«Одиночное плавание» в Иран, или берцы в Индийском океане. Часть 4

«Если вы — розовый пони, пукаете бабочками и какаете радугой (может и наоборот — не помню точно). Если вы настолько культурны, ранимы и тонко организованы, что не можете не нагадить в комментах, то не читайте дальше — не мучайте себя…))). Написано не для вас».

Продолжение.

Начинать читать с четвертой части бессмысленно, вы ничего не поймете, поэтому сначала сходите по ссылкам, а потом, если будет желание, продолжите.

  • Первая часть
  • Вторая часть
  • Третья часть

Проснувшись рано поутру, метнулся в находившийся рядом общественный туалет, работающий круглосуточно и совершенно бесплатный. Умылся и почистил клыки.

Типичный иранский туалет:

Минимализм и чистота. Все находится на своих местах, чтобы не запариться: смеситель и шланчик под правой рукой, чтобы той самой правой рукой шланг держать и направлять. А жопу мыть левой, ненужной рукой. И смывать за собой, кстати тоже. В этом сортире еще был смывной бачок, мегаполис, как-никак. А чем южнее, тем санитарная тема становилась все более минималистичной, но не менее чистоплотной.

Потом в машине доел свой честно полученный бесплатный ужин, потому как он на жаре все равно бы испортился быстро. И поехал дальше.

Меня впереди ждал Шираз. Но Шираз был только реперной точкой, до которой мне нужно было добраться за световой день. Все самой интересное ждало меня раньше Шираза. Настолько интересное, что даже сердце замирало в ожидании предстоящих встреч. Встреч с древностями.

Где-то перед городом под название Шахреза заправился:

И после Шахрезы я въехал в провинцию Фарс. Фарс — это, кто не знает, родовая местность персов. Фарс — Парс (перс). Язык фарси тоже по названию места.

Дорога от Исфахана в сторону Шираза представляет собой выгоревшую на солнце гористую местность. Не сама дорога, конечно же, а местность вокруг.

Взгляду зацепиться не за что. Сотнями километров один сюжет вокруг. Вся жизнь в Иране только вокруг оазисов.

Где-то по дороге меня тормознул респектабельный чел в костюме и с дипломатом. Я кивнул ему, мол, садись, поехали. Он сообразил, что садится к иностранцу, хотел было отказаться, но его любопытство пересилило. Говорили мы на разных языках: я на русском и английском, он на фарси и немецком. Коммуникации не было от слова совсем. Пока мы не узнали юппи установили на гуглопереводчики языковые пакеты. После этого дело пошло на лад. Он какой-то исфаханский инженер по телекоммуникациям, едет по делам, вечером обратно. Коллега почти. И если я вдруг буду проезжать на обратном пути Исфахан, то он мне в натуре устроит суперэкскурсию по достопримечательностям и злачным местам, насколько это возможно. Я не стал человека трижды мучить отменой таарофа, просто сказал, что Исфахан в мой обратный путь не входит. Жалко… Ну очень хотелось посетить злачные иранские места.

Он сошел где-то под Таганрогом . Не помню где.

Пасаргады

А я тем временем подъезжал к Пасаргадам. В переводе на «наш» — Сады Парса, то бишь Персии. И основал Пасаргады не кто иной, как сам Кир Великий. И оттуда диктовал свою непреклонную волю покоренным народам. Царём царей был. И Великим назван за то, что первым в известной мировой истории создал империю, включив в нее все завоеванные народы, а не просто, как тогда было принято, вырезал всех под корень. Разных Древних было много: египтяне, греки, вавилоняне и другие, но все они довольствовались своими ближними локациями. Империю первыми создали персы.

Свернул направо с трассы и через пару километров заехал в городок, но проехал мимо свертка налево, который вел к парковке у входа в музейный комплекс и проскочил на центральную улицу Пасаргадов. Там был обогнан обычной иранской малолитражкой, набитой юными созданиями мужского пола, водитель которой «весело» сигналил. А из окон машины с обеих сторон торчали вверх руки с «факами». Мудаки. Оставалось только вслед по исфаханским правилам посигналить «Бип-бип». Еще через несколько секунд молодежь свернула в проулок. Я же, поняв ошибку с поворотом, развернулся и последовал за навигатором в сторону правильной цели.

За пять дней нахождения в Иране я как-то попривык к постоянной волне добродушия со стороны местных в любых ситуациях, так что эти «факи» в сторону иностранца стали прохладным душем, нехрен расслабляться.

Подъехал на парковку, нашел место. Пасаргады — это одно из самых посещаемых мест иностранцами в Иране, поэтому здесь были кроме машин и туристические автобусы. Но немного.

Прежде чем пойти на обход очень большой территории, решил испить для бодрости кофейку, пообедаю уже после. Подошел к одной из кофеен перед турникетами и у молодого иранца лет двадцати заказал кофе, который сказал, чтобы я садился за стол под навесом, а он сам все принесет. Я так и сделал. Через несколько минут парень принес мне кофе и стакан холодной воды, но не пошел обратно к себе в палатку, а присел за столом напротив меня. Я глотнул кофе и вопросительно поднял на него глаза:

— Говори…
— Откуда вы приехали? (англ.)
— Из России.
— И как вам в Иране?
— Нормально. Только жарко очень.
— Тут так всегда. А что выдумаете об эти нелепые ограничения свободы в стране?

И здесь политика. Никуда без нее. Если ты не занимаешься политикой, она все равно занимается тобой.

— Ну, значит по-другому нельзя.
— Что значит нельзя по-другому?! Вы хотите сказать, что это нормально?
— Иран — более свободная страна, чем многие другие. А традиции — это всегда традиции.
— Так вы что, поддерживаете этот режим?!!
— Этот «режим» — единственное, что вас всех от разграбления американцами и «европейцами» спасает.
— Что значит от разграбления американцами?? Америка наш друг! И только режим аятолл не дает американцам дать нам технологии, чтобы улучшить нашу жизнь!
— Да амерам от вас только нефть нужна, конкретно вы, все вы, им совершенно не нужны.
— Америке не нужна наша нефть, у нее своей нефти достаточно!
— Америке никогда никакой нефти не достаточно… Ты, наверное, не учил историю, что они первую цветную революцию устроили у вас, в Иране? И вашего законного президента Моссадыка свергли и в тюрьме до смерти держали за то, что этой самой нефти американцев лишил.
— Вы говорите неправду! Американцы нам не враги! А аятоллы держаться у власти только благодаря поддержке России!!! Если бы не Россия, у нас бы давно была свободная страна!

Вот везет мне на незамутненных созданий с прозрачными мозгами.

— Если бы не поддержка России, у вас давно бы война шла.
— Не было бы никакой войны! А Россия всегда была против иранского народа. Россия отняла у Ирана Туркмению, Азербайджан, Армению! Это всё были иранские земли, которые вы захватили у нас!
— Тогда почему ты здесь кофейком торгуешь? Раз такой расклад?
— В каком смысле?
— Бери в руки автомат, иди туда и попробуй взять все назад.

После этих слов иранец расширил глаза, не отрывая взгляда от меня, поднялся со стула и стал пятиться к себе за прилавок, что-то бормоча себе под нос уже на фарси.

Падла, блин, даже кофе расхотелось пить… Сделал еще глоток и, оставив недопитую кружку, пошел на выход. Вот тебе и Фарс — прародина персов, полчаса как приехал, а уже дважды «насрали».

Зато впереди меня ждало то, ради чего стоило проехать шесть тысяч километров. Турникеты, сразу за ними справа билетная касса. Стандартные 200 000 риалов для иностранца. И последняя каменная тропинка к одному из старейших зданий планеты, старше которого, наверное, только пирамиды. Мавзолей Кира Великого. В свое время, пару с половиной тысяч лет назад, он, основав империю, не угомонился, а продолжил дело расширения границ. Пока в районе Кавказа местная царица Томирис, отрезав его голову, не положила ее в мешок, наполненный кровью, чтобы Кир наконец-то досыта крови напился. Персы впоследствии Кира по запчастям у Томирис выкупили и, соорудив Мавзолей, погребли останки там, дабы чтобы было куда приходить поклоняться.

Сюда приходил Македонский, когда «вынес» Персидскую Империю и загонял по окрестностям Дария Третьего. Потом пошел на юг, в сторону Персеполя.

По преданиям столетней давности, Мавзолей Кира был прообразом при проектировании Мавзолея Ленина.

Как бы то ни было, Мавзолей как магнит притягивает к себе туристов, как иностранных, так и иранских. Возле него всегда полно людей. И я тоже здесь.

Дальше от Мавзолея идут невзрачные развалины. Средневековый караван-сарай, сделанный из стройматериалов древних дворцов:

От караван-сарая до следующих развалин пешком примерно полтора километра, вроде как недалеко, но «за бортом» — за сорок. Есть, конечно, плюс — морда лица загорает усиленно, но шагать тяжко. На мое счастье, попутно проезжал открытый микроавтобус, который вез туристов, и водитель тормознул около меня и подбросил до «второй» остановки, там, где поворот на «дворцы».

Справа колонны дворца, прямо — «треугольник» Тюрьмы Сулеймана и дольше за ним — Тронный Холм.

Останки колонн дворца:

Фрагмент дворца Кира с надписью Дария I:

Надпись: «Царь Кир, Ахеменид» сделана на трех языках — древнеперсидском, эламском и вавилонском.

Там же обменялись любезностями с семейством иранцев, сфотографировав друг друга на фоне достопримечательностей:

Еще один дворец:

Глядя на эти «мегалиты», все больше склонялся к мнению, что это не «мегалиты», а «мегабетоны», уж больно похоже:

А это вот — херувим. Да, такой суровый бородатый херувим. Это потом, много позже, херувимами стали называть летающих жирненьких младенцев, а две с половиной тысячи лет тому назад — мужик с бородой… Там еще и «рога» видны.

Потом отправился в сторону Тюрьмы Соломона. А вокруг «гуляли» смерчики:

Тюрьма Соломона:

Назначение точно не установлено. Поэтому слово «тюрьма» — сова на глобусе. Но звучит красиво.

Дальше — Тронный Холм:

На дороге видно охранника на мопеде, который съехал сверху, оставив холм и меня без присмотра. Что позволило мне отковырять «на память» пару кусков от «мегалитов» основания. Грешен — каюсь. Надеюсь, что иранцы не рассыпают по утрам строительный мусор вокруг, как египтяне вокруг пирамид, чтобы туристам было, что на память с собой прихватить.

Тропа наверх:

В траве вокруг тропы растет чудовищно жуткая хрень:

Острая и твердая, как нож с острейшими колючками. Не приведи споткнуться и упасть в такие заросли:

Крепость на холме вблизи:

И сверху:

Вид на пройденный путь. Тюрьма, дворцы и Мавзолей вдали:

Вдалеке то, что называют Садами Парса:

А это — конечная остановка местной маршрутки:

С холма увидел, что в мою сторону движется автобус, поэтому резво, насколько возможно, стал спускаться к остановке. В середине спуска вдруг случилось то, о чем товарищ Хой спел в бессмертной песне про «несвежий лангет»: «Так попёрло, что пошли мурашки по спине, сильно побледнел я и сказал пора уж мне». Пилять…. Не хватало еще обделаться в таком древнем и известном месте! «Руссо туристо — Пасаргадо обосралле». Вот жеж. И засеменил дальше походкой гейши, очень сильно опасаясь пропустить рейс, ведь другого даже на горизонте еще не было.

В подъехавшем микрике, кроме водителя, маленького иранца лет шестидесяти, сидели на последнем ряду сидений, развернутых против движения, два парня лет по двадцать пять. Я уселся посередине с правой стороны. Поехали. Кайф! Тенёк и ветерок после испепеляющей жары, были в самый раз. От «конечной» до выхода — километра три, езды минут десять.

Водитель, хоть и был заинтересован единственным иностранцем, который без групп, в одного попёрся на дальний кордон, вида не подал, а вот молодежь оживилась, повернулись в мою сторону и один спросил:

— Руси? (фарси)
— Руси-руси, — ответил я и крепче сжал зубы.

Парни что-то похихикали между собой, и самый разговорчивый из них выдал на русском:
— Давай-давай! (рус) — и самодовольно заржал.

Ах ты ж, гребанный полиглот, ну давай повеселимся:

— Борроу-борроу (фарси), значит (рус)?

Услышав «борроу-борроу», водитель голову повернул на 180 градусов, глаза по-персидски удивленно расширились, а правое ухо увеличилось в размерах для лучшей слышимости. У парняг просто улыбки с лиц сползли. А я продолжил:

— Never, never say that to a Russian man…
— Why? — и он вопросительно приподнял ладони вверх.
— Because he'll hit you… and maybe even do it twice…
— Why???
— Потому, что это можно сказать только друзьям в шутку. Вот ему ты можешь так сказать, (англ.) — я кивнул в сторону его кореша.
— I won't. I'm kind.

Парни расслабились и заулыбались. Но до «конечной» еще оставалось ехать пару минут…

— But! — Я поднял вверх указательный палец, — Especially never tell this to Russian girl!!
— Why?
— She'll kick you between the legs…
— Why??????? —
— Because she doesn't have a chador!!!
— Crazy Russians…

Больше ненужными вопросами они мне не надоедали. Выйдя из транспорта, я махнул на прощание рукой и сказал: «Ходафез, guys!» (англофарс.). Сам же «летящей походкой» устремился на поиски туалета. Увидевший меня из своей палатки, кофемэн сделал вид, что не узнал меня. Стопудово это он меня кофеем отравил, гад!)

Искомую цель обнаружил я за стоянкой автобусов, туалет был единственный и, о, небо, свободный. Ворвавшись туда, испытал облегчение я непередаваемое. Зависая по тихой грусти над очком, размышлял я о вечном: что не зря иранцы ко всем блюдам прикладывают луковицу разрезанную, что не зря приносят тарелку базилика. Нельзя тысячелетний опыт игнорировать, ибо те, кто игнорировал, до наших дней не дожили. В иранской невыносимой жаре у бактерий местных брачный период раз в десять интенсивнее проходит, чем в пределах северных. И если у нас (в России) в случае прихода «бронетемкина-поносца» всегда найдется поблизости лопух, то в суровом иранском нагорье придется обходится камнями, которые там очень острые. И ходить будете, сопровождаемые реющими, аки альбатросы, мухами. Фу.

Там же открылась мне истина еще одного плана — бумаги туалетной у меня с собой не оказалось, а в иранских ватерклозетах данная опция отсутствует. И пришлось мне приобщиться к методике частичного принятия водных процедур. А прикольно, что ни говори. Причем два в одном — еще и «смыв» одновременно. Может и неэстетично, зато дешево, надежно и практично.

В этот, не побоюсь этого слова, интимный момент в дверь сортира постучали.

— Занято! (рус), на автомате ответил я.
— Занято, так занято (рус), — ответил женский голос с другой стороны, и, уходя, смеясь сказал кому-то: «Прикинь, там русский сидит!»

«Русский» в это время душу облегчил и с абсолютно чистой совестью вышел на свободу.

Познакомился с обладательницами русских женских голосов. Одна из них была с Киева, другая просто с Германии. Приехали на экскурсионном автобусе из Шираза. Когда узнали, что я сюда из Томска своим ходом добрался, то попросились сфотографироваться вместе: «Мы про вас сейчас всем расскажем, но никто не поверит всё равно».

Поговорили о том, о сём и распрощались.

Я же зашел в ближайшую кафешку, чтобы обедом закинуться, ведь впереди меня ждали места еще более впечатляющие. Но к еде я подошел уже более разумно: взял только пару маленьких кебабчиков, к которым прилагался жаренный на шампуре помидор (я до того момента думал, что только «заливная рыба» является гадостью, но оказалось, что жаренный целиком помидор нисколечко рыбе не проигрывает в гадостности) и стандарт в виде четвертованной луковицы. От риса я отказался, за эти дни в Иране я уже съел риса больше, чем за год дома. На сей раз выёживаться я не стал, и луковицу в процессе употребил полностью, что на самочувствии моем сказалось только положительно. Еще был зеленый лимон, которым поливается кебаб. Типа соус.

И в состоянии познавшего дзен поехал дальше.

Какие-то семьдесят километров безжизненных сюжетов, и Ларгус утыкается в парковку, от вида впереди которого даже видеорегистратор заходится в благоговейном трепете, не говоря обо мне:

Накше-Рустам

Накше-Рустам — гробницы Царей. Некрополь, вырезанные в скалах гробницы четырех персидских царей эпохи Ахеменидов, богато украшенные барельефами.

После того, как Дарий I перенес столицу из Пасаргадов в Персеполь, Накше-Рустам стал «элитным кладбищем» правителей империи, но не всех. Дарий III, бегая по просторам от Македонского, был зарезан одним из своих правителей в районе теперешней Туркмении. Правителя, правда, Македонский за такую пакость казнил.

Ниже схема расположения гробниц с просторов инета:

Лестница, ведущая наверх от парковки, находится между усыпальницами Ксеркса и Дария I, поэтому осмотр всеми приходящими идет против часовой. И первая могила в таком порядке — Ксеркса:

Да-да, тот самый Ксеркс I (519-465 до н. э.), также известный как Ксеркс Великий. Сын Дария I и внук Кира Великого. Ксеркс, который приказал выпороть море, помешавшее переправе войска персов, идущему на Грецию. Все, наверное, смотрели фильм «300 спартанцев» про царя Леонида, который удерживал войско персов при Фермопилах, так вот этих персов в Грецию привел Ксеркс, и, несмотря на спартанцев, захватил Аттику и, в конце концов, разорил и сжег Афины.

Левее гробницы Ксеркса вырублен барельеф Коронация Нарсе:

Дальше налево от гробницы Ксеркса расположена гробница Дария I (царствовал в 522-486 гг. до н.э.), отца Ксеркса, который был женат на дочери Кира. Его гробница была первой из высеченных в скале. Дарий I был своего рода новатором в склепостроении. Дарий ввел единую денежную единицу в Персии, начал строительство новой столицы Персеполя, построил «царскую дорогу», мощенную камнем от Эгейского моря до Суз (район ирано-иракской границы) длиной 2700 километров и завершил строительство «суэцкого канала», соединившего Средиземное море с Красным. Умер в возрасте 72 лет, оставив империю в точке ее наивысшего расцвета…

И по истории — все знают слово «марафон», но далеко не все знают, что при Марафоне этому самому Дарию I греки «вломили» по самый небалуй, и на радостях один бегун добежал до Афин от Марафона. Преодолев 42 километра. Правда, умер потом сразу.

Под гробницей Дария I вырезан барельеф «Двойная победа Бахрама II»:

Далее идет триумфальный барельеф победы Шапура I:

На барельефе изображен триумф Шапура I над римскими императорами Филиппом I Арабом и Валерианом. Шапур I (241-272 гг.), сын основателя династии Сасанидов. Плененного римского императора Валериана Шапур любил использовать вместо подставки, когда садился на коня. Валериану это очень не нравилось, и он просился домой. А это в свою очередь не нравилось Шапуру. По одному источнику Шапур залил Валериану в горло расплавленное золото, а по-другому — снял с него кожу.

Далее расположена гробница Артаксеркса I (царствовал в 465-423 гг. до н.э.):

В 465 до н.э. Ксеркс I и его сын Дарий были убиты в результате дворцового заговора начальником царской стражи Артабаном и евнухом Аспамитрой. Узнав об этом, младший сын Ксеркса, Артаксеркс I Долгорукий (одна рука у него была длиннее), расправился с заговорщиками, заодно казнив и сыновей Артабана, после чего занял место отца во главе империи. Другой сын Ксеркса, Гистап, попытался силой отобрать трон, возглавив поход против брата, но потерпел поражение и был убит. После этого Артаксеркс решил, что предотвращать возникновение проблем проще, чем их решать. И, на всякий случай, изничтожил остальных своих братьев. Умер своей смертью. Но перед этим подарил евреям праздник «пурим», разрешив тем, по наущению своей жены Эсфирь, вырезать 70 000 своих подданных и повесить своего визиря Аммана и десять его сыновей.

Под гробницей Артаксеркса I высечен барельеф: Кавалерийская победа Ормизда II:

Далее расположена гробница Дария II Бастарда (царствовал в 423-404 гг. до н.э.), последняя из вырезанных в скале:

Дарий II Бастард (Незаконнорожденный). Прозвище это получил он, будучи рожден от вавилонской наложницы. При жизни его так называть никто не смел, это опять греки постарались, дав ему в летописях это имя несколько веков спустя после его смерти.

Греки вообще шарили в чёрном пиаре: имя Кир тоже исказили они, в персидской транскрипции царя звали Куруш, а «кир» на фарси — это наше слово из трех букв, которое на «х» начинается. Означает то, чем «дедушка» отличается от «бабушки».

Под гробницей Дария II вырезан барельеф Кавалерийская победа Бахрама II:

Напротив всех гробниц находится единственное строение: «Кааба Зороастры» (Куб Заратустры):

Это тоже, по догадкам историков, — чья-то усыпальница, но чья, науке неизвестно.

Есть еще два барельефа.

Рельеф Аудиенция Бахрама II:

И барельеф Коронация Ардашира I:

Еще фото:

Уже спустившись к машине, решил зайти в сувенирную лавку, где увидел то, что заказала привезти из Ирана жена — заварник. Всего-то полтора миллиона стоит:

Купил, мне его упаковали. А когда захотел к нему купить тройку кружек, продаванка, видя мой интерес, залупила ценник за три штуки тоже полторашку и сбавлять не захотела. Так как кружки непрактичные, а только красивые, оставил их ей.

Напоследок не смог удержаться:

Ларгус заслужил такой фон.

Очень хорошо, подробно и со стебом гробницы и барельефы описаны здесь. Я тоже Ctrl+C — Ctrl+V делал оттуда).

Надо было поспешать, приближался вечер. Стемнеет молниеносно, а мне еще впечатляться третьим памятником древности предстояло, причем самым большим. Благо до него ехать было всего 12 километров.

Персеполь

Когда не спеша доехал до входа в Персеполь, основная масса народа уже оттуда свинтила, оставались единичные автобусы с туристами и пара десятков легковых на парковке. Вход в комплекс идет через здание по продаже билетов. Зашел, купил билет и уже двинулся на выход, но не тут-то было. Мне срочно понадобился гид! Ну, я как бы и не думал об этом, но у персонала Персеполя на это был свой взгляд. Сначала услуги гида мне предложил молодой парняга, но я очень вежливо отказался: «Спасибо. Не надо. Я сам посмотрю… И т.д. (англ.)» Но хрена с два. Это как с телефонным ботом разговаривать: на каждый ответ у него готово два новых вопроса. Отмазываясь от чувака, я бочком продвигался в сторону выхода. К нему на помощь в убеждении меня подошла девчонка лет двадцати, и уже вдвоём с утроенной энергией они стали навяливать мне сопровождающего, без которого, как оказалось, мне даже нет смысла идти в Персеполь…

С английского я перешел на русский, сквозь зубы шипя: «Не нужен мне гид, отвалите нах…(рус)» Языковой барьер не давал им понять меня. Прилипли как иранский банный лист к русской жопе. Хм, лист к жопе… Где-то я такое уже проходил. Точняк! Я собрался с духом, сделал выражение лица как можно более грозным, как у Мохаммада-Резы, и сказал: «На мифахм! (фарс)». Что это значит, я не знаю, Мохаммад-Реза не «колется». Но парня с девкой ветром сдуло с поля, и я довольный собой шагнул на оперативный простор.

Что можно сказать за Персеполь? Ничего. На него нужно смотреть. Целых двести лет в истории планеты Пересполь был центром мира. Жемчужина Персии.

Строительство начал Дарий I, решив, что в находящихся сорока километрами севернее Пасаргадах слишком жарко и сухо. И перенес центровой дворец персидских царей сюда почти на 200 лет, пока к ним 2350 лет назад не припёрся Саша по прозвищу Македонский, которому на тот момент времени было всего 26 лет. И привел с собой ватагу прокачанных пацанов, которые на кураже меньшим числом одерживали над персами одну победу за другой, отжимая одну провинцию за другой. Пройдя победным маршем по Царской дороге от Гелеспонта (современные Дарданеллы) до Суз, приготовились они к последнему рывку на столицу Персидской империи Персеполь. И в месте под названием Персидские ворота им впервые было оказано настоящее сопротивление, не хуже, чем при Фермопилах за 160 лет до этого. Персидский генерал Ариобарзан был единственным, кто по-настоящему сразился с Македонским. 700 персов месяц удерживали узкий проход через ущелье, пока греки их не обошли и не перерезали почти всех. Путь на Персеполь был открыт, он был обречен. Оставшиеся в живых персы отступили к Персеполю, но по приказу одного из аристократов ворота в город были закрыты, и все оставшиеся были убиты македонцами. После чего ворота Персеполя были открыты, и город был сдан без боя.

Одним из корешей и военачальников Македонского был Птолемей, который с самой Греции тащил с собой военно-полевую жену, носившую в Афинах высокий титул элитной эскортницы — гетеры. Звали эту эскортницу Таис Афинская.

Отмечая победу в войне, уничтожая запасы алкоголя в трехнедельной пьянке, в пылу веселья эта Таис Афинская двинула в массы офигительную идею, которую поддержал Македонский: спалить к чертям собачьим Персеполь, в отместку за сожженные Ксерксом Афины. Взяв факелы, шумная толпа с радостью зажгла шторы дворцов, от которых занялись деревянные опоры и перекрытия. Персеполь был сожжен, мужчины персы вырезаны, женское население оттрахано и продано в рабство. Таис Афинская, переплюнув Герострата, вошла навечно в историю, как и Мекедонский с Птолемеем. Александр спустя семь лет умер, а Птолемей, женившись на Таис, основал династию Птолемеев в Египте. Персия досталась еще одному сподвижнику Александра — Селевку. А жизнь продолжалась.

Большая лестница Персеполя:

Кладка стен:

Ворота Всех Народов (Ворота Ксеркса):

Древние манускрипты:

«Здесь был Вася» в многосотлетнем исполнении. Вот если присмотреться, то у копыта «расписался» первый зарисовщик Персеполя Корнелис де Брюйн в 1704 году.

Арабские завоеватели «оторвали» хрен у быка:

И у второго тоже:

Послания потомкам из глубины тысячелетий:

Кроме членов у быков разворочены и задницы, видать зороастрийцы барельефы делали очень реалистичными, что мусульмане их вида терпеть не смогли: карты-деньги-два ствола яйца-шляпа-все дела. Быки называются «ламассу»:

А тут еще хуже. Так и представил себе рьяного исполнителя: «курить буду, но пить не брошу» — «себя яйца отрежу, но коню не оставлю»:

Символика зороастризма. Это «грифоны». Да, «грифоны» — это порождение Персии, а не средневековой Европы! И если вы думаете, что Европа — центр цивилизации, то вы заблуждаетесь. До средневековой Европы оставалось всего-то пару тысяч лет.

Армейская дорога:

И другие развалины. Кому интересно, всегда может перейти по ссылке и узнать более полную информацию.

Здесь и Ападана (Дворец Приемов Дария) и Дворец Дария I (Тачара — Зимний дворец Персеполя) и Дворец Ксеркса (Хадиш) и Трипилон («Тройные ворота») и Стоколонный зал (Тронный зал) Персеполя. Расписывать всё — не мой формат. Чукча не писатель.

А здесь гробница Артаксеркса №3:

Внизу, у выхода находится макет развалин Персеполя:

Когда я оттуда вышел, сказать, что я был в состоянии охренения, значит, ничего не сказать. Я был в прострации. Когда вы будете бегло просматривать эти фотографии с помощью колесика на «мышке», всегда помните, что всё это было построено две с половиной тысячи лет тому назад.

Мой маленький вибрирующий друг показывал мой личный дневной «пробег» в 28 000 шагов. Я больше «бегал» только в новогоднюю ночь в Москве…

Шираз

Уже довольно быстро темнело, а мне предстояло еще пилить до Шираза почти шестьдесят километров. 28 000 шагов по сорокаградусной жаре, да по пыльной местности оставили на моей футболке пятна соли, а меня самого заставили мечтать только об одном — иранском бассейне. Но я-то уже «умный», я-то уже умею пользоваться поиском waterpool в MapsMe. Я «нашел» ближайший бассейн в Ширазе и поехал по проложенному маршруту. MapsMe на карте услужливо рисовал красивую иранскую надпись и картинку плавающего человечка. Есть куда стремиться! Меня опять ждет расслабон с саунами и бассейнами.

Когда добрался до «места», был несколько озадачен темнотой здания и отсутствием машин возле него. Ни вывесок, ни неоновых надписей. Ничего. Вышел из машины и подошел к сидевшим на скамейке парням. Задал им вопрос и показал карту на смарте. Парни переглянулись, один из них сказал мне: «Мистер, сорри. Одну минуту!» и что-то крикнул через площадку в темноту, оттуда ответили, и пошла перекличка голосов пяти-шести из темноты: «Махмуд. Реза. Ахмед». Прикольно. Из темноты к скамейке стал стекаться народ и что-то живо обсуждать на своём. Стали куда-то звонить. Еще через минут пять почти прибежал парнишка и спросил меня: «Mister, can I help you?». Они всей толпой искали для меня переводчика! Нашли. И сейчас вокруг меня тусило уже человек десять. Парняга объяснил мне, что этот бассейн закрыт на ремонт уже как год. «Ок, — говорю. — Тогда покажите, куда мне поехать, чтобы там работало». И снова шумное коллегиальное обсуждение на фарси, потом звонки куда-то. В финале у меня взяли телефон, на карте поставили метку и сказали: «Сейчас там все работает и будет работать до 11 вечера. Езжай спокойно, всё будет пучком». Поблагодарил парней за помощь и поехал дальше. Семь километров по Ширазу и передо мной сияющий огнями иранский бассейн.

Внутри на ресепшене сидела девчонка лет двадцати. Когда она поняла, что к ним припёрся иностранец, ее большие персидские глаза сделались еще больше. Нет, в таких городах как Шираз, иранцы туристов видеть привыкли, но никак не в девять вечера на окраине города без сопровождения. Думаю, в Томске иностранец, пришедший поплавать в «Кедр», тоже вызовет легкий затуп. Но девчонка быстро собралась, перешла на английский, спросила, что мне нужно, назвала стоимость посещения. Когда я оплатил, она левой рукой показала «проходите, пожалуйста». Я пошел в указанную сторону. Обойдя обширный холл по кругу, я вернулся на исходную позицию… Она еще раз показала рукой куда идти, и в этот раз за моим маршрутом с интересом наблюдала не только она. Когда я второй раз вернулся к ресепшену, мне выделили провожатого, который взял меня за руку и повел… за тяжелую плотную штору от потолка до пола, за которой, как у Папы Карло, был вход в бассейн. Эврика!

Ширазский бассейн сделан аквапарком, с горками. Только горки были закрыты, и все плюхались в основном бассейне. Слово «плюхались» — единственное верное, потому как плавали в бассейне только два человека: я и один иранец «качок», здоровый чувак под метр девяносто. Только он плавал, как утопающий, поднимая море брызг. Но он плавать мог, все остальные именно «плюхались», а часть так вообще просто бродила по мелкой половине бассейна, где «глубина» была чуть выше колена. И они реально замирали, когда плыл я, и не от того, что чужеземец, а потому, что плыл.

Пока плавал, сильно захотелось пить, попросил попить из полторашки у «качка». Тот напрягся, но протянул бутылку, предварительно показав, как мне нужно пить: не прикасаясь губами к бутылке, а держать ее надо ртом и выливать в рот воду. У меня получилось. Персы помешаны на чистоте и санитарии настолько, что если бы я прикоснулся к горлышку, то качок бутылку бы обратно от меня не взял. Так-то. С водой была полная непонятка, в раздевалках кранчиков с водой не было, попить негде. Когда выходил в поисках воды, видел, как иранцы вдыхают какой-то пар из такого агрегата. Причем и дети тоже. Сначала подумал, что это типа кислородного коктейля, но, когда спросил, мне показали, что это автоматическая «поилка».

В «пистолет» вставляется одноразовая трубка, потом нажимаешь на переключатель, и в рот течет вода. Три уровня скорости. А пар просто шел от ледяной воды. Освоил агрегат.

Вода в бассейне была чуть ли не горячей, приходилось периодически идти остужаться в холодную «ванну». В одно такое охлаждение стал наблюдать за иранцами. Пацаны лет четырнадцати ходили по мелководью, а носы их были зажаты прищепками, как у синхронистов! Чтобы вода не попала, пока они ходят. Я был в ахе. Мне представилась на секунду моя младшая дочь: если бы она увидела пацанов с прищепкой на носу, сказала бы только короткое: «Фу!». Реально «фу». У этих пацанов «по бортам» колыхался жирок, почти у каждого. Персы расслабленные «неженки». Только это слово вертелось у меня. Так что то, что хорошо русскому, смерть не только немцу, но и иранцу тоже.

В этот самый момент в голове сложились пазлы с иранцами: да — они охренительные строители, да — они любят и ценят комфорт, да — они могли создавать империи. Но они, построив впечатляющие сооружения, создав для себя любимых максимальный уровень удобства, подчинив себе близлежащие народы, садятся на жопу «ровно». Всё! Жизнь удалась! Цари царей! Это их матрица. Именно поэтому персов порвал Македонский. Потом их рвали арабы, монголы, Тамерлан, сельджуки. Потом до них добрались мы: оторвали Туркмению, Армению, Азербайджан. Во вторую мировую русским и англичанам понадобилось всего четыре дня, чтобы полностью оккупировать Персию и прекратить вольготную жизнь там немцев. И сейчас, когда на Иран залупаются америкосы, вся их надежда только на Россию, что не бросит, не отдаст на очередное растерзание. Как бы персы не били себя пяткой в грудь, любая боевая нация сделает с ними то, что требуется. К сожалению, так есть.

От такого просветления сел я на парапет бассейна и сидел, глядя в задумчивости на окружающее. Да уж…

После водных процедур я доехал до центральной части Шираза, нашел парковку, где встал на ночь, а сам пошел смотреть город. Первым делом зашел в местную «шаурмячную», где зарубал очень вкусный фастфуд:

Так выглядит улица Шираза: шмотки, золото, благовония.

Впереди цитадель Керима (одного из шахов в период, когда Шираз был столицей Персии):

Цитадель Керима для местных является местом притяжения, по вечерам здесь много народа, люди сидят на газонах на своих ковриках.

Побродил немного, пошел в машину и завалился на боковую. Ноги от сегодняшних прогулок отваливались.

Бум-бум! Кто-то стучал по машине… Глянул на часы — четыре утра. Кому от меня что надо? Блин, дворник — «жопа с метлой»! Ему было скучно подметать улицу и интересно узнать, какого фига на пустой улице стоит единственная машина с иностранными номерами, вот он метлой и постучал по бамперу, типа случайно. Увидев мою сердитую репу, он довольно заулыбался и отправился восвояси подметать дальше. Иран, чё. А я «отправился» спать дальше.

Утром сходил в совершенно бесплатный туалет и умылся, причем умывался и зубы чистил там не один я, а еще пара иранцев. Потом — дневной осмотр цитадели. Цены на билеты (слева — для иранцев, справа — для иностранцев):

Терминал оплаты:

Деньги отдаешь кассиру, а он по своей карте делает платеж. Какая-то схема.

Прежде чем идти вовнутрь крепости, отогнал машину в тенёк, памятуя о нагреве салона до 64 градусов.

Крепость снаружи смотрится намного интереснее, чем изнутри, а ночью интереснее, чем днем. Внутри просто сад:

Короче, фигня. Решил закругляться и идти к одной из плановых целей в Ширазе — мечети Шах-Чераг, в простонародье называемой «зеркальной мечетью».

Улицы города:

На снимке удивительная штука, которая применима только в странах с жуткой жарой:

Это распылитель воды. В самый зной из форсунок под давлением подается вода на несколько секунд. Образуется прохладное облако, которое окутывает всех находящихся рядом и остужает их. Вода испаряется, не долетая до земли. Особенный восторг эта штука вызывает, понятное дело, у детей. Да и у взрослых тоже. Когда на улице 40, стоять под облаком — наслаждение.

Путь к «зеркальной мечети» идет через хитросплетения улиц базара Вакиль.

C очередной узкой улочки вышел и попал на небольшую площадь, в торце которой был вход в комплекс Шах-Чераг. Когда попытался пройти мимо охранника, тот отправил меня для начала сдать фотоаппарат в камеру хранения, расположенную метрах в тридцати за углом здания. Фотоаппарат сдал, а телефон оставил. Может, смогу им пару раз щелкнуть. После сдачи фотоаппарата, меня пропустили вовнутрь. Внутри еще одна площадь.

К сожалению моему, с утра было очень мало народа, а из иностранцев так вообще только один, и я не рискнул открыто фотографировать, ибо везде висели знаки с перечеркнутыми объективами. У входа в мечеть ко мне подошел мулла и спросил, что я тут делаю и знаю ли, куда пришел? Когда ответил ему, что целенаправленно проехал 6700 километром, чтобы увидеть «зеркальную мечеть» Шах-Чераг, он отступил в сторону, пригласительно показал рукой к входу и сказал: «Welcome!». Только нужно разуться и положить свою обувь в мешочек, который давали у входа.

«Зеркальная мечеть» построена в тринадцатом веке, как мавзолей усыпальница. Там похоронен потомок Пророка Мухаммеда, убитый в Ширазе. Персы — народ мирный, но из исторических персонажей своей смертью почти никто не умирал.

Перед поездкой читал про эту центральную достопримечательность Шираза, и каждый, кто побывал внутри, описывал впечатление от нее на грани абсолютной прострации. Я был уверен, что на меня никакое внутреннее убранство такого впечатления не произведет. Я, типа, стронг. Был уверен, пока не сделал шаг за порог мечети… Вошел и замер от ощущения нереальности происходящего! Искрящееся и переливающееся сияние вокруг. Брызги света в зеркалах и ни одного отражения, потому что зеркала сделаны размером не больше одного квадратного сантиметра. И это самые большие. Формы микрозеркал: квадраты, треугольники, ромбы. И их миллионы. Сложенные в калейдоскопы комбинаций. С каждым движением, с каждым шагом рисунок игры света изменяется и никогда не повторяется для наблюдателя. Так и ходил по залам, зачарованно смотря на своды купола, стены, колонны. Это прямо чудо света какое-то, а за пределами Ирана почти неизвестное.

Сделал только одну фотографию, да еще одну сэлфяшку.

Гляжу на фото и убеждаюсь: фотография — это как в анекдоте, «жалкое подобие левой руки».

И когда я уже провел там минут двадцать, переваривая ворвавшиеся в мозг впечатления, ко мне подрулил на «позитиве» парняга лет двадцати пяти, судя по всему из охраны, и молвил человеческим голосом:
— Вам тут ходить нельзя, пойдемте я вас провожу.

На что я заученной фразой парировал:
— Аллах сказал, что любой человек может прийти к нему в Дом!

На что он парировал в ответ:
— Да-да. Аллах. Сказал. Было. Я знаю. Пойдемте на выход. Я вам покажу, где вы можете находиться, сколько угодно, даже фотографировать. А здесь люди молятся.

В силу того, что я увидел всё, что хотел, и эмоции захлестывали, спорить я с ним не стал, улыбнулся и согласился. Привел он меня в помещение специально для туристов. Там было вот так:

Уменьшенная копия основного помещения. Находившимся там нескольким туристам этого хватало с лихвой. Насколько я читал рассказы русских туристов, русские всегда проникали в центральные залы Шах-Черага. Через пару минут я пошел на выход.

Шах-Чераг снаружи:

Белые шторы закрывают вход от солнца. Без них там было бы жуткое пекло.

После выхода из Шах-Чераг обратно снова шел через базар, но уже по улицам с металлической посудой и золотом. В «посудных» лавках купил на сувениры медные иранские чайные стаканы. Иранцы чай пьют из узких стаканов с «талией».

Насчет золота надо сказать отдельно. Между словами Иран и «золото» стоит знак равенства. Золото в Иране больше, чем золото. Иранки буквально увешаны золотом, «цепей» не видно, а серьги и браслеты тянут уши и руки к земле… У мужиков повально «болты» и «цепи». Если вы думаете, что в наших «золотых этажах» много золота, то это совсем не так. Его там почти нет, оно всё в Иране). Отличие от «нашего» золота — в каратности. У нас 14 карат 585 пробы, у иранцев — 18 карат 750 пробы. Иран более честен по отношению к золоту. Ну и, конечно, цена: 1 грамм 585 пробы у нас стоит 2500 руб. (динамика золота), у иранцев 1 грамм 750 пробы стоит 750 руб. (10 баксов). Иран не только страна чёрного цвета, а еще и страна Золота.

На обратной дороге солнце жарило вовсю, зато работали распылители воды:

Жители прогуливались под распылителями с явным удовольствием. Я тоже.

Увидел пакистанскую семью: худощавый глава семейства впереди в традиционном костюме, за ним в паранджах семенили три жены с целым выводком детей. У мужика был «стеклянный взгляд»: абсолютно безэмоциональный сканирующий взгляд, который безошибочно вычислял у окружающих местонахождение бумажников и других ценных предметов. Обладатель такого взгляда при необходимости прирежет в темном переулке и спокойно пойдет по своим делам.

В районе цитадели нарвался на офигительно вкусный иранский фастфуд. Делается за две минуты: тесто размазывается по плитке, на него разбивается яйцо, которое на ходу превращается в омлет, и добавляются специи. В конце посыпается всё какими-то зернами. Получившийся «блин» сворачивается вчетверо и готово. Только «блин» не мягкий, а хрустящий. Один такой съел и сыт.

«Пообедал» фастфудом и зашагал к машине, пора выдвигаться к финальной цели путешествия, в город Бандар-Аббас, который находится на стыке Персидского и Оманского заливов, на границе Индийского океана. Когда подошел к машине, в очередной раз был неприятно удивлен провинцией Фарс и конкретно Ширазом, увидев оставленную мне на заднем стекле надпись:

Абидна, слюшай. Хотя, если рассудить, меня сюда никто не звал и на аркане не тащил…

Завёл и остудил машину. И без приключений выбрался на оперативный простор. До океана оставались какие-то 600 километров. К вечеру доберусь.

Конец четвёртой части. Продолжение следует.

Дром

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *