«Покупка ini — это всегда очень индивидуальная процедура»

Коммерческий директор Automobili Lamborghini Федерико Фоcкини и глава марки Lamborghini в странах Восточной Европы и СНГ Константин Сычев — о прибыли компании, емкости российского рынка суперкаров и ценообразовании

— Россия — это все еще важный для Lamborghini рынок? Что изменилось за последние годы? 

Федерико Фоскини: Мы хорошо оцениваем перспективы российского рынка, иначе бы не развивали свой бизнес здесь. Сперва мы презентовали в России Urus, а в конце февраля этого года здесь же, в Москве, у нас прошла европейская премьера Huracan EVO. И мы приняли решение провести это мероприятие в Москве, потому что российский рынок кажется очень важным для Lamborghini. За прошлый год мы увеличили долю в России, перешагнув определенный рубеж и продав выше 100 автомобилей. Это почти на 70% больше, чем в 2017-м.

Хотя надо признать, что такой скачок произошел в первую очередь благодаря Urus. Да, мы понимаем, что кроссовер привел к нам новых покупателей. Но мы также думаем, что наши чистокровные спорткары здесь будут востребованы. Мы провели исследование и сейчас оцениваем емкость рынка суперкаров в 40–50 автомобилей в год. И это основная причина, по которой мы здесь.

— Цифра в 40–50 автомобилей — это общая или лишь для Huracan EVO?

Федерико Фоскини: Это общая цифра по двум нашим моделям. Думаю, что порядка 40% продаж придется на Aventador и около 60% — на Huracan EVO.

Федерико Фоcкини

— Прогноз Стефано Доминикале (CEO Lamborghini) по увеличению производства Lamborghini до 7000 автомобилей в год к 2020-му идет по плану?

Федерико Фоскини: Да, мы выполняем этот план. Но вместе с тем не забываем, что мы — люксовый производитель и спрос на наши автомобили всегда должен превышать предложение. Думаю, мы можем нарастить производство и до 7500 автомобилей, но после нам необходимо зафиксировать это значение как предельное и стабилизироваться, чтобы сохранять баланс между спросом и предложением. Конечно, мы можем производить и больше машин, но не будем делать этого, чтобы сохранить исключительность нашего бренда.

— При выходе на производственную мощность в 7000–7500 автомобилей как изменятся показатели прибыли?

Федерико Фоскини: Увы, я не могу раскрывать всех цифр, но могу сказать следующее. По итогам первого квартала мы уже показываем увеличение доходов даже по отношению к 2018 году, не говоря уже о 2017-м. Повторюсь, не могу раскрывать всех цифр, могу лишь раскрыть число реализованных автомобилей. В прошлом году мы продали 6750 машин, и это рекорд для Lamborghini. Причем весомый вклад в эту цифру сделал не только Urus, но и наши суперкары, поскольку мы ощутимо расширили возможности персонализации для наших клиентов. И все это дало результат, даже превосходящий наши ожидания.

Тест-драйвы

— На какие новые рынки может выйти Lamborghini после увеличения объемов производства?

Федерико Фоскини: Сперва мы бы хотели закрепить позиции на тех рынках, где сейчас присутствуем, причем со всеми нашими тремя моделями. Поэтому в первую очередь мы сейчас сосредоточены на укреплении наших позиций, а не на выходе в новые страны. Мы создаем бизнес-кейсы для дилеров в некоторых точках тех регионов, где ранее не были представлены.

В качестве примера я хотел бы еще раз сказать про Россию и передать слово Константину. Потому что именно с Urus мы теперь можем закрепить позиции в тех точках, где раньше не имели возможности продаваться.

Константин Сычев: Если мы смотрим на развивающиеся рынки, и в особенности на российский рынок, то это укрепление заметнее всего. В этом году мы открыли четвертый дилерский центр на юге страны, в Краснодаре. Так что в следующий год мы вступим уже с четырьмя точками продаж. Мы также изучаем соседние рынки, такие как Казахстан, Беларусь. И конечно же, рассматриваем возможность расширения дилерской сети на Восток.

Константин Сычев

— А что по поводу китайского рынка?

Федерико Фоскини: Китайский рынок очень важен. Но туда мы приходим с небольшим опозданием из-за сложной процедуры сертификации там. До конца года мы планируем реализовать в Поднебесной более 150 штук «Урусов». Мы думаем, что в следующем году общий тираж автомобилей Lamborghini, которые будут реализованы там, должен составить не менее 500 экземпляров, а общее количество дилеров достигнет 15. И конечно же, мы будем увеличивать их число.

— Жизненный цикл суперкаров обычно длиться чуть дольше, чем у массовых моделей, но Aventador и Huracan производятся достаточно давно. Как долго эти машины будут актуальны?

Федерико Фоскини: Huracan мы обновили совсем недавно — этой зимой. Машина передовая и отвечает всем современным требованиям. Думаю, в таком виде она будет актуальна до 2022 года, а после мы будем развивать эту платформу.

— Но от вашего топ-менеджмента не раз звучали заявления о намерениях выпустить гибридную версию Huracan…

Федерико Фоскини: Для Huracan нынешний двигатель — это единственно верный выбор. Это то, что ждут от такой машины наши клиенты. Так что вряд ли что-то изменится в ближайшие три года.

Но вместе с тем, отвечая на ваш вопрос о возможном появлении гибрида в линейке, скажу так: да, мы следим за трендами, смотрим в будущее. Следим за электрификацией транспорта. И для таких автомобилей, как спорткары и суперкары, именно гибридизация — это первый шаг в переходе на электротягу. И такие планы у нас есть. Но называть какие-то конкретные сроки и модели, у которых могут появиться такие силовые агрегаты, я сейчас не буду.

— Раз уж вы следите за трендами, то для вас не секрет, что помимо электрического привода в автомобили внедряется множество систем автономного управления. Можем ли мы увидеть подобные технологии на автомобилях Lamborghini в ближайшем будущем?

Федерико Фоскини: Надо помнить, что Lamborghini — это марка, которая строит суперкары. А суперкар в первую очередь — это удовольствие от вождения. Так что типичный автономный автомобиль, к которому сейчас стремятся многие производители, — это не то, что нам нужно. Но вместе с тем даже на Urus у нас применяется огромное количество ассистентов, которые помогают водителю, но не берут на себя управление. Так что такие системы у нас уже есть.

Что касается наших суперкаров, то и на них такие технологии будут появляться. Но в то же время мы не может растерять то, что является главным аспектом любого спорткара: возможность получать удовольствие от управления им. И это, в общем-то, то, за что наши клиенты и покупают автомобили Lamborghini. Потому что они хотят их водить, чувствовать автомобиль, получать от этого эмоции, а не просто быть владельцем. И мы должны придерживаться этой линии. Поэтому в ближайшее время мы вряд ли будем думать о глубокой интеграции систем автономного вождения. Это совсем не то, что хотят наши клиенты.

— Как происходит ценообразование моделей Lamborghini в мире и в России? Отличаются ли цены в зависимости от рынка и региона? Ведь в нашей стране достаточно сложная процедура сертификации, особенно для машин такого класса…

Константин Сычев: Здесь я позволю себе взять слово. Поскольку, думаю, вас в первую очередь интересует Россия. Мы никогда не раскрываем, из каких составляющих складывается цена автомобилей, поскольку это коммерческая тайна. Но могу вас заверить, что она вполне конкурентоспособна по сравнению с другими рынками.

Например, цена на самую свежую нашу новинку, модель Huracan EVO, в Европе начинается с отметки примерно в 220 000 евро. В России стартовая стоимость составляет 16 500 000 рублей. Но не стоит забывать, что наши клиенты крайне редко покупают подобные автомобили. Покупка Lamborghini — это всегда очень индивидуальная процедура, поскольку каждая конкретная машина сконфигурирована под личные предпочтения клиента. И средневзвешенная цена модели на самом деле приближается к 20 000 000 рублей. И это, в общем-то, сопоставимо со стоимостью наших машин на других рынках.

— Вы сказали, что почти каждая машина конфигурируется под клиента. Сколько времени может занять постройка машины и доставка клиенту?

Константин Сычев: Этот срок может отличаться, потому что зависит от разных факторов. Если модель новая и только-только встает на конвейер, как Huracan EVO, то это может занять от полугода. Например, некоторые клиенты, которые весной оформили предзаказ, получат ее только в начале следующего года. На Urus текущий срок ожидания составляет 9–10 месяцев, а заказы на Aventador SVJ расписаны до 2021 года.

— В прошлом году вы достаточно четко озвучивали ваши планы продаж на российском рынке на 2019 год. И сейчас говорите о том, что некоторые клиенты получат машины уже в 2020-м. А есть ли уже сейчас какой-то план или прогноз продаж на следующий год?

Константин Сычев: Что касается этого года, то мы пока придерживаемся нашего плана и к концу года должны передать клиентам порядка 150 машин. Относительно следующего года могу сказать, что мы уже принимаем заказы. Но наши прогнозы и планы будут рассчитываться, исходя из объема предзаказов в этом году, наших производственных возможностей и некоторых других факторов, поэтому озвучивать какие-то цифры пока немного преждевременно. Но я уверен, мы продолжим рост и в следующем году.

Источник: autonews.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *