой пилой.

Пока отдыхаю и перекусываю, оказываюсь в «плену» овечьего стада.

Сотни овец окружают машину, заполоняют дорогу и склон горы, где нахожусь.

Подошедший пастух поясняет, что они гонят хозяйское стадо стоимостью около 10 миллионов рублей с равнины от города Хасавюрт на горные летние пастбища близ границы с Грузией. Осталось две недели пути, а всего перегон занимает больше месяца. Все необходимое для существования трех пастухов, сопровождающих стадо, везут на лошадях.

Дождавшись, когда овцы освобождают дорогу и поднимаются выше по склону горы, бросаю последний взгляд на Гамсутль…

…и покидаю это атмосферное место.

Окружающие пейзажи, словно понимая мое эмоциональное состояние от увиденного запустения, поддерживают философский настрой видами заброшенных террас.

Нет, не зря совершена эта поездка. Что-то она во мне изменила, и не только в познавательном плане. Ну, а заметка и рассказ в целом, надеюсь, оказались интересны и для читателей.

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *