Переезд в «Арахисовую столицу Австралии». День после урагана

Переехав из Перта в Сидней на машине в 2016 году (travel.drom.ru/66519/) и через месяц, отправившись исследовать дальше австралийскую землю — на крайний север континента (travel.drom.ru/66833/), уже меньше чем через год я снова уселся за руль своего космического челнока (Отзыв), который теперь понёс меня в зону деревенской континентальной Австралии. Той её части, где туристы не бывают, а местные живут своей изолированной и неторопливой жизнью, наслаждаясь микромиром вдали от всей остальной цивилизации…

В Кингарой (Kingaroy), что в 300 км от столицы Квинсленда, меня позвал «профессиональный долг» — предложили работу, которую я решил взять, попробовать пожить в деревенской Австралии, посмотреть, как там всё устроено и вообще понять: смогу ли жить в таком месте или нет. Забегая вперёд, скажу: австралийская деревня совершенно не похожа ни разу на ту, которую мы все привыкли видеть.

Итак, собравшись с минимальным количеством вещей, в общем-то, и отправился из Сиднея в Квинсленд. Ехать всегда предпочитаю быстро, точнее как можно меньше тратить времени на дорогу, поэтому, выехав в 7 утра, в 7 вечера уже был в Бризбене, где заночевал, и к обеду следующего дня добрался до Кингарой, о котором есть статья в Википедии, правда, только на английском.

Так сложилось, что выходить на работу нужно было в понедельник, 3 апреля (2017 г.), а буквально за день до моего выезда, на выходных, прошёл сильнейший ураган по северной части Нового Южного Уэльса и югу Квинсленда. И многие магистрали и дороги были либо разрушены, либо затоплены или просто перекрыты. Хм… И что же делать? Да ничего — ехать. А что ещё? Как-нибудь прорвёмся — мы же русские люди! Как в той истории (travel.drom.ru/66519/), когда я случайно опрокинул прицеп в удалённом караван-парке, где-то очень далеко в Западной Австралии и мне пришлось ставить его в горизонтальное положение своими собственными силами. С таким настроем и поехал.

Уже по ходу дороги мои глаза становились всё шире от увиденного, а воображение отказывалось понимать, как же мне повезло, и что хватило благоразумия поехать на день позже. И вообще, я просто везучий (привет Карме). Мне никогда не доводилось видеть вживую машины, смытые на обочину, будто картонные спичечные коробки. Дальше — больше. Делая фотографию ниже, разговорился с хозяином этого субарика, он живёт через дорогу (за кадром) и рассказывал, что буквально вчера уровень воды был выше моей Фиесты (показывает отметку на столбе). Не верится… Пожали друг другу руки, пожелали удачи и разошлись.

Так интересно сложилось, что ураган затронул не все районы, которые лежали на его пути, а может, они просто пострадали меньше. Поэтому, например, сравнительно широко известный в Австралии городок хиппи и травокуров — Нимбин (Nimbin), куда я решил заехать по совету своего хорошего друга (из Иркутска, кстати) — не пострадал. Это место примечательно тем, что только здесь из всей Австралии официально разрешено выращивать и употреблять траву, но только для собственных нужд. О Нимбине, оказывается, есть статья в Википедии на русском.

Вот такой вот он — город счастья. Признаюсь, счастья на улицах я не увидел. Только беззубые рты и морщинистые лбы, а также растрёпанные волосы. А ещё худощавые фигуры в старой поношенной одежде, да хмельные голоса откуда-то из кустов. Возможно, такие жители появляются к вечеру, когда туристы и более опрятные люди уже попрятались по своим укромным местечкам, отдав улицы в волю вечерних доходяг. Пробыл я в «городе счастья» всего 15 минут, за которые мне успели предложить два раза прикупить травки. Может, у меня был слишком невинный вид для здешних мест, а может, я просто появился здесь уже к вечеру. Ладно, посмотрели, отметились — поехали дальше. Надо искать место для ночлега.

По пути дальше, в сторону Бризбена, дорога местами становилась всё хуже. Оно и понятно — именно на границу двух штатов ураган обрушился с особой силой. Поэтому здесь-то и начиналось всё самое интересное… Нет, машину я не утопил, спасать из бурлящего потока никого не пришлось, сам не тонул. Но один раз в каком-то городке, с названием что-то типа «Рим» или «Казино» в свете фар я видел, как из гаража одного из придорожных домов жильцы выгребали огромную кучу ила, которая была буквально до потолка. Кхм… Едем дальше. Что же там будет?


Панорама с места событий.


Всё. Дальше дороги нет. Придётся разворачиваться и делать крюк в несколько километров. А так не хочется — ведь вечереет и надо успеть в хостл в Бриззи до закрытия.


Не, никак. Один австралиец хотел было проехать на внедорожнике, но оставил эту затею. Поехали с ним вокруг — он охотно согласился показать дорогу.


Я не то чтобы в шоке. Но точно в недоумении. В голове не укладывается, что так бывает. Ну да — мы все видели по телику сотни раз последствия стихийных бедствий. Но вживую лично я вижу такое впервые. Впечатляет.

Тот австралиец, что согласился мне показать другой путь — впуливал на своём пикапе так, что я едва поспевал за ним на поворотах. Отстать совсем не хотелось, ведь связи не было и навигация не работала. Резко затормозив на вершине холма, он вышел сфотографировать эту красоту. Я тоже не упустил момент. После чего он рассказал, как ехать дальше, пожали руки и разъехались.


Говорят, ещё вчера тут была дорога…


…а сейчас только завалы из деревьев и грязи.


И вот вопрос к читателям: как эта машина оказалась здесь? С одной стороны футбольное поле, с другой — шоссе (за кадром). И, главное, какой же силы был поток воды, что машину не то, чтобы смыло, да ещё и так зажало между деревом и забором… И куда вся эта водная масса двигалась, и откуда стремилась? Вокруг — ни следа от воды, сухо.

Еду по основной дороге в Бризбен. И упираюсь в огромную лужу, размеров с целый олимпийский бассейн. В голове снова вопрос: и что же делать? Выхожу из машины, смотрю, думаю. Оцениваю обстановку. Немного погодя подъезжает семья на прадике. Тоже решают, что делать. Пытаются переехать вброд, но сразу останавливаются — по радио передавали, что буквально вчера при попытке пересечь такой затор, в обочину в микроавтобусе смыло женщину с детьми. Дети вроде бы выбрались, а она погибла.

Мда, ситуация. Отец семейства обратил-таки внимание на мою машину, бросил взгляд на меня и предложил поехать за ними — он знает объездной путь, типа свои «кенгурячие» тропы. Ну что ж, поехали, какие ещё варианты? Короче, в Бризбен я добрался только через 12 часов, а не через 10, как планировал, но разве это плохо? Отнюдь нет. Главное, что не ночую в машине или ещё где, а в хотя бы в хостле. 🙂


Доброе утречко, Бризбен!

Наутро быстро собираюсь, ем в ближайшем нормальном «органическом» кафе и выдвигаюсь в «Арахисовую столицу». Уже воскресенье, а завтра на работу выходить надо. Ещё 300 км ехать, потом разгрузиться, обстроиться, осмотреться — короче, дел куча, а время стремительно убегает.


Привет, Кингарой!

К обеду, или чуть позже, я всё-таки добрался до точки назначения и — сразу в кафе. Кстати, несколько раз наколовшись с невкусной едой, места общепита теперь всегда выбираю по рейтингу в Гугл картах. Если оценка 4,5 и выше — можно смело ехать, будет вкусно, другие стопроцентно можно отбрасывать (лайфхак).


Завтра сюда на работу. Это завод по производству лекарства из местного эндемичного растения.


Всё та же машина из Западной Австралии.

Дом, в котором я поселился, располагался на огромной ферме, где кроме меня не было никого. Только лягушки квакали по ночам, сверчки стрекотали, а ещё бесконечное звёздное небо, луна, пара лошадей, шесть коров, ну и я. Больше ничего. Ощущение, что я, будто пришелец из другого мира, приземлился на неизведанную планету.


Дом, в котором я поселился, пока жил в Кингарой.


Вид из дома на ферму. Моя машина выгодно смотрится на фоне вечерних сумерек.


Утро на ферме. Тишина, свежесть, ясное небо. Никого. Красота! Многие, наверное, отдали бы многое, чтобы здесь оказаться.


У фермера есть бассейн. Правда, с холодной водой. Но это не страшно — в Кингарой нет природных водоёмов — всё высосали на аграрные нужды. Поэтому бассейн на ферме — совершенно необходимая вещь, прохлаждаться огненными летними днями. А жара в континентальной Австралии может быть немыслимой, поскольку океан уже в 300 км не спасает.


Это всё та же ферма, на закате.

Однажды, когда мне вконец стало скучно от полнейшей изоляции и уже перепробовал разные активности, я решил бегать. Бегать по ферме и «качаться» всем, что найду. Так, отбежав от дома минут 10, обернувшись, увидел его точкой на горизонте чуть вниз по склону. Какой же он маленький тогда был. Тогда же поймал себя на мысли, что я как будто бы Плутон на окраине солнечной системы, а её центр — воооон там, едва различим. Кстати, качался я следующим образом: добежав до другого конца фермы, у баков со сточной водой, я обнаружил какие-то неиспользованные сетки забора для скота. Их и поднимал над головой, прокачивая, типа, бицуху. В таких условиях, если себя ничем себя не занимать, то можно просто сойти с ума. Что, кстати, со мной почти начало происходить. 🙂

Позже, буквально через месяц я уже лез на стену и ощущение было, что тут хоть повесься — никто тебя не обнаружит, пока не вернётся фермер из очередной своей поездки. Часто бывало, что он уезжал по своим делам на недели, а то и месяц. А на ферме — ни телика, слабый Интернет, знакомых-друзей никого, мебели минимум… Аааааа… 🙂 I’m slowly going crazy! Хотя, с другой стороны — прекрасная возможность побыть наедине со своими мыслями и самому всё обустроить.

Но это всё позже. А сейчас — первый день на работе. Свой стол, компьютер, все дела.

Кингарой — это аграрный город. Здесь выращивают арахис (отсюда и второе название), и эндемичное растение, из которого потом получают лекарство, экспортируемое в Европу. Фактически город завязан на одной семье, о который знает каждый житель. Эта семья владеет обоими видами производства, а также большинством собственностей, которая сдаётся всем желающим в аренду. Городок насчитывает около 10 тысяч населения, подавляющая часть которого с вечерними лучами солнца устремляется по своим фермам, и город становится пустым. Поскольку ферм в округе очень много и они просто огромного размера — один фермер даже рассказывал, что его родственники владеют фермой, от края до края которой надо было ехать два дня — то формируются микронаселённые пункты, в которых фактически никто не живёт, но где в обязательном порядке есть почта, иногда школа, паб, пара-тройка магазинчиков и кафе, бывает и магазин по продаже сельхозтехники.

В Кингарой есть своя отдельная гордость — The Kingaroy Show. Мне довелось побывать на 110-ой годовщине. Это выставка местной продукции и ярмарка, где можно прикупить скота, всяческих изделий сельскохозейственных и всего прочего, что необходимо фермерам. По факту любое подобное «шоу» — это способ пообщаться, установить новые и возобновить старые контакты. И что удивительно — даже в таким микрокосмосе на отшибе от прочей цивилизации, у каждого населённого пунктика (так они малы) есть свои микроярмарки и местные жители очень ценят и гордятся местной же продукцией, полученной именно в таком-то месте, несмотря на то, что в 15 минутах езды есть совершенно похожий городочек, где также есть свои гордые жители. Удивительно. Я бывал на нескольких таких мероприятиях и видел одну ярмарку, где собралось человек, может, 20 выставляющихся и, наверное, 100 максимум посетителей.

Но о жизни в этих местах я расскажу в следующем отчёте, который также будет посвящён вылазкам из «Арахисовой столицы» в другие места вокруг, ничуть не менее, а часто даже гораздо более милые и привлекательные, солнечные и тёплые, где шумят волны. 🙂

Приглашаю всех в свой Инстаграм, где я делюсь фотографиями Австралии на смартфон. А также в свой чат в Телеграме по обмену опытом и информацией об этой стране: @australiaimmigrant.

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *