От маленьких гор к большим — Северный Кавказ и Южная Осетия на майские праздники 2019

Урал — Кавказ: Пермский край — Ставропольский край — Карачаево-Черкессия — Кабардино-Балкария — Северная Осетия — Южная Осетия — Ингушетия

Пролог

До этой поездки мы с женой были на большом Кавказе два раза — в Грузии в 2013-ом и в прошедшие новогодние каникулы летали самолётом в Сочи в санаторий по ведомственной путёвке, где отлично отдохнули с 30 декабря 2018 по 19 января 2019. Смешно говорить, но с нашим опытом путешествий в этом замечательном городе мы оказались впервые. Проводить отпуск без машины — это для нас непривычное занятие, но в праздничных паузах между лечебными процедурами выручали организованные экскурсии. Погода стояла в основном благоприятная, туристов не так много, как летом, и мы активно проводили всё свободное время.

Так, за 3 недели нахождения в санатории удалось посетить Абхазию, тоже, кстати, впервые (Гагра, Пицунда, Новый Афон, Сухум и термальный источник Кындыг), Красную Поляну и Розу Хутор, Олимпийский парк, сходить на хоккейный матч КХЛ «Сочи» — «Сибирь», подняться на гору Ахун, погулять по тисо-самшитовой роще, посмотреть дачу Сталина (ту, которая в самом Сочи), 33 водопада и концерт адыгейских национальных танцев. А уж про пешие прогулки по Центральному району города можно и вовсе не говорить.

Летали в Сочи авиакомпанией «Победа», кто знает, тот поймёт — каждый грамм веса и квадратный сантиметр объёма на счету, поэтому габаритную тяжёлую зеркалку я брать не стал, снимали на старенькую «мыльницу» и смартфоны, так что качество фоток оставляет желать лучшего.


Гагра.


Пицунда.


Новоафонский монастырь.


Столица Абхазии.


Дача Сталина в Сочи.


В Олимпийском парке.


Роза Хутор.

Олимпийские объекты, конечно, очень круто сделали. Даже не верится, что всё ЭТО у нас, а не где-то в Европе. Роза Хутор не хуже чешских Карловых Вар выглядит. И ведь все они продолжают функционировать и принимать миллионы туристов каждый год. Представляю, какая фантастическая атмосфера здесь царила в феврале 2014-го. В общем, мы были поражены в самом приятном смысле.

В одном из кафе в Розе Хутор креативно обыграли нашу знаменитую пермскую надпись:

Набережная Камы в Перми.

И с этим тезисом трудно не согласиться. Горы мы с женой любили всегда, но в этот раз, вернувшись из Сочи домой, я с удивлением осознал, что заболел Кавказом. Недуг тяжёлый и, похоже, неизлечимый. :)) Да и Лена, кажется, тоже им заразилась. Лекарство от такой болезни, как от долгой разлуки с любимым человеком, только одно — новая встреча.

Глава 1. Подготовка и дорога туда

В свободное от работы и домашних забот время я засел за поиск и изучение информации о достопримечательностях кавказских республик России, прочитал кучу рассказов других путешественников на разных сайтах, выписал в свою таблицу наиболее интересные лично для меня места.

Направление следующего семейного путешествия оформилось и созрело само собой. Только вот с датами поездки всё обстояло крайне туманно — Лена с декабря прошлого года осталась без работы и до конца апреля ничего подходящего так и не нашла. С одной стороны это плохо, а с другой как бы и хорошо — я без проблем попросил на работе 3 дня отпуска на 6-8 мая, которые волшебным образом и абсолютно легально превратились в 12 полноценных выходных. Уверен, что не я один такой умный и многие сограждане воспользовались такой же возможностью.

В этот раз мы даже честно хотели взять с собой 10-летнего сына, чтобы показать ему настоящие ГОРЫ, и уже отпросили его из школы на те же 3 дня, но в последний момент он сам отказался, решил остаться дома с бабушкой и любимым телефоном. Настаивать не стали, какие его годы, напутешествуется ещё. Да и нам привычнее и комфортнее проводить активный отдых вдвоём. Так что все остались довольны таким решением ребёнка.

Машина у нас всё та же — верный и надёжный KIA Grand Carnival, пробег на момент старта 107590 км. Масло в двигателе заменено, установлены летние колёса, всё остальное в норме.

За три дня до старта я заказал в интернет-магазине палатку конструкции душ/туалет, с расчётом на то, что в одном конкретном месте в горах, где нет цивилизации, она нам пригодится. Продавец обещал доставить палатку в магазин к 11 часам в день отъезда, и мы бы успели её забрать до вечера.

Выехали 30-го апреля в 17 часов прямо из моего рабочего офиса. Обещанную палатку так и не дождались (она появилась в магазине только в 20 часов). Забегая вперёд, скажу, что ночёвка «дикарём» в итоге сорвалась по независящим от нас причинам, так что без новой покупки вполне обошлись.

На термометре было + 3, накануне шёл снег, и ни одной зелёной травинки за всю весну ещё не проклюнулось. Проехали Ижевск и заночевали в машине за Можгой.

На следующий день потолкались в пробке в Тольятти — в городе идёт какой-то глобальный ремонт, строятся мощные транспортные развязки. Наконец, кое-как выбрались за Жигулёвск, и дальше трафик стал меньше. Ночью проскочили Волгоград через центр и снова поспали в машине. Тут стало немного потеплее, + 12, и листочки на некоторых деревьях уже вылезли, глаз зелени радуется.

В Элисте утром 2 мая заехали в магазин купить хлеба и попить что-нибудь. В холодильнике у них я обнаружил калмыцкое пиво, решил взять одну бутылку на пробу. На часах 9:40. Кассир (молодой парень) говорит нам, что до 10 утра алкоголь через кассу купить нельзя… но за наличку можно. Да, прав был кто-то из русских классиков: «В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение» ©

Ровно через 2 суток, в 15:00 по московскому времени (17 пермского) добрались до Минеральных Вод, где я неделю назад забронировал первую и единственную пока гостиницу. Пробег до неё составил 2328 км.

Вот и первые горы выросли на горизонте, как бы намекая, что Кавказ — главная цель нашей поездки — совсем близко.


Гора Змейка (высота 994 м), вид из отеля.

Воздух такой чистый, что можно его пить, тепло, всё цветёт и пахнет, красота… Отпуск начинается!

Глава 2. КавМинВоды

3 мая, день первый.

Всю ночь и утро поливал сильный дождь, но пока мы переезжали 20 км в Пятигорск, он прекратился. Поставили машину в одном из дворов недалеко от парка Цветник и отправились на знакомство с городом.

Разумеется, посмотрели самые известные и популярные туристические фишки Пятигорска. Надо было сильно постараться, чтобы снять их в одиночестве, без туристов, у которых, видимо, настолько мало в жизни счастья, что им надо обязательно потереть какую-нибудь «выдающуюся» часть памятника, попозировать на фоне объекта в 33-х позах или использовать все математически возможные комбинации состава фотографирующихся.

Например, если компания состоит всего из трёх человек, это уже 7 вариантов, а как правило в каждой группе присутствует минимум одна девушка или женщина, которой, словно профессиональной фотомодели, не жить не быть надо сделать именно вот с этим памятником целое портфолио — всё, пиши пропало. :)) Девушки, вот объясните, пожалуйста, зачем вы так делаете? :))))

Ну а если четверо или больше, то можно со счёта сбиться, и если стоять молча и ждать, то до ночи своей очереди прождёшь. Но выход из этой ситуации есть — мы обычно громко и вежливо просим дать нам 3 секунды на снимок без людей, благодарим за понимание и идём дальше.


Ипполит Матвеевич, он же Киса, предводитель уездного дворянства города N.


Беседка «Эолова арфа» (1831 г.)


Вид на Пятигорск со стороны беседки.


Академическая галерея.


Вход в пещеру к озеру Провал.


Остап Бендер, великий комбинатор.

Я так и не смог понять, на кого из актёров больше похож этот памятник — на Сергея Юрского или на Арчила Гомиашвили. Наверное, всё же на Юрского.


Подземный коридор к озеру.

Само озеро воняет жутко, мы об этом знали и были морально готовы. Но всё равно находиться там долго без противогаза не очень приятно.


Орёл — символ Пятигорска и китайская беседка.


Вид на Пятигорск из китайской беседки.


Грот Дианы.

Эта симпатичная искусственная пещера на склоне горы Горячей была создана по проекту российского зодчего Джузеппе Бернардацци в 1831 году в память о первом покорении Эльбруса, совершённом экспедицией под руководством генерала Г.А. Эммануэля в 1829 году. Изначально грот получил название «Эльбрус», но к окончанию строительства Эммануэль переменил решение и назвал его в честь древнеримской богини Дианы.

А поскольку пещера располагалась напротив женского отделения Николаевских ванн, то сразу же родилась легенда о том, как прекрасная Диана, приняв целебные ванны, отправлялась на отдых в тенистый грот. 

Табличка внутри грота гласит, что Михаил Лермонтов за неделю до гибели провёл здесь свой последний бал. Наш знаменитый молодой поэт много где наследил в Пятигорске и вообще на Кавказе, поэтому его имя широко эксплуатируется в названиях различных достопримечательностей для поднятия туристического интереса.


Лермонтовские ванны.

Ещё одним из поводов для нас посетить курортные города КавМинВод была дегустация природных минеральных источников, так что пройти мимо нарзанной галереи никак нельзя. Попробовали воду из всех кранов, наиболее приятной, по моим ощущениям, оказалась водичка из источника «Красноармейский».

После обеда в кафе «Мистер Слойкин» переезжаем в следующий курорт — Ессентуки.

Несколько часов гуляем по курортному парку, пьём знаменитую воду из скважин № 4 и №17. Вкус как в магазине в бутылках.


Галерея источника № 17.


Галерея источника № 4.

Поискали уличного музыканта-индейца, о котором упоминал Алексей, автор предыдущего отчёта о Кавказе на «дроме», чтобы купить у того диск. Но по сведениям местной агентуры (бабушек-торговцев сувенирами) выяснилось, что у индейца сегодня выходной, а на его вчерашней точке выступает группа с дрессированной «поющей» собакой. Послушали их пару минут, забавно.

А уже по возвращении из отпуска я списался с Алексеем, и он любезно поделился песнями с купленного им индейского диска. Алексей, спасибо ещё раз!

Здесь же в парке зашли в кафе кавказской кухни, заказали хачапури по-аджарски, чай, и пока ужинали, я попытался забронировать через букинг какой-нибудь отель в Кисловодске, но приемлемых по цене вариантов уже не осталось. Зато в Ессентуках подвернулся бюджетный номер в гостинице «Солнечная», остановились на нём.

После ужина ещё немного погуляли.


Нулевой километр любви.


Храм святого великомученика и целителя Пантелеймона.

Гостиница с громким названием «Солнечная» оказалась общежитием для студентов из Африки, в основном марокканцев и немного из других стран.

Когда мы её нашли, сложилось ощущение, что внезапно телепортировались в другую страну — во дворе слышна арабская речь, с балконов доносится восточная музыка, в коридорах мелькают смуглые лица. А наш номер, как нам сказали, последний из свободных, располагался в бывшем медицинском кабинете.

Обстановка в комнате спартанская, но в санузле сделан приличный ремонт, есть балкон, интернет и закрытая охраняемая парковка. За все эти удовольствия и с учётом курортного сбора цена вышла меньше 1000 рублей.

Администратор Юрий ещё и поделился с нами своим электрочайником. По поводу шумных иностранных соседей он пообещал, что после 22 часов в корпусе станет тихо. И действительно не обманул, ближе к ночи арабские студенты угомонились и включили режим тишины. Уважают гости из Африки российские порядки. На нас это произвело должное впечатление.

4 мая. День второй.

С утра пораньше выехали в Кисловодск. Здесь всё рядом, буквально не замечаешь даже, как один город плавно перетекает в другой. Я предложил начать нашу сегодняшнюю культурную программу с поездки на Медовые водопады, пока туда не навезли автобусами толпы организованных туристов. Лена ответила как настоящая жена декабриста: «Мне всё равно, куда привезёшь, там и хорошо». 🙂

Водопады находятся в 20 км от Кисловодска на территории Карачаево-Черкессии. Подъехали к ним в 9:40, успели до массового наплыва народу, парковка почти пустая ещё.

Вход по короткому пути платный, но есть и дальний обходной маршрут протяжённостью 900 метров, он бесплатный, да только в мокрую погоду, как сейчас, придётся спускаться вниз с горы по скользкой грязи, что может обернуться печальными последствиями. Мы выбрали чистый и безопасный вариант.

Как сказано в комментариях на фото выше, место действительно очень душевное, и оно было бы просто идеальным, если бы не сотни туристов, которых всё-таки привезли на нескольких автобусах чуть позже. Тем, кто не любит шума и суеты, имеет смысл посещать водопады пораньше или попозже, а не в часы пик.

Здесь много кафешек, сувениров, есть бесплатные туалеты и даже мини-зоопарк. Любители экстрима могут пощекотать нервы, пролетев над ущельем на тросе с соседней горы.

Возвращаемся в Кисловодск и заселяемся в забронированную через букинг комнату в квартире недалеко от центра. Машину оставили во дворе до утра, а сами пешком отправились в сторону парка. По пути заглянули на центральный рынок, потому что где ещё можно ближе познакомиться с местной продукцией, как не на колхозном рынке. Купили на ужин очень вкусную колбасу из индейки.

На Первомайском проспекте в доме № 19а обнаружили столовую под названием «Курортная», зашли подкрепиться перед долгой прогулкой. Доступные цены, широкий выбор блюд и вкусная кухня делают это заведение суперпопулярным среди отдыхающих. Мы тоже не остались равнодушными и снова заглянули к ним вечером за выпечкой к чаю.

После чудесного обеда вышли на середину Курортного бульвара (пешеходная улица Кисловодска), а там грандиозная ярмарка народных промыслов — на все 500 метров бульвара и в боковых ответвлениях от него стоят сплошной стеной торговые палатки в два ряда, с сувенирами, разными вкусняшками и прочими заманухами.

Масштаб и уровень организации такие, что рождественские ярмарки в Европе, на которых мы бывали, просто отдыхают.


Курортный бульвар.


Главные нарзанные ванны.

Нам с Леной нравятся подобные мероприятия, поэтому мы с любопытством прошли в одну сторону бульвара, потом в другую. Купили домой на пробу банку маринованных грибов вешенок (у нас на Урале в дикой природе они не растут).

Надо сказать, что мы же привыкли всё время по Европам кататься, а сейчас это практически наше первое автомобильное путешествие по России (два отпуска с палаткой на Азовском море не в счёт).

И вот идём мы по Курортному бульвару в потоке таких же бездельников, глазеем восхищённо по сторонам и оба одновременно ловим себя на мысли, а кто-то из нас высказывает её вслух: мы на отдыхе, зелень, море цветов, красота, ярмарка классная, архитектура старинная, как где-нибудь в Польше или Чехии… ТАК почему же при этом все вокруг по-русски разговаривают?! 🙂 Так же не должно быть!

И ещё по дороге до Минвод Лена высказала фразу — мол, третий день уже едем, 2000 км позади, и есть ощущение, что вот-вот таможня будет, границу проходить надо. А границы-то и нет. Вот что значит сила привычки. 🙂

Наткнулись на бювет с нарзаном — вкус, знакомый с детства. Сошлись во мнении, что это самая приятная вода из всех, которые мы попробовали за 2 дня.

А чуть позже заглянули и в нарзанную галерею.


Колодец с нарзаном.

Закончив с Курортным бульваром, перебрались в парк и почти до темноты бродили по его дорожкам и холмам. И то за несколько часов не успели всё охватить. Фотографии из парка:


Орлы на Кавказе везде.


Сойка.


Памятник Ленину.


Долина роз, но их время ещё не пришло.

На выходе из парка, увидев такую позитивную рекламу, Лена не смогла удержаться от чашки кофе.

Спустились в город по Каскадной лестнице.

С этой точки я проверил функцию 10-кратного зума на своём новом смартфоне, и, как мне кажется, получилось вполне достойно для телефона. Вооон тот храм между 3 и 4 колоннами в максимальном приближении с рук:

Кстати, 90% наземных фотографий, представленных в настоящем отчёте, сняты как раз на смартфон (причём без всякой постобработки), а зеркалка нынче у нас была на подхвате.


Каскадная лестница.

Мимо симпатичной дачи Шаляпина, похожей на сказочный домик, и железнодорожного вокзала вышли к красивому зданию Северо-Кавказской филармонии, а от него снова на Курортный бульвар.


Дача Шаляпина.


Ж/д вокзал.


Северо-Кавказская филармония.

Ещё один необычный для нас момент — темнеет здесь ну очень рано, в 7 вечера уже хоть глаз выколи, и наоборот — в 4 ночи солнце над горизонтом стоит. У нас часа на 2 всё позже сдвинуто, оно как-то правильнее для восприятия.

Поужинали в квартире и рано легли спать. На завтра обещают наконец-то хорошую ясную погоду, и мы предупредили хозяйку, что в 7 утра планируем уехать, чтобы она пришла за ключами.

Глава 3. Увидеть Эльбрус

5 мая. День третий.

Стартуем по плану. Синоптики не подвели — появилось солнышко, погода налаживается. Говорят, что Эльбрус открывается только хорошим людям. Что ж, проверим это утверждение на себе. Всё-таки мы не считаем себя плохими, так что есть надежда. 🙂

Беру курс на термальные источники Джилы-Су, но Лена не представляет, куда мы едем, это подразумевался сюрприз для неё.

При удачном стечении обстоятельств я рассчитывал поставить там палатку на одну ночь, покупаться в горячих природных бассейнах, походить по горам. С этой целью мы даже складные треккинговые палки специально купили, и как раз была бы возможность испытать их на практике.

Поначалу дорога паршивенькая, километров 10 разбитого асфальта. На границе с Карачаево-Черкессией в районе села Кичи-Балык ситуация меняется в лучшую сторону — и покрытие становится отличное, и виды пейзажей из разряда «Вау!». Да и трафик почти нулевой, что помогает наслаждаться великолепной красотой природы в одиночестве.

Существует мнение, что дорога до Джилы-Су является одной из самых живописных дорог России. Теперь я к нему полностью присоединяюсь.

В отличие от всех других кавказских маршрутов, проложенных, как правило, по дну ущелий, эта дорога проходит по вершинам гор, от села Кичи-Балык постепенно набирая высоту до 2380 метров. И с некоторых точек открываются потрясающие панорамы на главный Кавказский хребет, а если повезёт — то и на Эльбрус.


Село Кичи-Балык.

Немного не доезжая до заброшенного санатория «Долина нарзанов», остановились полюбоваться небольшим водопадом.

Следующую остановку сделали в Долине нарзанов. Симпатичное место, но вся инфраструктура страдает в запустении. Даже какой-то замок заброшенный есть.

По винтовой лестнице поднялись на башню замка, осмотрелись вокруг.

Чуть дальше на берегу этой речки нашли источник с диким, пузырящимся, как шампанское, нарзаном, продегустировали его и набрали в термокружку с собой. На вкус он практически такой же, как в галерее в Кисловодске.

Желающие могут принять нарзанные ванны, но водичка бодрящая, для «моржей» самое то.

Рекламный указатель сообщает, что где-то здесь бьёт ещё некий Серебряный источник, но мы его не стали искать. Встретили двух девушек, от которых узнали, что вчера вечером они пытались проехать в Джилы-Су на Mitsubishi Outlander и не смогли, дорога заметена сугробами. Не доехали до места километров 10, потыркались и вернулись сюда ночевать, спали в палатке.

Я с сожалением понял, что нам на «Карнивале» там точно ловить нечего, но мы уже проделали половину пути, да и Эльбрус пока так и не увидели. Только ради него стоит двигаться вперёд, а там будь что будет.

На дороге периодически попадаются вот такие обвальчики:

А иногда и ОБВАЛЫ:

Ну а виды вокруг просто космические, тут и комментировать ничего не надо.

На одной из смотровых площадок стояли три УАЗа «Патриот», и группы людей бродили по склонам с телефонами и фотоаппаратами. Мы разговорились с двумя женщинами. Они оказались гидами, возят по этому маршруту курортников.

Я поделился с ними сомнениями в проходимости дороги:
— Мы сейчас в Долине нарзанов встретили двух девушек, они сказали, что не смогли проехать вчера к источникам.

Одна из женщин самоуверенно так отвечает:
— Да ладно, нашли кого слушать, мы тут каждый день катаемся.
— Но мы не на УАЗе…
— Да всё нормально будет, держитесь за нами.

Глоток надежды они в меня вселили, но дожидаться их мы не стали, отправились дальше. Думаю, догонят, если что, всё равно мы часто останавливаемся на фотопаузы.

Вот уж и главный горный хребет показался, а Эльбрус всё где-то прячется от нас за облаками.

А что это здесь над облаками торчит? Так это же ОН!

Ещё несколько километров — и начались снежные перемёты. Первый мы преодолели без проблем.

 

А вот на следующем «приплыли».


Эльбрус скрыт прямо за облаком.

Я сходил пешком на разведку. Для нас это тупик. А вот УАЗы и «Соболи» действительно пробирались через камни и грязь на обочине. Один отважный мужик на Рено Дастере прорвался, а вот Субару Форестер не рискнул.

Водитель одного из УАЗов сказал мне, что дальше будут ещё такие же сугробы на дороге. Значит, не судьба нам побывать в Джилы-Су нынче. Погуляли туда-сюда, позапускали дрон.


Видно дорогу, по которой мы приехали.

А тут и Эльбрус открылся. Сработала теория о хороших и плохих людях. 🙂

Время уже обеденное, и Лена меня спрашивает:
— Что дальше делаем?
— Есть вариант вернуться через Кисловодск и подъехать к Эльбрусу с юго-восточной стороны в Терскол, там и переночевать.
— А ещё?
— Ну, поскольку у нас сорвались планы на завтрашний день и он получился свободным, то можно посмотреть ещё одну загадочную страну — Южную Осетию.
— Я хочу в Южную Осетию.

Чего не сделаешь для любимой жены. 🙂 Тем более, что я и сам держал в уме такой вариант как запасной. Значит, всё-таки будет у нас и граница, и таможня.

В Приднестровской Молдавской Республике мы были 7 лет назад, в Абхазии 2 января текущего года, так почему бы сейчас не посетить третью частично признанную страну? В отличие от той же Абхазии, в Южной Осетии нет моря, и наверно именно по этой причине она совсем не избалована заграничными гостями. А может быть, и по другим. Судя по тому, что даже в интернете крайне мало полезной информации о Южной Осетии от туристов, побывавших там, у меня сложилось впечатление, что сознательно или нет, но путешественники её избегают.

Поэтому надо воспользоваться подвернувшимся шансом одними из первых увидеть своими глазами, чем живёт молодое государство, составить о нём собственное мнение и рассказать людям.

Разворачиваемся и едем назад. Мы не очень приветствуем фотографии в стиле «я и Эйфелева башня», но иногда бывают исключения, когда не сделать такой снимок просто преступление. Иначе друзья и родные могут не понять и не поверят, что ты здесь был. 🙂

Вот и сейчас как раз возник такой случай.


Наш Carnival на фоне «горбов» Эльбруса.

Через несколько минут останавливаемся пообедать в небольшом домашнем кафе, которое заприметили ещё по дороге к Эльбрусу. Его и «кафе»-то назвать трудно — пара скромных хибар, столы под навесом и на улице, грубая деревянная мебель, вместо стульев — чурбаки, в качестве столов — большие плоские булыжники. Аутентичный антураж, максимально приближённый к простому быту горцев.

Но при этом выбор блюд оказался неплохой. Еду подают в одноразовой посуде (водопровода и канализации здесь нет), а вот цены как в приличном городском заведении.

Но есть-то хочется, и мы заказали 6 мантов на двоих, национальные лепёшки с картошкой и травяной чай. Пока ждали заказ, знакомились с окрестностями.

Судя по рекламной табличке, здесь можно остановиться на ночлег.

Понравился у них «домик итальянского архитектора Туалетти» типа сортир. Визит в это заведение у людей с чувством юмора не может не вызывать улыбку. Казалось бы, обычная деревянная будка, какие имеются на миллионах дачных участков и огородов, а как поднимает настроение. 🙂

Фокус тут кроется в удачном размещении и отсутствии двери. Когда делаешь дела, наслаждаешься горным пейзажем с высоты птичьего полёта. А под ногами у тебя иногда машины проносятся. 🙂 Всё хорошо, но надо соблюдать осторожность — внизу обрыв.

Через 15 минут принесли наш заказ.

А ещё через 5 минут Лена сказала, что никогда в жизни не ела манты вкуснее этих. Да и лепёшки с ароматным чаем были обалденные. Может, горы так влияют на наши ощущения, или натуральные продукты, с душой приготовленные заботливой хозяйкой, или всё вместе… Не знаю.

Не доезжая 7 км до Кичи-Балыка, я увидел указатель направо на Нальчик. Догадывался, что дорога будет явно не асфальт, но уж больно не хотелось возвращаться вокруг тем же путём через Кисловодск и Ессентуки. Да, пришлось перетерпеть 27 километров тряски по камням до Кичмалки, но зато мы получили новые виды и новые эмоции.

Ещё совсем недавно на земле доминировали жёлтые, серые и белые краски, на небе — бело-голубые, как вдруг окружающий ландшафт резко поменялся — появились почти альпийские луга, покрытые коврами цветов, и ярко-зелёные горы, а синее небо заволокло то ли туманом, то ли серыми облаками.

На многие километры ни души, и кажется, что на свете кроме нас двоих и этой первозданной красоты никого нет. Правда, за 2 часа неспешной езды нам всё-таки попались навстречу 3-4 машины да стадо коров в сопровождении конных пастухов.

Часто попадались непонятные бугорки земли, раскинувшиеся на огромных площадях.

Мы предположили, что эти холмики — продукт деятельности сусликов или сурков, но вблизи как-то не очень похоже на норки. Так они и остались для нас загадкой.


Деревня Кичмалка.

От Кичмалки начался хороший асфальт, и мы добрались до Алагира в Северной Осетии. Погреться в источниках Джилы-Су не удалось, но наклёвывалась альтернатива — под Алагиром в п. Верхний Бирагзанг находится термальная купальня Ганах.

Никаких указателей на неё я не увидел, благо навигатор уверенно вёл к заданной точке (я ещё дома заранее выписал координаты этого места).

На часах почти 7 вечера, я переживал, что не успеем, и купальня скоро закроется. Издалека стало видно, что на парковке полно машин, значит, ещё работает. К нашей радости, бассейн открыт до 23 часов.

Я сказал администратору, что мы хотим поплавать 2 часа, и пока он записывал нас в журнал посетителей, задал ему вопрос:
— Не знаете, в Алагире есть гостиница какая-нибудь?
— Гостиница и у нас здесь есть.

Мы посмотрели номер в коттедже, бытовые условия и цена нас устроили. Бонусом для ночующих гостей неограниченное купание в бассейне на всё время проживания и парковка машины внутри территории.


Домики для гостей (фото сделано утром).

Быстро переоделись и с наслаждением погрузились в горячую воду. Народу было достаточно много, но и свободного места всем хватало. В комплексе также имеется кафе, работающее с 8 утра до 22 часов, так что голодным не останешься.


Термальный бассейн и кафе.

Погрели косточки час, потом поужинали у себя в номере, посмотрели по телику хоккей Россия-Чехия и ещё час посвятили водным процедурам. Я думал, ближе к закрытию людей не останется, но не тут-то было, многие новенькие только подъезжали ещё.

К ночи на улице прохладно стало, вода волшебная, силуэты гор на фоне звёздного неба, мы балдеем в релаксе… В бассейне почти все местные, между собой они на осетинском общаются. Я замечаю Лене:

— Помнишь, ещё вчера мы удивлялись в Кисловодске, почему все вокруг по-русски говорят? Вот тебе пожалуйста, русской речи совсем не слышно. Чем не заграница? 🙂

Маршрут за день получился такой:

Глава 4. Южная Осетия

6 мая. День четвёртый.

Вчера сотрудники нас предупредили, что ночью воду из бассейна сольют и начнут набирать новую — плановая замена с воскресенья на понедельник. С утра пораньше мы воспользовались своим правом бесплатного купания. Солнце и окружающие картины природы заряжали оптимизмом.

Вся ванна в нашем личном распоряжении. Так классно, что даже уезжать не хотелось. Но труба зовёт дальше. Поэтому час покупались, позавтракали в местном кафе и в путь.

В Алагире на заправке Роснефти залил полный бак солярки, ибо кто его знает, что там с топливом в Южной Осетии.

В Цейском ущелье сделали короткую остановку у памятника Георгию Победоносцу. В Осетии он называется Уастырджи.

У нас в горах не получается двигаться без остановок, особенно если проходишь данный маршрут впервые, поэтому обычные мерки расчётов времени, скорости и расстояния здесь не работают. Один красивый вид сменяется другим, и так за каждым новым поворотом ленты дороги. А приобретение коптера в прошлом году добавило в рваный ритм ещё больше соблазнов.

Чем ближе к границе, тем тусклее становятся цвета окружающей природы.


Памятник Заурбеку Калоеву, осетинскому общественному и производственному деятелю, первому представителю Северо-Осетинской автономной области при ВЦИК СССР.

Прорубленные «тоннели» в сугробах, раньше такие только на фотографиях Норвегии видел в других отчётах.

Наконец, добрались до российской таможни. На предварительном посту останавливаюсь, опускаю стекло со своей стороны. Пожилой мужчина в форме просит на проверку документы и задаёт стандартные вопросы:
— Сколько вас, куда едете?

От волнения я путаюсь и отвечаю:
— Двое, в Северную Осетию.

Сразу же понимаю, что ошибся, и добавляю:
— Ой, в Южную, конечно.

Таможенник по-отечески так улыбается и душевно говорит:
— Нет, вы не ошиблись и всё правильно сказали — мы одна Осетия и один народ, нас нельзя разделить никакими границами. Счастливого пути!

Приятное начало.

Въехать в Южную Осетию можно (и даже нужно) по российскому паспорту. Виза гражданам России, естественно, не требуется. Можно и по загранпаспорту, но лучше этого не делать, чтобы в будущем проблем с пересечением границы Грузии не было, если вдруг планируете туда поехать.

На терминале машин мало, встали в очередь, всё как обычно. Быстро подошёл наш черёд, сначала проверили машину внутри, без подробного досмотра. Затем подаём российские паспорта и свидетельство о регистрации транспорта в окошко вагончика. Сверка лиц, опять дежурные вопросы, после чего меня просят отъехать и встать на площадке в сторонке, ничего не объясняя. При этом все другие машины пропускают нормально.

Спрашиваю у одного из пограничников на улице:
— У нас что-то не так? Почему не пускают?
— Не переживайте, просто вы первый раз пересекаете эту границу, подождите немного.

Спустя несколько минут к нам выходит молодой человек в форме ФСБ. Вежливо с нами побеседовал — с какой целью направляетесь в Южную Осетию, сколько дней планируете провести в стране, где хотите остановиться, и пр. Наши ответы его удовлетворили, он вернул все документы и разрешил ехать. Весь процесс прохождения границы занял 20 минут.

Через Рокский тоннель протяжённостью более 3 км выныриваем с другой стороны главного Кавказского хребта. На склоне горы нас встречает благодарственная надпись:

Панорама при взгляде на выезд из тоннеля:

Вторую часть границы прошли быстрее — формальный осмотр машины, проверка документов и теперь точно всё, можно выдохнуть с облегчением. Отсюда до Цхинвала, столицы Южной Осетии, всего 50 км.

Про Южную Осетию расскажу подробно, потому что у нас было много интересных, пусть и коротких, встреч и общений с людьми за эти сутки нахождения в стране.

По пути продегустировали ещё одну минеральную воду в «диком» источнике Багиата.

Водяные струи толчками выдавливаются из-под земли, а запах тухлых яиц разносится на всю округу. Если от него абстрагироваться, то на вкус вода очень даже ничего. Рядом в ларьках продают пустые бутылки и уже бутилированную минералку «Багиата».

Вдоль трассы встречаются плакаты, напоминающие о событиях грузино-осетинского конфликта 10-летней давности.

В одном из городков по дороге меня остановили осетинские гаишники на стационарном посту. Протягиваю документы, а сотрудник произносит фразу, заставившую меня удивиться:
— Документы не надо, просто фамилию скажите.

Называю фамилию, в ответ слышу:
— Счастливого пути.

Забегая вперёд, скажу, что в этом путешествии нас тормозили, пожалуй, на каждом стационарном посту ГИБДД в кавказских республиках, и подобную фразу почти слово в слово мы слышали от местных полицейских ещё не один раз, так что в конце уже перестали ей удивляться. Впервые в жизни сталкиваюсь с таким методом проверки на дорогах.

Вот и окраина Цхинвала. Надо бы найти гостиницу и перекусить, или в обратном порядке, без разницы. А пока мы остановились у стелы с намерением сделать фото на память. Одновременно на противоположной обочине, на выезде из города, тормозит такси, из которого выходят два молодых парня, по всем приметам автостопщики. Идут к нам и просят запечатлеть их тоже у стелы. Я сфоткал их, они меня.

Разговорились. Парни оказались родом из Воронежа, один помоложе, лет 25-ти, но поопытнее, автостопщик с богатым стажем и большими приключениями. Говорит, что объехал почти весь мир, и по-другому жить уже не может. Второму лет 30, но он ещё новичок в этом деле. Они направлялись к границе с Россией, затем оттуда через Грузию и Армению в Иран. Мы в свою очередь рассказали им коротко об Иране.

Эта случайная встреча с ребятами вышла полезной в практическом плане, мы узнали от них информацию, которая чуть позже пригодилась.

— Расскажите, где были, что видели?
— Посмотрели Цхинвал, съездили в Ленингор. Это грузинское село на границе, дальше требуется специальное разрешение, у нас его нет. Дорога туда очень красивая, хороший асфальт. Там можно остановиться в гостинице, но мы ночевали в палатке.
— А в Цхинвале где ночевали? Тут вот реклама какого-то отеля на стенде висит.
— Не, это дорогая гостиница. Если хотите почувствовать ностальгию по Советскому Союзу, — хотя им-то вроде откуда знать про гостиницы СССР, они слишком молоды для этого, — то остановитесь в гостинице «Алан». Цена нормальная, и с ними даже поторговаться можно, нам скидку сделали 200 рублей. И это самое высокое здание в городе, выход на крышу открыт, можно подняться и увидеть весь Цхинвал с высоты. А ещё там тётеньки добрые, они нас гречневой кашей накормили бесплатно. ))
— О, нам подходит, как её найти?
— Да на площади у вокзала, у любого спросите, вам покажут.
— А в Квайсу вы ездили?
— Нет, не успели. Говорят, что дорога туда ещё красивее, чем в Ленингор, про качество не знаем.
Ещё немного поболтали и попрощались, пожелав друг другу хорошего путешествия.

Гостиницу «Алан» нашли быстро, хотя на ней и вывесок никаких нет, но высокое невзрачное здание на вокзальной площади всего одно, ни с чем не перепутать.

Парковка перекрыта шлагбаумом, поставили машину рядом и увидели рекламу комплексных обедов в соседнем кафе.

Зашли поесть, разговорились с хозяйкой. Очень душевная женщина, накормила нас как на убой и графин домашнего вина собственного производства выставила на стол. Мы решили, что сегодня уже никуда не поедем и можно себе позволить слегка расслабиться. Приглашала нас и на ужин заглянуть, но после ТАКОГО обеда и завтракать не захочешь.

Расплатились наличкой, карточки в Южной Осетии не в ходу. Деньги, конечно, наши, российские рубли.

Зашли в гостиницу. Действительно, обстановка годов 70-ых прошлого века, причём не в лучшем состоянии. В здании 6 этажей, из них 3 или 4 занимает собственно гостиница, на двух последних идёт ремонт.

В холле на втором этаже собрались и сидят 6(!!) женщин. Партсобрание у них тут что ли? Как потом оказалось, одна администратор, остальные что-то типа горничных по этажам.

— Здравствуйте! У вас есть свободные двухместные комнаты?
— Добрый день. На сколько дней вы хотите остановиться?
— На одну ночь.
— Посмотрите номер, а потом поговорим, — произносит самая важная по виду тётенька, и стало понятно, кто здесь босс.

Нам показали комнату. Ну точно ностальгия, хорошее, светлое чувство. )) А с другой стороны — удобства в номере (и даже с ванной, а не душем!), бельё чистое, вода горячая бежит, wi-fi работает, балкон с видом на Грузию. Что ещё надо?

Но я не сильно совру, если скажу, что постояльцев во всей гостинице (с учётом нас двоих) было меньше, чем собравшихся на этаже сотрудниц.

Администратор пригласила нас пройти в свой кабинет.

— Цена номера такая-то.
— А нам сказали, что должна быть вот такая, — мы же от ребят-автостопщиков знаем, за сколько они тут ночевали.
— КТО вам такое сказал?!!
— Ну, туристы, которые прошлую ночь у вас останавливались, — не совсем выдаём мы парней, — и ещё они сказали, что вы им скидку 200 рублей сделали.
— Хорошо, мы вам тоже скидку 200 рублей дадим.
— Договорились. И ещё говорят, что у вас на крышу можно подняться, на город посмотреть.
— КТО такое говорит?!!
— Так те же самые туристы, — про гречку мы уже благоразумно умолчали. ))

Ей, кажется, не понравилось, что нам известны все секреты гостиницы, и она недовольным тоном сказала:
— Нет, крыша закрыта, туда нельзя ходить, — а потом добавила уже мягче, — но мы подумаем.

Машину загнали во двор на охраняемую стоянку, перенесли сумки в номер, переоделись и собрались было гулять, но я решил добиться окончательной ясности с незаконченной темой:
— Так что насчёт крыши?

Администраторша, видимо, уже подобрела:
— Ладно, поднимитесь, только не одни, — и просит одну из дежурных проводить нас наверх.

На чердаке ремонт, и новая дверь, ведущая на крышу, ещё без замка, всё-таки оказалась открыта (не обманули парни), только придавлена изнутри кирпичиком, чтобы ветром не болтало.

Сверху Цхинвал выглядит вполне привлекательно. Зелёный, малоэтажный провинциальный город. Как мне показалось (если судить по тем старым послевоенным фотографиям Цхинвала, которые я видел в интернете), город сильно изменился в лучшую сторону — много современных вновь построенных или отреставрированных зданий, отличный спортивный комплекс, институт, новый театр, весёлые счастливые лица молодёжи на улицах.

В любом случае, такой повсеместной разрухи, которую мы наблюдали в Абхазии, здесь нет. Город строится и развивается, понятно, что не без финансовой помощи от России и, может, не так быстро, как хотелось бы людям, но процесс идёт в правильном направлении.


Панорама на центральную площадь и северную часть города, слева видно кусочек вокзала (когда-то был ж/д, сейчас автобусный).

 
Вид на восточную часть, самый центр.

Там проходят главные улицы Цхинвала — Ленина и Сталина; в деревьях прячется городской парк отдыха; ближе к левому краю видно футбольное поле, а посередине вдали, если сильно увеличить исходный снимок, то можно заметить маленькую церквушку с большим крестом (фото ниже).


Храм Святого Георгия (или Сырх Дзуар), возраст постройки точно не известен, указывается период от XI до XVII века.

Эта старинная церковь, возвышающаяся на Згудерском холме, для осетин является сакральным местом — как нам рассказала наша сопровождающая, у стен храма прекратилось наступление грузинской армии летом 2008 года, продвинуться дальше вглубь города они не смогли. Осетины считают, что заслуга в этом не только защитников города, но и божественных сил.

На южной и западной сторонах ничего особо примечательного я не увидел и фотографировать в тех направлениях не стал.

После экскурсии по крыше гостиницы мы вышли на площадь и просто гуляли по улицам Цхинвала в режиме «куда глаза глядят». Кроме знакомства со столицей Ю.О., поставили для себя задачу купить домой на сувениры какие-нибудь местные продукты — вино, пиво, лимонад, конфеты или мясоколбасные изделия.

В интернете встречал информацию, что дороги в Цхинвале плохого качества. Видимо, то были сильно устаревшие сведения, поскольку сейчас почти всё закатано в асфальт, за исключением старых еврейских кварталов, но и там видели ремонт дорог, техники много работает.

«ТрансКам» от Рокского тоннеля до Цхинвала тоже на твёрдую четверку.

Нашли знаменитую танковую башню, ставшую «живым» мемориалом и музейным экспонатом.

8 августа 2008 г. в городе было подбито 3 грузинских танка. Два из них более-менее сохранили свой целый вид, а третьему не повезло — на его месте осталась только внушительная воронка в земле. От прямого попадания снаряда в танке сдетонировал боезапас; корпус, гусеницы и экипаж разлетелись в радиусе 100 метров на мелкие кусочки, а многотонная башня пробила бетонный козырёк здания Совпрофа и буквально вонзилась дулом вниз в ступени.

Первые два года предпринимались безуспешные попытки хотя бы сдвинуть с места эту железную махину с помощью подъёмных кранов. С тех пор она так и застыла в камне, как меч короля Артура.

Мнения жителей Цхинвала по поводу дальнейшей судьбы этого памятника разошлись — одни предлагают сохранить башню как есть, другие перенести в новое место, а третьи и вовсе пустить на переплавку. Ну а пока они не определились, можно сделать себе фото на память.

Здесь же рядом установлен обелиск в честь погибших миротворцев:

Изредка встречаются и другие следы, напоминающие о тех кровавых событиях.


Нечто подобное мы уже видели в Белграде и Мостаре.

Кроме печальных моментов есть и забавные, как эта «зебра» в никуда или настенное народное творчество 🙂


В парке отдыха.


Государственный драматический театр им. Коста Хетагурова,
 открылся спустя 13 лет после пожара, полностью уничтожившего здание в 2005 году.

Если бы мы задержались в Цхинвале ещё на одну ночь, то обязательно сходили бы на завтрашний концерт, афишу которого можно видеть за колоннами. Но, к сожалению, график у нас очень сжатый, и на следующий день уже имеются другие планы.

На площади перед театром рабочие монтировали сцену для праздничных мероприятий, посвящённых Дню Победы. Вообще, как мы заметили, 9 мая в Южной Осетии почитают и отмечают с не меньшим уважением, чем в России.

Хотели посетить краеведческий музей, но не успели — он работает до 17 часов и через 15 минут уже закрывался.

Дошли до церкви Святого Георгия, о которой я рассказывал выше.

Здесь юные спортсмены под руководством тренера бегали на время вверх-вниз по длинной крутой лестнице. Эту лестницу в 184 ступеньки недавно отстроили заново вместо старой, ещё советской эпохи, трое молодых ребят по своей инициативе и за свои деньги. Работы пока не закончены, в планах установка скамеек для отдыха и ночного освещения.

Заглянули внутрь церкви.


Вид на Цхинвал от церкви.

Прошлись по старым еврейским кварталам, вот здесь разруха и бедность уже бросаются в глаза. Многие дома пустые и заброшенные.


Армянская церковь Святой Богородицы, год постройки 1718.

В одном частном доме обнаружили пекарню с домашними осетинскими пирогами и пивом. Пиво тёмное, разливают в бутылки исключительно по 1,5 литра, но очень хотелось попробовать, купили одну. На вкус напиток оказался сладким, что-то среднее между квасом, пивом и медовухой, но в голову бьёт. Короче, на любителя. Потом видели такое же, только заводское, в Северной Осетии и привезли домой на подарок.

Вышли к озеру на южной окраине, буквально в километре за ним граница с Грузией.

Два часа уже мотаемся по городу, а ни одного магазина хотя бы уровня «Магнита» или «Пятёрочки» не встретили. Всё, что попадается, это маленькие «лавочки» в бывших квартирах или при частных хозяйствах.

Заглянули в один, второй, третий. Выбор скудный, и ничего аутентичного нет. В одном месте нам посоветовали поискать удачи на улице Ленина, мол, все крупные магазины находятся там. Вышли на улицу Ленина, прошли по ней несколько кварталов…О, вывеска «СУПЕРМАРКЕТ»» на новом большом стеклянном здании. Блин, он ещё не открыт, в процессе внутренней отделки. А так опять одни бутики и минимаркеты.

Делать нечего, заходим в очередную лавку. Поговорили с пожилой женщиной-продавцом, и выяснилось, что никаких продуктов местного производства в Цхинвале нет, потому что самого производства тоже нет: ни пива, ни вина, ни молочки, ни мяса, ни конфет. Всё завозят из соседних регионов России — с Кубани, Северной Осетии, со Ставрополья. Ассортимент продуктов на полках это подтверждает. Грузинские товары по понятным причинам тоже отсутствуют, мы про них даже не спрашивали.

Потом она вспомнила, что буквально на днях к ней приезжали какие-то поставщики и предлагали выставить на продажу осетинское вино, но она отказалась.

— Одну-две бутылки, я бы, — говорит, — взяла, а они меньше ящика не давали, а куда мне целый ящик, я ж его не продам.

Так, значит, вино где-то всё-таки есть, оно существует, уже хорошо 🙂

И вдруг в магазин заходит мужчина с пышным красивым букетом цветов и с нежностью вручает его женщине:
— С днём рождения, мама!

Сюрприз. Мы, конечно, тоже присоединились к поздравлениям. Именинница спрашивает у сына:
— Вот ребята ищут что-нибудь наше, осетинское. Можешь посоветовать?
— Пиво точно знаю где, тут в нескольких кварталах пивзавод есть.
Я спросил:
— А почему его тогда в магазинах нет?
Мужчина улыбается:
— Потому что не успевают до магазинов довозить, прямо с завода всё раскупают. Пиво, кстати, хорошее, рекомендую.

Он объяснил, как найти этот «засекреченный» объект, о котором почему-то не знают осетинские женщины, и мы отправились в указанном направлении.

По пути заглядывали и в другие минимаркеты. В одном обнаружили целый отдел с широким выбором конфет, в основном московских фабрик, которые и дома везде продаются, но продавщица нашла для нас и экзотику — азербайджанские и узбекские шоколадные конфеты. Вот их мы набрали всех видов по чуть-чуть.

За очередным поворотом видим здание, внешне похожее на пивзавод. Рядом ещё один продуктовый магазинчик, заходим пока в него. И здесь фортуна нам улыбнулась.

Мы высмотрели на витринах и купили недорогое местное варенье из фейхоа (в Сочи оно раза в 3-4 дороже), какие-то аппетитные с виду консервации из овощей и неизвестных нам растений, причём ни на одной банке не было никаких этикеток, нам девушка-продавец объясняла что есть что и говорила названия. А всё равно забыли их потом. 🙂

И самое главное — здесь стояло осетинское вино! Одного наименования, но нескольких сортов: красное, белое, сухое и полусладкое. Вино по цене приемлемое, не дорогое и не дешёвое. Взяли три бутылки — две красного полусладкого себе и сухое белое на работу коллегам, любителям сухих вин.

Сухое на работе недавно открыли, вино достойное, женщины пили и нахваливали. Я глоток сделал, мне тоже понравилось. А красное — жемчужина нашей личной коллекции — стоит в домашнем баре до особых случаев.

В общем, затарились в этом магазине стеклянными банками и бутылками, что даже 20 метров до пивзавода тяжело нести, не то что через весь город до гостиницы пешком тащить. Девушка пришла на выручку:
— Оставляйте всё пока здесь, сходите за пивом, а потом я вам такси вызову.

Так и сделали. При заводе функционирует что-то типа пивнушки, интерьер которой либо сохранился с советских времён, либо очень искусно воссоздан. Нам даже понравилась эта народная простота, а мне сразу вспомнились старые добрые советские фильмы, та же «Кавказская пленница» и крылатая фраза «Жить, как говорится, хорошо. А хорошо жить ещё лучше», или комедия Гайдая «Не может быть!» с песней Вячеслава Невинного «Губит людей не пиво, губит людей вода». 🙂

А там собралась приличная очередь желающих приобрести свежий напиток, и все с 5-литровыми бутылями стоят, в меньшую тару никто не хотел покупать. Дедусь с бабулей разливают пиво из двух кранов. Сорт один, без вариантов — светлое нефильтрованное. Мы посмотрели и осознали, что домой вряд ли довезём, может испортиться на жаре, брать к той полторашке ещё одну — так не осилим, не такие уж мы насосы.

Ну и выбрали оптимальное решение — взяли по кружке 0,5, такую дозу нам без очереди налили. Цена смешная, за эти деньги у нас сейчас даже бутылочное в «Пятёрочке» не купишь. Пиво было офигенное — холодненькое, мягкое, негорькое, с лёгкой кислинкой, всё как я люблю. Не так уж часто доводится попробовать свежайший продукт прямо с завода. Не зря оно до магазинов не доезжает, да и объемы производства, видимо, не позволяют.

Выпили пиво за стоячим столиком и вернулись в магазин за своими пакетами. А тут ещё и ливень некстати начался. Девушка вызвала нам такси, и через 15 минут мы уже сушились в номере гостиницы. По дороге успели немного пообщаться с водителем, обсудили празднование дня Победы в Ю. Осетии и была ли на её территории Великая Отечественная война (не было, немцы сюда не дошли). А на наш вопрос, почему в Цхинвале так трудно найти осетинское вино, он заговорщицки сказал: «Вы просто места не знаете, где искать».

После ужина под сладкое осетинское пиво-квас-медовуху вышли на вокзальную площадь проветриться перед сном. Ливень к тому времени прекратился. Я знал, что в новом микрорайоне Цхинвала есть улицы Путина и Медведева, но искать их мы уже не пошли.


Гостиница «Алан», время 21 час, ни одно окно не светится.

7 мая. День пятый.

Сегодня у меня большие планы, нужно многое успеть. Хотелось бы съездить в Ленингор, но 80 км туда, столько же обратно, да по красивой горной дороге, а значит с частыми с остановками… Нет, не в этот раз. Но посмотреть кое-что интересное в Южной Осетии всё-таки получится.

В 10 км от Цхинвала по дороге в Ленингор на окраине села Дменис, на скалистом берегу реки Малая Лиахва находятся развалины древней крепости. Старинные крепости и замки — наша слабость, поэтому упустить такой исторический объект я никак не мог.

Очень живописное тихое место, идеально подходящее, чтобы разбить лагерь с палаткой и остаться на ночь. Возьмём себе на заметку на будущее.


Дменисская крепость, точный возраст неизвестен.

На другом берегу видно покинутые жителями грузинские сёла, зарастающие деревьями и бурьяном.

Возвращаемся той же дорогой через Цхинвал и едем в сторону границы с Россией. В Гуфте поворачиваю налево, на запад в направлении Квайсы. На развилке стационарный пост ДПС, меня опять останавливают, но вместо проверки документов просят подвезти одну старушку до Квайсы.

— Я бы с радостью, но мы едем на озеро Эрцо, — это примерно на середине пути.
— Ладно, тогда не надо. Всего доброго.

Первые 13 километров шикарный новый асфальт, а потом 10 км грунтовки. Только что всё вокруг было зелёное, а здесь ещё зима.

Местные шутники телепортировали нас на материк кенгуру:


Озеро Эрцо.

Тоже очень классное атмосферное место, и при наличии свободного времени с удовольствием задержались бы на озере Эрцо на денёк-другой — поставить на берегу палатку, погулять по ближайшим горам, помедитировать в тишине и одиночестве.

И мы бы так и поступили, если бы не одно «но» — ключевым замыслом ЭТОЙ поездки для меня была ещё одна загадочная и нераскрученная кавказская республика, на которую я планировал выделить два дня из семи — Ингушетия. Именно в Ингушетию меня тянуло сильнее всего во время подготовки путешествия и ожидания отпуска. И это был ещё один сюрприз для Лены. Поэтому, как бы нам ни нравилась Южная Осетия, сейчас надо возвращаться.

У источника Багиата купили у торговцев кольцо домашней копчёной колбасы. Надежды довезти её домой не оправдались, автохолодильник не помог, колбаса испортилась. Надо было хоть попробовать по дороге, а так всю выкинуть пришлось.

Южно-осетинскую часть границы опять прошли быстро и формально, а на российской пришлось немного постоять. После проверки паспортов нас и ещё одну машину перед нами, «Outlander» на ставропольских номерах, загнали в здоровый ангар на рентген. Столько границ мы пересекали за годы автопутешествий, а такой опыт получаем впервые.

В результате просвечивания машины ничего запрещённого не выявили и впустили нас на родину. Вся таможня заняла 30 минут.

Маршрут по Южной Осетии за 2 дня:

Как итог визита: если вы любитель замечательной кавказской кухни, пеших походов по горам среди первозданной нетронутой природы, то это именно то, ради чего точно стоит приехать в Южную Осетию. А бонусом прилагается тёплое и дружеское отношение со стороны жителей республики.

Глава 5. И снова Северная Осетия

Где-то в Цейском ущелье мне машет палочкой инспектор ДПС прямо на дороге, поста там нет. И я понимаю, что для остановки есть повод — ближний свет фар после Южной Осетии я включить забыл (у них это не обязательно). Морально готовясь к неприятному разговору, опускаю водительское стекло. Но кавказские стражи правопорядка в очередной раз смогли удивить:

— Добрый день, инспектор такой-то.
— Здравствуйте!
— За следующим поворотом произошёл обвал на вашей полосе, будьте внимательны, пропускайте встречный транспорт.
— Спасибо за предупреждение.
— Счастливого пути!

Лена просто обалдела от проявления такой заботы и внимания со стороны ДПС.

Остановились нормально пообедать в придорожном кафе и там же купили с собой три больших осетинских пирога с разными начинками. Горяченькие, только что из печки.

За Мизуром сворачиваю направо на Верхний Унал, чтобы через Архонский перевал выехать к Верхнему Фиагдону. Дорога плохая, но тихонько ехать можно. За 24 км нам попалась только группа из 4 квадроциклов, стремительно пронёсшихся навстречу, и больше никого.

Жаль только, что мутная дымка мешала делать чёткие снимки.


Начало перевала.


Руины какой-то крепости.

Наконец спустились в Куртатинское ущелье и здесь, начиная с Харисдмина, начался асфальт. В Хидикусе сделали остановку на осмотр Аланского Успенского мужского монастыря.

Это новодел, но смотрится органично.


Аланский Успенский монастырь в Хидикусе.

Следующей точкой интереса стал древний город Цымыти (Цимити) возле п. Верхний Фиагдон. Волшебное по красоте место.

В этих склепах находятся человеческие останки. Зрелище наводит на грустные мысли, что все мы когда-то станем такими же костями.

В этой атмосфере так и тянет задуматься о вечном.


Ворота в частном доме рядом с Цымыти.

На окраине Верхнего Фиагдона у дороги установлены два памятника, объединённые в общий комплекс — И.В. Сталину и осетинам, уроженцам Куртатинского ущелья, павшим в годы Великой Отечественной войны. Среди них было два Героя Советского Союза.

Монумент с конём трогательный до слёз.

Много проезжающих машин здесь останавливается, люди заходят на территорию комплекса, поодиночке, парами, большими семьями и компаниями, взрослые и дети. Тихо стоят, изучая список погибших бойцов, отдают дань памяти и уважения героям.

Отсюда проехали ещё 5 км до Дзивгиса. Здесь мы посетили старинную пещерную крепость, возраст которой датируется предположительно XIII-XIV веками. Мощнейшее фортификационное сооружение Северного Кавказа, крепость пристроена к естественным пещерам на разных высотах скалы и так хорошо замаскирована под окружающий ландшафт, что, не зная о её существовании, можно запросто не заметить и проскочить мимо.

 


Дзивгисская пещерная крепость.

Коммуникации между отдельными ярусами крепости осуществлялись с помощью навесных мостов или деревянных мостков, уложенных на балки, вбитые в скалы. В случае опасности доски убирались, и взять башни штурмом было практически невозможно. Центральная часть надстроена у входа в уходящую вверх протяженную пещеру, длина которой составляет около 70 метров.

Мы попытались сколько-то подняться по этой пещере, подсвечивая дорогу мобильниками. Прошли метров 15 и дальше не рискнули — проход постоянно сужается, камни мокрые и скользкие. Двигаться вверх ещё куда ни шло, а вот спускаться пришлось бы совсем экстремально. Поэтому осторожность победила любопытство.

Время к вечеру близится, а нам надо преодолеть по плохой дороге 11 км через ещё один перевал, чтобы добраться до «города мёртвых» в Даргавсе.

Не устаём восторгаться невероятной красотой и разнообразием гор.


На этом фото справа два отпечатка в земле как будто следы гигантского сказочного существа.

Спустились в Мидаграбинское ущелье, в деревне Фазикау развилка — налево 4 км до Даргавса, направо 5-6 км до Мидаграбинских водопадов. Через час стемнеет, оба объекта посмотреть не успеем, надо что-то выбирать. Принимаю решение в пользу водопадов, а Даргавс посетим на рассвете.

В Джимаре дорога опять раздваивается, навстречу едет «Нива». Я прошу водителя остановиться, уточняю правильность направления. Он говорит, что водопадов ещё нет, раньше июля они не появятся, но доехать всё равно стоит, место красивое.

За Джимарой путь преграждает пограничный пост. При ближайшем рассмотрении выясняется, что КПП закрыт, но слева его можно спокойно объехать.


Дорога к Мидаграбинским водопадам.

Добрались до конца и упёрлись в тупик. Здесь уже несколько машин стоит, народ прогуливается по ущелью, лошадки с жеребятами пасутся.

Всё-таки увидели первые зачатки двух водопадов.

На обратном пути у КПП навстречу нам попадается «убитый» седан БМВ, ковыляющий по ямам на спущенном заднем колесе. Водитель, парень лет 30-ти кавказской наружности, машет мне рукой в окно:

— Привет, друг! У тебя насос есть? Видишь, колесо пробил где-то, накачать надо.
— Компрессор есть, сейчас достану.

Компрессор у меня заложен вещами под сиденьями, пришлось немного повозиться. Пока качалось колесо, разговорились. Парня зовут Заур. Говорит, купил эту «бэху» за 30000 рублей, сейчас катает её в хвост и в гриву, не жалея. Собрался с девушкой на водопады, везёт дрова, мангал, шашлык будут жарить и отдыхать. А тут неприятность с колесом. Запаски нет, а до конца ущелья ещё километра три по камням пилить.

Его понять можно, такое многообещающее мероприятие срывается. 🙂

— А вы, — спрашивает, — откуда?
— Из Перми.
— А в таком-то ущелье были? (я название не запомнил)
Нет, — отвечаю.
— Зря, значит вы не видели Осетию.
— Ну, мы не последний раз сюда приехали, вернёмся ещё.
— Тогда запиши мой телефон. Будешь у нас в гостях, звони обязательно, помогу чем смогу. Всё расскажу, покажу.

Он проконтролировал, чтобы я сохранил номер в контактах телефона и набрал его для надёжности.

Колесо вроде накачалось. Я спрашиваю:
— Ну доедешь ты сейчас до водопадов, оно снова спустит, что делать будешь?
— Аа, там придумаю что-нибудь, не переживай. Спасибо, брат!
Вот так и породнились. 🙂

Пора позаботиться о ночлеге. Когда проезжали Фазикау, я заметил гостевой дом с табличкой, на которой указан номер телефона. Позвонил по нему, ответил мужчина и пообещал, что сейчас подойдёт покажет апартаменты.

Оказалось отличное предложение за свою цену, мы согласились. Машину загнали во дворик под грушевое дерево. Хозяин своими руками смастерил комплект мебели, стоящий во дворе — столик и табуретки. Они нас так впечатлили, особенно Лену, которая занимается резьбой по дереву, что здесь мы и поужинали на свежем воздухе.


Наша комната со всеми удобствами. И это в деревне, в которой всего с десяток довольно бедных дворов. Не ожидали такой роскоши.

Я завёл будильник на 5 утра, поэтому спать мы легли тоже рано.

Сегодняшний путь по Северной Осетии от границы:

8 мая. День шестой.

Пока Лена досматривала последние сны, я вышел на улицу и запечатлел окружающие пейзажи в лучах рассветного солнца. Непередаваемое эстетическое наслаждение испытываешь, просыпаясь в таких потрясающих местах!


Гостевой дом на три номера разной вместимости.

В 6 часов мы уже припарковались у «города мёртвых».

Все остальные древности, которые к настоящей минуте мы посмотрели на Кавказе в этой поездке, были в свободном доступе и бесплатные, а Даргавс оказался полноценным музеем, работающим по расписанию. Открывается он в 10 часов, вход по билетам.

Но забор чисто символический, не выше колен, а уезжать, не увидев одно из интереснейших мест Северной Осетии, очень обидно. Поступили следующим образом: написали записку, так мол и так, приехали рано, просим прощения, деньги за два билета по тарифу прилагаем. Придавили бумажку с купюрами камнем и положили под дверь кассы. Надеемся, работники музея получили это послание и не сильно нас ругали.

Действительно, город мёртвых — труп шакала вот лежит.


В одном из склепов.


Панорама Даргавса.

Дальше преодолеваем ещё один перевал и спускаемся в Кармадонское ущелье. Тревожно как-то на душе: почти 17 лет минуло, а свежи ещё в памяти печальные события, случившиеся здесь со съёмочной группой Сергея Бодрова-младшего.

Трагедия произошла вечером 20 сентября 2002 года, ледово-каменная масса в 125-130 миллионов кубометров пришла в движение. В считанные мгновения Кармадонское ущелье было засыпано на высоту 200 метров на протяжении десятка километров. Представить гигантские размеры катастрофы поможет такой факт: леднику Колка потребовалось 12 лет, чтобы растаять, а сам сход длился всего несколько минут.

Город Кармадон выглядит заброшенным, как будто до сих пор не оправился после трагедии.

Было желание найти хотя бы один из памятников (их в ущелье два) погибшим в результате схода ледника, но, к сожалению, я не подготовился заранее, просто не думал, что мы тут поедем. А мобильный интернет в этих местах отсутствует. Спросить тоже не у кого, ни одной живой души на улицах не видно, кроме домашних животных.


Самое узкое место ущелья, бутылочное горлышко.

Говорят, что эти пласты скал по бокам ущелья срезаны сошедшим ледником словно исполинским грейдером. Дорога уже новая, вроде как по ней можно выехать на Владикавказ. Но мы через 10 метров от места съёмки повернём направо и через очередной перевал выберемся на Военно-Грузинскую трассу.

А это взгляд назад с той же точки:


Откуда-то оттуда и пронеслась смерть.

Проехали Санибу. Похоже, с отелями на Кавказе даже в небольших посёлках всё нормально.

 

Через 18 км выскочили на асфальтовую дорогу Владикавказ — Верхний Ларс.

Глава 6. Неожиданное открытие Ингушетия.

Про эту кавказскую республику из-за СМИ ходит масса зловещих слухов. Да мы и сами в 13-ом году, когда катались в Грузию, специально обогнули Ингушетию стороной, хотя самый короткий путь от Элисты до Верхнего Ларса как раз лежит через Назрань. Но нас знакомые предупреждали — только не вздумайте ехать через Назрань, лучше крюк сделать. Тогда мы поддались стереотипам и послушались.

Но время течёт, всё меняется. И сейчас меня побудили целенаправленно посетить Ингушетию три вещи: старинные башенные комплексы и, как ни странно на первый взгляд это звучит, фильм «Балканский рубеж», который мы с женой посмотрели уже дважды (первый раз в кинотеатре и второй раз 12-го июня дома по ТВ). Про третью причину поясню позже в соответствующий момент.

Если кто ещё не знает, в основу картины легли реальные события 1999 года в Югославии, когда небольшой отряд российского спецназа захватил в Приштине (Косово) и удерживал стратегически важный аэродром Слатина до подхода из Боснии колонны наших миротворцев. Те события получили название «Бросок на Приштину». И лично на меня этот фильм, несмотря на всю его художественную составляющую, произвёл неизгладимое впечатление, очень рекомендую к просмотру.

Так вот, к чему я всё это рассказываю — прототипом одного из главных героев по имени Бек (его играл Гоша Куценко) стал действующий глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров.

Именно он в 99-ом году в чине майора командовал группой нашего спецназа и осуществил операцию захвата и удержания аэродрома Слатина, за что впоследствии удостоился звания «Герой России».

Мне сильно захотелось побывать в регионе страны (чего греха таить, очень неспокойном и сложном регионе), которым уже 10 лет бессменно руководит ТАКОЙ человек. И буквально на днях, пока я пишу этот отчёт, прошла новость: Юнус-Бек Евкуров уходит с поста президента Ингушетии. Жаль.

А чуть позже появилась новая информация, что он станет заместителем министра обороны Сергея Шойгу. Что ж, посмотрим, может и к лучшему.

И вот этот момент, которого я так долго ждал, наступил — мы въезжаем в Ингушетию, в Джейрахский район и одноимённое ущелье. Сразу на границе над дорогой раскинулась красивая арка, стилизованная под национальные ингушские башни, и серьёзный пост (фото не моё).

Службу несут сотрудники МВД совместно с военными (возможно, подразделения Росгвардии).

Нас, конечно же, остановили, проверили паспорта и позадавали штатные вопросы: куда едете, зачем и т.д. Я честно ответил, что мы планируем остановиться на одну ночь в отеле «Армхи». С недавних пор специальный пропуск на въезд в Джейрахское ущелье не требуется, так что нас без дальнейших задержек пропустили.

Как назло, у нас почти закончилась наличка (в горах с оплатой по безналу проблемы), и если вдруг в отеле не принимают карточки, то мы попали. Прежде, чем я успел нажать на газ, Лена спрашивает у полицейского:

— Не подскажете, где ближайший банкомат находится?
— Да тут по пути недалеко, в Джейрахе, сбербанковский, он там один, — и объяснил, как его найти.
— Отлично, спасибо!

Находим банкомат, и тут как в анекдоте: «…или свистка не достанется, или акула глухая попадётся». Единственный на весь район банкомат не работает. Делать нечего, надеемся на русский «авось».


Маршрут до Ингушетии.

Гостиница, которую я выбрал для остановки на сегодняшнюю ночь, расположилась в самом престижном курорте Ингушетии, в поселке Армхи. Это всесезонный курорт активного отдыха, предлагающий гостям целый комплекс развлечений — зимой горные лыжи, летом велосипеды, пейнтбол, верёвочный парк, лестница здоровья, пешие и автомобильные экскурсии, открытые и закрытые бассейны, и много чего ещё.

Один из целебных факторов — сосновый бор. Людям с проблемами органов дыхания особенно полезно пребывание на курорте во время весеннего цветения сосен. Казалось бы, от пыльцы должна обостряться аллергия, а здесь наоборот. А всё потому, что сосны тут растут какие-то особые (эндемики), и прогулки по лесу во время их цветения хорошо помогают от аллергии, астмы и прочих заболеваний вплоть до туберкулёза, повышают иммунитет, улучшают деятельность нервной и сердечно-сосудистой систем. В общем, сплошные плюсы.

На подъезде к отелю расположен пост их собственной охраны. Пришлось остановиться перед шлагбаумом. На пороге домика сидят два молодых парня, уткнулись в смартфоны. Один подошёл к машине:

— Вы бронировали заранее? — спрашивает.
— Нет, на удачу приехали. А что, свободных мест нет?
— Есть, поднимайтесь по дороге наверх, там ресепшен найдёте, — и он запустил машину на территорию.

На парковке стоит 5-6 машин, одна из них Тойота Лэндкрузер с пермскими номерами, вкруг обклеенный рекламой известного в городе специализированного фотомагазина. Я в нём когда-то штатив для своей «Соньки» покупал. Не ожидали здесь земляков встретить.

Отель производит богатое впечатление, видно, что место статусное. На часах всего лишь 9 утра (как полезно иногда рано вставать!), заселение официально с 14:00. За стойкой администратора тоже молодой человек, но с кавказской бородой, как положено.

— Мы бы хотели остановиться у вас на одну ночь, какие есть варианты? — спрашиваем.
— Сегодня номера свободные есть, а вот на завтра и последующие праздники уже всё забронировано, вам повезло. Можем предложить номер стандарт или эконом.

Тут я вспомнил, что у них кроме гостиничного корпуса есть ещё бунгало на деревьях:
— А вот я слышал, что у вас домики какие-то имеются?
— Да, только они пока не готовы к приёму гостей, летом откроются. Можем коттедж предложить.
— Не, спасибо, коттедж слишком дорого. А чем отличаются номера стандарт и эконом, кроме цены?

Мальчик заулыбался:
— Да ничем, кроме вида из окна: стандарт с видом на горы, а эконом с видом на лес.

Ну, мы же на горы ещё не насмотрелись, а леса у нас на Урале хватает. Выбираем стандарт.
— Карточкой можно расплатиться?
— Да, без проблем.
— Очень хорошо, а то у нас налички не осталось, а единственный банкомат в Джейрахе не работал.
— Так у нас в отеле свой банкомат есть, — добил он нас.
— Это просто чудесно, давайте оформляться.

Он заполнил необходимые документы и говорит:
— С вас к оплате такая-то сумма.
— Почему так много?! — опешили мы. Цифра оказалась на треть больше, чем в прейскуранте.
— Потому что сегодня 8 мая, а с пятницы по воскресенье, а также в предпраздничные и праздничные дни у нас повышенный тариф, вы не в тот столбик посмотрели.

Блин, действительно, в крайнем правом столбце праздничная цена указана, то ли мы невнимательно прайс изучили, то ли счёт дням потеряли. В отпуске такое часто бывает, на работу же не надо ходить, вот и перестаёшь следить за датами и днями недели.

В принципе, даже озвученная сумма для такого уровня сервиса не смертельная, и мы согласились. Кстати, завтрак по типу «шведский стол» входит в стоимость.

И как бы в качестве моральной компенсации нас заселили сразу же, не дожидаясь 14 часов, т.е. на 5 часов раньше положенного времени.

Поднялись на пятый этаж, зашли в свою комнату… Чёрт возьми, вот это я понимаю!!! Да здесь от одного только вида с балкона про любые болячки можно забыть! Фантастика!


Гора Столовая.

Быстренько позавтракали остатками вчерашних осетинских пирогов, переоделись и поехали смотреть ближайший башенный комплекс Эрзи, что в 5 км от гостиницы. Наконец-то мы сможем походить по горам пешком, испытать в деле новые треккинговые палки.

Оставили машину в тени одинокого дерева на поляне между речкой и домами (на фото ниже). Возле домов на скамейке сидел дедушка, наблюдая за тем, как мы паркуемся и готовимся к походу. Когда проходили мимо него, он окликнул нас и спросил, откуда приехали, как нам в Ингушетии.

На другом, высоком берегу реки белое длинное 4-этажное здание с синей крышей — это сельская больница. А какие школы в ингушских сёлах мы видели позже! У нас в Перми таких, наверно, нет. И в каждой деревне обязательно присутствовал современный красивый дом культуры. Да и дома все, как видно даже по этим фотографиям, не бедные.

Как мы поняли, на Кавказе ворота — это лицо дома, и каждый хозяин стремится переплюнуть соседа в красоте и изяществе ворот. Например, как вот в этом доме:

Хотя на улице с таким именем вообще всё по умолчанию должно быть исключительно самое лучшее. ))

Поднялись к башням. Снизу казалось, что их немного, а на самом деле там целый маленький город.


Недобрый взгляд у бурёнок.

Вокруг на соседних склонах ещё несколько башенных гнёзд — слева две и над коровами в центре, почти у горизонта. Я до них квадрокоптер запустил (фото ниже).

А это обратно лечу, вид на башни Эрзи:

Потом мы решили подняться на гору (что в левом верхнем углу снимка), но не по извивающейся дороге, а напрямик по кратчайшему расстоянию. Лезем, упираемся, потеем. Палки здорово помогают, и как мы раньше без них обходились?

Поднимемся на 20 шагов, перекур, фотопауза.

И вот, когда до вершины, казалось, уже рукой достать можно, у меня в кармане «закричал» брелок сигнализации — сработал датчик удара. С ней такое иногда бывает, на солнце может перегреться, или тяжелый грузовик рядом проедет и качнёт потоком воздуха. Но сейчас машина стоит в тени, дорога относительно далеко, ложной тревоги быть не должно.

Всматриваюсь вдаль — возле машины что-то происходит, какое-то движение, вроде две фигурки рядом крутятся. Бинокля с собой нет, толком не разглядишь. Нажимаю кнопку обратной связи, сигналка трижды пиликает (одновременно машина тоже подаёт сигналы и моргает поворотниками) — рассчитываю, что такой фокус отпугнёт незваных гостей, как будто водитель близко, всё видит и сейчас подойдёт.

Смотрю, фигурки отошли на несколько метров. И они, и я замерли в ожидании, продолжая незримую дуэль. Прошло минуты три. Ну, думаю, помогло, можно дальше подниматься. Только делаем пару шагов, опять брелок верещит. Отработал сигнал по таймеру, и снова тревога.

Если там разбивают стекло, то я отсюда уже ничего не смогу сделать. А если пытаются вскрыть двери, то можно ещё успеть добежать. Говорю Лене: «Ты спускайся потихоньку, а я помчался».

Вы себе представляете, что значит бежать с крутой горы, когда у тебя на глазах, возможно, угоняют или обкрадывают машину? После этого спринта у меня потом несколько часов колени не выпрямлялись и пятки горели так, что об них можно было спички зажигать. ))

Время по секундомеру я не засекал, но слетел с горы, наверно, минут за 5. На полусогнутых от напряжения ногах подхожу к «Карнивалу». Всё оказалось не так страшно, как я себе накрутил в голове — повреждений на кузове нет, стёкла целые. Только на пыльном налёте водительской двери отчётливо просматриваются отпечатки маленьких детских ладошек, а метрах в ста удаляются два пацанёнка лет десяти.

Это явно они крутились возле машины, больше некому. Других людей, кроме того дедушки, и близко не наблюдалось.

Может, конечно, они просто из детского любопытства в салон заглядывали, ну, например, с целью изучения интерьера незнакомого автомобиля, а может на разведку от взрослых приходили. Не знаю. Немного обидно, что пришлось досрочно прервать прогулку, но хорошо, что всё обошлось.

Пока я крутился вокруг машины, ко мне подошёл дедушка, с которым мы перед подъёмом общались. Спрашиваю его:
— Не видели, кто к машине подходил?
— Да вон два пацана здесь ходили, — и мотает головой в сторону уходящих ребят, — я их прогнал.
— Понятно. А мы уже почти на гору поднялись, сигналка сработала три раза, и я сюда прибежал.

Он сильно удивился:
— И ты из-за этого испугался и вернулся?!
— Ну да, я видел две фигуры возле машины, мало ли что они здесь замышляли, может стёкла разбить хотели.
— Нет, у нас ничего такого не может произойти, никто твою машину тут не тронет. Зря ты спустился.

Может, мы бы с ним ещё поговорили, но в этот момент подъехал тот пермский «Лэндкрузер», который стоял утром на парковке гостиницы. Из него ближе ко мне первой вышла молодая женщина. Я ей говорю:
— Привет землякам!
Она бросила взгляд на наши номера и сильно удивилась:
— Ого, ничего себе! Вы тоже из Перми!
— Да. И мы уже видели ваш джип в отеле «Армхи», тоже удивились, куда пермяков занесло. ))
— А мы в Грузию едем, остановились там на ночь. Сейчас выселились и решили башни посмотреть.

Следом из джипа вышел её муж и сын лет 13. Я им рассказал про ситуацию с сигналкой. Тут и Лена уже спустилась и присоединилась к беседе.

Они сначала хотели к башням на машине подняться, спросили у деда дорогу, он им объяснил. Но в итоге всё-таки пешком пошли. Мы попрощались и сходили к мечети.

Я заглянул внутрь через открытую дверь. Красиво.

К мечети подъехали три машины с московскими номерами: микроавтобус Хёндай Старекс, джип Вранглер и ещё какой-то кроссовер, не помню. Компания человек 10 и женщина-гид. Она им стала что-то рассказывать про мечеть. А мы вернулись в отель на обед.

Заходим в фойе, где ресепшен, там уже другой молодой человек сидит, у них пересменка произошла, видимо. Но борода тоже, как у Рамзана Кадырова. )) С ним девушка в хиджабе.

Я спрашиваю у парня:
— Какой у вас пароль от вай-фая?
— У нас пароль без вай-фая.

Секундная пауза… Мы смотрим друг на друга, и вдруг все четверо как заржём. ))

Парень начал оправдываться в шутку:
— Вы, пожалуйста, не обращайте внимания, что мы такие невесёлые и заторможенные. Это потому, что у нас сейчас Рамадан, нам нельзя ни пить, ни кушать.

Кстати, про еду. При гостинице имеется неплохая столовая, где нас накормили вкусным обедом, особенно понравились национальные ингушские пироги под названием «чапильг». Это тонкие нежные лепёшки с различной начинкой, покрытые растопленным сливочным маслом. Вкуснотища!

За соседним столом обедала молодая девушка, одетая по-летнему в короткие шорты и майку на бретельках. Ей дали спокойно дообедать, а когда она пошла рассчитываться на кассу, то ингушская девушка-официант и Мадина (о ней расскажу ниже) отвели гостью в сторонку и очень вежливо, негромко сделали замечание в таком духе:
— Извините, но у нас не принято ходить в настолько откровенном виде. Да, вы у нас в гостях, но, пожалуйста, уважайте наши обычаи и правила, в следующий раз наденьте что-нибудь более подобающее.

Сами работницы отеля, разумеется, все были в мусульманской одежде — хиджаб, длинные до пола юбки, закрытые до кистей руки.

Несмотря на усталость и подкашивающиеся ноги (у меня), сорвавшейся горной прогулки нам показалось мало. Короткий отдых после обеда дают даже солдатам в армии, ну и мы тоже полчаса полежали, и снова отправились изучать окрестности. На этот раз пешком к Ляжгинскому водопаду.

Сначала надо спуститься с горы по асфальтовой дороге 2 км, а потом почти полтора км подняться по лесной тропе в гору по берегу симпатичной речки.

Очень кстати оказались тросы и верёвки, натянутые почти по всей длине тропы. Без них я бы точно не осилил ни подъём, ни спуск. Водопад небольшой, в меру красивый, но самое главное, что было очень приятно идти по свежему прохладному лесу, а не жариться на солнцепёке, потому что в горах мы успели слегка обгореть.

Мостик через водопад — это конечная точка маршрута, дальше облагороженная тропа заканчивается, но остаётся узкая козья тропка, уходящая сквозь кусты и деревья вглубь леса.

Я-то туда не полез, мне бы обратно дай бог дойти, а Лена прошла вперёд шагов на 20. Смотрю, она там что-то снимает на телефон и возвращается. Спрашиваю:
— Что интересного увидела?
— Там дальше колючая проволока натянута и висит табличка, — и показывает мне вот этот снимок:

Как-то резко не по себе стало, и мы тихо-тихо ретировались оттуда. Я потом посмотрел по карте, если дальше идти вдоль реки по ущелью, то километрах в шести будет грузинская граница. Выводы делайте сами.

Вернулись в отель. На часах 17:00, до ужина ещё полтора часа, и если сейчас хотя бы присесть, то нас уже никаким краном не поднять. Приключений в горах и 7-километровой прогулки до водопада нам показалось мало, здоровья-то дофига, поэтому надо ещё по деревянной «Лестнице здоровья» подняться. А это, на минуточку, 1500 ступеней! Расстояние по прямой 600 м и с набором высоты на 246 м. На верхней точке осилившего путь ожидают смотровая площадка «Орлиное гнездо» и ресторан «Эрзи».


Схема курорта Армхи.


Лестница здоровья.


внизу отель «Армхи».

По ходу подъёма обнаруживали разные интересные места:

— гостиница «Чайка» с открытым бассейном

— те самые летние избушки на деревьях


внутри у них две кровати и больше ничего.

Ещё видели коттеджи, верёвочный парк, пейнтбольную площадку «Брест» (считаем, что это совсем не подходящее для неё название), большую баню и крытый бассейн.

Бесконечная «Лестница здоровья» всё-таки закончилась и, наверное, вместе с остатками здоровья, а точнее сил. На подъём у нас ушло 40 минут. Но оно того стоило.


Смотровая площадка у ресторана «Эрзи».

Присели в эти кресла отдохнуть. Хорошо бы в них сфотографироваться вместе на таком-то фоне, да только на площадке мы одни, а штатив и зеркалка внизу остались.

И тут к ресторану подъезжают две машины — «Старекс» и «Вранглер» с москвичами, которых мы видели днём у мечети, только в меньшем составе, трое мужчин и две женщины. Лена осталась сидеть в кресле, а я подошёл к одному из мужиков и попросил нас сфотографировать. В итоге он просьбу выполнил, и спасибо ему за помощь, но сделал это с таким одолжением, словно бог снизошёл с небес до простых смертных, разве что нимб над головой не засветился. Это ж «Его величеству» пришлось в буквальном смысле шевельнуть пальцем один раз, нажав на кнопку камеры.

Лена все эти нюансы с расстояния не уловила и поинтересовалась у нашего фотографа, куда они ездили после экскурсии у мечети. Надо было видеть выражение его лица — тут кто-то что-то сказал? Откуда голос раздаётся? На пустое место и то с большей теплотой смотрят. Остальные из этой компании мало чем отличались, по их разговору между собой понятно стало, не иначе как пять Дональдов Трампов в одном месте собрались. Хотя у нас на лбах не написано, что мы из-за МКАДа, значит, дело всё-таки не в нас.

Не перестаём удивляться, сколько всё-таки пафоса и снобизма в некоторых москвичах. Ну, ладно они там у себя в столице перед приезжими щёки надувают, это ещё хоть как-то можно понять, и то с натяжкой. Но они же и в остальной России, да и за границей, продолжают гнуть пальцы, как будто всё и везде принадлежит им. Ау, москвичи, снимите уже корону! Крепостное право отменили в 1861 году, кто не в курсе. Земля вокруг вас не вращается. ))

А ведь есть же среди них и нормальные люди, я уверен, потому что лично знаком со многими. Но нам в путешествиях чаще почему-то именно первый типаж попадается (может только нам так «везёт»?).

Да даже если по этой группе судить — вторая её половина, тоже человек пять, поднимались по деревянной лестнице, и мы с ними встретились на спуске. При этом отлично по-человечески пообщались, с шутками и смехом. У них и близко мАсковских понтов не было, полный контраст с их компаньонами, что сидели наверху. Мне интересно, по какому признаку они разделились? Все «цари» к ресторану на машинах поехали, а «челядь» высадили и пешком заставили идти? ))

Я бы мог, конечно, вообще не упоминать о данном случае в отчёте, чтобы не вызывать возможный срач в комментариях, но просто реально накопилось уже — в каждой поездке встречаются такие вот характерные представители именно из города Москвы. Хотя прекрасно понимаю, что затронутая тема риторическая, констатирование факта проблему не решит. Сколько не спорь и не обсуждай, отношение сторон друг к другу, эта «взаимная любовь», не изменится.

Ладно, хватит лирики.

Мы приняли душ после физических нагрузок и спустились в столовую на ужин. Та девушка, которой в обед сделали замечание по поводу её слишком фривольного наряда, приняла рекомендации к сведению и надела брюки с футболкой.

Когда заказывали блюда у барной стойки, я заметил у них в холодильнике лимонад под названием «Обанхи». Взяли бутылку на пробу и выпили тут же за ужином. Отличный лимонад оказался, местного производства, завод прямо здесь в селе Армхи находится. Подумали, что завтра в магазине где-нибудь надо будет купить домой ящик.

Выйдя из столовой, подошли к мальчику-администратору, у которого «пароль без вай-фая». Я постарался как можно деликатнее задать ему такой вопрос:
— Мы понимаем, что у вас республика мусульманская, алкоголь употреблять запрещено, и наверно в Ингушетии вино или пиво не производят и в магазинах не продают? Мы просто всегда привозим домой на сувениры местные напитки из тех мест, где отдыхаем.
— Да, алкоголя у нас нет. Вот если бы вы задержались в отеле подольше, я бы в следующую смену привёз вам из дома разных фруктовых компотов.
— О, спасибо большое! Но, к сожалению, нам завтра надо домой уезжать, а то три дня ещё добираться, 13-го на работу выходить.

В течение дня мы также периодически общались с женщиной по имени Мадина, не знаем её должность, но предположили, что она здесь вроде старшей по столовой или над всеми сотрудницами. Симпатичная ингушка лет сорока, с низким приятным тембром голоса. Очень душевный человек. Ещё при заселении она нам и про чапильги рассказала, и про пользу сосновой пыльцы, про местные достопримечательности и много ещё чего. Сама с интересом послушала про наши путешествия, в том числе про это.

После каждой прогулки мы встречали её в холле, и она спрашивала, куда мы сходили, что увидели, как нам понравилось, вкусная ли была еда и т.д. От общения с ней за сутки мы получили море удовольствия.

Остаток вечера по очереди отмокали в горячей ванне в номере, снимая усталость с мышц.


Вид на закат с нашего балкона.

9 мая. День седьмой.

Вчерашняя активность с непривычки дала о себе знать — ноги у обоих отказывались выполнять свои функции. Кое-как доковыляли на завтрак.

В последние годы мы взяли за правило возить с собой в отпуск на подарок случайно встреченным хорошим людям, с кем знакомимся в путешествии, кроме магнитиков, ручек и прочих мелких сувениров, бутылку пермской водки или бальзама и коробку/две конфет. У нас в городе приличная кондитерская фабрика, которая делает вкусные шоколадные конфеты (и не только их, конечно) в презентабельной красочной упаковке.

Кому презентовать водку в этот раз случай не представился (не в Ингушетии же её дарить), а вот по поводу конфет мы без сомнений определились — Мадине. Подошли к ней после завтрака и поблагодарили за тёплый радушный приём. В ответ тоже услышали добрые слова на прощанье:
— Спасибо вам! Вы такая красивая пара, сразу видно, что счастливы в браке, что всё у вас замечательно. Приезжайте к нам снова, будем рады вас видеть. Удачной дороги вам!
Приятно слышать такие слова от хорошего человека.

Слегка с грустным настроением покидаем понравившийся нам курорт Армхи и берём курс на башенный комплекс Эгикал, до которого 29 км отличного асфальта по красивому Джейрахскому ущелью.

Про дорогу могу сказать только одно — мы ехали эти 29 км два часа. Просто смотрите фотографии.


Башенный комплекс Гули.


Он же с дрона.


Обратный вид с дрона.


Смотровая площадка.


Панорама с этой площадки.


Башни Эгикал, правая часть комплекса.


Башни Эгикал, левая часть .

Здесь поднялся такой страшной силы ветер, что если случайно выпустить из рук дверь машины, её бы вырвало из петель. О запуске коптера не могло быть и речи. Мы даже к башням не пошли, потому что с ног сбивало.

Пока едешь из Армхи до Эгикала, указатели на разные башенные комплексы стоят на каждом километре и не по одному. Правда, сами башни находились далеко от дороги, и все они не такие крупные, как Эгикал.

А нам осталось добраться до последних башен на сегодня. Этот объект из разряда тех, про которые говорят — если ты его не видел, значит не был там-то.

Дорогу преграждает КПП со шлагбаумом. Рядом очередной горный орёл.

Надпись на щите гласит, что вы въезжаете на территорию Государственного заповедника «Эрзи».

Въезд оказался платный, за символическую сумму 100 рублей с человека нас пропускают вперёд.

Трясёмся 3 км по каменистой грунтовке. В стороне от дороги базируется воинская часть, возможно, пограничники. На склоне рядом с гарнизоном выложена патриотическая надпись.

Проезжаем два узких мостика через речки Сарту и Асса и останавливаемся у храма Тхаба-Ерды.

Среди специалистов нет единого мнения о том, кто и когда построил горный храм Тхаба-Ерды. Согласно одной версии, он возник в VIII-IX веках, и это даёт основание считать его одним из древнейших христианских храмов на территории России.

Заглянули внутрь через закрытую решётку:

Проехали ещё 5 километров, и показалась наша конечная цель — башни Вовнушки.

Дальше ехать некуда, тупик. В ста метрах за башнями обнаружилась ещё одна воинская часть.

А рядом большая пикниковая зона, беседки, парковка, туалеты. Ингуши рыбачат в этой речушке, форель ловят, детишки по берегу носятся. Народ сюда на шашлык приезжает.

На соседних холмах разбросано ещё несколько башен, но сегодня мы не ходоки, у нас разгрузочный день. Хватило сил только на близлежащие склепы.

В каждом древнем ингушском селении был «городок мёртвых». «Человеку при жизни нужна башня, а после смерти склеп», — так говорили предки ингушей. Строили «солнечные могильники» недалеко от жилых сооружений, чтобы «человек размышлял о мире вечном и совершенствовал свою душу».

Потом мы собрались было устроить пикник в одной из пустых беседок, как на парковку подвезли туристов на двух автобусах. Они муравьями разбежались по округе, а нам пришлось переместиться подальше на уютную полянку. Достали свой походный стол, плитку и организовали обед.

Выехали из заповедника и свернули на полевую дорогу, чтобы подобраться поближе ещё к одному скоплению ингушских родовых сооружений.

Вот теперь точно всё, это были последние башни.

Если вы ещё не забыли, я обещал назвать третью причину, придавшую мне импульс для посещения Ингушетии. Итак, повод № 3:

— зимой в процессе изучения информации о Кавказе я наткнулся на известном тематическом сайте на относительно свежий рассказ одной женщины о том, как они с подругой самостоятельно путешествовали в Чечню и Ингушетию (отважные дамы!). И не на машине, а на общественном транспорте.

В отчёте она рассказывала, в том числе, об их визите в бывшую столицу Ингушетии — город Назрань, и новую столицу — Магас. Назрань меня не особо впечатлила, а вот Магас поразил и зацепил.

Всё то интересное, о чём поведала путешественница, я захотел увидеть собственными глазами. Потому что таких чудес нигде больше ни в России, ни в «развитой» Европе я не то что не видел, но даже не слышал о них. Это, конечно, не значит, что их не существует в природе, просто я тоже не везде бывал и вполне мог что-то пропустить.

Говорят, нечто подобное имеется в Эмиратах, но там мы не были, подтвердить или опровергнуть не можем. А вот в Магасе побывали и обо всём удивительном расскажем, но по порядку.

А пока на выезде из Джейрахского ущелья нас поджидает очередной контрольно-пропускной пункт. Военные с автоматами проверили паспорта, уточнили, как мы попали на закрытую территорию и сколько дней здесь пробыли, заглянули в салон и багажник. Всё вежливо, корректно.

Путь открыт, и мы въезжаем в Ассинское ущелье. Оно гораздо менее живописное, чем Джейрахское, дорога зажата между скал и каких-то масштабных пейзажей попросту не видно. Но свои прелести тоже присутствуют. Например, слоёные как пироги скалы.

Как-то быстро и незаметно горы закончились, и мы оказались на равнине. Оставалась ещё одна невыполненная задача — купить ингушский лимонад «Обанхи». Магазинов-то до сих пор не попадалось на нашем пути.

В крупном селе Мужичи увидели продуктовый магазин у дороги, остановились. Лена пошла на разведку, я остался в машине. Через 3 минуты она вернулась и говорит, что местного лимонада нет, но есть чеченский. Продавец утверждает, будто он ещё вкуснее.

О, так это даже интереснее! Тоже экзотика в наших краях. Уже вместе идём в магазин и набираем бутылок 20 всех сортов, что там были: «Лимонад», «Дюшес», «Кола», «Тархун», «Апельсин», «Фейхоа», «Цитрусовый микс». А название-то у всех какое! ЧИАССР. И знак качества советский. Ай, молодцы. 🙂

Сейчас, пожалуй, мало кто знает или помнит, что была когда-то в СССР, а точнее в РСФСР, такая административно-территориальная единица — Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика (существовавшая с 1936 по 1944 и с 1957 по 1993 год). А чеченцы-то помнят. 🙂 Помнят и напоминают всем остальным.

Пока выбирали и расплачивались, разговорились с хозяйкой. Она спросила:
— Вы откуда приехали?
— Из Перми.
— Правда?! А я оттуда родом, из Чердыни. Мама у меня русская, а папа ингуш. Когда мне был один год, отец с мамой разошлись, и он забрал меня маленькую с собой в Ингушетию. Здесь я выросла, замуж вышла. А сколько километров от Перми до нас?
— Примерно 2500.
— Так это как до Европы.
— А вы тоже ездили на машине в Европу?
— Да, мы с мужем несколько лет прожили в Англии, а потом сюда насовсем вернулись.
— И где вам лучше, здесь или в Англии было?
— Здесь конечно! Здесь дом, всё родное. А в Чердыни у меня брат живёт по маме. В Джейрахском ущелье были?
— Да, только что оттуда едем. Очень классно, обалденно красивые горы.
Она пожаловалась:
— А мы вроде рядом живём, но выбираемся туда раз в несколько лет, всё времени не хватает.
— Знакомая ситуация, — согласились мы, — почему-то легче в другую страну съездить, чем у себя под боком что-то посмотреть.

Вот так и поговорили. На прощанье соблазнились на покупку у неё большущего домашнего песочного торта, который благополучно довезли до Перми и здесь уже съели.

На оставшемся пути до Магаса в станице Нестеровская впервые после Алагира заправились и в специализированном магазинчике рядом с АЗС купили банку ингушского мёда.

Магас — самый маленький, самый молодой и самый малонаселённый административный центр из всех субъектов Российской Федерации. Его население насчитывает всего около 9000 человек.

Первый символический камень строительства нового города заложил первый президент Ингушетии Руслан Аушев в 1994 году. А существующее название город официально получил только в 2000-ом. Его можно перевести на русский как «город солнца».

Магас — город, специально основанный в качестве столицы. В России за всю историю страны это второй город с такой судьбой. Догадайтесь, какой был первым? Санкт-Петербург. После распада Чечено-Ингушской Республики, чьей столицей тогда был Грозный, Ингушетия по сути осталась без административного центра. Назрань с ее узкими улицами и преобладающей одноэтажной частной застройкой на эту роль не подходила. Поэтому местные власти решили построить столицу региона в чистом поле с нуля и сразу под ключ.

Но, несмотря на свой юный возраст, главный город Ингушетии носит древнее имя: точно так же называлась столица некогда существовавшего государства Алания, где две тысячи лет назад жили аланы — предки ингушей, осетин, карачаевцев и балкарцев.

В процессе закладки нового города в зоне его строительства были обнаружены, раскопаны и исследованы десятки исторических захоронений, курганов, могильников периода «средней бронзы» и несколько древнейших поселений.

Сегодня столица республики встречает гостей фирменной двойной аркой «Аланские ворота», выполненной в стиле национальной крепости.

На мостовую часть этого сооружения можно подняться по винтовой лестнице внутри башни, что я и сделал.

Справа на снимке над городом возвышается Башня Согласия, точная копия средневековых боевых башен ингушей, коих мы уже увидели немало в горах, только увеличенная в несколько раз. Башня была построена недавно, но уже успела стать визитной карточкой Магаса и всей Ингушетии.

А внутри неё открылся этнографический музей. К нему мы и направились, но сходу найти башню не получилось. Поставили машину во дворе жилой многоэтажки и отправились пешком на поиски чудес Магаса.

Первой на пути попалась Аллея спортивной славы.

Идея не новая, но выполнено красиво. Здесь можно увидеть отпечатки ладоней с личными подписями многих известных советских и российских спортсменов, победителей олимпиад и чемпионатов мира в различных видах спорта.

Затем нам попалась пара фонтанов с забавными предупреждающими табличками. Посмеялись. ))

Не знаю, как насчёт электроэнергии, а вот воды там точно нет ))


Проверять на истинность как-то не хочется, а вдруг кожа слезет? ))

На центральной улице современные велодорожки:

Телефоны-автоматы с платёжным терминалом внутри будки:

Урны под пять видов мусора. Вариации по 3-4 контейнера видели раньше в разных городах и странах, но чтобы был отдельно выделен сборник для мучного — такое встречаем впервые. А вообще не очень понятно, для какого такого мучного — недоеденные гамбургеры туда кидать, выпавший из рук маслом вниз бутерброд, или что?

Но всё это были пока цветочки. Сейчас начинается самое вкусное. Гордость жителей Магаса — остановки общественного транспорта, напоминающие космические модули.

Эти чудеса техники оснащены, внимание! — автоматически открывающимися дверьми на две стороны, тёплым полом, солнечными батареями, кондиционером, скамейками с подогревом и обдувом ног (чтобы в дождливую погоду пассажиры могли высушить брюки и обувь), кофейным автоматом (видимо, не все остановки, потому что в этой его не было), телевизором и бесплатной электронной библиотекой. Кроме того, имеется халявный wi-fi и usb-гнёзда для зарядки гаджетов.

И самое главное, что поразило — всё это целое, не разбито, не разворовано, не раскрашено уродливыми граффити, не обвешано рекламой и объявлениями, не превращено в туалет. Это ли не чудо?!

Все остановки имеют не географические, а исторические названия: «Алания», «Нарт», «Дзурдзуки».

Продолжаем двигаться в направлении Башни Согласия и на площади рядом с ней обнаруживаем ещё одно благо цивилизации — тумбу с электронной библиотекой.

На каждой грани «расставлены» книги определённого направления — ингушская литература, зарубежная, русская классическая и т.д. Книги, разумеется, бесплатные. И это не муляж для красоты — я проверил, скачал одну книжку ради эксперимента, всё действительно работает (при наличии интернета в телефоне). Не знаю, правда, меняют как-то ассортимент книг на полках или он постоянный.

Когда я только увидел все эти невероятные вещи в рассказе той женщины, то выслал их фотографии и описание однокласснице, с которой общаемся в социальных сетях. Она больше 20 лет живёт в западной Германии и ни разу не с тех пор не приезжала в Россию. Они с мужем тоже любят в свободное время путешествовать по стране, и после каждого отпуска мы делимся друг с другом впечатлениями.

Я спросил её, видела ли она в Германии что-нибудь подобное? Ответ был отрицательный. А удивилась она ещё больше моего.

Может, кто-нибудь знает о таких диковинках в других городах России? Расскажите, пожалуйста, в комментариях, мне будет интересно узнать.

Подкрался вечер, мы разрывались между желанием поесть и посещением музея в башне. В этот раз тяга к культуре победила желудок, потому что были опасения, что музей закроют в 19 часов. Сразу на кассе не спросили, до какого времени он работает, и в итоге галопом пробежались. Знали бы, что до 22:00, не торопились бы.

Высота Башни Согласия 100 метров, на отметке 85 м находится открытая смотровая площадка с полом из сверхстойкого стекла.


Башня Согласия самое высокое здание в Ингушетии и самая высокая смотровая башня на всём Кавказе (фото сделано в сумерках уже после посещения музея).

Проект постройки башни, начатый в 2012 году, был реализован за счёт личных средств бизнесмена и мецената Алихана Харсиева. При этом были соблюдены нормы древнего ингушского обычая, согласно которому строительство родовой башни должно быть завершено в течение 365 дней. 

На первом этаже музея организованы экспозиции, показывающие жизненный быт ингушей как бы внутри оригинального старинного жилища, и как матрёшка в матрёшке сделана ещё одна башня поменьше, почти в натуральную величину. В неё тоже можно зайти.

Длина подъема до смотровой площадки, закрученного по квадратной спирали, составляет 1,7 км!

Лифта нет, но угол наклона пола настолько мал, что подъем будет вполне по силам людям преклонного возраста. А чтобы посетителям было не скучно выписывать квадраты, по стенам развешаны картины с описаниями изображённых на них сюжетов.

Сначала мы останавливались у каждого полотна, читали аннотацию и рассматривали во всех подробностях. Но потом поняли, что таким темпом даже до середины башни не успеем подняться.

 


Предположительно вот так выглядели Вовнушки в далёкие лучшие времена.

Примерно на середине высоты башни находится роскошный конференц-зал:

Ещё чуть выше есть кафе. Через 30 минут мы вышли на стеклянную площадку, где кроме нас находились четверо ингушских парней лет 16-ти. Они как дети с шумом и весёлыми криками бегали вокруг башни, играя то ли в догонялки, то ли в прятки.

Я их спросил, откуда они приехали. Оказалось, из Назрани. Приезжайте, говорят, в Назрань, «у нас лучше, можно что хочешь делать, а в Магасе слишком много ментов». И это так — на улицах нам периодически встречались патрули и стационарные посты с военными при автоматах. Но, с другой стороны, это и немудрено — президентский дворец в двух шагах, должна быть какая-то охрана.

Эти же ребята показали нам, которое из зданий какой государственной структурой занято.


Белый дом слева — министерство финансов, справа — парламент,
а в центре и чуть в глубине — президентский дворец.

И пока мы здесь стояли, из дворца выехала колонна 8-10 крутых чёрных внедорожников с мигалками и ревущими сиренами и умчалась в сторону Назрани. Возможно, мне довелось лицезреть кортеж самого Юнус-Бека Евкурова.

Кстати, на фото выше видно хвост колонны, поворачивающей на центральный проспект. Увеличенный фрагмент:

А на другой стороне можно разглядеть сотрудника, перекрывшего движение для остальных машин, и барьеры в асфальте по типу используемых на ж/д переездах:

Вид на Магас левее:

Правее:

И вся панорама целиком:

В общем-то, это и есть вся столица Ингушетии. Буквально в пятистах метрах за Башней Согласия проходит граница с Северной Осетией. Как видно на снимках, целые районы многоэтажек ещё не заселены.

Насмотревшись на город, начали спускаться, ненадолго задерживаясь у наиболее интересных картин. Они все в той или иной степени посвящены Ингушетии, но скомпонованы группами по темам — история, природа, люди, Великая Отечественная война.

Наше особое внимание привлекла картина художника Руслана Эльдиева под названием «Последний защитник Брестской крепости»:

Из глубин памяти всплыло ощущение, что я уже где-то слышал историю (или читал давно, или в школе проходили), как немецкий генерал отдал честь советскому солдату. Прочитав описание картины, мы конечно узнали, почему она здесь висит, т.е. какое отношение имеет к Ингушетии. А по возвращении домой я поднял эту тему для себя и с интересом изучил более подробно.

Существует даже книга авторов Юрия Стукалина и Михаила Парфёнова под таким же названием.

А вот как описывает события, послужившие основой для этой картины, их непосредственный участник со стороны врага, бывший эсэсовский офицер литовского происхождения Станкус Антанас:

«Дело было в середине июля 1941 года. Наша эсэсовская дивизия стояла недалеко от Брестской крепости в городе Перемышль на реке Буг, разделяющей город на две части — польскую и советскую. Полку, в котором служил я, было приказано очистить Брестскую крепость от оставшихся солдат Красной Армии, защищавших ее.

Но Брестская крепость всё ещё сопротивлялась. Всё реже и реже раздавались оттуда выстрелы, всё меньше и меньше оставалось бойцов. И всё-таки немецкая армия ещё несла потери от метких выстрелов из развалин. Израненные защитники Брестской крепости выходили в штыковые атаки с выкриками на непонятном гортанном языке. Многие из них были с типично кавказскими лицами. И хотя каждый из них был по несколько раз ранен, дрались они, как одержимые.

Настало время, когда силы защитников Брестской крепости иссякли и атаки прекратились. Стало очевидным, что с гарнизоном уже покончено. Мы шаг за шагом обследовали все казематы и подвалы крепости и везде находили только трупы и обугленные скелеты. Не слышно было ни звука. Полчища крыс шныряли под ногами, поедая трупы.

Мы готовились выдвинуться за наступающими вглубь СССР немецкими частями. Наш генерал выстроил дивизию на изрытом воронками плацу. Он поздравил всех с взятием Брестской крепости и стал вручать награды, в это самое время из подземных казематов вышел высокий подтянутый офицер Красной Армии.

Он ослеп от ранения и шёл с вытянутой левой рукой. Правая рука его лежала на кобуре пистолета, он был в рваной форме, но шёл с гордо поднятой головой.

Дивизия стояла, застыв. Дойдя до воронки от снаряда, он повернулся лицом к западу. Неожиданно для всех немецкий генерал вдруг чётко отдал честь советскому офицеру, последнему защитнику Брестской крепости, за ним отдали честь и все офицеры немецкой дивизии. Красноармейский офицер вынул из кобуры пистолет и выстрелил себе в висок. Он упал лицом к Германии. Вздох прошел по плацу.

Мы стояли, поражённые увиденным, поражённые мужеством этого человека.
Когда проверили документы — партийный и военный билеты, — узнали, что он уроженец ЧИАССР, старший лейтенант пограничных войск. Фамилию его я запомнил — Барханоев. Нам приказали похоронить его с подобающими воинскими почестями. Он был погребён под оружейный салют. Не знаю, кто он по вероисповеданию, но мы поставили на его могиле столбик». («Вопросы истории». Ингушетия, выпуск 1, Магас 2004, стр. 109).

История Второй Мировой войны не знает другого подобного случая, когда фашисты с воинскими почестями хоронили своих врагов. Установлены анкетные данные последнего защитника Брестской крепости — Барханоев Умат-Гирей Артаганович.

И был в музее ещё один цикл интересных картин на военную тему об обороне Малгобека (город на северо-западе Ингушетии).

Название города тоже показалось мне знакомым. Ведь в наши школьные годы историю Великой Отечественной войны изучали на уроках очень подробно, где какие фронты находились, какие операции проводились, сколько потерь в живой силе и технике понесли войска и т.д. И книги про войну я в юности читал запоем. Сейчас уже почти ничего не помню, конечно.

А про битву за Малгобек выяснил следующее, если вкратце:

В августе 1942 года на подступах к городу развернулась самая ожесточенная битва, от исхода которой во многом зависел успех в войне в целом. Малгобекские события окончательно подорвали план захвата Кавказа под кодовым название «Эдельвейс». В течение четырех месяцев здесь шли кровопролитные бои. Город много раз переходил из рук в руки. Вместе с военными его защищали тысячи ополченцев.

Если Ростов гитлеровцы называли «воротами» Северного Кавказа, то Малгобек был своего рода ключом к нефтяным недрам. После занятия города командование немцев планировало захватить Грозный и далее двинуться в Баку. Для этого на Кавказ было переброшено много военной техники и живой силы. После четырех месяцев тяжелых боёв, 3 января 1943 года малгобекская оборонительная операция закончилась поражением гитлеровских войск. В боях за город погибли 120 тыс. советских солдат.

Указом Президента России в ноябре 2007 года Малгобек был удостоен почётного звания «Город воинской славы».

До чего же занимательно в путешествиях погружаться в культуру и историю тех стран или регионов России, где бываешь. В этом заключается одна из главных причин, толкающих нас вперёд, к новым и новым местам.

Пока мы спускались внутри башни, на город спустилась темнота и зарядил сильный ливень. У мужчины-кассира поинтересовались, где можно поужинать, желательно чтобы не очень дорого и с блюдами национальной кухни. Он посоветовал заведение «Del Magas». Мы его видели, дорогу найдём.

Превратиться в «ждунов» из-за капризов погоды не хотелось, и мы надели фирменные ветровки с бывшей работы Лены, предусмотрительно захваченные с собой в рюкзак. Такие куртки у них выдавали всем работникам, кто участвовал в первомайских демонстрациях, и после демонстрации оставляли на память.

На моей красной ветровке на груди вышито мелкими буквами название компании, в котором присутствует географическое слово «Урал…» А поскольку я первый раз в жизни её надел, то как-то и не обратил внимания на данный факт.

Идём по лужам и бегущим потокам воды в сторону кафе. Вечерний Магас тоже может удивить приятными мелочами:


Сейчас жалею, что не зашёл в будку познакомиться с её устройством поближе.


Скамейка с подсветкой.

Дошлёпали (по-другому не скажешь) до кафе «Del Magas». Само оно находится в здании, а возле фонтана на аллее вынесена летняя часть — бар с холодильниками и столы под шатром. Ноги у нас мокрые выше колен, а вид, наверно, как у замёрзших цуциков.

Пожилая женщина русской внешности, стоящая за стойкой бара, обращается к нам:
— Здравствуйте. Вы с Урала приехали?

Ничего себе, ясновидящая!

— А как вы узнали?! — и тут до меня доходит — ветровка. ))
— Да, с Урала, из Перми. Мы бы хотели поужинать.
— Конечно, пожалуйста. Можете внутрь ресторана пойти или здесь остаться. Если здесь, то можем предложить вам сразу горячий чай и пледы, чтобы согреться.
Вот это сервис! Такая забота нас впечатлила.

— Спасибо, но мы не очень замёрзли, а вот туалет бы не помешал…

Мы заказали национальные блюда — по курице с клёцками (оригинальное ингушское название не запомнилось), чапильги с творогом и картошкой и осетинскую газировку. Пока ходили в туалет в помещении ресторана, еду как раз принесли.

Размер порции натолкнул на мысль, что мы переоценили свои возможности.

Оказалось, что к основному блюду прилагается тарелка густого наваристого бульона и чесночный соус. Девушка-официант подсказала, что мясо надо макать в суп. Мы попробовали последовать её совету, но заедать ложкой вышло всё-таки удобнее.

Чапильги в нас уже не влезли, попросили положить их в контейнер и забрали с собой.

Маршрут по Ингушетии за сегодня выглядит так:

В 20:30 выезжаем из Магаса и через несколько минут прощаемся с Ингушетией. Эта самая маленькая кавказская республика стала для нас неожиданно приятным открытием.

Не считая лёгкого инцидента с машиной возле башенного комплекса Эрзи, всё остальное нам очень понравилось. А на курорт Армхи и в Джейрахское ущелье мы бы с удовольствием приехали когда-нибудь снова.

Эпилог

Как только мы въехали в Северную Осетию, разразился ужасающей силы ливень. «Дворники» на максимальной скорости не справлялись с потоком воды. Дорогу не видно абсолютно, как будто мне шарф на глаза повязали. Продолжать движение в таких условиях стало просто опасно. Практически все машины останавливались на обочине, а я свернул на подвернувшуюся заправку, где пришлось переждать стихийное бедствие. Минут 15 — и дождя как не бывало.

На границе Северной Осетии и Кабардино-Балкарии нас в очередной раз остановили на стационарном посту. Полиция, военные, очень много людей в форме и с автоматами.

Здесь тормозили абсолютно все машины и отправляли водителей в здание, где девушки-инспекторы проверяли документы и заносили данные в компьютер. После чего можно было ехать дальше.

Как я уже говорил, на Кавказе нас останавливали на различных постах очень часто, но ни разу не было ни одной попытки вымогательства или развода со стороны инспекторов ДПС. Хотя и мы ничего не нарушали, кроме случая невключенных фар после Южной Осетии.

Заночевали в машине где-то возле Баксана.

10 мая.

По сути, отпуск можно считать законченным, осталось три дня дороги домой. Всего одна неделя активного отдыха на Кавказе, а багаж впечатлений больше, чем за три недели катания по Европе. При этом 5 дней в горах просто затмили собой и вытеснили из головы всё остальное.

К своему стыду, я даже забыл поздравить друга с днём рождения 9 мая, потому что в горах потерялся во времени и пространстве.

Когда ты там, вся жизненная суета и бытовые проблемы непроизвольно уходят на десятый план, с высоты гор всё мирское воспринимается бесконечно далёким, несущественным и неважным.

Мне казалось, что города Пятигорск, Ессентуки и Кисловодск были у нас не пять дней назад, а реально в прошлом году. Я высказал эти мысли Лене, она ответила, что у неё точно такие же ощущения.

И ещё один момент — до поездки на Кавказ Лена безуспешно искала работу 4 месяца, а как только мы вернулись домой, в первую же неделю работа сама нашла Лену.

Вот такая она — МАГИЯ ГОР.

Чтобы завершить временное расставание с Кавказом на мажорной ноте, мы решили ещё раз заехать в Пятигорск: налить минералки с собой и купить горных травяных чаёв.

Сначала в одном маленьком продуктовом магазинчике набрали пару ящиков осетинских и ставропольских напитков, которых нет у нас в городе (лимонады разных видов и пиво), а также армянских консервированных закусок из овощей.

Потом в галерее наполнили две 1,5 литровые бутылки водой из источника «Красноармейский» и ещё из какого-то более пахучего. Одну в дороге выпили, вторую довезли.

А затем нашли так называемый «верхний» рынок, где затарились травяными сборами для себя и всем друзьям и коллегам на сувениры. На рынке цены на горный чай процентов на 30-40 ниже, чем в туристических местах на такие же упаковки.

И там же увидели фирменный магазин с нальчикскими конфетами, тоже купили два готовых нафасованных набора по 1 кг. Ценник здесь в два раза меньше, чем на Курортном бульваре в Кисловодске. Конфеты отличные, рекомендуем к покупке, если где-то увидите.

До дома добрались без приключений, днём 12 мая были на месте. Ноги у меня ещё неделю потом болели после горных прогулок по Ингушетии, но это всё ерунда и мелочи жизни. Усталость проходит, а невероятные эмоции и яркие впечатления остаются в памяти навсегда.

Итог путешествия в цифрах:

  • пробег 5942 км;
  • израсходовано солярки 466 л на 21 045 руб;
  • средний расход = 7,843 л на 100 км
  • гостиницы (8 ночей) 14 300 руб.
  • штрафы = 0 руб.

Всего 35 345 руб.

С питанием и покупками уложились в сумму чуть меньше 60 тыс.

И напоследок предлагаю посмотреть небольшой фильм об этой поездке. Зрелищный видеоряд и приятное музыкальное сопровождение гарантирую. ))

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *