По прозвищу «Бешеный». Интервью Алексея Кастрицких

Не хочется начинать с банальности, но вечная беда нашей страны — это плохие дороги. А кое-где и полное их отсутствие. Кто-то с этой бедой борется, а кто-то, как наш сегодняшний герой, воспринимает как данность и просто живёт в гармонии с окружающим миром. Ведь Алексей Кастрицкий родился там, где тысяча километров не расстояние, а отсутствие асфальтоукладчиков приводит к появлению уникальных, созданных в единственном экземпляре автомобилей, которые помогают побеждать тотальное бездорожье. Причём не только на соревнованиях, но и в жизни.

 

Как ты построил свой первый внедорожник?

У тестя в гараже стоял брошенный УАЗ, который мне поручили оживить. Кроме необходимого ремонта, я поставил лифт и 33‑е колёса. На этом оживление приостановилось, так как закончился бюджет.

 

А зачем тебе понадобился этот УАЗ?

Я ведь по природе своей спортсмен и хотел поучаствовать в гонках. На нём я и отправился на первые соревнования читинского офф-роуд клуба «Диверсант». Кстати, весьма известный клуб в наших краях. Заявлено было 15 машин, среди которых и хорошо подготовленные. Например, там была Toyota Land Cruiser 70 с 36‑ми колёсами, грунтозацепами, лебёдкой и все смотрели на неё, как на очевидного победителя, но в итоге первым пришёл я. И только когда всё закончилось, уже дома я обнаружил, что сломал ногу. Наверное, так отчаянно давил на педали, что заработал трещину.

 

 

А разве так бывает? Без опыта, без подготовки, почти без машины?

Ну, наверное, мне повезло, хотя я уже тогда понимал, что постоянно везти не будет. Тем не менее почти сразу поехал в Иркутск, на гонку «Восточная Сибирь», на том же стоковом УАЗе. По пути постоянно ремонтировался — и до гонки, и после. Но всё же приехал на подиум, что тоже весьма почётно.

 

А откуда такое странное прозвище «Бешеный»?

Ещё на гонке в Чите, за несколько километров до финиша на моём УАЗе сорвало шлицы рулевого управления, и машина стала практически неуправляемой. Но зрители не понимали что происходит и решили, что за рулём не очень трезвый пилот, прозвав наш экипаж бешеным. А чуть позже, когда все стояли в очереди на взятие точки с одной стороны, где был удобный подъезд, я залетел с другой, проехал по дереву и взял точку. После этого прозвище окончательно закрепилось. А заодно закрепилось правило: если я доехал до финиша, то обязательно буду на пьедестале.

 

Тяжело соответствовать этому правилу?

Я никогда об этом не думаю, просто выкладываюсь по полной. Однажды на Байкале, было 20 зачётных точек и все очень сложные, а одна вовсе не берущаяся, которую организаторы поставили без надежды, что её кто-то найдёт. Находилась она у заросшего озера с бьющими повсюду ключами. Я оказался рядом с ней в 4 утра и не зная, что она не берущаяся решил взять её из принципа — облегчил машину и добрался до точки. На финише организаторы не поверили, что точка взята и поехали на место, проверять следы…

 

И всё это на стоковом УАЗ?

Нет, конечно. Автомобиль жил и развивался вместе со мной. Сначала я поставил на него двигатель Toyota 3L, потом 5L, установил блокировки, дисковые тормоза, шноркель. Когда нужно было проверить как глубоко он может погружаться, мы решили проехать местную речку, но в итоге переплыли её, почти не зацепив дно. Обратно, на задней передаче, мы погрузились полностью и поняли, что потенциал у машины серьёзный.

 

 

А что ещё удалось построить?

Например, «котлету» на базе Toyota LC70 c двигателем 15B от грузовика Toyota Dyna и мостами с бортовыми редукторами. Эта машина блестяще себя проявила и приезжала первой на всех соревнованиях. На этой машине мы проехали экспедицию Чита-Чара протяжённостью более 2000 км, 300 из которых по непроходимому бездорожью. Приходилось даже сплавляться по реке, и мы специально утяжеляли машину.

 

А зачем всё это? Зачем переться в такую глушь?

Не знаю, наверное, не хватает экстрима. Ведь во многих случаях помощи ждать неоткуда и рассчитывать можно только на себя и напарника. У нас была ситуация, когда на одном из участков срезало переднюю пару и мы остались только на заднем приводе. Доехали до Уи, позвонили по спутниковому в Читу и нам нашли необходимую деталь, но довезти её не могли. В итоге мой напарник Гриша с местным охотником прошёл 200 км по реке на лодке, забрал запчасть, а мы ждали его неделю.

 

А как появилась идея строить бигфут?

Во время поездки в Америку я влюбился в эти машины и даже вернувшись в Россию никак не мог успокоиться. Решил делать что-то подобное на мостах ГАЗ‑66. В качестве донора выбрал Chevrolet Suburban, нашёл его в Улан-Уде за 400 тысяч. Сказал продавцу, что возьму не глядя за 300, потому что, по сути, мне нужен был только кузов. В качестве мотора выбрали пятицилиндровый дизель от Hyno Ranger. В итоге машина была собрана. Я проехал на ней 25 тыс. км и всегда доезжал до дома. Многие сомневались в проходимости, мол, может увязнуть, но она показала себя очень хорошо. После реализации проекта был даже заказ на аналогичную машину и «Газель» на таких же агрегатах. Заказчик хотел, чтобы машины были проходимыми и ремонтопригодными, на одной агрегатной базе, но с разными кузовами. А ещё мы сделали мобильную церковь для одного батюшки на базе «Газели» и агрегатах ГАЗ‑66 для посещения труднодоступных мест.

 

И на какие деньги развлекаетесь?

У меня семейный автосервис по подготовке внедорожников, но сейчас из-за нового техрегламента с ним становится всё сложнее. Клиенты отменяют заказы. Эта больная тема, потому что в наших краях дорог нет. В некоторые места на неподготовленной машине не добраться. Я, например, являюсь членом поисковых отрядов и власти часто обращаются с просьбой помочь в поиске пропавших детей, грибников, а однажды даже попросили найти людей в тайге, после экстренной посадки самолёта.

 

 

Алексей Кастрицкий родился в Нижнем Удинске Иркутской области, потом переехал в Читу. В юности, ещё до того, как это стало модным у московских миллионеров, серьёзно занимался триатлоном и к 17 годам стал чемпионом страны среди юниоров. Был седьмым на Кубке Европы. Потом уже в армии, в 1997‑м, был членом сборной России. Но в связи с безденежьем и невозможностью выезжать на сборы, спортивную карьеру пришлось закончить.

 

А спорт ты забросил?

И да, и нет. В офф-роуде я всего добился и решил попробовать себя в автокроссе. Мой товарищ участвует в соревнованиях, и я напросился с ним. Они гоняли на Subaru Impreza. Я посмотрел — одна из подготовленных «восьмёрок» на равных бьётся с Subaru и через неделю купил такую же машину и начал участвовать.

 

Скажи ещё, что снова пришёл первым…

Ну там не всё так просто. После одного из заездов у меня прогорел клапан, и машина начала дымить, но мне важно было стартануть в следующем заезде, чтобы не потерять очки. В общем, я решил стартовать, всё как-то пошло удачно, и я приехал первым.

 

Я смотрю ты мастер заставлять нашу технику побеждать?

Ну не всегда, потому что в итоге я всё-таки пересел на Subaru и дела пошли лучше. По началу новый коллектив воспринимал меня в штыки, но потом началась здоровая конкуренция, которая привела к тому, что я стал чемпионом России по автокроссу с наибольшим количеством очков, а в 2018 получил звание мастера спорта. Так что, если делать что-то с желанием, всё получится. Дерзайте!

 

Текст Алексей Дмитриев
Фотографии Алексей Кастрицкий

 

Источник: media.club4x4.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *