Путешествие из Сибири в Украину и Молдавию, или Как я убегал от молдавского ГАИ

Продолжаем публиковать рассказы о путешествиях сибирского мото-странника, путешественника и журналиста Андрея Сотникова, поставившего цель объехать на маленьком скутере все бывшие советские республики. Чем больше он ездит, чем больше встречается с местными жителями, тем более уверяется в мысли, что мы рано или поздно будем вместе. Потому что мы все один народ. По результатам поездок Андрей Сотников издает книги, снимает фильмы, ведет в соцсетях блоги.

Экспедиции путешественника Андрея Сотникова состоялись во многом благодаря поддержке читателей сайта DROM.RU

* * *

О передвижениях путешественника А. Сотникова вы можете следить каждый день в блогах путешественника.

Следующая мотоэкспедиция Андрея Сотникова начнется 14 июля 2019 года по маршруту Томск — Владивосток.

Цель экспедиции — понять, почему Восточную Сибирь и Дальний Восток покидает русское население и кто готовит заселение наших территорий другими народами (китайцами и т.д.)

* * *

Какие вопросы поднимаются в этом очерке:

  • Почему еще при нашей жизни может произойти отделение Сибири и Дальнего Востока?
  • Когда государство под названием Украина прекратит свое существование.
  • Где легче пересечь украинскую границу?
  • Почему Владимир Путин вынужден незаметно от народа спасать Россию.
  • Вторая часть

    Предисловие

    Уже 15 лет я путешествую на маленьком скутере, ибо считаю его лучшим в мире транспортом для путешествий. Но ехать через всю страну на тихоходном и беззащитном скутере опасно и муторно. Поэтому везу его до границы в автомобиле, далее путешествую уже на нем. В этот раз скутер впервые за 15 лет сломался.

    Украинские пограничники при виде русского начинают нервничать и беспокоиться. Запад им говорит, что русские их враги, но сами они чувствуют, что русские, напротив, их братья. По закону они должны русского всячески унизить, не пропустить через границу, а совесть им, напротив, говорит, что русскому надо всячески помогать.

    У украинского пограничника на рубашке были указаны имя и фамилия, отчества нет. Мне это показалось странным. Спросил у него: У вас что, отчества уже отменили? Он ответил: «Да, мы все упростили». На Украине все делается на западный манер, отчества им теперь не нужны — без рода, без племени, без корней жить проще. Поэтому они и 9 мая не празднуют, так тоже проще. Самое печальное, что это ждет и нас.

    Нет, на Украину и правда рано было ехать. Я 10 лет ждал, пока поехал. Похоже, надо еще столько же ждать. Тут теперь не то что русским, самим украинцам жить сложно. Вся Украина заряжена на вымирание. Как сказал известный травник Болотов: Смертность на Украине за последние 25 лет возросла в сотню раз. Кто-то очень хочет, чтоб эта земля опустела. Везде, на всей территории Украины чувствуется это военное напряжение, что ты находишься в стране, доживающей последние дни. Осознал это, только когда в Молдавию въехал. Там этого близко нет.

    О смертности на Украине говорит тот факт, что зачастую в обычных хозяйственных магазинах продают ритуальные принадлежности.

    Последние дни на Украине я обнаглел настолько, что готовлю еду уже один раз в день. Зачем? Если я странник, значит автоматически отношусь к особой «касте» людей, о которых кто-то позаботится. Потому я и не люблю бывать в цивилизованных странах (Европе), что там забыли, кто такой странник. Пока Русь была верующая и святая, по ней ходили толпы странников. Ушла вера, пришли к нам деньги, и странники тоже куда-то ушли, почти полностью, остались путешественники, которые их вынужденно замещают.

    Молдавия

    Переехал Днестр — какие-то сто метров и я в Молдавии. Здесь все спокойные, даже намека на это украинское напряжение нет. Сам поразился этой разнице, как война сильно может поменять людей, причем всю страну, все 50 миллионов украинцев. Сейчас идет перекодировка украинского народа, из которого хотят сделать иной народ, — европейцев. Душа украинца этому всячески противится, но внешние силы за то, чтоб эта перекодировка произошла. Почему противится? Потому что украинская нация в этом случае просто погибнет, сгинет в небытие, растворится, потеряет свою индивидуальность.

    Из нас всех в 1917 году попытались сделать иной народ, эксперимент у них не очень удался. Теперь они заходят по новому кругу.

    В Молдавии зашел в хозяйственный магазин. Не для того, чтоб купить что-то, хотел просто посмотреть, какие у них тут другие товары. Зашел и мне чуть плохо не стало, все то же, что есть в каждом российском или украинском магазине. Как будто я эти семь тысяч километров и не проехал вовсе. Если бы я сейчас, наверно, приехал во Францию или Америку, и там будет все то же самое. Такое чувство, что на земле сейчас один хозяин. И стоит куда-то ехать в эпоху глобализации, если везде все то же? В Новосибирске я однажды познакомился с джип-клубом. Так вот, они каждый год ездят в Монголию, потому что там нет ни глобализации, ни эмансипации, ни асфальтовых дорог нет. Всего того, что есть у нас, там нет, ничего из «достижений» нашего прогрессивного человечества, там корпорации не навязывают норму поведения, и они ездят туда отдыхать от всех этих цивилизаций. Поэтому, кстати, в Монголии нет и воровства, и криминал там тоже один из самых низких в мире.

    Остановился у первого молдавского храма. Молдаване они такие же православные, как и мы, и храмы у них такие же. Подошел молодой человек, очень любопытный, в машину заглянул, чуть ли не залез внутрь. Увидел иконку под стеклом, спросил, нет ли еще второй такой. Подарил ему, но только другую.

    Бесценная иконка

    Эту иконку мне подарила на Украине десять лет назад одна монахиня, или она еще не была тогда монахиней? Она меня, можно сказать, с того света вытащила. У нее было послушание ходить по больницам, помогать самым безнадежным больным, все это она делала, естественно, безвозмездно. Каждый день она приходила ко мне, разбившемуся после аварии на скутере и чудом вернувшемуся с того света, и всегда приносила домашние салатики. До сих пор помню их вкус.

    Именно она, когда я лежал без сознания 10 дней, нашла в моей записной книжке телефон родственников и позвонила им. Можно сказать, Господь через нее меня спас. А скольких безнадежных больных она еще спасла!

    Я же не знал, что по Украине нельзя было ездить на маленьком скутере, не знал, что там нет ГАИ, его исключили как класс и скутеристов они за людей не считают.

    Сейчас, когда пишу статью, весь Томск завешан рекламой группы Любэ. А десять лет назад, когда лежал в украинской больнице, весь поломанный, всеми поруганный и в гипсе, вдруг в соседней комнате услышал по радио песню Любэ — и слезы сами потекли. Потому что Любэ это тогда была и Россия, и Томск (большая часть песен Любэ написана в Томске). В больнице русского языка я не слышал вообще, хоть это был пригород Киева, со мной говорили принципиально только по-украински.

    И хоть жалко себя, ужасно жалко себя было, но и понимание оставалось, что все не случайно, все во благо, все по заслугам. Никогда, ни один кирпич не упадет нам на голову просто так.

    Отец Иоанн (Крестьянкин), один из самых почитаемых старцев наших дней, прошедший через сталинские лагеря, вспоминал, что нигде он так близко не чувствовал Бога, как в лагере. И я Господа так близко больше нигде не чувствовал, как в этой страшной украинской больнице, где даже по-русски никто не разговаривал.


    Автор статьи путешественник Андрей Сотников.

    Спастись можно и в Молдавии

    Молодой человек, попросивший иконку, сказал, что ни в России, ни на Украине он не был, для этого им нужен загранпаспорт европейского стандарта, а он в Молдавии с чипами, которые православным нельзя иметь. Но он не расстраивается, говорит, что спастись можно и в Молдавии, для этого вовсе не обязательно куда-то ехать. Я это тоже очень хорошо почувствовал, Молдавия очень благотворна для спасения, но какая-то она уж слишком беспроблемная и блеклая, и поэтому русскому малоинтересная, даже бесполезная страна, русскому здесь скучновато. Сейчас проехал европейский велотурист. На Украине европейцев я не видел вообще, там не только русских, там вообще никого постороннего сейчас нет и быть не может.

    Если на Украине кресты ставят при въезде в село, а иногда и при выезде, то в Молдавии в каждом селе установлено по несколько крестов — здесь каждая верующая семья стремится поставить свой крест перед домом.


    Деревенская молдавская киска.

    В Молдавии очень много колодцев. Это и понятно, жара стоит жуткая, погибнуть без воды — раз плюнуть. Сейчас в поле увидел колодец у дороги и более ничего. Идет, скажем, путник пешком или едет на лошади, где он воду возьмет? А какой-то добрый человек для него колодец сделал. Он напьется, помолится за создателя этого колодца и продолжит свой путь.

    В Молдавии и в Приднестровье я наметил для посещения парочку монастырей. Во-первых, в монастырях всегда предоставляют кров паломникам, особенно если ты из России, а во вторых, если повезет, там можно найти умных собеседников, что для меня гораздо важнее. Тех, кто понимает и объяснит, что с нами сегодня происходит. В том я уже неоднократно убеждался. Ранее таких людей я находил, путешествуя по глубинке, приехав в какую-нибудь тму-таракань, где нет ни света, ни сотовой связи, я находил тех, у кого мозг не зашорен, не обработан рекламой. Сейчас к ним прибавились еще и монастыри.


    В Молдавии.

    Жапский женский монастырь

    В Молдавии я посетил Жапский Свято-Вознесенский женский монастырь. Приехав в него, первым делом пошел на кухню, для меня теперь это самое главное. Повариха, накладывая мне вкусности, сказала, что, когда из космоса смотрели на землю, только две страны имели черный цвет — Индия и Молдавия, потому что они первые в мире по колдовству. Потому Господь в наказание не дает нам дождя.

    Еда в Молдавии очень вкусная. А потому что натуральная, цивилизация в Молдавию проникает с большим трудом. Пожить бы здесь недельку, отдохнуть, особенно от Украины отдохнуть, но я в путешествиях нигде не умею долго задерживаться, передохну денек и еду дальше.

    Путешествие это напряженная работа, каждодневный труд, и традиционный отдых тут невозможен. За 15 лет путешествий я еще нигде ни разу не заехал, не отдохнул «недельку». Даже путешествуя по Крыму, толком не искупался, не позагорал по-человечески, — времени было жалко тратить на бесполезный отдых, когда вокруг меня и так был один сплошной отдых и так много еще можно было увидеть интересного.

    Жапский монастырь один из самых старых в Молдавии, он единственный монастырь, который не закрыли в советское время. Наверное поэтому здесь много стариц-схимниц. Я стоял во дворе у входа в церковь, руки держал скрепленными сзади. Одна из схимниц подошла ко мне, сказала, что нельзя так руки держать. На мой вопрос почему, говорит — нельзя и все. Молдавия сохранила не только веру, но и веру в приметы, не зря ведь они первые по колдовству.

    Иконы в молдавских храмах все те же, что у нас, одно отличие, служба идет на молдавском языке, абсолютно нам непонятном. Причем ритмика, мелодия службы та же, только язык иной. Из всей службы я понял одно слово — аллилуйя.

    У настоятельницы монастыря попросил разрешение с кем-то побеседовать об истории монастыря. Мне сказали найти монахиню Нину. Она не стара, хотя возраст у монахинь определить сложно. Давно замечено, что монахини, в отличие от светских женщин, стареют меньше, возраст у них как бы замораживается. Это касается не только монахинь, но и вообще верующих женщин, всех, кто живет духовной жизнью, — они находятся как бы в ином времени, чуть ли не в ином измерении.

    С одной стороны, светские женщины «борются» за равноправие, а с другой, жить в эмансипированном мире им становится все сложнее и сложнее. Жене своей и дочери я тоже говорю: будете духовно жить, останетесь молодыми, начнете увлекаться телесным и сугубо светским, в раз состаритесь.

    Жапский женский монастырь.

    Молдавия стала забывать русский язык

    Монахиня Нина поет в церковном хоре и еще ведет летопись монастыря, поэтому ей и поручили беседу с паломником из России. Она так соскучилась по русскому языку, что готова была со мной беседовать бесконечно, только потому, что я русский.

    Говорит она по-русски абсолютно чисто, без акцента, но медленно и как-бы немного неправильно, как всякий человек, для кого русский не родной и кто редко его использует в последнее время. Но она с такой великой радостью говорила по-русски. Говорила о чем угодно, лишь бы только говорить. Чувствовалось, что само говорение на русском языке доставляет ей большую радость. Сказала, что за те 20 лет, что она находится в монастыре, первый раз видит паломника из Сибири!

    Отрывок из беседы с монахиней Ниной:

    Я была чужая для этого мира

    Я хотела в мирскую жизнь, а Господь мне ее постоянно закрывал. Я долго не могла себя найти в мирской жизни, не могла ходить на дискотеку, веселиться, как все, жить свободно. Я жила в миру, но была чужая для этого мира. Потом я поняла — это Господь направлял меня в монастырь.

    Мне было уже 23 года, а я никак не могла решиться на замужество. Пришла к духовнику и попросила помолиться, чтоб Господь мне открыл мой путь. Потом поступила в политехнический университет, но это тоже было не мое, бросила и поступила в монастырь в 1999 году.

    У нас в Молдавии в советское время церкви были в основном закрыты — на десять сел существовала одна церковь и в ту не разрешали ходить. Я помню, так в детстве мы ходили в церковь по ночам. У нас вся семья — и папа, и мама, и братья, к счастью, все ходили в церковь. Папа что-то постоянно помогал строить в церкви, мы с мамой пели на клиросе…

    Меня с такой любовью приняли сестры в свою семью. Я всегда пела на клиросе, и дома, и в университете и здесь стала петь. В этом монастыре напев особенный. В Молдавии так красиво больше нигде не поют, у нас гласы более похожи на русские напевы. Потому что наш монастырь был основан изначально русскими монахинями.

    Сейчас в монастыре 40 монахинь, а сто лет назад было 300.

    К сожалению, Молдавия стала забывать русский язык. Еще не так давно вся Молдавия говорила по-русски и это при том, что русские свой язык здесь специально не насаждали. Дело в том, что молдаване настолько были благодарны русским, что они помогли им освободиться от румынско-фашистского ига, что после войны они считали за честь говорить на русском языке. А сейчас из Молдавии, наоборот, вытесняется все русское. Народ же здесь, как везде, никто не спрашивает. Самих русских в Молдавии почти нет, и влияние России минимально. И это не удивительно, ведь нам, русским, чтоб попасть в Молдавию, надо сначала проехать воюющую Украину, где фактически запрет на въезд русских, потому на Молдавию русских не остается вовсе.

    Русским сегодня в Молдавии хорошо — все понимают наш язык, прекрасно на нем говорят, хотя и немного медленно, потому что последние 20 лет практики общения на русском у молдаван нет. Когда в Молдавию лет через 20 приедут наши дети, у них уже будет серьезная трудность в общении, а когда приедут наши внуки, через 40-50 лет, им придется уже разговаривать через переводчика. Это в том случае, если мы окончательно уйдем из Восточной Европы, и откажемся от своей земли, от достижений своих великих предков.

    Народ же молдавский понимает, что русский язык им гораздо ближе и роднее, например, чем немецкий или английский, но с глобализацией ничего поделать не может.

    Сначала после монастыря решил еще немного поездить по Молдавии. Только Молдавия — она небольшая, и все здесь для нас какое-то однообразное, беспроблемное. Русскому человеку, привыкшему всю жизнь преодолевать трудности, здесь скоро становится скучно. Кроме того, Молдавия это сугубо сельская европейская страна, здесь на тебя никто не обращает внимания, все трудятся, выживают как могут, слоняющихся без дела туристов здесь тоже нет. Такого понятия как странничество у них теперь нет. Раньше было, теперь забыто.

    Остатки советской идеологии в Молдавии.

    Молдавия небогатая страна, зарплаты у них невысокие, семью сложно прокормить. Чтоб построить дом, купить машину, молдаванину нужно сначала ехать работать за границу. Поэтому молодежи мало, Молдавия стремительно стареет.

    Молдавию хотят включить в состав Румынии. Хочет ли это сам народ? А кто сегодня спрашивает народ? Больше всего этого хочет Европа. Сами молдаване не очень спешат идти в Европу, пример разбомбленной Югославии, опустевшей от молодежи Прибалтики и безработной Украины их не очень вдохновляет. Молдавия выжидает свой путь.

    Как я «убегал» от молдавского ГАИ

    На следующее утро, когда я проезжал одно из молдавских сел, стал участником сцены, достойной ковбойского фильма. Навстречу мне ехало на тихой скорости молдавское ГАИ. Увидев меня, гаишники еще немного проехали, видно были поражены видением машины с российскими номерами и какое-то время приходили в себя, потом резко разворачиваются, аж завизжали тормоза и мчатся за мной, включив сирену. Причем сирена у них не как у нас, при звуке которой воют собаки во всей округе, а агрессивная трещалка, которая в шоковое состояние вводит все живое.

    Не знаю почему, но моя первая мысль была нажать на газ до упора и бежать от них. Ведь если эти взрослые дядьки играют в американских ковбоев, то почему мне не принять правила игры? Тем более, что вся моя жизнь, это беспрерывный «эксперимент». Таким же экспериментом (на грани жизни и смерти) является и поездка на Украину и в соседние с ней страны, где вообще нет русских и когда между нашими странами, фактически, идет война, в которую мы никак поверить не можем. Поэтому и нет здесь русских, поэтому и не пускают русских мужчин через границу, и меня бы не пустили, если б не въехал через Беларусь и не дал святую взятку пограничнику.

    Сноска:

    Земля предков

    Советую посмотреть в Ютубе ролик — встречу с академиком Клесовым «Эту войну нам нельзя проиграть», который на основе ДНК-анализа доказывает, что наши предки, славяне, жили в Восточной Европе, вплоть до Восточной Германии. Историки это знают и без ДНК, знают, но молчат. Причем разделение на наш-чужой проходило почти по берлинской стене, которую раньше времени разрушили. Мысль эта не нова, если посмотреть на географические названия в Восточной Германии, многие из них носят славянские имена. Это объясняет и то, почему Жуков и Сталин дошли только до половины Германии. Русский солдат понимал и чувствовал, что это наша земля и она нуждается в освобождении. Поэтому освобождая ее, они ложились в землю своих предков.

    Когда лет 7 назад я помогал другу делать сборник бесед с ветеранами Великой Отечественной, у меня иногда было такое ощущение, что я общаюсь со святыми людьми — они знают нечто, что нам не дано знать, они прошли через что-то очень большое и важное. Это стало одной из причин, почему я сегодня засел за сборник бесед с самыми последними ветеранами той войны. Поэтому поддерживая очередную экспедицию А. Сотникова, вы поддерживаете и создание последнего сборника с последними нашими ветеранами.

    Извращенность нашего вывернутого наизнанку времени состоит в том, что война идет не между нашими странами. Война между Украиной и Россией невозможна, это все равно, что Томской области воевать с Новосибирской. Нам нечего делить, мы одна семья как были, так и останемся. Это хорошо понимаешь, когда въедешь в какое-нибудь украинское село и начинаешь разговаривать с простыми селянами.

    Когда молдавские гаишники за мной погнались, мое подсознание хотело нажать на газ, но сознание ему приказало жать на тормоз. Сказав примерно следующее: Андрей, хватит с тебя этих экспериментов. У тебя их достаточно было в жизни. Вспомни во что тебе обошлась прошлая поездка по Украине на скутере, после которой ты два года скакал по больницам двух государств и еле-еле выкарабкался. Ты еще недовоспитал своих детей, у тебя еще есть здесь дела, которые за тебя никто не сделает. Ты ответственен и перед женой, для которой ты единственная опора. Так что сиди и не рыпайся, экспериментов в твоей жизни было предостаточно, их хватит на десяток жизней.

    Подчинившись своему внутреннему голосу, я остановился. Ко мне подошли молдавские милиционеры, одетые как настоящие ковбои. Мальчишки, игравшие в футбол у дороги, замерли, как вкопанные и стали ждать — чем закончится эта голливудская сцена. Таких же ковбоев-ментов я уже видел в Грузии, где меня тоже постоянно тормозили.

    После получасового допроса, двое молодых молдавских милиционеров все же вынуждены были меня отпустить, но явно с большой неохотой (Извините, но я сын милиционера и у меня в лексиконе нет слова полицейский). Они так и не поняли, что я делаю в Молдавии и зачем езжу по их селам. Я, конечно, налегал на то, что я паломник, а не русский разведчик — это слово действует безотказно во всем мире, особенно в странах, где еще сохранилась вера. Здесь понимают, что паломник — это человек Божий, который не вписывается ни в какие традиционные рамки. В Западной Европе навряд бы в это поверили, а на бывшем постсоветском пространстве, в Молдавии, Грузии, Украине — в подсознании они все еще наши братья, они все еще глубоко верующие, причем это относится в том числе и к милиционерам и пограничникам. У них у всех деды и прадеды были верующими, их деды выиграли великую войну, и они отмолили будущее своих непутевых внуков. В Европе с дедами все намного хуже, потому у них и голубые парады проводят и браки кровосмесительные разрешены, и храмы там давно уже не строят, а закрывают за «ненадобностью». И Нотр-Дамы у них горят, тысячу лет стояли, а именно теперь горят, потому что не хотят, чтоб в них ходили, как в музеи.

    И мы русские не вернулись бы к вере, не начали возрождать Русь, не случись этой страшной очистительной красной революции, этой мясорубки во весь ХХ век. Поэтому этот век явил столько новомучеников, которые своей кровью нас с вами отмолили. Ни один народ такого испытания не выдержал бы, сгинул, растворился в истории. Только русские могли пережить такой страшный эксперимент над своим народом. И еще, не случись этой действительно ужасной революции, мы были бы сейчас другой Францией, или каким-нибудь сырьевым придатком Германии. А сейчас у нас есть хоть какая-то надежда.

    Почему не любят Россию

    В Жапском монастыре я познакомился с привратником монастыря, сторожем, живущим при монастырских воротах. Не старый еще человек, только вид у него был очень потрепанный и несчастный. Он жаловался, что не имеет ни семьи, ни дома, ничего у него нет. А что жаловаться? Я был в их монастырской столовой, видел эту молдавскую еду. Так как они здесь едят каждый день, мы едим только по большим праздникам.


    Привратник монастыря.

    Одни выбирают семью, другие монастырь, и еще неизвестно, что лучше, где больше шансов спастись. Как-то я бедовал со священником в глубинном Алтае. Он сказал, что в наше время уже нет смысла идти в монастырь, чтоб спастись, как это было раньше, теперь важнее создать правильную традиционную семью. Потому что в наше время это неимоверно сложно. И если в наш развратный XXI век мы сможем быть верны своей жене или мужу, если воспитаем честных и чистых детей, живущих в труде и почитающих своих родителей, это и будет самая главная наша победа, гораздо большая, чем та, которой мы бы достигли в монастыре. Сто лет назад, да, монастырь был спасением, сегодня — нет, сегодня главная передовая уже за пределами монастыря.

    Как японцы дошли до ручки

    Когда я побывал несколько лет назад в селе молокан, видел действительно счастливое общество: у них много детей, все трудятся, и при этом они не изработаны, они счастливы, потому что и о Боге не забыли. Они счастливы потому, что их ребенок не сидит в телевизоре, или смартфоне, то есть все эти нано-технологии, которые нас с вами должны, якобы, спасти и осчастливить, они прошли мимо них. Да, у молокан есть копеечные телефоны или старенькие автомобили, это все, на что они польстились. Они понимают — цивилизация это не тот путь, который их спасет. Мы это тоже когда-нибудь поймем, но когда-нибудь потом. Мы еще не дошли до точки понимания (очерк о молоканах Андрея Сотникова смотрите на ДРОМе).

    Человеку нужен труд, а не робот, который все за него будет делать. Например, Япония одна из самых передовых стран. Где-то слышал, что у них есть полностью автоматизированные заводы, где все делают роботы, полностью собирают автомобили. Это специальные, так сказать, показательные заводы. Когда к ним приезжают иностранные делегации, они их туда ведут и показывают свои достижения. Показательные заводы для этого и строили, как мы когда-то иностранцам показывали только свои колхозы-миллионеры. А помимо одного показательного завода у них тысячи нормальных заводов, где трудятся не роботы, а люди, потому что человеку нужен труд. Японцы уже дошли до ручки и поняли раньше нас, что если человек не будет трудиться, он вмиг расчеловечится, подсядет на наркотики и прочую гадость и перестанет собственно быть человеком.

    На следующее утро еду в Приднестровье. Здесь в Европе все рядом, все под боком, все маленькое, для сибиряка это очень непривычно — за один день, если захотеть, можно проехать три государства.

    Кто вы, Герман Стерлигов?

    Монахиня Нина дала мне в дорогу тормозок с продуктами. Сижу теперь на полянке, перебираю ее дары и благодарю еще раз. Все продукты натуральные, самой высшей пробы. Все-таки прав Герман Стерлигов: чем больше нас будут окружать «достижения» цивилизации, тем менее качественными будут наши продукты и тем чаще мы будем болеть. Напрашивается вопрос, а зачем нам нужны все эти научно-технические достижения, все эти инновации, если цена за это так высока? С тех пор как Россия ступила на путь цивилизации, тогда и навалились на нас все те беды и испытания, имя которым ХХ век.

    Сноска:

    Герман Стерлигов — на самом деле не так прост, как его малюют СМИ. Человек он серьезный, потому что живет несерьезно. А серьезных людей традиционно у нас выдают за шутов или идиотов. Из Стерлигова сделали и то и другое. А он один сделал то, что не сделал никто из всех наших современных историков — написал историю России «От Ивана Грозного до Путина». В его учебнике очень много темных мест, того, что расходится с традиционной идеологией, с традиционными шаблонами, поэтому он многим неугоден. Одно время ему пришлось переехать в Нагорный Карабах, но сейчас он понял Путина, его сложную миссию, понял, что тот для России делает даже больше, чем сегодня можно.

    Лично мне в Стерлигове непонятно одно, кто за ним стоит. Потому что не может один человек так много сделать — и сети магазинов натурального питания в Москве организовать и многотомную историю написать. В этой истории, конечно, много туманного, он и сам это признает и не боится признавать свои ошибки, но мне видится, что у него даже меньше «ошибок», чем в официально дозволенной истории.

    Рекомендую посмотреть в Ютубе «Неожиданный поворот в истории», или краткую историю России в изложении Германа Стерлигова. Например, он так объясняет, почему по всему миру теперь популяризируется эмансипация. Причина не в том, что в ХХ веке в войнах и революциях гибли прежде всего мужчины. Миром последние 110 лет правят женщины, Лондон, английские королевы. Чтоб как-то миру объяснить эту противоестественность, начали популяризировать эмансипацию. Этим же он объясняет и популяризацию педерастии и прочего противоестества. Если миром правят женщины, то принцы, которые рано или поздно придут им на смену, будут иметь нетрадиционную ориентацию. Потому во всем мире вводится мода на все противоестественное — главные шоумены, главные политики тоже.

    Сегодня, если ты голубой или лесбиянка, значит тебе открыты все двери и в шоу бизнесе и везде. Наш Владимир Путин противостоит этому процессу насколько он может, поэтому его традиционная ориентация, напротив, выпячивается. Кроме того, он популяризирует здоровый образ жизни.

    Например, вчера по телевизору показывали, как Путин играл в хоккей и забил аж 8 голов (сын смотрел телевизор у бабушки, прибежал с возгласом).

    Кроме того, Путин первый президент и генсек России, кто новогодний тост произносит без традиционного бокала шампанского, то есть он на всех уровнях популяризирует здоровый образ жизни.

    Чтобы закончить тему Путина, скажу еще, что только при нем перестали спаивать население России. А это целая внутренняя война, потери от которой сравнимы с Великой отечественной. Просто они поняли, что Россию традиционными войнами не победить, потому запустили внутреннее оружие (алкоголь, наркоманию).

    В советское время практически не вышло ни одного фильма, где бы не было сцен пития. А самые популярные и прокатные фильмы изобилуют такими сценами — вспомните «Иронию судьбы», которую прокатывают каждый Новый год или все фильмы другого еврейского режиссера Леонида Гайдая. Чего стоит только его первый фильм «Самогонщики».

    И последнее, что мне показалось интересным у Стерлигова, — он считает, что сегодня, в век пластических операций, почти все известные политики имеют двойников. У Путина их несколько, у Николая II, утверждает, было около десяти. Подумал, если у Путина есть двойник, то в хоккей вчера играл, вероятнее всего, двойник.

    Когда я бываю на Алтае, где находится горная дача Путина, спрашиваю у местных жителей, когда президент последний раз здесь был. Путин посещает дачу несколько раз в год, причем официально это нигде не объявляется, а это значит, что вместо него, наверно, телевизионщикам позируют, играют в хоккей, летают на истребителях, ездят во Владивосток на «Калинах» его двойники, а он сам отдыхает от государственных дел. Он тоже человек и ему надо отдохнуть.

    Сноска:

    Если вы действительно болеете за Россию и еще не понимаете миссию Путина, советую посмотреть в Ютубе выступление Виктора Ефимова перед офицерами ФСБ. Он там очень многое объясняет.

    Говорят, Вольтер предупреждал своих друзей: «Только не говорите моему лакею, что Бога нет, потому что он меня убьет». Так и получилось, после 1917 года у нас лакеи убили вольтеров, убили тех, кто их научил, что Бога нет, убили интеллигенцию. Правда к 60-м годам у нас народилась новая интеллигенция. Кто такие диссиденты, я понял, посетив недавно концерт одного из последних диссидентов Александра Галича. Живет он теперь, естественно, в Израиле, а на гастроли приезжает в Россию. Познакомившись с его творчеством, я понял, что это тот же Макаревич. Он всю жизнь разрушал Россию, переставлял ее на иные западные рельсы и естественно, что теперь он оказался вне России. И для Галича, кстати, тоже президент Путин чуть ли не главный личный враг.

    Но если честно, думать на такие темы и о таких мелочах мне не очень интересно. Почему о том иногда говорю? Потому что в наше время, когда нами управляет телевизор, люди в основном утратили способность мыслить самостоятельно. Старец Паисий Святогорец по этому поводу недавно сказал: «Если 100 лет назад монаха надо было посадить в башню за то, что он рассуждает о политике, то сегодня его надо наказывать, если он не говорит о политике. Потому что миряне, зомбированные телевизорами и интернетами, правду увидеть уже не могут. Им надо объяснять. Не потому, что я знаю больше других, просто я более 10 лет как выключил телевизор и информацию черпаю иными способами, через экспедиции и встречи с нестандартными людьми, не утратившими еще способности мыслить. Они не смотрят телевизоры, живут в тишине, вдали от цивилизаций. И это не только монахи и священники. Часто где-нибудь в глубинке я нахожу живого человека, не утратившего свежести и оригинальности мышления.

    Путин идет к самостоятельности, но очень медленно, быстрее, скорее всего, ему не дадут. Он скоро понял, если Россия не будет их кормить, если не будем платить им ежедневную дань своими ресурсами, начнется неизбежная война. Путин это прекрасно понимает и тянет время, собирая силы. Сколько это еще времени займет? На нашу жизнь хватит. За 20 лет мы только и смогли что вернуть Крым и Малороссию.

    И еще ясно одно, в ближайшие 10-50 лет в мире будет глобальный катаклизм, потому что даже наших всех ресурсов на долго не хватит, чтоб прокормить мир, живущий по принципу максимального потребления. Нас целенаправленно ведут к этому катаклизму — потоп, похолодание, атомная война… Может, даже сам Господь к этому ведет, потому что не слепых, видящих что происходит, что мир летит в тартары, таких как Герман Стерлигов, таких людей сегодня очень мало.

    Не понравилось в Стерлигове только его отношение к царской фамилии. Пусть они хоть сто раз немцы, но чести и веры в них было больше, чем у последующих наших правителей. Одно приближение Николаем II сибирского старца Распутина чего стоит. Именно Распутин до последнего времени отговаривал его вступать в Первую мировую войну, за что Распутина и убили английские агенты и сделали из него исчадие ада с помощью СМИ.

    Не нравится мне и главное «открытие» Стерлигова — что царская семья не была расстреляна в Екатеринбурге. Для меня все это не пустой звук, я даже специально возил свою семью в Ганину яму, на место расстрела царской семьи. (Смотрите мою статью на Дром.ру о посещении Ганиной ямы). Стерлигов не понимает, что теперь уже не важно — убили царскую семью, или убили двойников. Если вскроется, что это действительно так, то будет убита вера народа. Это будет величайшее потрясение для русского народа.

    Это будет потрясение даже большее, чем мы пережили за перестройку, после чего русский народ даже улыбаться перестал.

    Фото сделано в Екатеринбурге на месте расстрела царской семьи.

    Сегодня уже царская семья важна независимо от того, расстреляли ее или нет. Это уже работает само по себе — мы заходим в храм или молимся, и они помогают, потому что с их расстрела начался кровавый ХХ век, который задел каждую русскую семью.

    А так можно договориться до того, что начать убеждать всех в том, что христианство это не наша вера, ведь Христос был евреем, а отношение к евреям во всем мире не очень приятное и радостное, во многом потому, что все деньги мира в их руках оказались. Тут важно не это, а то что христианство работает, когда к нему обращаешься. И я это знаю, как никто, потому что паломничаю, езжу по монастырям второй десяток лет и большая часть по настоящему счастливых людей, кого я встречал в жизни, это были верующие христиане. Причем заметил, чем он менее богат, тем он богаче духом

    Подъехал к переходу Молдавия —Приднестровье. Находится этот переход посередине очень длинного моста через Днестр. Здесь все заполняют бумажку, показывают паспорт и проезжают на другую сторону реки, попадая в «другое» государство. По документам это действительно разные государства. Какие-то два десятилетия назад было одно государство, еще через два десятилетия будет уже другое государство. Это все понимают, но играют в эту взрослую игру. То же самое понимает и Украина, причем все до последнего ее жителя, что государство под названием Украина доживает последние дни, что оно скоро развалится, исчезнет, уйдет в небытие. Понимают, видят развал государства и сделать ничего не могут.

    В ста метрах от моста-перехода располагается пляж, где отдыхают и загорают люди, и можно легко переплыть в другое государство, но никто не нарушает правила этой взрослой игры. Тем более, что в итоге тебя могут просто застрелить или посадить на ощутимый срок.

    Цыганский барон из Сорок или почему богатым быть «безнравственно»

    Пока заполнял бумагу на погранпереходе в Приднестровье, познакомился с цыганским бароном из города Сороки. Я узнал его по фильму о Молдавии, который смотрел незадолго до поездки. Времени у нас для разговора было мало, барон дал мне свою визитку и пригласил заехать к нему на обратном пути.

    Город Сороки, где живет всемолдавский цыганский барон.

    У него традиционная цыганская внешность. Человек он явно нестандартный, с ним было бы, наверно, интересно попробовать поговорить по душам, но ехать к нему почему-то не хотелось. Дело в том, что я видел в фильме его трехэтажный дом с колоннами и фонтаном, такой дом не приобретается на честно заработанные деньги. А я очень осторожно отношусь к своим знакомствам, как близким, так и мимолетным. Без сожаления вычеркиваю излишне и особенно нечестно богатых— эту школу мне преподали еще мои родители.

    Любому человеку нужно для жизни определенное количество денег, продуктов, нужен дом, автомобиль и т.д., и если у тебя много всего, если Господь тебе дал с излишком — если ты честный человек, ты будешь делиться этими излишками, это просто неизбежно, создашь фонд помощи бедным, бездомным, многодетным или что-то подобное. И я таких богатых людей знаю и у них не очень много денег, потому что они много помогают другим. Мне недавно рассказали о выходце из сибирского села. Он переехал в Питер, где у него два завода, он не забыл свое село. Построил большую церковь, школу, выкупил совхоз, постоянно шлет деньги. Такому человеку не стыдно подать руку, даже если он очень богат.

    До 1917 года в России было очень много меценатов, весь наш серебряный век поднялся благодаря Третьяковым, Морозовым, почитайте письма наших писателей, художников, которых они всячески поддерживали. Но с 1917 года, когда к власти в России пришли евреи (исключая сталинское время), с меценатством стало туго — евреи не бывают меценатами, русским они не помогают. А сегодня все деньги мира у евреев.

    Поэтому я настороженно отношусь к богатым, потому что они из другого мира, из другого теста. У них другая жизненная философия, у них каждая минута подчинена одной цели — прибавлению количества денег, и все их мысли тоже движутся в этом направлении.

    Кроме того, цыгане это, вообще, особая нация, с уникальной философией. На следующий день настоятель приднестровского монастыря мне расскажет неканонический анекдот о молодом цыгане, который характеризует сам дух цыганства.

    Когда Христа вели на казнь, в толпе зевак, его сопровождавших, якобы был молодой цыган. Понимая какие мучения ожидают Христа, этот цыган украл несколько гвоздей у стражников, чтоб облегчить христовы страдания. И Господь ему сказал: За твое благодеяние цыгане до скончания веков нигде не будут работать, но не умрут с голода.

    Церковь для новоруских

    И в заключение расскажу цыганскую историю, свидетелем которой я стал. Недалеко от нашего города один священник создал церковь для новорусских. Ничего плохого в том нет и богатым нужна своя церковь, а один-два десятка километров по хорошей трассе это не расстояние. Одно но, большие деньги никому счастья еще не принесли, и священники тут не исключение. Однажды я присутствовал, когда в этой церкви крестили цыганенка. Цыганский барон очень захотел, чтоб его внука крестили именно здесь. Уж не знаю, как он уговаривал, может деньгами, может угрозами, а скорее и тем, и другим, но батюшка в конце концов вынужден был в последний раз согласиться. После чего он сам понял, что цыган не перевоспитаешь, они до последнего будут оставаться цыганами, вы хоть каждый день их крестите. Им это крещение ваше — плюнуть и вытереть. У них другая система ценностей. Цыган не может не украсть, для него украсть — все равно что дышать. Не знаю, украли они на этот раз что из церковной утвари, но все свое умение к этому приложили. А батюшка поклялся на сей раз уже окончательно, никаких цыган никогда не крестить до второго пришествия.

    На этом переходе приднестровский пограничник у меня спросил, откуда я еду?

    — Из Томска, — ответил я.
    — Это на Урале?
    — Нет, до Томска еще столько же.
    «Из Европы, что Сибирь, что Урал — все едино», — подумал я.

    О патриотическом воспитании

    Приднестровские пограничники носят такую же форму, какую носили советские милиционеры. А у меня особое ностальгическое отношение к ней, я — сын милиционера. В детстве отец иногда приходил с оружием пообедать, и мне удавалось его упросить дать пистолет. Он вынимал из него магазин с патронами, я звал друга Вовку, жившего в соседней квартире, и мы играли в войнушку с настоящим табельным оружием. Вовка был свой человек, у него папа тоже служил в милиции, но воспитывал его более строго и пистолет никогда не давал.

    Сегодня, по прошествии многих лет, я думаю, если бы Вовка не был воспитан так строго, он бы в перестройку, когда на его Родине случились большие трудности, не бежал бы в Германию, где теперь делает мебель.

    А я остался в нищей и униженной, но поднимающейся с колен России и продолжаю традиции своего казацкого рода — беру кинокамеру и диктофон и обхожу дозором границы моей Родины, потому что сейчас ситуация не намного лучше, чем было в 1941, или в 1917, или в 1812 году, или в Крымскую войну.

    А мой друг детства Вовка сбежал. Но я его не сужу, ведь он единственный из друзей детства, кто пережил перестроечные и бандитские 90-е, не спился, не снаркоманился, кого не убили в подворотне. И он теперь своей славянской кровью оживляет их гнилой Запад.


    Автор статьи (слева) с друзьями детства Коськой и Витькой, которые не пережили перестроечно-революционных преобразований в России. Фото конца 70-х г. Прокопьевск.

    Унижение Святого Георгия

    Приднестровье это остров России в Европе. Говорят здесь все только на русском. Надписи тоже все на русском — как-то после Украины и Молдавии непривычно. Приехав в Европу, ты вдруг опять в России оказался. Только деньги у них свои, хотя тоже рубли. Приднестровские рубли более патриотичные, с Суворовым и прочими защитниками России. У нас в России патриотизм пока под запретом. Кто такие Суворов, Жуков, Александр Невский наша молодежь давно забыла. Открыл недавно у сына учебник истории за 6-й класс и ахнул: это не учебник, а какой-то комикс.

    Русские деньги, напротив, антипатриотичные. Например, на самых мелких монетах у нас изображен святой Георгий Победоносец, один из главных защитников России. Это очень хорошо, но изобразили его почему-то только на самых мелких монетах, которые сразу вышли из оборота и на них ничего не купишь. В итоге лежит былой защитник России где-то в пыли на дороге и мы топчем его своими ногами, не замечая, что ходим по святыне.

    Новые бумажные деньги тоже утратили русскую индивидуальность — они теперь больше на евро похожи.

    Мне говорили, что на заправках в Приднестровье берут как леи молдавские, так и рубли приднестровские. Действительно, берут, но от русских рублей отказались. Наверно, потому что они не очень патриотичны.

    Не могу понять, почему Приднестровью повезло больше, чем другим бывшим республикам. Миллионы русских остались на Украине, в Казахстане, Киргизии, Прибалтике… и всех их мы забыли. А в маленьком Приднестровье, где всего-то полмиллиона жителей, Россия до сих пор оставила свою 14-ю армию (Интересно, где мы еще оставили свои армии?).

    Как Путин «тайно» возрождает Россию

    Россия пока ослабла, она вынуждена проводить свою политику тихо, чтоб лишний раз не раздражать «хозяев мира». Да, у нас есть атомное оружие, но толку в нем, если даже наш Центробанк не наш, об отсутствующей идеологии или Конституции или наших не наших недрах, я даже не говорю. По молодости Путин, как только вступил в должность, попытался сразу национализировать рубль, ему тут же надавали по шапке, и он, закаленный гэбэшник, понял, напрямую ломиться нельзя. Поэтому он теперь делает шаг вперед, два шага назад. И даже народу не может открыть всю правду — иначе просто будет война!

    Военку в России почти всю угробили, армию сократили, военные заведения многие закрыли, но при ВУЗах существуют полувоенные кафедры, где готовят тех же военных. По окончании они будут иметь два диплома, один военный, другой гражданский. Я в том убедился 9 мая. Вроде военных в нашем городе нет, училище и институт все закрыли, а вот они, молодые парни в военной форме, идут строевым шагом.

    Сноска:

    С Путиным все очень сложно, и здесь каждый должен разбираться сам. Ведь не случайно сами евреи говорят, что за всю историю России евреям еще никогда так хорошо не жилось в России, как при Путине.


    Томск на 9 мая.


    Кадеты на 9 мая в Томске.

    На одну нашу семью пришлось четыре ветерана.

    Флаг в Приднестровье, кстати, почти родной, советский, красный с серпом и молотом, только с полосой посередине.

    Между Молдавией и Приднестровьем для русских самый легкий переход. Если на украинской и отчасти молдавской границах русских держат за третий сорт, как того требует Запад, то приднестровские пограничники, напротив, подчеркнуто уважают русских. Их военные, как никто, понимают значимость русской поддержки. Войны в Приднестровье нет только благодаря России, и вообще, государство Приднестровье существует благодаря России. Конечно, будущее его туманно и так вечно продолжаться не может. Но его жители сегодня живут в мире — садят огород, воспитывают детей, их дети ходят в школы, и их вся эта сложная политика мало интересует — жизнь в Приднестровье продолжается. А политика со временем сама собой рассосется. Время все расставит по своим местам.

    «Хвосты» России

    Другое дело, доносятся голоса, зачем нам все эти «хвосты» — Беларусь, Абхазия, Украина, Калининград?.. Почему наши деды не ставили таких вопросов и при этом у них не было ни глобализации, ни эмансипации и голубых парадов не было. А были у них, напротив, большие семьи. Они что, глупее нас с вами? Создатель им позволил раздвинуть Россию до бескрайних размеров, укрепить православие, потому что христианство сегодня, по большому счету, осталось только в России. В Европе его давно нет.

    При всем при том заметил, что в Приднестровье мне как-то неуютно, немного стыдно за Россию. Какое-то здесь все неприбранное, неряшливое, напоминает наше советское прошлое. Этот Ленин везде стоит, везде советская символика, от которой мы уже успели отвыкнуть. Это, конечно, нам самим навязали. Советский эксперимент в России, слава Богу, закончился. Сам народ его закончил и возвращаться к нему не намерен.

    Ленин в Приднестровье.

    Приднестровье очень маленькое, всего-то 400 тысяч жителей. Это совсем ничего, но какие перспективы оно дает и сколько шума от него. Пока мы в Приднестровье, значит не потеряли до конца ни Молдавию, ни Украину. Какая бы мощная работа по их отторжению ни велась.

    Приднестровье нужно не столько нам, россиянам, сколько людям, которые здесь живут. И дело не только в Приднестровье. В самой Молдавии народ тоже избрал президента-коммуниста, то же самое и в Болгарии, да и не только Болгарии, потому что коммунизм для них сегодня — это Россия. То есть сам народ уже сыт всей этой глобализацией, либерализацией, эмансипацией, которые антинародны и античеловечны по своей сути, и люди хотят справедливости и относительного равенства, хотят вернуться в СССР, но к новому трансформированному СССР.

    (Эти явления я и исследую в своих экспедициях. Людям, сидящим у телевизоров или мониторов, сложно поверить, что чем больше ездишь, а я объехал уже половину республик бывшего СССР, тем больше вижу, что рано или поздно мы опять будем вместе, одной страной, процесс этот неизбежный уже идет, он сложный и многотрудный, но идет, потому что альтернативы России у наших республик нет, а кто это еще не понял, те потом поймут).

    Поэтому народ наивно на выборах избирает президента пророссийского, но все правительство у него, все премьеры, все министры — все равно прозападные. Поэтому президент один без команды сделать мало что может, руки у него все равно связаны. Та же самая схема, кстати, действует в самой России. Но Россия она большая и находится на особом положении, потому здесь все иначе и сам президент у нас не совсем президент.

    Бензин в Приднестровье значительно дешевле, чем на Украине, почти на треть. А газ, как мне сказали, дешевле даже чем в самой России. Это обычная российская политика, о себе думать в самую последнюю очередь.

    Островок России

    Жара здесь жуткая, в такую жару не до путешествий, хочется какую-нибудь крышу найти. Заехал в приднестровский мужской монастырь вблизи деревни Катериновки. А куда еще заехать страннику из России, где его еще примут, где накормят и поддержат? Сначала побеседовал с игуменом Фаддеем. Он предложил прогуляться на берег Днестра. Места здесь очень красивые. Иоанно-Предтеченский монастырь молодой, создан всего 14 лет назад на месте бывшего пионерлагеря. Здесь подвизается 6 монахов и 2 послушника. Меня приняли без излишних расспросов, а потому что я — русский. И в Молдавии и Приднестровье русских принимают почти как родных. Эти земли освобождали наши деды и не только в последнюю войну, а люди это надолго запоминают. Монастырь ничем не отличается от русского — и язык, и иконы, все то же. Одно отличие, находится он в Европе, поэтому тут все иное — и еда, и келья, все повышенного комфорта. Например, комната, куда меня поселили, напоминала больше многозвездочный отель, чем православный монастырь.

    Пока гуляли, отец Фаддей рассказал мне притчу о трех старцах. Приехали миссионеры на необитаемый остров, нашли там трех старцев. Спрашивают их: «Как вы молитесь?» Те ответили: «Да просто молимся — Трое вас, трое нас, Господи, помилуй нас».

    Миссионеры им говорят: Нет, вы неправильно молитесь, надо «Отче наш читать». Научили их этой молитве. Старцы запомнили. Корабль миссионеров отплыл от берега, уже проплыл несколько километров. Вдруг видят, по воде к ним бегут старцы.
    — Подождите, подождите, — кричат, — мы забыли, как молитва ваша заканчивается. «И остави нам долги наша», а дальше как? — Послушайте, как вы молились, так и молитесь, — сказали миссионеры, — раз вы по воде ходите, значит Господь вам все дает, вы правильно молитесь.

    На самом деле эта притча говорит о серьезных вещах — что не форма главное. Не важно какими словами ты молишься, можно даже своими словами молиться, главное, чтоб ты это искренне делал, от сердца. А нас сегодня приучают, наоборот, к форме, в том числе и в православии. Ведь и в самом православии куча ошибок, нас же убеждают, что мы одна святость и тем вбивают кол в родное православие.

    Бжезинский, бывший госсекретарь США, один из главных американских идеологов, отвечающий, так сказать, за разрушение России, когда-то сказал: В России уже все нам принадлежит, осталось одно православие, потому мы должны все силы направить на то, чтоб теперь изменить его догмат и в России больше ничего не останется. Вы поймите, сейчас войны уже не ведутся огнем и мечом, наступила пора войн ведьм, вроде идет война, а врага не видишь — потому что он ничем не отличается от тебя, он сидит в редакции газеты, или в мэрии, а может даже в правительстве, он даже ходит с кадилом по храму или монастырю и, чтоб вычислить их, надо иметь свежий, незашоренный ум, что в век массовой информации позволить себе могут единицы. Таких людей я и отыскиваю в своих экспедициях, приехав в глубинку, где нормальным людям делать нечего. Где, зачастую, нет ни света, ни сотовой связи. Делаю на основе бесед с ними статьи, фильмы, выпустил книгу, еще две книги подготовлены к печати, и они ждут своего спонсора.

    Такого незашоренного человека встретила одна моя знакомая во время велопутешествия по Якутии. Он москвич, переехал в глухую якутскую деревню и перевез всю свою семью, чтоб спастись и детей своих спасти, потому что здесь нет ни интернета и сотовый телефон и телевизор почти не ловится, местным жителям это все и не нужно, потому что они живут традиционным укладом и натуральным хозяйством. Встречи с такими людьми у меня случаются в каждой поездке.

    Монастырские кошки

    В этом монастыре очень много кошек, ну очень много. Настоятель сказал, что котят они не топят, потому что это не по- божески, а количество кошек как-то само собой регулируется — обычно их не более 15. Однажды дошло до 25, и кошек пришлось вывезти в отдаленную деревню.

    В руки монастырские кошки не даются, наверно, помнят, что когда-то их депортировали и лишили кошачьего рая. И в самом деле, монастырь это единственное место на земле, которое максимально приближено к раю, животные это тоже чувствуют. Потому и коммунисты, которые строили рай на земле, в первую очередь искореняли церкви и монастыри, видя в них своих главных конкурентов.

    Все увиденное в экспедициях я описываю в очерках, а наиболее интересные встречи воплощаю в фильмах. Здесь, в монастыре, у меня произошла одна из самых значимых встреч этой поездки, с монахом Никоном. На ее основе я даже сделал небольшой фильм.

    Снимать себя отец Никон не разрешил, даже фотографировать не позволил, но беседа с ним была настолько значимой, что я все же решился сделать небольшой 20-ти минутный фильм. Отец Никон объясняет многие вещи, которые мы, мирские, понять не можем. Я потому и люблю общаться с отшельниками и монахами, что им открывается запредельное, непонятное нам, живущим в суматохе дней сегодняшних. Я сам тишину нахожу только в своих поездках.

    Фильм можно посмотреть на канале путешественника Андрея Сотникова

    (полностью фильм о Молдавии и Украине сделать пока не смог из-за проблем с финансированием, так же как и фильм об Армении и молоканах).

    Как я обычно знакомлюсь с людьми? Я никого специально не ищу, знаю, что Господь сам найдет и подведет мне нужных людей. Все, что от меня требуется, это оказаться в нужное время в нужном месте. Вот и здесь, чтоб встретиться с отцом Никоном, мне надо было просто проехать пять тысяч километров, примерно треть мира.

    Отец Никон отвечает за свечной киоск. Пока шла служба, на которой было только несколько монахов, состоялось наше «интервью». Ему бы, наверно, надо быть настоятелем этого монастыря, но ему это не нужно. Настоятели, епископы, патриархи — это администраторы, так же, как и президенты. Они не есть главные руководители. Помимо них есть истинные, настоящие руководители и монастырей, и государств, и городов, которым должности и звания не нужны, они над всем этим.

    Как нас зомбируют через телефоны

    беседа с монахом Никоном (Т-м)

    Во времена моей молодости храмы в Молдавии были практически все закрыты, особенно монастыри. В Молдавии монастыри начали открывать в 1988-89 годах, когда у меня уже двое детей было.

    В 1989 г. я поехал в паломничество по Румынии, откуда привез очень много православной литературы. У нас ее еще не было. Моя жена, теперь сестра, она молдаванка, румынский хорошо понимает. Она стала мне это все читать и переводить. Так у нас начался первичный путь к вере.

    Потом она захотела поездить по Святым местам, у меня финансы позволяли. Сначала по Румынии поездила, потом по Украине, России. Четыре раза съездила в Россию, все нормально было, на пятый раз вернулась и говорит: «Муж и жена это не спасение, давай будем жить как брат и сестра». С каким она там старцем об этом разговаривала, я не знаю. Еще 5 лет рядышком жить бок о бок, спать на одной кровати и спать как брат с сестрою. Вначале это трудно, но если ты не перешел на рукоблудие — терпел, терпел, терпел — то все остальное умирает. А пять лет, как я понял, этого вполне достаточно, чтоб плотские чувства к женщине ушли.

    Через 5 лет уже я ей сказал: «Знаешь, я не понимаю, я тебе не муж и не брат, я пойду в монастырь…»

    В миру мою жену все считали или начальником, или учительницей. Она никогда не красилась, всегда носила строгую одежду, и ей было легко перейти на духовный путь.

    Познав себя, мы познаем Бога

    Я знаю людей, которые далеки от православия, но живут по-христиански, на них можно даже равняться. А есть люди, которые находятся в православии, много и красиво говорят о вере, но по их поступкам лучше уж быть с нечистым, чем с ними.

    Нас в монастыре учат не смотреть на негативное — если мы что-то увидели, то должны этот негатив перенести на себя. Я помню, как мне батюшка один сказал: «Вот идет масса людей, у обочины лежит пьяный, масса людей прошли и не заметили, а ты его увидел. Почему тем не было открыто, а ты увидел? Не спеши его осудить, потому что у Господа ничего напрасного нет. Он показал, в каком состоянии находится твоя душа. Пьяный, он как полуживой труп, так же само выглядит и твоя душа, если она не с Богом, она такая же».

    Все люди разные. Даже дети, выходя из одной утробы, они все разные. Когда мы познаем разнообразие и познаем чистоту во всем, тогда мы познаем себя, а познав себя, мы познаем Бога. А если сразу выйти на Бога, мы его не познаем. Мы не можем после первого класса пойти сразу в институт, как бы этого ни хотели.

    В монастыре погибнуть легче, чем в миру

    На самом деле и в монастыре можно пропасть. В монастыре все строится на доверии, мы здесь никого не проверяем. Человек пришел в монастырь по своей воле, он приходит сюда, чтоб спастись — человека обмануть можно, Бога нет.

    Господу нужны помощники, Он для того и создал Адама и Еву. Но они раньше времени попробовали плод добра и зла. Он был для них и предназначен, но в свое время. Это как ребенку в 9 лет попробовать интимную часть, этот ребенок будет испорчен. А если человек в свое время приходит и правильно воспитан, получается нормальная семейная жизнь.

    И в наше время важно еще иметь хорошего духовного наставника, который может тебе все объяснить. С одним поговоришь, с другим, смотришь, тебя к нему тянет, значит, душа твоя находит в нем спасение, которое ей нужно.

    О детях

    В монастыре я с 1989 года, я видел здесь много людей, но остаются в монастыре только те, кому Богом дано здесь быть. А были и такие прекрасные ребята, казалось, настоящие монахи, и скромные, и исполнительные, все, что надо, у них есть, но на службе стоять, молиться, это все равно, что голову топором отрубать — не выдерживали, уходили. Потому что им надо быть в миру. Потому что спасаться можно не только в монастыре, но и в миру. И пропасть в монастыре гораздо проще, чем в миру.

    В мире сегодня очень нелегко, особенно сложно детей воспитывать. Какое надо иметь духовное знание, и как изолировать детей от такой массовой негативной информации? У нас здесь есть монахиня Елена, ей 80 лет. У нее сын священник, который за плечами имеет три института. Так он детей в школу не отдал. Жена у него тоже с высшим образованием, они детей учат дома сами, они у них в школу ходят только раз в году сдавать экзамены. Их дети с этим негативом не сталкиваются. Когда ребенок дома слышит одно, а в миру видит другое, ему сложно остаться чистым.

    Нас в советское время учили чему угодно, не учили только как создавать и сохранять семью. И когда мы выходили в жизнь, мы были как слепые котята. В царское время тоже никто ничему не учил, но был такой закон, если ты венчаешься, то это на всю жизнь. В царское время тоже не все так гладко было. Было б все хорошо, то и революции бы не случилось.

    Как сегодня воспитывать детей

    Чтоб ребенка правильно воспитать, надо понять, что ребенок — это личность, с ним нельзя поступать по-диктаторски. Надо, чтоб он был ответственен за свои поступки, прививать ему в виде игры ответственность.

    И еще важно, чтоб он ходил в воскресную школу, в церковь. Чтоб он начал духовно воспитываться, в школе он этого не получает. Если у него будет чистая духовная мораль, он дальше найдет свой путь.

    А если он будет жить в этом хаосе, он тоже определится, но только уже по другой системе хаоса — он будет переступать через головы других, делать все только для своего блага, ему будет ничего не свято, ни папа, ни мама. То, что сейчас и происходит, потому что воспитывать — это очень трудно.

    Почему в царское время мальчики и девочки учились отдельно? Чтобы они не знали козни друг друга, чтоб они друг для друга были загадкой и их тянуло друг к другу. А сейчас они видят всю подноготную, попробуй в этом хаосе найти настоящую любовь. Очень трудно.

    Но опять же, если люди в таком хаосе и будут с Богом, это будет настоящий подвиг. Как говорится, можно быть в аду и с богом.

    Как нас зомбируют через мобильные телефоны

    Мобильные телефоны придумали очень давно, так же как и ртутные лампы. Но их не использовали долгое время, потому что они сильно влияют на организм человека. Все эти мобильные телефоны работают на частоте головного мозга. Сейчас мы постоянно находимся под контролем, на нас постоянно давит электронный гипноз, это программа, которая действует на подсознание. Они нас постоянно зомбируют и прежде всего через телефоны. И в итоге мы думаем, что это мы думаем, а мы находимся под воздействием всех этих новых технологий.

    Во всех мобильных телефонах есть специальный микрокомпьютер, в нем есть микрочип, у которого автономное питание, независимое от основной батареи. Ему очень маленькое напряжение требуется 0, 03 вольта, это почти не напряжение. Через это приспособление они все, что угодно, могут с нами делать.

    Взять эти оранжевые революции. Люди ни с того ни с сего обезумели. Я, когда на Украину ездил к старцу, увидел небо как тетрадка в клеточку, столько они с самолетов распустили действующего на подсознание — там уже идет тотальная обработка.

    Почему только через 20 лет началось это движение по отделению от России. Они ждали, чтоб ушли те, кто воевал в Великой Отечественной, эти люди на самом деле на многое влияли. Теперь их голос почти не слышен.

    Те люди, которые в советское время пресекали религию, они и сейчас продолжают свою работу, только по-иному.

    Почему я здесь остался, у меня вся семья в России — жена в Троице-Сергиевой лавре, сын тоже в России. Потому что я не смог получить российского гражданства. Там, где я оформлял, в Ивановской области, в паспортном столе были одни чеченцы, своих они быстро пропускали, а нас крутили. Не знаю, как у вас в Сибири, а в европейской части России везде так, везде в паспортных столах сидят одни узбеки или чеченцы.

    Молдаване считали за честь разговаривать по-русски

    Молдаване это очень гостеприимный народ. Если ты у них попросишь воды, они накроют стол, потому что от воды, говорят, лягушки заводятся. Если надо, и баньку истопят. Изменилось все, когда деньги подешевели в тысячу раз в 90-е и народ обокрали. Насколько молдаване любили русских, говорит тот факт, что после войны все считали за честь разговаривать на русском языке. Почему в Молдавии сейчас многие молдаване своего языка не знают? Потому что он им был без надобности, все вокруг разговаривали только по-русски. Настолько уважали народ русский, и так все теперь перевернулось. Сначала ломано, но разговаривали по-русски и постепенно все научились.

    Румыны они очень сильные националисты. Если вы румын — вам здесь все дороги открыты, если молдаванин — к тебе будут относиться как к рабу. Румыны не любят молдаван, хоть и хотят с ними объединиться.

    Пока они не объединились из-за Приднестровья, ждут, пока оно вернется в Молдавию, тогда они вернут себе все. А русские, поддерживая Приднестровье, им все карты смешивают. Молдавский народ не очень стремится к объединению.

    Войны в Молдавии не будет. Есть те, кто хочет развязать войну, но все дело в том, что сам народ этого не хочет. Украина это совсем другое, там славянский народ, а здесь романский. Они абсолютно разные. Славянский народ он всегда от кого-то защищался, а романский народ всегда под кем-то был.

    В Молдавии ввели биометрические паспорта. В России биометрических паспортов нет, но в российских паспортах чип уже есть. Когда ездил в Сергиев-Посад к жене, теперь сестре, она мне его показывала. В этом чипе все твои данные находятся, случись авария, по нему можно все определить. Придумано это все во благо, но самое страшное, когда некоторые гуманные вещи используют негуманно.

    Всего 10 способов, но как редко мы встречаем в жизни людей, которые их используют. Прочитав этот список, я стал вспоминать, сколько людей я встретил в своей жизни, кто использовал эти правила? Это бывший «афганец». Это монах Боровского монастыря, которого я встретил путешествуя по Крыму, он, кстати, тоже бывший военный, прошел многие горячие точки. Это хозяйка небольшого мебельного магазинчика. И еще мой дядя, брат мамы, прошедший через тюрьму и вообще много страдавший. И, пожалуй, это все. И нам самим, чтоб выйти на эти правила, может понадобиться целая жизнь.

    * * *

    Отец Никон договорился с женой, когда они поставят на ноги детей, что они оба уйдут в монастырь — она ушла в Троице-Сергиеву лавру, он остался здесь, не смог получить русское гражданство, оформить.

    Он молдаванин, хотя родился в России. И что интересно, он родился в ста километрах от сибирского городка, где я жил и родился. Может, он потому и согласился со мной побеседовать, что мы земляки.

    Он главным образом художник (но сказал, что у него много профессий), а ушел в монастырь потому, что понял, лучшего места ему не найти. Здесь он не будет постоянно думать о хлебе насущном, не будет отвлекаться на мелочи. При жизни в миру, он все имел, у него был прибыльный бизнес, все это он оставил, чтоб обрести нечто большее.

    Конечно, с отцом Никоном можно было еще много о чем поговорить, но даже две наши беседы — это очень много. У меня просто голова раскалывалась от обилия новой информации. Я потому еще и сбегаю из монастырей на следующий день, что все мои «лампочки» зашкаливают от перенапряжения и нужен отдых и смена климата. А передвижение — это лучший в мире отдых.

    Монастырь с евроудобствами

    В Троице-Сргиевой лавре, наверно, нет таких удобств, как в приднестровском Иоанно-Предтеченском мужском монастыре. Монастырь с евроудобствами я уже встречал в Беларуси. Монастыри западного типа они все иные. Попади в эти монастыри монах из какого-нибудь глубинного сибирского монастыря, он бы ни за что не поверил, во-первых, что это монастырь, во-вторых, что в нем спастись можно.

    Долго и здесь задерживаться не стал. Монастырь это не гостиница, если здесь живешь, надо трудиться, помогать им. А у меня на это сейчас нет ни сил, ни возможностей. Я могу им помочь по-иному.

    Приднестровье — это островок России.

    Сноска:

    Ко мне иногда пристает жена с советами: Тебе нужен постоянный духовный отец. Она не понимает, что каждый человек, с кем я встречаюсь, с кем общаюсь, это и есть мой учитель, на православном языке — мой духовный отец. Сейчас таким духовным отцом стал отец Никон. И каждая экспедиция — это всегда встреча с учителями, которые меня ждут в пути.

    Много ездить по Приднестровью не стал. Приднестровье очень маленькое, особо смотреть нечего. И тяжело русскому человеку назад в советское прошлое возвращаться. Наше прошлое ХХ века, это наша боль. Потому русскому здесь долго делать нечего, а попросту говоря, неинтересно. Немного поездил и опять перешел границу, на этот раз сразу в Украину.


    Украинские пограничники и пограничницы. Европа от Украины требует эмансипации. Зачем ей это надо? Читайте в главе о Германе Стерлигове.

    У украинского пограничника спросил, как мне относиться к тем, кто, увидев русского путешественника, требует предъявить документы, говорят, что они из АТО, это военные или бандиты?
    Пограничник ответил: «Скорее всего, это бандиты».

    Переход в Украину из Приднестровья более сложный для русского, но все же пропустили, что же им еще оставалось.

    Скутер — лучший в мире транспорт для путешествий.

    Приходится признать, что проект Украина не состоялся, хотя времени у него было предостаточно. Теперь мы присутствуем при распаде того, что называлось почти 30 лет государство под названием Украина — здесь это чувствуешь постоянно и везде. И когда тебя останавливает украинский молодой гаишник и полчаса безостановочно материт российского президента, как будто это его личный враг или когда ты разговариваешь по душам с каким-нибудь сельским дедушкой… Украины отдельно от России никогда не было и быть не может. Проект лопнул, и вся территория расползется по соседним странам, которым она и должна принадлежать. Больше всего должно отойти России, потому что больше всего тут именно русской земли. Но сколько пота, слез и крови прольется, пока это все произойдет. Случится ли это при нашей жизни. Дай-то Бог! Хотя, по большому счету, проекту Украина не 30 лет, а гораздо больше. Замутили отделение еще большевики, точнее те, кто их привел к власти, а мы теперь расхлебывай.

    Еду по Украине и с трудом верю, что еще вчера ночевал в монастыре с евроудобствами, где меня кормили сотовым медом, лежавшим кубиками на красивых блюдечках, арбузом, дыней, несколькими видами салата и рыбы… Монахи даже извинились, сказав, что еду им приносят прихожане, а в этот раз много принесли. У молдаван денег мало, поэтому они в монастырь несут свои продукты…

    А сейчас я еду по раздолбанной украинской дороге, на которой еще заблудился, и грызу от голода сухари недельной давности.

    Почему кто-то внушил украинцам, что русские грязны, что у них везде грязь, мерзость и разруха. В России таких дорог, как на Украине, давно нет, с советских времен точно нет.

    Бандитский комендантский час

    В пригороде Украины с наступлением темноты дороги враз опустевают. Стемнело и все, машины исчезли как по мановению волшебной палочки. Меня предупреждали, что на Украине неофициальный комендантский час, и я в том сам теперь убедился. Да, на Украине идет война, война странная, непонятная, братоубийственная и, якобы, никому ненужная. Но войны они все странные, все непонятные. Любую войну начинаешь понимать через 50-100 лет. И все же, ни одна война никогда не бывает случайной. Мы, например, только сейчас стали узнавать для чего и кто развязал Великую Отечественную войну. И еще, война это всегда попущение за грехи наши, попущение и искупление.

    В современной Украине можно встретить такие древние кресты.

    Может, где-то в центральной Украине в городах машины ночью еще ездят, но здесь, на границе с Молдавией, дорога на всю ночь замирает, обезлюдевает. Проехали только два запоздалых трактора, возвращавшиеся с полей, и больше ни души. Но мне уже настолько все равно — бандитский или комендантский час наступил на Украине — нужно доехать до церкви в Ямполе, где я смогу остановиться и спокойно поспать. Потому что на Украине в автомобиле с российскими номерами ночевать где попало это сродни самоубийству.

    А на церковной территории меня никто не побеспокоит. Это иная земля, она под Божьим покровительством, более того — сегодня православная церковь — это еще и русская земля, это часть России. Именно по этой причине православную церковь на Украине и уничтожают, потому ей так здесь тяжело.

    Переночую в Ямполе и завтра поеду на Львов, потом в обратную сторону, на Восток, в Россию.

    Доехал до церкви. Ворота на прицерковную территорию, как всегда, открыты.

    Церковный колодец.

    Симфония украинского рая

    Утром в Ямполе проснулся в автомобиле и заслушался мелодиями украинского рая. Как мне казалось, сотни неизвестных мне птиц исполняли райскую симфонию украинского утра. И происходило это не где-то в глухом лесу, а в центре небольшого украинского городка, с которым меня связала судьба. Невольно подумал, как должны быть счастливы люди, которые живут в этом южном городке на берегу Днестра. Украина это на самом деле страна очень близкая к раю. Если б еще не война, в том бы никто не усомнился.

    Вчера вечером двое подростков, проходившие мимо церкви, перекрестились, после этого зашли напиться из церковного колодца. Заметил, что на Украине не стесняются своей веры, в отличие от России. Еще видел, как мужчина, проезжая на велосипеде мимо церкви, перекрестился и никто на него пальцем не указывал, даже никто этого, кроме меня, не заметил. В России последний век более всего унижали веру, потому с этим у нас намного сложнее. Хоть внешнюю веру мы меньше выражаем, но глубинная вера в нас осталась, сидит очень глубоко. Я это иногда проверяю в больнице, где лежу теперь после аварии почти каждый год — спрашиваю у какого-нибудь очередного соседа по койке, провожу, так сказать, социологический опрос — как он поступит, если в нашем городе, например, будет проходить голубой парад, пойдет он им бить морду. Все отвечают утвердительно.

    В Ямполе я познакомился с бабушкой Людмилой, торгующей свечами при церкви Николая Чудотворца. Она рассказала мне об их уникальном батюшке отце Георгии. Меня он удивил уже своим первым ответом. Когда по телефону спросил у него, могу я, паломник из России, остановиться на территории храма, оставить свой автомобиль, он сразу, без каких-либо дальнейших вопросов, ответил: да.

    Как отец Георгий предотвратил майдан

    Рассказ бабушки Людмилы

    «У нас в Ямполе был свой майдан, только его предотвратил наш батюшка. В тот день вышли с дубинами брать местный Белый дом. А он собрал людей и вышел с прихожанами и не разрешили братоубийств, закрыли грудью.

    На Украине в каждом городе была своя революция, свой майдан, редко где не было. Они заранее все подготовили. Милиция эта раздвоилась — януковские защищали Белый дом, а те, которых тайно собрали все рушить, они им не давали.

    Хорошо еще, что начальство людей с работы выгнало, чтоб они не допустили безобразия, и у нас не произошло ничего серьезного. А батюшка отец Георгий вышел с крестом, с иконами, с песнопениями, с прославлением Бога — обратился к людям с речью и не было кровопролития. В других городах людей побили, покидали в тюрьмы, а у нас все предотвратил наш батюшка, ему честь и слава, пусть Бог ему даст многие лета. Бог через него не допустил кровопролития.

    Всей Украине нужно преодолевать ненависть и озлобление друг к другу, потому что враг ожесточает и озлобляет украинский народ.

    На Украине страсть что творится. Работы нет, кто не уехал за границу или в большие города, те пьют. Сегодня парня хоронят 25-ти лет. Что произошло? Сидели, пили. Европа так сделала, что они все на фляжки подсели — работы нет, перспектив никаких нет, только фляжки остались. Сидели, пили и поспорили, что за фляжку горилки он переплывет Днестр, и на середине утонул,  разве это не дьявольщина».

    Да, Украине сейчас нелегко, но не надо думать, что России намного лучше. Я уже писал, как съездил в город своего детства, небольшой шахтерский городок, где из четырех моих друзей детства трое не пережили перестроечных революционных лет. Выжил только тот, что живет теперь в Германии. Хотя, может, лучше умереть в России, чем жить в Германии.

    Иосафатова долина

    От бабушки Людмилы узнал, что недалеко от них, в 20 километрах сегодня проходит праздник в Иосафатовой долине, куда съехались православные со всей Украины и соседних стран.

    В 1922 году, в гражданскую войну, здесь пастуху явилась Божья матерь и на его вопрос, как прекратить кровопролитие, сказала: «Бога славьте, кресты ставьте». С тех пор здесь в простом поле каждый год собираются православные и ставят кресты.

    Каждый год сюда идут люди с крестным ходом и каждый несет свой крест, как Господь нес на Голгофу. Странно, что я об этом ни разу не слышал и никто, наверно, в России не слышал.

    И я поехал в Иосафатову долину. Как раз успел к обеду, когда только-только закончилась праздничная служба и народ начал расходиться. Но мне главное было ощутить грандиозность этого события. Не знаю, где еще было за последний век видение Божьей Матери, но второго столь масштабного праздника на православной земле сегодня точно нет.

    Будь у меня навигатор, я б нашел это место быстрее. Ехал и спрашивал. Люди с радостью отвечают. Украинская молодежь об Иосафатовой долине не знает и даже не слышала, что это такое. Те, кому за 40, эти чаще всего знают. Молодые это уже другое поколение, что на Украине, что в России, более прозападное. Это как два разных народа живут в одной стране, приходится признать, это и более антиправославное поколение. Если мы не поставим перед собой цели вернуть их на Родину, мы потеряем Россию. Это уже будет не Россия, новая Америка, новая Германия, но точно не Россия.

    За 5 километров до Иосафатовой долины уже стоят машины, люди их оставляют у дороги и далее идут пешком. Сколько же здесь машин! Только автобусов около сотни! Кажется, что вся Украина приехала. Если б не война, то и народу было б в разы меньше.

    Русских машин нет. Есть прибалтийские, есть польские, но это местные на них ездят. Сейчас в Польше многие украинцы мерседесы покупают, там они гораздо дешевле, и ездят на польских номерах. Ямпольский священник тоже по Ямполю ездит на польском Мерседесе, когда выезжает за пределы городка, пересаживается на Жигули. На Украине власти нет, можно долго ездить без регистрации.

    Многие идут в Иосафатову долину с крестным ходом, как мой знакомый крестоходец (читайте о нем в первой части этого очерка). О нем тоже сделаю небольшой фильм. Он тоже где-то здесь, но в этом скоплении народа, где собрались на единую молитву несколько десятков тысяч человек, я его не найду.

    Некоторые советские памятники на Украине все же пока оставили.

    Триединая семья

    Люди хотят верить, а верить в наше время становится все труднее и труднее. Как говорится: Гагарин в космос слетал, никого не увидел, Армстронг на луну высадился, тоже никого не видел. А здесь люди могут реально верить.

    Как-то читал интервью с одним из командиров, воевавших в Донбассе. О смысле происходящего там он сказал следующее: «Нам столько лет навязывали чуждую безбожно-потребительскую систему «ценностей», когда либерал-фашистским мировоззрением они пытались подменить наши живые традиции».

    Услышав это, я понял, что он говорит не о происходящем на Украине, а о России в целом. Смысл войны на Украине — это только начало освобождения. Далее, после Донбасса и Украины, нас ждет освобождение всей России. Святая Русь, а может и весь цивилизованный мир, нуждается в очистительной войне. Без войны мы от всего этого наносного и чуждого, думаю, уже не освободимся.

    «Не бойтесь, я не оставлю Украину»

    На Украине рассказывают, что в Святогорской лавре явилась Божья Матерь. Причем явилась Она не монахам, а двум женщинам, которые убирают в храме. Она вышла из алтаря и сказала: «Не бойтесь, я не оставлю Украину. Они постреляют, постреляют и уйдут».

    Когда закончится эта война, она не сказала. Ясно одно — вся эта ситуация сделана под Россию. Но Россия ведет себя так, как должна, она не может поступить иначе.

    И народ Украины это постепенно начинает понимать.

    Украинские дорожные правила

    На Украине анархия, поэтому на дорогах Украины существуют свои индивидуальные дорожные правила. Так, за городом здесь часто едут посреди дороги, или по встречке, то есть по той части дороги, которая наиболее хорошо сохранилась, здесь это ни кого не удивляет. На свою полосу перестраиваются только при появлении встречного автомобиля. Другая особенность правил по-украински — тебе редко кто уступит дорогу. Как говорится, прав тот, кто наглее. Но должен сказать, что при всей анархии дорожных правил, аварий на дорогах Украины я не встречал. А мне казалось, что буду видеть их повсеместно.

    На Украине пешеходам можешь смело не уступать, двойную сплошную линию можешь пересекать и быть уверен, что тебя никто не накажет. Украина свободная страна, как они любят о себе говорить.

    На Украине я хотел купить что-то из местного производства. Но с производством на Украине стало сложно. Здесь все развалили. Кто развалил? Точно не Россия. Я хотел с Украины привезти что-то изготовленное местными умельцами, на чем оставалась бы память об Украине. Купить смог только спички и сахарницу с украинской надписью, мне сказали, что ее сделали не в Китае, а здесь.

    Сам украинский народ к русским братьям по-братски относится. Как бы их не обрабатывали СМИ, они все же понимают, что происходит в мире, и кто за всем этим стоит. Народу эта вражда не нужна. И что важно, если еще вчера они этого не понимали и во всем винили Россию, то теперь начинают прозревать.

    Да, Путин для Украины почти антихрист, столько мата, столько грязи о нем я не слышал за всю свою жизнь. Понимая кто сейчас пришел к власти на Украине, я, напротив, стал еще больше уважать своего президента.

    К русским в целом этой бессмысленной ненависти нет. Например, меня как представителя России здесь никто не ненавидел. Я, конечно, на дороге иногда видел высунутые пальцы из автомобилей, какие-то слова выкрикивались — но это были обычные отморозки. Они есть везде, в любом народе, я даже лиц их не видел.

    Англо-саксонское иго

    Путин — это сложная и противоречивая фигура. Это не значит, что правители до него были проще. Но он наш современник и нам сложнее его осмыслить, в отличие, скажем, от Ельцина или Горбачева — где мы уже подвели итоги предварительные и как бы разобрались. Путин правит в очень сложное время, поэтому он двойственен как никто. Мы спрашиваем себя, почему он допустил это, подписал то. Почему наши недра нам не принадлежат, почему продолжают сокращать население России, почему все идет в точности по плану Маршала… Да потому что его никто не спрашивает, он не хозяин, есть те, кто на него давит и заставляет подписывать ту или иную бумагу, принимать тот или иной закон. Но он реально многое делает для своей страны, даже больше, чем ему позволяют.

    Почему Путин не раскрывает карты перед своим народом? А ему это надо? Кто умный, тот сам поймет, а дураки его не волнуют. Да потому, что, если он раскроет карты, начнется неизбежная война, она вспыхнет сразу, как только мы перестанем платить дань Западу, не будем им отдавать свой лес, нефть, газ… за бесплатно, то есть за печатные бумажки.

    Грузию, а теперь Украину они для того и создали, чтоб мы не рыпались и продолжали им платить.


    На этом месте, похоже, стоял Ленин.

    По большому счету война уже идет, но пока на территории Украины. Бзежинский, один из идеологов США, так и сказал, что весь ХХI век будет полыхать Украина.

    Поймите, мир без наших ресурсов уже не может жить, их просто негде больше брать. Уже был пример, когда им отказали. Сталин создал железный занавес и перестал им платить дань. Чтоб его убрать, чтоб пробить путь к российским ресурсам, Запад взрастил Гитлера. Фашизм и Гитлер был создан для одной единственной основной цели — убрать Сталина.

    После войны Сталин не взял ни одного кредита у Запада и за пять лет восстановил страну, взяв займ у своего народа и вернув его. Не как наши демократы-троцкисты в 90-е обокрали свой собственный народ.

    После войны Сталин каждый год понижал цены на основные продукты. При Сталине доллар стоил два рубля и это был реальный курс, потому что в России все было свое, Россия все производила сама, это был отдельный мир, огородившийся от всего мира железным занавесом и Западу, чтобы жить, надо было его сломать.

    СНОСКА:

    Кому интересна эта тема, почитайте патриотическую книгу генерала Карпова «Генералисимус» о Сталине. Гениальная книга в своем роде, потому что рассказывает она обо всем ХХ веке, который боятся объективно осмысливать современные историки. А он на это пошел, потому что сам прошел и лагеря, потому уже ничего не боялся. К тому же, книгу эту, которую писал всю жизнь, опубликовал только перед смертью. У нас сегодня такое интересное время наступило, когда главные труды надо выпускать только в конце жизни, или за ее пределами.

    По сути, сейчас у нас то же татаро-монгольское иго, точнее англо-саксонское иго, возможно, так его будут когда-нибудь называть наши потомки.

    Нам надо самим к России вернуться, потому что в начале 90-х нам Госдеп США навязал свою конституцию и свою идеологию, потому и война с Украиной представляется совсем в другом свете. Да, Украина в оккупации, но в еще большей оккупации находится пока и Россия.

    Русских на Украине совсем нет, их исключили как класс, а меня просто пропустили по недоразумению, еще и потому что святую взятку дал. Но на Украине без взятки теперь никуда, на Украине она уже и не взятка вовсе, а вынужденная необходимость.

    Зачем Европе понадобилась Украина? Европа стареет, детей они уже почти перестали рожать, чтоб еще продержаться несколько десятилетий, Европа теперь «покупает» молодежь в других странах. Сначала Европа очистила всю Прибалтику от молодежи, теперь очередь за Украиной, и если ей на подмогу не придет Россия, то Украина в считанные годы опустеет. Но Россия не всесильна. Она не может по мановению палочки спасти Украину или кого-то еще. Да, она что-то делает (Крым, Малороссия), ровно настолько, насколько ей позволяют. Россия идет к самостоятельности, но путь ее еще очень и очень долог.

    На Львов

    После Ямполя еду на Запад Украины. У меня в планах посещение Львова, как бы страшно для русского это слово сегодня не звучало. У нашей семьи со Львовом много связано: там лежит в земле мой дед, умерший в 1944 году, оттуда выслали в ссылку мою бабушку и восемь ее детей в далекую Сибирь и что немаловажно, несмотря на «страшные» и ужасные сталинские годы, все выжили.

    Проезжаю Тернополь. Здесь одни костелы, католичество на этой земле явно преобладает. Это Галиция, а в недавнем прошлом, кажется, часть Австро-Венгрии. Православного духа здесь почти нет, в связи с этим русскому, особенно едущему в автомобиле с русскими номерами, очень неуютно, вокруг тебя антирусский дух. Но мне, считаю, нечего бояться, я паломник-миссионер, а значит нахожусь под Божьим покровительством. И все же остановился, спросил у таксиста, как во Львове к русским относятся и почему на дороге совсем нет русских машин. Он ответил, то ли в шутку, то ли всерьез: «Все нормально. Одно время, правда, жгли русские машины, но сейчас вроде не жгут. Хотя русских все равно нет».

    Я постоял, подумал, ехать дальше или нет. У меня нет другого выхода. Вскоре после начала войны, из Донецка во Львов переехал мой дядя, брат мамы, мне надо его обязательно повидать, он теперь старший в нашем роду. Прошлый раз его видел 10 лет назад. Другого раза может не случиться, ему восьмой десяток лет. Что будет завтра с Украиной, когда ее смогу повидать в следующий раз, будет она частью России, или частью Европы, это одному Богу известно.

    На Украине строят фашистское государство, это никто особо не скрывает. В интернете одно время крутили ролики с фашистскими шествиями, в которые нам было трудно поверить. Но приехав во Львов, я буду везде встречать этому подтверждения. Бандеровская Украина возрождает фашизм, потому что фашизм это альтернатива России, поэтому его возрождают здесь.

    Не так давно я беседовал с одним из последних ветеранов Великой Отечественной, который рассказывал, что Украина почти вся после фашистов оставалась пустая — молодых они угнали на работы в Германию, а стариков покидали в колодцы. Все колодцы, говорит, были забиты трупами, чтоб воды нельзя было взять.

    СНОСКА:

    Одна из задач моего проекта «Люди моего Отечества» — успеть сделать сборник бесед с последними ветеранами. Сегодня это очень важно. Мы даже сами плохо понимаем, насколько много они сделали для нас и не только когда сдерживали фашистов. Они продолжали борьбу все последующие годы. Как мне сказал молдавский старец, пока живы были ветераны, у нас не было ни глобализации, ни эмансипации, и весь этот либеральный беспредел начался после того, как они стали уходить, когда их голос перестал быть слышен. Я это понял, когда 10 лет назад помогал делать книгу бесед с последними ветеранами, мне тогда казалось, что я общаюсь с почти святыми людьми. Они что-то такое знают, что нам неизвестно и неведомо, и сделали для нас нечто очень важное.

    Фашисты Украину опять очищают, но уже по-новому. Теперь молодежь едет в Германию на работу за евро-бумажки сама, оставляет свои дома, свою землю, своих престарелых родителей. Прибалтика от молодежи уже опустела, наступил черед за Украиной. Их не угоняют в Германию, как раньше, но сущность осталась прежней.

    Письмо брату на Украину

    Моей поездке на Украину предшествовали продолжительные телефонные разговоры с украинскими родственниками, представлявшими собой скорее телефонные битвы. После одной из таких бесед я даже написал письмо своему двоюродному брату, чтоб сказать то, что не смог сказать ему по телефону.

    Разговаривать с украинскими родственниками это неблагодарное занятие. Мы находимся по разные стороны баррикад. Но это только на первый взгляд так кажется, на самом деле мы на одной стороне.

    Спокойно разговаривать с ними мы сможем когда-нибудь потом, через несколько лет, когда осядет муть дней сегодняшних и мы опять начнем понимать друг друга. И узнаем, что теперь происходит на Украине и почему все это случилось, а пока мы можем только искать ответ и приближаться к истине, по одиночке, и еще писать друг другу письма.

    И мы опять будем любить друг друга, как и прежде, но это будет когда-то в будущем. Потому что иначе и быть не может. У меня больше половины родственников живет на Украине и в Беларуси, и так у очень многих.

    ***

    Здравствуй брат!

    Ты называешь себя патриотом, потому что любишь свою страну, меня же ты обзываешь патриотом, потому что и я люблю свою страну и Родину. Но я при этом еще люблю и Украину, и Беларусь — и вообще не разделяю их.

    Знаешь что. Воевать на самом деле «просто», пошли и постреляли друг друга, но мы должны с тобой учиться разговаривать и что-то понимать. Ведь оскорбляя друг друга, мы не приближаемся к истине, к пониманию происходящего. Мы и так сейчас почти не имеем шанса что-то понять, потому что ты фактически на войне (хоть пока и уехал от нее во Львов), но вы все надорваны и надломлены войной, вы находитесь в центре событий и не способны ее анализировать. А мы, живущие в мирных селах и городах далеко от вас, никогда не сможем до конца понять вас.

    Да, нам с тобой теперь трудно, почти невозможно понять друг друга; твой дом остался в зоне разрушения, мой дом в сибирской «ссылке», как ты ее называешь.

    Мы теперь все немного заблудились, для нас счастье это комфортный дом, дорогое авто… Мы как-то перестали думать, что Господь, который нам это все дал, в любой момент может легко это забрать — и дом, и детей, и жену, и работу и даже нас самих. Ты, похоже, это почувствовал и испугался. И не зная кого обвинить, попробовал обвинять меня.

    Ты обвиняешь меня, что я за своего президента, своего теперешнего «государя». Уважение к нему приходит ко мне постепенно, с увеличением моей веры приходит и понимание его задач. Хотя еще вчера я был его ярым противником.

    Со временем пришло понимание, что задача оппозиции указывать на ошибки, а не разрушать власть, не призывать к новой революции. Нет ничего ужаснее безвластия, революции или войны, и ты это знаешь лучше меня.

    Мы с тобой близки не только по крови, но и по духу. Оба рождены греко-католиками, но ты там и остался, я интуитивно в 18 лет перешел в православие. Тебе там тоже тесно.

    Пойми, моя цель не обелять или очернять, а только порассуждать без эмоций, потому что по телефону это невозможно.

    Мне порой кажется, что происходящее на Украине, это великое «благо» и для тебя, и для твоей семьи (как для меня была «благом» авария на Украине), из которой я еле выкарабкался, но многое понял.

    В результате «исцеления», которое последовало за этим, ты и твоя семья из Донецка переехали во Львов, откуда вы родом и куда всегда стремились душой, но куда бы вы с родителями никогда не вернулись, не случись эта война. Духовно вы всегда были на Западе и только сейчас, только благодаря этой ужасной бойне оказались в своем отечестве, на своей земле — можно сказать, что война эта была сделана под вас. Не случись ее, вы бы и далее продолжали жить на «чужой земле», говорить на чужом русском языке (если я правильно понял тебя — хотя сейчас ты и сам себя перестал понимать). Теперь ты оказался дома и, как я понимаю, должен наконец «обрести счастье». Но ты не успокоился. И хотя человек может жить везде, я не уверен, что через несколько лет вы не вернетесь в Донбасс.

    Ты не поляк, западное польское мировоззрение тебе еще не близко, как не было близко и нашим общим предкам, которые бежали из Польши, после того как Сталин подарил часть Украины Польше и поляки стали их убивать, чтоб очистить землю от украинцев. Ты стал забывать, что наши общие предки бежали из Польши во Львов, где их защитили советские русские солдаты.

    Все, что нас с тобой реально связывает с Польшей, это то, что наш дед лежит в польской земле, которая 70 лет назад была Украиной. Но это не значит, что эта земля завтра опять не станет Украиной (Россией). Чего более всего и боится Польша и Европа. Боится, что вслед за Крымом, встающая с колен и набирающая силы Россия, начнет возвращать и другие исконно свои земли. Европа стара, у нее нет будущего, она будет и дальше сокращаться.

    Ты абсолютно прав, в России очень много проблем, хоть и гораздо меньше, чем было 20 лет назад, и я чувствую, что еще через 20 лет этих проблем будет у нас в разы меньше. Еще я абсолютно уверен, нигде для меня и для моей семьи не будет лучше, чем в России. И уж точно не в Европе, точно не на Западе. Сердцем я не могу понять, почему этого не чувствуешь ты и еще несколько десятков миллионов украинцев, но головой я это понимаю. Еще очень жалею, что не смог этим летом съездить в Сербию и Прибалтику, иначе рассказал бы, что будет на Украине через несколько лет.

    Ты именуешь себя «патриотом Украины», но в чем заключается этот патриотизм? Да, ты создал большую семью, и это действительно твоя личная победа… Теперь надо сделать так, чтоб эта семья была счастлива. А это навряд ли будет возможно, если твои дети станут гувернерами или подсобными рабочими у западных господ, а другого будущего для Украины Запад им не предлагает.

    Вижу, что ты тоже ищешь истину. Об этом говорят твои блуждания и выходы на Германов Стерлиговых, хоть путь это и не совсем тот. Но я верю, что со временем ты вырулишь и выйдешь из раскола, в котором оказались наши отцы и деды, за которым открылись такие страшные бездны, в которых и коренится нынешняя война.

    Знаешь, я верю, что все наладится. И Чечня когда-то воевала с Россией, а теперь они наши главные патриоты и защитники.

    А. Сотников (Томск)

    Мой дядя Владимир Боднар (1942-2019), во время нашей прогулки по Львову. Мой двоюродный брат, его сын, со мной встретиться так и не решился.

    Вообще, политика это не моя сфера, я — миссионер. Политики касаюсь постольку поскольку, потому что считаю — вся политика делается на небесах.

    Гонения на бороду

    На Украину я ехал как миссионер, как паломник, если б не эта «легенда», скорее всего, не пустили бы через границу. Сам удивился, что пропустили. Меня заподозрить сложно, вся машина в наклейках, у самого борода, а борода для православного — это главный паспорт. На Украине теперь к бороде особое отношение. На бороды здесь начались гонения, как при Петре I, предтече нынешней пятой колонны.

    Бороду я ношу лет 20 и только сейчас стал понимать, что такое борода для мужчины. На Руси раньше не отпевали тех мужчин, которые умирали с подстриженной, оскобленной бородой, их зарывали вместе с собаками и самоубийцами вдоль дорог.

    Нет, судить больную Украину нельзя. Половина Украины больна ненавистью к России, мой дядя этой искусственно вызванной ненавистью сократил свои дни, хотя с каждым днем число ненавидящих нас становится все меньше и меньше. Судить их бесполезно, это временная болезнь.

    С братом тоже не все так просто. Он человек ищущий. В греко-католичестве ему тесно и неуютно. Брат молодец, уже в войну он родил еще двух детей, это его личная победа. Он единственный в роду, кто в наше время пошел по стопам нашего деда, у которого было 10 детей.

    Заехал на пригорок, остановился, здесь хороший обзор на много километров. Как на ладони перед тобой несколько сел, и над каждым из них возвышается храм. Очень правильная красота. В России такой красоты давно нет.

    Раньше я наивно думал — кто Путин, наш он или нет. За Россию он, или же он такой же ставленник, как и Ельцин, и полностью от них зависит. Нет, у Путина все сложнее. Он вынужден лавировать, он одновременно несколько интересов представляет — и олигархата, и криминалитета, и собственного народа. И все это слилось в нем, и уже не поймешь, где заканчивается одно и начинается другое.

    И сегодня это слилось не только в Путине. Это, как мне вчера один священник, который окармливает зону, рассказал про одного томского депутата, который очень хочет, чтоб из тюрьмы не вышел один человек. И он дал понять этому священнику, что если он будет заступаться за этого человека, будет за него ходатайствовать, то он может с ним поменяться местами и сам оказаться за решеткой. И это сказал депутат, который должен защищать свой народ, а не бороться с ним, не угрожать ему.

    Злополучный лифчик

    На дороге стоит автомобиль. Муж сидит за рулем, а его молоденькая женушка в коротеньких шортиках нагнулась и что-то ищет в багажнике. Все мужчины-водители облизывают ее взглядами. А что думает муж? Муж уже ничего не думает, он получил западное либеральное образование, он воспитан на иных ценностях.

    Писать о том в наш век бессмысленно. С одной стороны это «мелочь», но с другой это есть одна из причин, почему христианская цивилизация закатывается, вытесняется мусульманской, а потом примутся и за них. Если мусульманка появится перед чужими мужчинами в таком виде, ее могут просто растерзать. Одну растерзают, зато у других в семье все будет хорошо. Они знают, что народ, утративший честь и веру, должен уступить место другому. Что теперь и происходит с Россией, на Украине это проходит более ускоренно, потому что влияние Запада сильнее. Чем более буду продвигаться ко Львову, тем там этих явлений будет больше.

    Эта молодка в шортиках напомнила случай, произошедший в моей жизни. Как-то очень давно мы выехали двумя семьями купаться за город. Жена знакомого была в очень откровенном купальнике. Смотреть, конечно, на такое приятно, но через несколько лет она оставляет своего мужа, когда у того начались в жизни трудности. То есть не боролась за него, не помогала ему преодолеть эти трудности — потому что двое есть одно. Она просто вычеркнула его из своей жизни, решив, что это его трудности. Когда я о том узнал, понял, что всему виной был тот простой, но откровенный лифчик, который она надевала.

    Как Сталин ошибся с Украиной

    До Львова осталось еще 70 километром. Львов для меня почти родной город. Мама здесь родилась, но ее землю Сталин подарил Польше, и им пришлось уезжать. Сейчас приходится признать, что Сталин тогда сглупил, надо было Западу отдать всю Галицию, всю Западную Украину, пусть они сами ее переваривают. И тогда не случилось бы то, что теперь происходит на Украине или масштабы были бы гораздо меньшими. Рано или поздно эти земли все равно отойдут Западу, но произойдет это более болезненно. Гений Сталина не учел, что Россия ослабнет и не сможет переварить Западную Украину, Галицию.

    Я же Сталину благодарен уже за то, что не оставил моих предков жить под Львовом. Что бы я тут теперь делал и кем стал?

    Когда мы с мамой лет 15 назад приезжали на ее родину, которая теперь стала Польшей, увидели, что во всем селе осталась только одна украинская семья. И народ и язык абсолютно обновился. Уходит одно поколение, а следующее поколение уже памяти не имеет.

    У меня не стандартное отношение к Сталину, я его изучаю через общение с последними ветеранами войны, которые знают и помнят то время. Я читаю малотиражные книги о Сталине, их мало и они дорого стоят, но правда стоит дорого. Я стараюсь не слушать, то что говорят о нем либералы, понимая, что Сталин им очень сильно мешает. Тем, кто теперь у власти, им не нужна великая Россия, поэтому Сталин им очень мешает.

    Проезжаю старинное кладбище. Даже невооруженным глазом видно, что это польское кладбище, еще одно напоминание, что еду я по католической земле.

    Дивизия Галичина

    На подступах ко Львову, прямо у дороги, увидел странный непонятный мемориал. Заметив с трассы сотни крестов вдоль дороги, я остановился, пошел посмотреть, что это такое. Похожий мемориал я уже видел в Крыму, там его тоже сделали в рекламных целях в постсоветском Крыму.

    Машину смог поставить в полукилометре от мемориала. Пока возвращался, встретил дедушку, пасшего коров. Узнав, что я из России, он, естественно, перешел на русский язык, абсолютно чистый русский. Сказал, что эти солдаты не могли иначе, их заставляли. Украинцев сейчас в том убеждают. Почему из белорусов или русских не могли набрать целые дивизии. А здесь две тысячи фашистских крестов стоят у дороги. Зачем их установили, кого теперь прославляют на Украине. Неужели у кого-то еще есть сомнение, кто пришел к власти на наших западных землях? «И куда ты, Андрей, едешь, — задал я себе вопрос, — зачем тебе это логово посещать?»

    Разве можно мне сюда не ехать? Наши деды освобождали эту землю от заразы. Если мы не будем делать то же самое, то такие кресты будут вскоре стоять в пригороде любого русского города и нас они тоже убедят, что нельзя было иначе. А в довесок к этому у нас будут и голубые парады, и все прочие атрибуты их демократии.

    Да, во время войны были и те, кто воевал на стороне Гитлера, но целые дивизии Гитлер смог сформировать только две в Прибалтике и одну на Западной Украине из бандеровцев, то есть галичан.


    Агитационный немецкий плакат времен войны.


    Фашистская дивизия Галичина на Украине теперь всячески прославляется.

    Встреченный мной дедушка-пастух сказал, что у них в селе многие в Польшу ездят на работу. Его дочь сделала биометрический паспорт и ездит. Она за два месяца вахты в Польше зарабатывает, как он здесь за год.

    Еще сказал, что в телевизоре все врут и у вас, и у нас, но хороший человек должен отсеять плохое, а на вооружение взять хорошее. Так давайте последуем его совету.

    Отсеять плохое, на вооружение взяв хорошее

    А заодно поймем, покаялась ли Германия в фашизме? Говорят, где-то они каялись, мол, были слухи. Но ведь каяться делами нужно, а на деле мы видим возрождение фашизма на Украине, и возрождение его идет от Запада, оно подпитывается Западом, потому что нужно оно только Западу (предполагаю, что в Прибалтике происходит нечто подобное, но о ней буду писать, когда по ней проеду). Украинскому народу это не нужно, а бандеровцы это еще не весь народ Украины

    Сейчас на Украине две полярности — или ты фашист или русский. Поэтому и появились эти памятники дивизии Галичина, а по сути это памятники возрождаемому на Украине фашизму.

    Дед, пасший коров, президента Путина тоже крыл матом, как почти все на Украине. Для любого жителя Украины сегодня главный враг — это президент России. Столько мата о нем я не слышал за всю свою жизнь.

    Интересно, что дед-пастух, когда говорил о дивизии Галичина, разделял наших солдат и этих, чужих, бывших на вражеской стороне. В его сознании, в сознании украинского народа, те, кто воевал на стороне Гитлера, они не свои. Потому что, если они свои, тогда непонятно, за что гибли наши деды и тогда завтра к нам в город войдет натовский солдат и мы его должны будем встречать как победителя. А на следующий день у нас будут и голубые парады и церкви православные закроют, и русскую литературу и язык русский будут преподавать один раз в неделю, а английский или китайский каждый день.

    Бандеровцы или галичане это что-то особенное на теле нынешней Украины. Они не любят не только русских, но и самих украинцев. Не случайно ветеран-сибиряк, освобождавший Украину, мне рассказывал, что бандеровцев они даже в плен не брали. Немцев пленных в сторонку, а этих сразу расстреливали, очень они жестокие, сильно ненавидели все русское и перевоспитанию не поддавались.

    Если хотите, бандеровцы это выродки на славянском теле. Именно их использует Запад в своих корыстных целях, они на Украине подняли всю муть. Если там будет большая кровь, виновны в том будут во многом бандеровцы, и если это случится, народ этот, если его можно назвать отдельным народом, прекратит свое существование.

    Западенцы или галичане никогда не хотели быть под Россией. Чуть только мы их отпускали, они тут же попадали под Польшу, под Румынию, Венгрию — это их тоже не устраивало. А создать свое государство им сил не хватало. В Первую мировую их в своих целях использовали англичане, во Вторую мировую — немцы. Сталин их притеснял до 56 года, но слабо притеснял, русские слишком милосердны. Сталин был по-настоящему жесток только в 36-37 году и с одним народом, который из него теперь сделал исчадие ада. И если Гитлер уничтожал всех подчистую, включая детей, то русские этого не делали со своими врагами. Поэтому сейчас сын предателя Шухевича, капитана СС, заседает в раде и требует войны с Россией. Разве он может простить, что его отца расстреляли.

    У меня даже создалось подозрение, что нынешняя война на Украине была создана под бандеровцев, западенцев или галичан,— как хотите, так их и называйте. Слишком много зла они сделали Украине. Мира на Украине не будет, пока этот народ там будет.

    Я не занимался изучением этого народа и наверно не буду, скажу лишь одно, что особенность людей либерального склада, что они часто не знают, что творят. Белорусы они, например, тоже либералы, но они ближе к России, потому и гадости этой в них значительно меньше, хотя тоже предостаточно. Мне это хорошо понятно, повторяю, потому что мама западенка, хотя с младенчества живет в России (Сибири), а жена белоруска.

    Увидев эту туалетную бумагу во Львове, я почему-то вспомнил слова сибирского ветерана, что бандеровцев они сразу ставили к стенке.

    Томский ветеран, освобождавший Украину от бандеровцев.

    Я проехал Украину по кругу от Киева до Львова, в основном по сельской местности, и я видел, что украинцы почти все поддерживают русских, они прекрасно понимают, что их враги не в России, русские им не враги, русские освобождают свою землю, братьев освобождают. А потом русские должны будут освобождать самих себя.

    Львов — это кульминация украинкого напряжения. Украина она вся живет в ожидании, или распада или войны. Может, это специально создается, но прекрасно чувствуется, живет в каждом жителе этой самой большой в Европе страны.

    На Украину сейчас надо ехать, чтоб воевать. Но за кого и как?! Вот в чем вопрос. Если верить СМИ и политикам, ничего не поймешь. Политики сами мало что понимают. Потому я и езжу главным образом по монастырям, что там еще встречаются последние мыслящие люди, которые понимают, что с нами сегодня происходит и помогают мне найти истину.

    Сегодня по Украине надо идти, как шел когда-то Христос, с крестом, а не автоматом, иначе ничего не добьешься и, главное, ничего не поймешь. Потому что славянину со славянином, брату с братом делить нечего. Поэтому я и «воюю» за Русь, за Киевскую Русь, то есть за Великороссию, и одновременно за Украину и за Беларусь, которые три есть одно. Ведь если покопаться в каждом из нас, то поймешь, что каждая наша семья триедина. У меня, например, мама украинка, папа русский, жена белоруска, а кто я по крови или кто мои дети, это абсолютно не важно, потому что мы все есть один единый и неделимый народ.

    Конец второй части

    Третью часть очерка читайте через месяц — о посещении Львова, Почаева, о том как я стал участником пьяной забастовки на дороге и о возвращении назад в Россию.

    Львов из трамвая во время дождя.

    ПРИЛОЖЕНИЕ 1

    Теперь моя работа говорить правду

    Беседа с участником войны, ветераном-правдолюбцем А. И. Алтуниным

    (из готовящегося к печати сборника бесед путешественника А. Сотникова с последними ветеранами)

    Беседа с участником Великой Отечественной войны Алтуниным Александром Иосифовичем, ветераном-правдолюбцем, освобождавшим Украину от немецко-фашистских захватчиков. После них, вспоминает он, на Украине ничего живого не оставалось. Одних они гнали впереди себя в Германию на работы, в рабство, других бросали в колодцы. В это трудно поверить, но Украина оставалась пустая. Прошло каких-то 70 лет, и мы об этом забыли.

    Время наше мне не нравится — ну что они все подстраиваются под этот Запад? У нас свой путь, абсолютно отличный от них. Вот вытащили теперь слово полиция. Но полицай это было всегда ругательное слово. Мы за ними бегали по лесам, расстреливали этих предателей, а теперь они пришли к власти, что у нас, что на Украине. А нас, участников войны, сейчас никто не слышит, не допускают нас до рупора, боятся, да и мало нас осталось.

    После войны каждый год цены понижались — сейчас войны, вроде, нет, а цены растут. Мы после войны работали по 14 часов и попробуй отказаться, а теперь не хотят работать, хотят все иметь и только удовольствие получать. А еще удивляются, что цены растут.

    Да, Сталин жесткий был, но он иным и быть не мог, без него мы бы войну не выиграли. Я уверен, советский строй — на тот момент был единственно возможный строй, чтоб Россия выжила, потому что царская власть не могла спасти Россию в новых условиях, она показала свою неспособность, Россию через ХХ век мог провести только советский строй. Строй рухнул, и Россия начала разваливаться.

    За всю войну полковника не видел

    Я, когда перед детьми в школах выступаю, говорю: Вы фильмы смотрите, там генералы за собой в бой солдат ведут. Я за всю войну ни разу живого полковника не видел, не то что генерала. Они у себя в блиндажах сидели, мы у себя, и друг с другом не встречались. А героями они стали, когда война закончилась.

    Когда мы форсировали Днепр — командиру роты и командиру батальона дали звание героя, а нам даже медальку не дали. Даже командиру взвода, который тоже рисковал жизнью, ничего не дали.

    Командиру дивизии приказ — взять деревню. Деревню мы берем, командиру орден, а нам, солдатам, хрен. У меня после войны была одна медаль за отвагу и три за ранения. И это у большинства так.

    По телевизору показывают — когда наступление, все кричат: «За Родину, за Сталина». В реальности ничего такого не кричали. Надо было все выплеснуть, все это нечеловеческое напряжение — орали и в бога, и в черта — кто что мог, то и орал. Слово «ура» я за всю войну ни разу не слышал. А немцы молча шли, только автоматами поливали, им выплескивать было нечего. Как машины, ка заводные, будто у них души вообще нет.

    Рукопашного боя на войне тоже не было — это только для кино.

    Когда выступал перед поисковыми отрядами, так и сказал: Помните, что вы находите в земле настоящих героев. Нас уверяют, что герои это те, кто сидел в тылу и получал награды. Нет, настоящие герои это те, кто был на передовой, кто теперь в земле лежит — они истинные герои. Только благодаря им вы на свет уродились в такой большой и такой великой стране, только нас о том теперь заставляют забыть.

    Я часто выступаю в школах. Ребятишки много вопросов задают, мы для них живые экспонаты. Им же теперь говорят, что Сталин — это самый последний негодяй, что он почти Чикотилло и что победили в войне не мы, а американцы. А я всю правду говорю, как мы воевали, как голодовали — на Днепре четверо суток без еды, без воды и ничего, выдюжили… Одежда по 5-6 раз переходила. Снимут с убитого и в тыл стирать женщинам и подросткам. И чистую опять на фронт. Лучше не вспоминать, что мы прошли.

    Ничего Америка для войны не сделала

    Сейчас учат, что Америка победила в войне. Да ничего они не сделали для войны — были американские ботинки и тушенка, мы ее второй фронт называли. Правда, вкусная. А ботинки у них как губка, сразу промокали. Живого американца я за всю войну так и не увидел. Ни американца, ни негра.

    В последнее время очень много дезинформации вбрасывается. Мне уже страшно телевизор включать, безбожно врут. Поэтому если просят выступить, рассказать правду, я всегда откликаюсь. Это теперь моя главная работа, нести правду, это моя передовая.

    Я сравниваю наше поколение и сегодняшнее, сейчас — гнилое поколение. Помню свое детство. Часов у нас тогда не было. Как карандашная фабрика загудела, значит температура ниже 36 градусов. Все, в школу мы не ходим. Все ребятня высыпает на реку, кататься на коньках.

    А сейчас в школу привозят на машинах, увозят на машинах. Дома он сидит за компьютером. Мало двигаются, мало подвижных игр — сегодня здоровые дети не нужны, одни ботаники нужны. А ботаники войну не выиграют, а то что она будет, это однозначно. Да она уже и сейчас идет.

    Троллейбус

    То, что в Томске трамвай и троллейбус ходит, это моя заслуга. Я 50 лет проработал в трамвайно-троллейбусном управлении с 47-го года и до 97-го. Пригласили как-то на собрание — из Москвы пришел приказ закрыть троллейбус. Они хотят запустить троллейбус и автобус на газомоторном топливе. Я выступил и сказал: Пусть москвичи спустятся на землю, они и так всю Россию обирают, им теперь наш троллейбус мешает; троллейбус людям нужен, только его мало; вы сократите количество маршруток, которые всем надоели, и замените их троллейбусами. Троллейбус более экономичен, он в два раза больше пассажиров везет и если он заменит все маршрутки, то цена на проезд в нем будет гораздо ниже, десять-двенадцать рублей. Если у нас появится много комфортных и недорогих троллейбусов, это со временем неизбежно сократит и количество личных автомобилей, от которых город задыхается. Вот вам и выход из проблемы.

    Как-то был у заместителя мэра. Говорю ему: раньше у вас была одна машина и одна дежурная на всю администрацию, а сейчас у каждого самого маленького чиновника по машине и им всем общественный транспорт не нужен. Он сидит, молчит. Сказать нечего.

    Жалею, что детей мало родил

    Теперь поле боя — телевизор, интернет, школа и даже супермаркет… Потому что уже ничего покупать нельзя, вся почти еда отравлена. Разными путями нас они теперь убивают. А аборты — разве это не война против собственного народа. Аборты они в десятки раз больше Гитлера русского народа уничтожили. Менделеев писал, что к середине ХХ века в России будет 500 миллионов. Где они? И не Сталин тут, не Гитлер в том виноваты. Теперь все без войны делают, либеральными, так сказать, демократическими методами.

    У меня до последнего времени был мичуринский. Я получал огромное удовольствие от копания в земле. Сейчас многие хотят жить на земле, но не могут. Вот на Дальнем Востоке стали давать землю бесплатно, но почему у нас в Сибири не дают, земли же масса, ее и корчевать не нужно, нет, пусть лучше зарастает лесами. Если вы за возрождение России, вы продайте русскому человеку землю не за миллион, а за реальную цену. Или даже подарите — ведь это его земля, а не ваша. Вот вам и возрождение России будет. У города будущего нет, там и детей не родишь, не воспитаешь нормально, деревню надо развивать и поднимать. Еще Достоевский говорил, что русский человек без земли, это пролетарий, то есть бандит.

    На север Томской области в Асино едешь — деревни брошенные стоят. Почему людям не дать эту землю. Нет, для китайцев берегут.

    Очень жалею, что у меня только одна дочь — ни родственников, никого нет. Это большое мое упущение. Политика такая велась, чтоб мало детей рожали, неправильная, конечно, политика. Если государство требует забыть о семье, оно неправильно делает, у него нет будущего.

    Посмотрите сколько цари много детей имели. Если б наш президент или генсеки тоже имели по 5-7 детей, это был бы какой пример для всего народа, разве мы бы оказались теперь в демографической яме? Какие деньги сейчас за детей платят и все равно не хотят рожать, значит не в деньгах дело. Посмотрите на верующих, их и не заставляет никто — а у них семьи большие, а потому священники им пример подают, редко у какого батюшки меньше пяти детей. Потому что они знают, что главная пенсия на Руси всегда была — это дети.

    Русский не может без общения

    Раньше мы знали всех в округе, сейчас живем в одном подъезде и не знаем, кто на площадке живет. Здрасьте-здрасьте, общения никакого.

    А русскому нельзя без общения. Мы живем общиной. Почему нас не мог одолеть ни Наполеон, ни Гитлер, никто. Мы объединялись все вместе и шли как один, как одна семья, за Родину, за свою землю. Один прутик легко переломить, ты возьми переломи целый веник, сотню прутиков, связанных вместе. Не сможешь.

    Мы раньше на Ушайке жили, вода в ней чистейшая была, ее кипятили и пили. Водопроводная вонючая, а эта вкусная. Из мешковины бредень сделаем, пока с моста спустимся 2-3 ведра наловим: елец, гольян, пескарь, налимчики, хариус выше был. Через мясорубку пропустим. Вкуснотища. Все ведь свежее. И никаких еписторхов не было. А сейчас в реках все болезни, все поотравили. Не верю я этой власти, не народная она, не людская.

    9 мая

    Нас, участников, сейчас мало осталось, на 9 мая мы в губернаторской ложе сидим. Губернатор с каждым отдельно здоровается.

    Приглашают нас на губернаторские встречи в Белый дом, только губернатор на них ни разу не был.

    Когда я демобилизовался, все заводы монтировались — я на всех заводах на монтаже поработал. За последние 20 лет заводы все почти позакрывали. Мы теперь производить ничего не должны, мы должны только западные товары покупать, быть их рынком.

    Немец ничего живого не оставлял

    Я был в пехоте, а это мясо. Как в наступление сходили, процентов 40 остается на поле. Ночью идут похоронные команды, раздевают до нижнего белья и хоронят. Если какая ямка, канавка — закапывают. Немцы своих отдельно хоронили. Сначала у них бетонные кресты ставили, потом березовые. Но наши тоже не бросали, без присмотра убитые не оставались — это вранье сейчас пишут и говорят. Если бы мы видели, что к нашим убитым товарищам относятся как к собакам, мы бы не воевали, это бы наш боевой дух подорвало.

    Если говорить дальше о сравнении. Я пулемет Максим таскал, он 76 килограмм весит, а у немцев МК-42 весил 7,5 кг. У нас ствол перегрелся, надо водой поливать. У них на кнопочку нажал, другой ствол вставил и опять поливай. Оружие у них хорошее, лучшее в Европе. Наша 34-ка хороший танк, но она не пробивала даже боковую броню Тигра. И все равно мы их победили, потому что за нами была правда и справедливость и другого итога у войны быть не могло.

    По телевизору показывают, идет танк и за ним бежит пехота. Нам даже в училище говорили: Только появится танк, бегите от него, потому что весь огонь на него будет. Только танк увидим, мы рвали подметки, бежали от него что есть силы.

    До Днепра мы шли по 50 километров в сутки — 22 часа на ходу и 2 часа на обед. Спали на ходу. Беремся за руки, колонны идут, как пьяные качаются.

    Один из последних освободителей Украины — А. И. Алтунин.

    Страшно, страшно и страшно. Не дай бог испытать врагу того, что мы там испытали.

    Что еще рассказать? Вообще, война это страшное дело, ничего страшнее нет на этом свете!

    По три месяца мы не переодевали белье. Вшей было столько, что просто ужас — их метелкой сметали. Офицер или солдат, они не разбирались, снимет рубаху, ямочку выкопает в песке, смел их туда, закопал, только крестика не хватает. Очень много было вшей.

    Надо было спешить, немец при отступлении все уничтожал, ничего живого не оставлял. Местное население впереди гнал в Германию на работы, а колодцы были все забиты трупами, чтоб воды нам не осталось. Фашист на машинах отступал, а мы догоняли его пешком.

    Бандеровцев мы в плен не брали

    Хотя, может, этим бандеровцы занимались, они были более жестокие, чем немцы. Бандеровцев мы даже в плен не брали, сразу расстреливали. Когда попадали в окружение, немцев в сторону, а этих сразу к стенке, очень они жестокие. Бандеровцы издевались над нашими пленными, пытали, резали их, звезды на спинах вырезали — так ненавидели советскую власть и Россию.

    Мы сильно голодовали, но до тех пор, пока в Германию не вошли. Местные жители все бросали, убегали. Все вещи оставались, даже иногда щи на плите горячие находили. Очень они боялись русских. Они уже знали, что их фашисты на Украине творили. Им говорили, русские придут, будут мстить. Вся живность — курицы, свиньи… все оставалось. Тут мы жили припеваючи.

    В войну на Украине были саманные дома, соломой крытые. После войны, когда я через 10 лет к брату на Украину приехал — у всех уже кирпичные дома, черепичные крыши. Брат работал начальником финансового отдела, говорит: нам шлют столько денег, что мы не знаем куда их девать.

    А. И. Алтунин с семьей.

    Новые беседы с ветеранами смотрите в дальнейшем на страницах путешественника А. Сотникова в соцсетях (В контакте, Фейсбуке, Одноклассниках и сайте путешественника spasihram.ru).

    * * *

    ПРИЛОЖЕНИЕ 2

    Почему мы переехали из города в деревню

    (из готовящегося к печати сборника бесед А. Сотникова «Руководство для молодого фермера»)

    Любой фермер для успеха своего предприятия должен найти незаполненную никем нишу. Семейная чета Дуралесовых свою нишу нашли. Томская область лидирует по бересте. Чтоб использовать многочисленные отходы бересты, они и создали цех по производству дегтя. Во всем мире деготь делают из березы, они же наладили производство из бересты. Поэтому по качеству их продукция сразу заняла лидирующие позиции, стала лучшей в России.

    Алексей Николаевич:

    Я много кого слушаю, не одного Навального, даже украинских блогеров слушаю. А у них правды побольше, чем у нас.

    Будущее Украины более-менее ясно: растащат ее Польша, Румыния и Россия, конечно, но ценой большой крови что-то получит.

    Путин он не государь, он нанятый менеджер. Здесь у него рабочее место, а живет он где-нибудь на Западе, где они все деньги держат и всю свою недвижимость.

    Этот зомбоящик для внутреннего потребления я почти не смотрю.

    Прежде чем что-то произвести, ты должен знать, куда свою продукцию деть и из чего это произвести, чтоб по разумной цене было сырье. Мы почему занялись дегтем? Потому что в Томске и Асино очень развиты поделки из бересты, они чуть ли не первые в России. А отходы им девать некуда. Во всем мире деготь делают из березы, мы же одни из немногих его делаем из бересты. Поэтому мы сразу оказались в лидерах.

    На сегодняшний день мы по производству дегтя вторые по России, а по качеству мы первые. Да, какое-то забубеное Петухово, куда макар телят никогда не погонит, а деготь здесь самый лучший. За дегтем к нам приезжают и с Украины, и с Питера.

    Недавно на нас вышел товарищ из Перми, они делают качественную кожу для Европы, а раньше кожу всегда обрабатывали дегтем. Потому что богатеи за границей носят кожу только выделанную дегтем без добавления химии.

    На сегодняшний день у нас семь постоянных работников. Зарабатывают они по-разному, кто-то пятнадцать, а кто-то в два-три раза больше. Мы эту деревню вдоль и поперек обошли, всех потенциальных работников знаем. Но мы не каждого возьмем. Потому что если он с улицы, он 15 заработает и еще столько же утащит.

    Чтобы выпустить тонну дегтя, мы должны привести пять тонн бересты.

    В перестройку мне тоже предлагал один хороший знакомый, берем пятьсот миллионов, тебе управляющий банком все это обналичивает, никакого задатка тогда не было. Из них триста миллионов забираешь себе, а двести через человека отдаешь управляющему банком. Они уже заранее знали, что банковская система лопается, все расходится по частным рукам. Я не согласился, при таком бизнесе могут выделить два метра на метр. Но кто-то же согласился и взял.

    Советую в Подгорное съездить, там один батюшка отец Вадим целый храмовый комплекс построил. К нему с Новосибирска жулики приезжали. Он им сказал: Когда я начинал, я у вас ни копейки не взял. Раза 4 с наездами приезжали. У него 12 детей. Он и бездомных людей и даже бездомных животных всех принимает. Вот о ком надо написать, но он не любит себя афишировать. Я у него отца хорошо знал. Все удивлялся, отец начальник налоговой службы, а сын в церковь пошел.

    Галина Алексеевна:

    Мы хоть сами живем в городе, но мы сюда приезжаем каждый день — утром приезжаем, вечером уезжаем и только благодаря этому у нас что-то получается.

    Я сюда приехала не потому, что в городе плохо стало, а потому что у меня деревенские корни.

    Если бы мне еще 15 лет назад сказали, что я перееду в деревню, я бы не поверила. А тут целенаправленно, сама к этому пришла. А когда появилось хозяйство, тогда сразу стал ставиться вопрос, чтоб это хозяйство было натуральным, а не химическим.

    Я принципиально не занимаюсь политикой, считаю, что это пустые разговоры, которые ни к чему не приводят. Ни Путин, ни Навальный нас не спасут, только мы сами можем все изменить.

    Но при этом я реально боюсь за наше будущее, когда узнала о постановлении, что Путин отдает на 70 лет Сибирь китайцам. А китайцы они уничтожают все и всех и оставляют после себя мертвую землю. А китайцы они не будут изучать русский язык, русскую культуру, ни ассимилироваться не будут. У меня дядя воевал на восточном фронте, они помогали освобождать Китай от японских фашистов. Он рассказывал: Если ты заходишь к японцу, он тебе налил стакан чаю, можешь пить смело. Но если налил китаец, остерегайся, сколько они нашего народа отравили. Их же освобождают. Самый подлый народ в мире это китайцы.

    Я работала на неплохой работе, секретарем-референтом. Это современный офис, каблуки, макияж. У меня была хорошая зарплата, и я променяла это все, чтоб уехать сюда. И когда я сюда приехала, когда руки сунула в землю, это несравненно лучше. Но 15 лет назад, если б мне сказали, что я поеду в деревню, я б рассмеялась им в лицо. А потом какой-то щелчок произошел, и я поняла, что мне здесь лучше и мне это надо. Тут психология свободного человека.

    Зачем они дают субсидии? Ты получил субсидию, но 30 процентов должен сразу отдать им и потом еще через налоги они заберут. У них есть такое понятие откармливать свинью, я создаю свое предприятие, вот я вышла на хороший уровень, у меня появились обороты, теперь меня можно доить. Что будет дальше, их не волнует, они живут сиюминутной выгодой. Главное придушить, а буду я дальше существовать или нет, их это абсолютно не волнует.

    У меня была знакомая юрист. Как-то она говорит: «У нас сегодня было 22 дела, мы банкротили селян». Я ей говорю: «Елена, ты понимаешь, что вы 22 хозяйства уничтожили. Ты не выиграла 22 дела, а вы 22 фермы уничтожили». И при этом юридически они их уничтожают, а активы-то остаются. И кто имеет возможность эти активы уцепить — трактора, технику, фермы, — они их скупают за копейки. Их задача не давать нам подниматься, потому что, если мы будем богатеть, мы будем сильные. А сильные мы им не нужны. Им надо нас уничтожить.

    Не знаю, какая задача у нашего правительства, но с каждым годом фермерам работать все сложнее и сложнее.

    Новые беседы с фермерами смотрите на страницах путешественника А. Сотникова в соцсетях (В контакте, Фейсбуке, Одноклассниках и сайте путешественника spasihram.ru).

    * * *

    Следующая мотоэкспедиция Андрея Сотникова начнется 14 июля 2019 года по маршруту Томск — Владивосток.

    Цель экспедиции — понять, почему Восточную Сибирь и Дальний Восток массово покидает русское население и кто заинтересован в заселении этих территорий другими народами (прежде всего китайцами).

    Путешественник уверен, что если мы и наше правительство будем и дальше ничего не делать, то в ближайшие 30-50 лет мы потеряем контроль над Восточной Сибирью и Дальним Востоком.

    Как помочь путешественнику на бензин, чтоб экспедиция состоялась полностью, читайте на сайте путешественника А. Сотникова

    Spasi-hram.ru в разделе «Помочь»

    или на его страничках в соцсетях (В контакте, Фейсбуке и Одноклассниках).

    Если у вас есть возможность поддержать путешественника словом или делом и вы живете на маршруте Томск-Владивосток, пишите, звоните, к вам постараюсь заехать.

    Помните, что без вашей поддержки экспедиция может не состояться, или завершится раньше времени.

    И хотя я на всем экономлю (живу в палатке, еду готовлю самостоятельно…), но все равно экспедиции получаются очень затратны, сам путешественник может оплатить только треть всех затрат.

    О передвижениях путешественника А. Сотникова вы можете следить каждый день на основных ресурсах путешественника.

    Как оказать финансовую поддержку проекту путешественника Андрея, смотрите на сайте spasi-hram.ru в разделе Помощь.

    * * *

    Поддержать проект А. Сотникова «Люди моего Отечества» можно и заказав по почте книгу или один из фильмов путешественника. Благотворительный взнос за одну книгу или любой фильм с учетом пересылки — 980 рублей. Сделав перевод, пожалуйста, сообщите по электронной почте или телефону свой подробный почтовый адрес.

    Фильмы Андрея Сотникова:

  • Монах-десантник (встреча в Крыму с монахом странником). Беседа о самом сокровенном. Живой звук.
  • Русский Крым (дневник поездки по сокровенным местам Крыма).
  • Беларусь — остров русского спасения. Автор фильма ищет ответ на вопрос, почему Господь так сильно любит эту страну.
  • В поисках русской Гипербореи (из Томска через Чернобыль к Белому морю). Фильм-экспедиция по русскому Северу, где автор встретил отшельников, отказавшихся от цивилизованного мира.
  • Продолжительность каждого фильма 50-60 минут.

    «Быть русским. Книга странствий и паломничеств»

    Первая в России книга о путешествии на скутере. Она рассказывает о паломничествах автора за последние 10 лет по Сахалину, Туве, Грузии, Монголии… Главная ценность книги — беседы с уникальными людьми, носителями русского духа, которых автор встретил на дорогах глубинной России. 210 страниц, 70 фотографий.

    * * *

    Прошлые экспедиции путешественника Андрея Сотникова:

    • Монголия
    • Сахалин
    • Горный Алтай
    • Тува
    • Карелия
    • Грузия
    • Армения
    • Беларусь
    • Осетия
    • Крым
    • Украина
    • Молдавия
    • Приднестровье

    Поддержать экспедицию 2019 г. (на бензин) можно, перечислив любую сумму с банкомата на карту Сбербанка России N 63900264 90 10 350418 (Сотникову Андрею Владимировичу на экспедицию 2019 г.) или на номер телефона 8 952 160 41 83.

    * * *

    Подробнее о проекте А. Сотникова:

    Люди моего Отечества
    социальный информационный проект
    Андрея Сотникова

    В экспедициях я создаю очерки и фильмы на основе встреч с интересными людьми по следующим направлениям:

  • Возрождение деревни и фермерства.
  • Многодетные семьи в современном мире.
  • Ветераны: бесценный опыт поколений.
  • Монахи и священство: их малоизвестный нам опыт.
  • Встречи с людьми, отказавшимися от благ цивилизации
  • Сайт автора: spasi-hram.ru

    Адрес: a_sotnikov (собака) rambler.ru

    Телефон 8 952 160 41 8три

    В ютубе смотрите популярный канал путешественника Андрея Сотникова.

    ОТ АВТОРА

    Обращение к московским читателям

    Ищу варианты путешествия на ином транспорте. Так хочу попробовать одну из будущих экспедиций совершить частично на электровелосипеде или электросамокате, потому что езжу я по глубинке и автомобиль мало куда может проехать, а перевозить в автомобиле скутер неудобно. Приезжаешь на место, автомобиль оставляешь и обследуешь местность на электросамокате или электровелосипеде — мобильность, экономия топлива и, что самое важное, популяризация нового эко-транспорта, за которым будущее. Вернулся к автомобилю, пока едешь дальше, подзарядил аккумулятор и все по-новому.

    Буду благодарен москвичам, если продадите за небольшую, то есть символическую стоимость старенький электросамокат или электровелосипед под восстановление, на котором будут совершены патриотические экспедиции (плюс еще в подарок книга и пять фильмов путешественника). Жена в конце месяца будет проезжать через Москву, может забрать. Или можно с возвратом после экспедиции.

    Почему Москва? Здесь электросамокаты стали раньше появляться и заработки в столице не в пример нашим.

    Молдавская экспедиция была совершена частично благодаря поддержке Царева Артема Валерьевича (Владивосток-Москва) и Горячева Александра Петровича (Москва).

    Drom.ru

    Источник: travel.drom.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *