Памирский тракт — 2017

Рассматривая варианты отпуска 2017 года, наткнулись на список самых красивых дорог мира. Памирский тракт был в их числе. Сначала идея поездки по границе Таджикистана и Афганистана одним на стоковой машине казалась чересчур авантюристичной, но потом пессимизм по этому поводу прошел.

На этапе подготовки был проведен текущий ремонт машины, приобретен бокс на крышу для второй запаски и всего ненужного в салоне. Собрано огромное количество вещей, половина из которых не пригодилась. Выяснены особенности въезда и ввоза в страны. Составлен маршрут.

У жены получилось взять отпуск только на три недели. Маршрут для этих трех недель мы составили очень протяженный, поэтому наше путешествие скорее напоминало автопробег.  

В ночь с 18 на 19 августа выехали из Барнаула в сторону границы с Казахстаном. Заночевали в нескольких километрах от границы на российской стороне. Утром неожиданно много времени (около 4,5 часов) заняло прохождение границы (погранпереход Веселоярск). Больше часа стояли в очереди на российской стороне, при этом перед нами было машин 5-7.


В очереди с российской стороны.

Пограничники особо не усердствовали при осмотре, но торопиться тоже не собирались. После прохождения границы приобрели немного тенге по не особо выгодному курсу и купили страховку. Страховка на месяц в рублях стоила примерно 2400. Количество вписанных в страховку водителей на цену не влияет (по крайней мере, на двоих стоит столько же, сколько на одного).

Дорога от границы до г. Семей (бывшего Семипалатинска) — асфальт среднего качества. Сам город ничем выдающимся не запомнился. Развалины советского наследия и практически полное отсутствие чего-то нового взамен.


г. Семей

Рубли на тенге меняют только в банках. По случаю субботы искать работающий банк пришлось довольно долго. Местную сим-карту для интернета купили без проблем (нужен или нет паспорт, не помню).

Дальше выдвинулись в сторону Алма-Аты по дороге через Талдыкорган. До поворота на Усть-Каменогорск (в районе Калбатау) дорога практически идеальная.


Дорога Семей—Калбатау.

После поворота не дорога, а ее остатки. Раздолбанный асфальт с гребенками и протяженными участками с канавами непонятной природы шириной во всю дорогу и глубиной в полколеса. И так примерно 700 км (до Талдыкоргана). К слову, эта дорога соединяет Усть-Каменогорск (областной центр) и Алма-Ату (бывшую столицу). Сложилось впечатление, что казахи не заморачиваются с ремонтом дорог. У них дороги это или развалины, или чуть ли не автомагистрали.


Дом на колесах повышенной проходимости.

Пейзажи по сторонам весьма однообразны, холмистая степь с выжженной солнцем скудной растительностью.

От Талдыкоргана до Алма-Аты шикарное шоссе по две полосы в каждую сторону. При этом много участков с ограничением скорости 50 км/час. Бросается в глаза, что места для знаков выбраны таким образом, чтобы гаишникам (или по-местному желдорполиасам) было удобнее подлавливать нарушителей. Перед Алма-Атой автострада и местный Лас-Вегас (казино) по обочинам. 


Дорога Талдыкорган — Алма-Ата.

По казахским ПДД по дорогам без разметки можно ехать до 90 км/час, с разметкой до 110 км/час, по магистралям до 140 км/час. Превышать допустимо не больше чем на 9 км/час. Минимальный штраф 4000 рублей (не тенге!). Водителю не рекомендуется без разрешения гаишника выходить из машины (за это тоже, возможно, придется заплатить). Насчет тонировки не интересовался, потому как у меня ее не было. Знаки ограничения скорости действуют не до перекрестка, а до знака пересечение дорог. Бывает такого знака нет километров 20-30 или вообще нет. Как вариант можно ориентироваться по знакам с ограничениями для встречного потока.

По дороге до Алма-Аты останавливали несколько раз. Стандартно смотрели всё. Документы, страховку, талон техосмотра, аптечку, огнетушитель. Один неопытный полиас попытался докопаться до наклеек на кузове, наверное, потому что больше не до чего было. После беседы на тему если не запрещено, значит разрешено — отстал. Ему на помощь пришел его более опытный коллега с заготовкой «Ты почему за руль сел, от тебя же перегаром за 10 метров разит». Видя отсутствие паники и готовность пройти медосвительствование, приняли решение меня отпустить.

Про полиасов. У казахских гаишников явно выраженный интерес к автомобилям с российскими номерами. Один раз передо мной полиасы остановили автомобиль кого-то из местных, увидев меня, тут же его отпустили, догнали меня с мигалками, остановили и начали работать по программе «Тебе за руль-то не рановато? От тебя же пахнет алкоголем. В трубку дышать будешь? Смотри, если в последние три дня пил, значит все, права заберем».  Вообще казахские гаишники ожидаемо не порадовали. Были, конечно, и исключения. Однажды в Алма-Ате забыл включить ближний свет, проехал метров 500, остановили и по обычной программе начали. Один из полиасов внезапно решил меня простить, потому как я гость, чем немало меня удивил.

Алма-Ата красивый, современный город (около 10 лет как перестал быть столицей), при этом практически рядом с небоскребами частный сектор с одноэтажной застройкой. Много зелени, в 20 км горы со снежными шапками.


г. Алма-Ата.

В Алма-Ате ночевали в гостинице, расположенной между Медео и Чимбулаком. На машине можно доехать только до Медео (о чем мы, естественно, узнали только на месте). Дальше или на экотакси или пешком. В нашем случае это самое «экотакси» почему-то было с ДВС.


Парк первого президента Республики Казахстан.


Медео.

Утром следующего дня поднялись по лестнице от Медео на противоселевую плотину.


Вид на Медео с противоселевой плотины.


Вид на канатную дорогу с противоселевой плотины.

Одной из целей посещения Алма-Аты было оформление разрешений для посещения Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) (не поехали через Астану, где тоже можно оформить разрешение в целях экономии времени, чтобы к утру понедельника быть в Алма-Ате).

Процедура получения разрешения ожидаемо заняла много времени (примерно полдня). В генконсульстве Таджикистана к нашему приходу уже было много посредников, оформляющих визы иностранцам в Таджикистан. Самого консула пришлось ждать больше часа. За разрешение он запросил 30$ с человека (до этого по телефону говорил, что будет стоить 20$), которые без выдачи квитанции положил себе в стол. Само разрешение представляет собой печать в загранпаспорте с его подписью и датой (вроде как бывает и в форме отдельной бумажки-разрешения).

После оформления разрешений в ГБАО съездили на Большое Алматинское озеро. В верхней точке серпантина, ведущего на озеро, от перепада давления взорвался пакет с чипсами. До того как понял, что это были чипсы, в голове пронеслось немало нехороших мыслей о том, что это могло быть.


Большое Алматинское озеро.

Несколько удивил дефицит 95-го бензина на заправках в окрестностях Алма-Аты. На одной из заправок (Казмунайгаз) сказали, что 95 отпускается только по талонам.


80-й — NORMAL.

После озера выдвинулись в сторону Киргизии. По дороге к погранпереходу Каркара заехали посмотреть Чарынский каньон. Въезд на территорию каньона платный (сколько именно, уже не помню, рублей около 500 вроде). За спуск в каньон на транспорте необходимо доплатить. Перед спуском на автомобиле очень советую трезво оценить свои шансы подняться обратно без посторонней помощи.


Чарынский каньон.

В конце каньона перед базой отдыха встретилась пара молодых немцев на арендованном пикапе. Спустило колесо. Вместе с еще одним соотечественником помогли им снять и поставить запаску. После успешной замены колеса граждане Германии в знак благодарности пытались нам всучить полбутылки какого-то алкоголя. Судя по их удивленным лицам, мы должны были не отказываться от шнапса, а тут же выпить его из горла до дна, как подобает всем русским во всех голливудских фильмах.       

Граница между Казахстаном и Киргизией оставила странное впечатление. Дорога внезапно переходит в гравийку в состоянии «строительства», при этом нет абсолютно никаких знаков и указателей (как выяснилось позже, казахи по каким-то своим непонятным убеждениям не строят и не ремонтируют дороги от последнего населенного пункта до границы). Через несколько километров пришла смска «Добро пожаловать в Киргизию», еще через несколько подъехали к КПП.

Прохождение границы заняло у нас от силы минут 30. Осмотр формальный, но с «нюансами». Казахский пограничник не проявил интереса к багажу, но досконально перерыл содержимое бардачка, подлокотника и прочих кармашков в салоне. Увидев шнурок USB type C, принялся усиленно его клянчить в подарок. Не отдал, так как он у меня был всего один. Пограничник был слегка раздосадован и попросил взамен обычный micro USB, пришлось презентовать. Киргизский коллега слегка огорошил фразой перед началом осмотра: «Ну что, пойдем поищем гостинцы». Интересующих его гостинцев не нашел. Узнав, что мы из Сибири, поинтересовался, правда ли у нас комары в полпальца размером. Стоящие за нами в очереди местные сразу принесли гостинцы в виде полторашки молока (или кумыса). Киргизские пограничники приняли подношение как должное.

Киргизия прямо с границы сильно отличается от Казахстана большим количеством зелени. Местами сильно напоминает горный Алтай. Сложилось впечатление, что уровень достатка в Киргизии существенно ниже, чем в Казахстане. 

По дороге в Каракол в небольшом городе Тюп поменяли деньги в банке (курс почти 1 к 1 с рублем) и купили симку. 

К концу дня доехали до Иссык-Куля. Озеро и его окрестности весьма живописны.


Озеро Иссык-Куль.

Объезжали его с южной стороны, где, судя по отзывам, должно быть относительно дико, но берег по большей части загорожен или застроен. Место для остановки на ночлег пришлось искать довольно долго. Связь и сносный интернет в районе Иссык-Куля есть практически везде.

На рассвете немного искупались. Дно каменистое, вода прохладная, но не очень. Как потом выяснилось, в момент купания температура воздуха была всего 15 градусов, по ощущениям казалось, что не меньше 20.


Ночевка на Иссык-Куле.

После водных процедур решили прокатиться по Барсконскому ущелью.


Барсконское ущелье.

Дорога гравийка, но в очень хорошем состоянии. За дорогой следят золотодобытчики, вроде как канадские. Регулярно встречались автоцистерны с водой, поливающие дорогу, чтобы не было пыли. Перед серпантином КПП, где записывают в журнал, но денег не берут. За час поднялись с 1600 (у озера) до 4000 метров над уровнем моря. Ближе к верху температура опустилась до 0 и повалил снег.

Наверху достаточно большое плато. До золотого рудника не поехали. Немного прокатились в сторону и поехали обратно.

Проехав вдоль южного берега Иссык-Куля, остановились ненадолго в г. Балыкчи.


Озеро Иссык-Куль.


На подъезде к г. Балыкчи.

Пообедав, заехали на заправку пополнить запасы бензина. Неожиданно выяснил, что давление в шинах выше нормального на 0,5 бар. Перед выездом из Барнаула проверял, было в норме. Разница в высоте над уровнем моря между Балыкчи и Барнаулом около 1,5 км.

Следующей точкой интереса было озеро Сонкёль. От Балыкчи в направлении Нарына хороший новый асфальт.


Орто-Токойское водохранилище.

После поворота на озеро дорога — гравийка средней степени убитости. Ближе к озеру, сбив весь разбросанный по салону хлам в один угол, подобрали двух пеших французов, которые, как мне сперва показалось, понимали и кое-как говорили по-русски. По дороге выяснилось, что их знания русского ограничиваются словами «привет» и «спасибо». Наш английский с уровня «верибэд» вдруг перешел на уровень «май нейм ис» и «ви фром раша». По причине недостаточного взаимопонимания на подъезде к озеру мою попытку выяснить, куда именно на берегу им надо, они (как мне показалось) восприняли как желание выяснить, сколько они мне заплатят. В результате они поспешили нас покинуть, благо мы уже были у озера.

К озеру приехали уже затемно. Заночевали на берегу. Озеро Сонкёль кроме очень звездного ночного неба ничем особо не впечатлило. Возможно, мы не так или не под тем углом на него смотрели, но каких-то особенных прелестей замечено не было.


Озеро Сонкёль.

Лично мне больше запомнились дорога и особенно серпантины на пути от Сонкёль до Джалалабада.


Перевал Молдо-Ушуу.


Ослик на фоне.


Производство стройматериалов прямо на месте строительства.

По дороге во встречном направлении довольно часто встречались участники Mongol rally на разукрашенных микроавтомобилях.

К ночи доехали до г. Ош. Душ и мягкая кровать в гостинице (Silk Way Boutique Hotel) весьма порадовали. Гостиница понравилась по соотношению цена-качество. Рекомендую.   

На следующий день немного покатались по городу, побродили по рынку, заправились и поехали в сторону пика Ленина и границы с Таджикистаном.


На парковке у гостиницы.


Чувствуется любовь к большим флагам.


Гора Сулейман-Тоо.


Сувениры.


Привет из СССР.

От Оша до Сары-Таша вполне хороший асфальт. По дороге впервые за всё время в Киргизии остановили гаишники. Удостоверившись в наличии водительских прав и в том, что я собственник машины, пожелали счастливого пути.


Дорога Ош — Сары-Таш.


Самое удобное место для мытья ковров.

От Сары-Таша до Кашка-Суу (поворот на пик Ленина) хороший асфальт. Дальше плохенькая гравийка, но я ожидал худшего.


Дорога на пик Ленина.

Затемно приехали к альплагерю. Днем в Оше было +35°С, в альплагере шел снег, и было -2°С.

Утренний вид из окна развеял все сомнения насчет длинного крюка в сторону и плохой дороги.

По пути на перевал Путешественников (4150 м) повсеместно встречаются сурки-жиробасы.

Луковая поляна (3800 м) на самом деле оказалось луковой. На поляне в большом количестве растет дикий лук, который на вид не особо отличается от обычного лука-батуна.

В конце подъема на перевал у меня разболелась голова. Судя по всему, сказалась относительно высокая физическая нагрузка (на фоне постоянного сидения за рулем) и подъем на высоту.

Вид с перевала на пик Ленина однозначно стоит усилий, затраченных на подъем.


Вид на пик Ленина с перевала путешественников.

После спуска мое состояние ухудшилось до такой степени, что я не смог сразу сесть за руль. Пришлось около часа полежать. По ощущениям было похоже на очень сильное похмелье. По дороге от альплагеря до долины реки Кашка-Суу полегчало. В дальнейшем подобных симптомов не наблюдалось, в том числе при подъемах на бо́льшие высоты.

На обратном пути еще раз заехали в Сары-Таш, чтобы заправиться. Следующая заправка (точнее возможность заправиться из ведра) только в Мургабе, до которого около 250 км.


На подъезде к границе с Таджикистаном.

От Сары-Таша до пограничного перехода с киргизской стороны около 25 км. Киргизские пограничники и таможенники (в этом месте заканчивается территория таможенного союза) вообще никуда не торопятся. Очереди не было, но пару часов ждать пришлось. Во встречном направлении границу переходили участники Mongol Rally из Бразилии, которые разговорились с двумя англичанами, пока мы ждали в очереди. По количеству факов в их речи при описании дорог в Таджикистане стало понятно, что асфальта ждать не стоит.   


Коллекция наклеек таможенника.

Таможенники-пограничники затребовали непонятный экологический сбор в сумме 1000 рублей, формально осмотрели машину и багаж и пропустили на нейтральную территорию, которая в этом месте непривычно большая (около 20 км), при этом на ней есть дома и вроде как живут люди.

Вся дорога от киргизского до таджикского КПП идет в гору. Ближе к таджикской границе высота над уровнем моря уже больше 4000 м.

На подъезде к таджикскому КПП повалил снег. Сам КПП выглядит как времянка дорожных строителей советских времен со всей сопутствующей атрибутикой. Бюрократия тут цветет и пахнет. Отдельный чиновник от таможни, пограничников, дорожников, экологов еще кого-то там. Неожиданно легко повелся на развод двух пьяных чиновников (то, что они под градусом, никого кроме меня не смущало), которые взяли с меня долларов 20 за ввоз автомобиля и что-то связанное с экологией или эпидемиологией (теперь уже точно не помню). В квитанциях специально суммы сборов пишут прописью на национальном языке. Скорее всего, реальная сумма платежа в разы меньше той, что я заплатил. В общей сложности сумма сборов составила около 50$.

Первым делом все спрашивают, есть ли разрешение на въезд в Горно-Бадахшанскую автономную область. Видимо, мзда за проезд без разрешения одна из основных статей их доходов.

Беготня между проставителями печатей заняла около часа. Когда выехали с КПП, уже темнело. Дорога (особенно по темноте) довольно опасная. В одном месте, пересекая небольшую речушку, не углядел промоину и прилично вдарился о камень. К счастью, без последствий. Ехали по темноте, чтобы хотя бы немного спуститься, так как опасались последствий высоты, которые я уже ощутил около пика Ленина.

Дорога оставляет весьма специфические впечатления. Практически безжизненная каменистая пустыня и никого вокруг. Вообще никого. Как будто бы на другую планету попали.

Немного проехав, остановились на ночлег неподалеку от озера Каракуль. Ночью проснулся от шума. Шел снег, который был больше похож на мелкий, а временами и не очень мелкий град.


Ночевка у озера Каракуль.


Завтрак на природе.

Утром заехали на озеро Каракуль в районе одноименного поселка и поехали дальше.


озеро Каракуль.


озеро Каракуль.

Чуть отъехав от места ночевки, увидели, что разбудивший нас ночной снегопад имел локальный характер.


Слева ограждение нейтральной территории, граничащей с Китаем.


Дорожный знак Памирского тракта.

По дороге периодически встречаются КПП, где, как правило, записывают данные водителя и сведения о машине в разлинованную тетрадку.


ККП в ГБАО.

Прохождение перевала Ак-Байтал (4655 м) не вызвало сложностей ни у нас, ни у машины.


На перевале Ак-Байтал.


Традиционное фото у знака.

На спуске с перевала довольно часто встречались поднимающиеся в гору велосипедисты, глядя на изможденные, темные от загара и пыли лица которых становилось понятно, кто из нас путешественник.


Улыбчивый испанец на двухэтажном велосипеде.

В Мургабе банки по случаю воскресенья не работали. Деньги поменяли в местном отеле. Там же пообедали и узнали у путешествующих на подготовленном Митсубиси Паджеро Спорт соотечественников какой дорогой интереснее ехать до Хорога.

Поездив в поисках заправки поприличнее, пришли к выводу, что все они примерно одинаковые. Кое-где даже есть древние заправочные автоматы, но заливают все равно из ведра (автоматы просто для вида). Удивил заправщика наличием лейки с ситом. После заправки на не очень мелком сите осталось довольно много мусора, в том числе что-то вроде металлической стружки. Бензин на наши деньги стоил рублей 55-60 за литр (если мне память не изменяет).


Мургаб.

Дорога от Мургаба до развилки в целом сносная, после сильно хуже (мы решили ехать через Ишкашим по южной ветке).


Памирский тракт в районе Мургаба.


Река Мургаб.

Встречающиеся поселения, если их таковыми можно назвать, удивляют своей бедностью. Люди живут практически в каменном веке. Глинобитные хижины, ручной труд в условиях достаточно сурового климата и практически полного отсутствия какой-либо растительности. Непонятно, чем вообще они там живут. Корма для скота в достаточном количестве нет, дров тоже.

Километров через 30 после развилки дорога выходит к реке Памир и дальше идет по ущелью вдоль границы с Афганистаном.


Река Памир.


За рекой Афганистан.

Панорамные виды вокруг весьма впечатляют.

До более-менее крупных населенных пунктов засветло доехать не успели. Ночевали у дороги в машине с видом на Афганистан.


Ночевка с видом на Афганистан.

По мере пути высота постепенно падает, начинают встречаться деревья и другая растительность. До Лангара, где сливаются Памир и Вахандарья и начинается Пяндж, крупных поселений нет, дальше дорога идет в пойме реки и плотность населения выше.


Местные на традиционном транспорте.


Исток Пянджа.

Общественный транспорт отсутствует. Люди передвигаются между деревнями на внедорожных такси с багажным отделением на крыше. Многие ходят в соседние поселения пешком. Постоянно голосуют, чтобы довезли, но свободного места в машине практически не было, потому не брали. Сделал исключение один раз. Встретился старый дедушка с внуком лет 3-4. Сгребли хлам в один угол и посадили деда с внуком на коленях. По дороге дедушка на вполне сносном русском (местные среднего и младшего возраста, как правило, русский не знают или знают несколько фраз) с ностальгией вспоминал советское время.


Уборка урожая вручную.


Зороастрийский храм.


Традиционная таджикская архитектура.

По пути заехали на источник Гармчашма. Целебные ванны мужчины принимают отдельно от женщин, при этом и те и другие исключительно в голом виде. Сложилось впечатление, что местные используют источник как общественную баню, по причине чего от целебного омовения воздержались.


Источник Гармчашма.

Ближе к вечеру доехали до Хорога и остановились на ночлег в съемной квартире. Попытались зарегистрироваться в местной милиции, но не получилось, потому как сначала нужно оплатить пошлину в банке, который работает до 3 часов дня. В салоне связи, в который мы зашли, чтобы купить местную симку с интернетом, нами заинтересовался местный мужчина средних лет. Узнав, что мы из Алтайского края, поведал, что регулярно смотрит по спутниковому тв наш местный тв канал и пустился в сравнение их природы и природы горного Алтая. Посетовал, что у них повырубили все деревья в период массовой миграции во время гражданской войны.

Перед сном решил посмотреть новости. Оказалось, что есть таджикские новости на русском. Обратил внимание, как ведущие упоминают о президенте страны. Сначала идет перечисление всех регалий, что-то вроде достопочтимый основатель мира и национального единства верховный лидер нации и т.п. О наличии культа личности правителя напоминают и транспаранты с его ликом и какими-то напутственными речами регулярно встречающиеся по пути. В Казахстане это явление менее бросилось в глаза, в Киргизии и Узбекистане не замечено (видимо, прошлых лидеров нации там уже развенчали, а новым памятников еще не наставили).  


г. Хорог.

Хорог запомнился самыми вкусными лепешками (ни в Душанбе, ни в Самарканде с Бухарой лучше не нашли), отчаянными таксистами на минибасах, совершенно никого не замечающими на дорогах, довольно частным проездом местных на красный сигнал светофора и игнорированием двойной сплошной (видимо, там так принято). Милиционер, у которого вечером спросили, где зарегистрироваться, на следующий день увидел нас, подошел к машине и поинтересовался, как у нас дела (видимо, так тоже принято). Утром оплатили пошлину (за двоих около 1500 рублей), зарегистрировались и поехали дальше.  


Памирский тракт.


Река Пяндж.


Прокладка дороги с афганской стороны.

До Душанбе решили ехать по северной ветке через Оби-Гарм. Километров за 100 от Душанбе впервые встретился относительно большой участок асфальта. После многих сотен километров весьма плохой гравийки езда по асфальту была прям в удовольствие. К обеду следующего дня приехали в столицу Таджикистана.

На подъезде к Душанбе впервые за все время в Таджикистане остановили местные гаишники. Страж порядка сразу заинтересовался картой на машине. Узнав, что мы из Барнаула, милиционер сообщил, что он какое-то время там работал и пожелал счастливого пути.

В Душанбе походили по рынку и поехали в сторону озера Искандеркуль.


Рынок Душанбе.

По дороге довольно часто стоят посты по сбору наличности за проезд. В общей сложности от Душанбе до границы с Узбекистаном проезд по дороге стоил более 400 рублей. Много тоннелей. Самый длинный около 5 км.


Дорога от Душанбе к озеру Искандеркуль.

До озера удалось доехать только к началу сумерек, по причине чего всех его красот нам лицезреть не получилось. Ночевать у озера не стали, так как в ночь был запланирован переход границы с Узбекистаном.


Озеро Искандеркуль.

Следующей точкой интереса был Самарканд, до которого значительно ближе через погранпереход Джартепа, но он на тот момент был закрыт, в связи с чем пришлось делать большой крюк и ехать через погранпереход Ойбек.

К погранпереходу приехали часам к 3 ночи. По полученной на этапе подготовке информации переход работает в круглосуточном режиме, но по приезде обнаружили закрытые ворота и несколько машин со спящими водителями. Собрались ложиться спать в ожидании утра, но случайно выяснилось, что все спящие — это ожидающие клиентов таксисты, а погранпереход работает.

Для проезда на пункт пропуска со стороны Таджикистана пришлось разбудить часовых на посту у ворот. Потом довольно долго бродил по помещениям, чтобы найти спящих таможенников. Еле достучался до пограничника. По его виду было видно, что я прервал сон на самом интересном месте. Несмотря на сонное состояние, он не забыл поинтересоваться «что я ему к чаю привез». Видя мое неудомевающее лицо, он, видимо, решил, что сон важнее, и проставил штампы в паспортах без проверки документов. Нас выпустили на нейтральную территорию, которая в этом месте от силы метров 30.

Узбекские хранители ворот не спали, но дальше нас не пропустили. Мое с ними общение закончилось тем, что они заявили, что рентген аппарат у них работает с 10 утра и или я жду утра, или они будут разбирать мне машину вплоть до снятия обшивки салона и разбортовки шин. На вопрос, куда идти если захочется в туалет, предложили воспользоваться нейтральной территорией. Пришлось ждать утра на нейтральной территории с видом на кладбище, которое начинается метрах в 20 от ворот.

Утром проснулся от звука открывания ворот. С территории Таджикистана заехал свежий мерседес. Я поехал за ним. Дальше было длительное ожидание и длительная проверка сначала мобильным рентгенаппаратом на базе грузовика, потом заставили выгрузить полностью все из салона и багажника на крыше (включая вторую запаску). В салоне и по двигателю полазила сначала одна, потом другая собака, при этом перед тем, как затащить собаку в салон, добрый узбекский таможенник для чего-то бросил собачий мячик-игрушку подальше в пыль-грязь. После того как собака сбегала за мячиком ей разрешили дважды облазить весь салон. В салон мерседеса собак почему-то не пустили. За время нашего нахождения на пункте пропуска через него прошло несколько фур (и в ту, и в другую сторону), досмотр которых проходил минут за 5-10 и, как правило, ограничивался беглым осмотром кабины. В общем, сложилось впечатление, что узбекские пограничники набрались опыта у казахских гаишников и таким образом выражают свое отношение к гражданам РФ. После пограничников нужно пройти еще несколько каких-то чиновников, каждый из которых попросил дать ему от 50 до 100 рублей.

Рядом с выездом с погранперехода стоят таксисты, у которых можно поменять деньги. Курс, как обычно, весьма невыгодный. Тут же за 400 рублей приобрел страховку на машину на 2 недели. На мой вопрос, где можно купить местную симку, один из таксистов предложил продать свою. Я удивился, зачем мне чужая, если я могу купить сам. Он сказал, что симку можно купить только по паспорту Узбекистана, я не поверил, а зря.


Перевозка помидоров.

В первом попавшемся по дороге относительно большом городе поменяли деньги на местные. Как выяснилось, курса в стране два, один официальный (невыгодный), второй неофициальный. На тот момент (если память не изменяет) в банках за 1 доллар давали ~4200 местных денег, на черном рынке около 8000.  Подъехал к таксисту, чтобы узнать, где поменять доллары на сумы. Он не сразу, но согласился (не бесплатно) показать мне у кого можно поменять (сослался, что это не совсем законно). Когда доехали до места, я отдал ему доллары, и он через некоторое время принес мне несколько больших пачек местных денег. Выглядело это все так, как будто я что-то запрещенное к обороту покупаю. К слову, в дальнейшем никаких сложностей с обменом денег не было, но первый раз запомнился.

Попытка заправиться выявила еще одну большую проблему. Бензина на заправках нет. По решению местной власти все перешли на газ. Заправки встречаются часто. На них даже ценники на бензин есть, но бензина нет. Бензин продают частники. «Заправки» можно идентифицировать по стоящим у дороги полторашкам с бензином. Перед въездом в Узбекистан у меня был практически полный бак и две канистры по 20 литров, но этот запас жидкости, более-менее похожей на бензин, скоро закончился. При первой заправке из полторашек я спросил у продавца, какой бензин он продает (по паспорту двигатель ест только 95-й). Он ответил — хороший, ташкентский. Больше таких наивных вопросов не задавал. Судя по тому, как начал работать двигатель, бензин скорее всего 80-й с добавками ослиной мочи, причем у всех одинаково плохой.

К вечеру добрались до Самарканда. Попытка купить местную симку показала, что таксист на границе не врал. Попросил продавца за дополнительную плату оформить на свое имя, но он отказался. Потом, видимо, сжалился над нами и согласился, но бесплатно.

Со второй попытки через букинг забронировали гостиницу (Samarkand Travel Inn). Гостиница понравилась, рекомендую. Хорошее соотношение цена-качество и прямо в центре в пешей доступности от основных достопримечательностей. Попытался оплатить гостиницу в местной валюте по официальному курсу, но не прокатило. Администратор пояснил, что власть издала какой-то там документ, по которому иностранцы за гостиницы должны платить в долларах. Спорить не стал.

Вечером сходили посмотрели Гур-эмир и Регистан в свете фонарей.


Гур-эмир.


Регистан.

Утром во время завтрака один из постояльцев гостиницы (соотечественник, ранее живший в Самарканде) рассказал нам, как сэкономить на билетах. Посоветовал говорить, что мы приехали из Ташкента. Это на самом деле работает, правда не всегда. Стоимость билетов для граждан Узбекистана и для иностранцев отличается в несколько раз. У меня к этому времени лицо достаточно загорело, и ташкентцем себя не получилось выдать только на входе в Регистан. Супруга с ее сугубо славянской внешностью почти везде проходила по иностранным тарифам. К Регистану пришли до его открытия, но охранники согласились пропустить нас, если мы оплатим стоимость билетов им. Получилось походить посмотреть, пока на территории не было никого из туристов.


Состояние до реставрации.

После осмотра достопримечательностей администратор согласился съездить со мной и показать, где можно заправиться бензином из полторашек (от денег за услугу отказался). Искать пришлось довольно долго. Во время поисков появился сильных стук под машиной. К счастью, мое предположение о том, что причина в снявшемся с фиксатора глушителе подтвердилось на подъемнике. Пока поднимали и смотрели машину, автомеханик славянской внешности с упоением рассказывал, что у них зимой температура ниже +20 не опускается. 

Перед выездом в Бухару походили по Сиабскому базару. Ничего особо интересного там для себя не нашли.              

В Бухару приехали ближе к вечеру и остановились в гостинице в старом городе (Grand Nodirbek). Главное достоинство гостиницы ее расположение. Перед сном побродили по окрестностям, сходили к комплексу Пои-Калян.


Пои-Калян.

Утром осмотрели все то же самое при свете солнца, сходили к крепости Арк и на центральный рынок.


Мечеть Боло-Хауз.


Крепость Арк.


Глубокая реставрация.


Настоящий тандыр.


Узбекские ГАИ.

Следующей точкой интереса был город Хива. Но не срослось. Километров через 80 от Бухары из-за заклинившего в обводном ролике подшипника порвался приводной ремень. Поломку обнаружил не сразу. Проехал около километра на аккумуляторе. Двигатель перегрелся практически сразу.

Ощущения после того как открыл капот запомнились хорошо. Жара +40, прямая как стрела дорога и полупустыня с какими-то колючками справа и слева. Ошметки ремня раскидало по всему двигателю. Двигатель частично был мокрый (судя по всему, от повышения температуры двигателя через клапан давануло охлаждающую жидкость). Связь отсутствует.

Запасной ремень хотел с собой взять, но почему-то передумал. Запасной ролик даже не входил в список запчастей, которые я планировал взять с собой. К слову, перед выездом решил поменять этот самый ролик, но в сервисе меня убедили, что нет никакой разницы (кроме цены) менять ролик в сборе или поменять только подшипник. Поменял только подшипник. Он и заклинил.  

Нам повезло и стоять с тросом у дороги пришлось недолго. Ехавшие во встречном направлении двое местных парней на Ниве не сразу поняли, что я от них хочу (сначала показывали в салон, где на заднем сиденье лежали несколько связанных баранов), но потом согласились взять на буксир. Практически все 80 километров обратно до Бухары дорога в весьма плачевном состоянии, много участков ремонтируют. У меня периодически возникало ощущение, что парни забывали о том, что я у них сзади на тросе болтаюсь. Трос несколько раз рвался. Один раз порвался на железнодорожном переезде. Связывали, ехали дальше. После очередного порыва его длина сократилась примерно метров до полутора. Остановились у магазина на обочине купили там обычную веревку. Дальше тащили на ней. Во время буксировки тормоза по непонятной для меня причине практически не работали, поэтому тормозить приходилось ручником. Чтобы окончательно не перегреться, стекла пришлось опустить, в итоге весь салон покрылся толстым слоем пыли. Когда остановились вблизи какой-то автобазы на въезде в Бухару, выяснилось, что еще и аккумулятор сел в ноль.

Парни на Ниве от денег за буксировку отказались. Автомеханику, который потом занимался «ремонтом» машины, сначала пришлось о чем-то поругаться со своими коллегами на непонятном для нас языке. Думаю, они ругались, кому достанется добыча в лице нас. 

Несколько часов ушло на поиск подшипника и подходящего ремня, который в итоге не подошел по длине. Позже привезли другой ремень, со слов механика, очень качественный и дорогой (с запчастями в Узбекистане плохо по причине того, что из машин там только Дэу и Шевроле местной сборки). Ремень был шире, чем надо. При помощи канцелярского ножа две лишние канавки были срезаны. В процессе срезания канавок умелец серьезно порезал мне палец, что его особо не смутило. За ремонт особо редкими и качественными запчастями умелец запросил почти 6000 рублей, причем попросил заплатить именно рублями, сославшись на падение курса доллара. Реальная стоимость работ с учетом затрат на запчасти, думаю, где-то тысячи полторы-две.

Из-за поломки был потерян день, и мы приняли решение не заезжать в Хиву. От заезда на Аральское море тоже пришлось отказаться. Ночевали в машине в пустыне у дороги километров за 50 до Нукуса. Утром в Нукусе не без труда пополнили запас полторашечного бензина и двинулись в сторону границы с Казахстаном.

До Нукуса асфальт приличного качества, дальше дорога существенно хуже. По дороге периодически встречаются посты ДПС в виде КПП со шлагбаумом. Останавливали один раз. После проверки документов отпустили.

От Нукуса до границы с Казахстаном около 500 километров, при этом пополнить запасы бензина негде. В целях экономии топлива ехали без кондиционера.


Едем без кондиционера.

Дорога, по которой мы ехали, по большей части прямая, и местные ездят по ней с такой скоростью, которую способны развить их Дэу и Шевроле. При общении удивило с какой гордостью они говорят про автомобили местной сборки. Такое ощущение, что их Дэу это что-то среднее между Мерседесом и Лексусом.

К обеду следующего дня добрались до пункта пропуска Даут-Ата — Тажен.  После опыта с узбекскими пограничниками на въезде в страну ожидали только худшего, но, на удивление, границу прошли часа за 4, причем без особых затруднений (казахские пограничники тоже не особо усердствовали).

На границе полно людей, большая часть которых больше похожа не беженцев. Со стороны Казахстана очередь из фур километра два длиной. Кроме пробки во встречном направлении Казахстан встретил нас песчаной бурей (видимость прямо как в сильную метель зимой) и полным отсутствием дороги.

В Бейнеу наконец-то заправились бензином, а не жидкостью из полторашек. Звук работающего двигателя перестал пугать перспективой его скорой кончины.


После Узбекистана и такая заправка в радость.

Нашли что-то вроде гостиницы, где за деньги разрешили принять душ. Это место запомнилось Ладой-Калиной, уже довольно давно припаркованной под деревом, облюбованным стаей каких-то птичек. В итоге Калина покрылась слоем птичьих какашек толщиной сантиметра три. К сожалению, не сфотографировал.

К обеду следующего дня добрались до пункта пропуска на границе с Россией в районе Астрахани. Со стороны Казахстана последние километров 50 дороги в ужасном состоянии. Границу прошли часа за 3 без особых осложнений. На российской стороне пограничник попросил отъехать в сторону и припарковаться. Я уже приготовился к досмотру с пристрастием, но он просто решил поинтересоваться, что нас побудило на такой маршрут и каковы впечатления от дороги.

В Астрахани заехал на почту и получил квадрокоптер, который я отправил сам себе из Барнаула. Изначально хотел взять его с собой, но из-за него были бы проблемы как минимум в Узбекистане. Купил новый ремень и ролик. При замене мастер сказал, что нам повезло, что мы до него доехали. Подшипник, который заменил умелец в Бухаре, уже практически заклинил. Ремень весь потрескался (менее чем за двое суток эксплуатации!).


Набережная Волги в Астрахани.

Изначально планировали доехать до Крыма, но дорога заняла больше времени и мы уже не успевали. Решили все же доехать до моря в районе Геленджика. Дальнейшая дорога ничем интересным не запомнилась. В Геленджике больше чем на день оставаться тоже не захотелось. Переночевали и двинулись обратно.


Геленджик.


Со времен СССР немногое изменилось.

Обратная дорога уже хорошо знакома. Ехали вдвоем практически круглосуточно. От Геленджика до Барнаула доехали ровно за трое суток.

Как итог за 22 дня мы 6 раз переходили границу и проехали 13200 километров. Больше одной ночи ни в одном месте не ночевали.

Основной целью был Памирский тракт, и он безусловно стоит того, чтобы ради него проделать такой путь. Транзитный маршрут через Казахстан оставил положительные воспоминания от Алма-Аты и Чарынского каньона. В Киргизии понравилось. Жаль, что Иссык-Куль получилось посмотреть только мельком. Таджикистан сплошь горы. Красивые и по большей части безжизненные горы.  Узбекистан не особо впечатлил своими архитектурными достопримечательностями. Вспоминая пограничников и отсутствие бензина, думается, что можно было обойтись и без него.       

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *