Таинственные озера. Республика Бурятия

Понедельник, вторник, среда… одна неделя сменяет другую… Одним словом, серые будни, ассоциирующиеся с фильмом «День сурка». Я часто задаю себе вопрос: что делает нашу жизнь более яркой и счастливой? И всегда получаю один и тот же ответ: наряду с любовью и прекрасной работой — это, наверное, путешествие, и, скорее всего, новое, туда, где никогда не был. Такое путешествие всегда кроет в себе загадки, тайны и неизвестность… 

Команда — это круг людей, имеющих общую цель. Когда люди работают, как слаженный коллектив, у них есть одно общее дело, все вместе думают, все вместе делают, каждый знает, за что он отвечает, и помогает другим. Одним словом, один за всех и все за одного. 
Подготовка в любое наше путешествие начинается, как всегда, с подбора надежной команды. В этот раз наша компания из четырех человек возросла до шести. 

Каждый из нас имеет опыт таежных приключений, а вместе мы составляем энциклопедию знаний по решению тех или иных вопросов, которые могут возникнуть вне зоны комфорта, вне зоны города, связи и людей. 

Конец рабочего дня. Офис транспортной компании. В небольшом кабинете за письменным столом сидит мужчина лет 30–35, одетый в строгий деловой костюм. Закрыв ежедневник, он бросает взгляд на настенные часы, стрелки которых отсчитали 17:55, говоря о том, что рабочий день подошел к концу…
Однако не успел он встать с рабочего места, как раздался телефонный звонок:
— Алло?
— Миха, ну ты где? Собираться нужно, еще куча нерешенных вопросов…
— Да-да, сам знаю. Бегу уже, бегу…

В этот самый момент рабочие будни закончились. Воздух на улице становился бодрящим и более свежим, чем когда-либо, да и, вообще, все то, что окружало меня в этот час, приобретало яркие краски. Оставались одни сутки до выезда туда… Сердце от этого начинало бить чечетку. Я быстро собрал в кабинете все, что нужно, и спешно выбежал по серым лестницам вон из офиса.

Итак, после двух месяцев подготовки и сборов настал тот самый долгожданный день. Старт назначен в ночь с 25 на 26 августа. 4 утра.

Время рассчитано по минутам — всегда есть план по времени, которого обязательно нужно придерживаться, иначе все это ведет к непредвиденным ночевкам непонятно где, а еще хуже — к ненужным транзитным лагерям. Так как нас уже шестеро, машин теперь тоже две — это Infiniti QX 80 и Volkswagen Touareg. Обе с прицепом. 

Какое-то время сомневались — самим ехать по бродам или же от Багдарина нанимать «Шишигу» или другой подобный транспорт. После долгого поиска информации, какого уровня брод, решили, что едем на своих до упора. Вечером перед отъездом все шестеро были похожи на вздрагивающих неврастеников, которым уже было настолько невтерпеж отправиться в путешествие, что если бы хоть один сказал: «Ребята, а может, сейчас поедем», наверное, все бы плюнули и рванули в путь, несмотря на график, время и так далее. Но нужно было заставить себя еще немножко потерпеть и поспать.

В 4:15 все участники сидели в машинах и с умоляющим видом безумной совы смотрели на водителя. В их глазах легко можно было прочитать: «Ну, давай уже, поехали».

В каждой машине было по рации, по которым решались не только разные дорожные вопросы, но и отпускались различного рода шуточки, что делало дорогу более веселой. В пути обсуждали основную цель этой поездки: попасть на некие безымянные озера, которые разглядели на карте, а находились они в непосредственной близости от реки. Разрабатывая различные версии прохода на озера, представляли, сколько там может быть разной рыбы и какого она размера. Это чувство заставляло кожу покрыться маленькими пупырышками. 

Белая разметка дороги, мелькая, четко указывала путь в предрассветной темноте шести одиноким странникам, навстречу таежному солнцу.
Временной график, как всегда, сдвинулся, в Багдарин вместо 19:00 прибыли к 22:00. Погода хорошая. В целом это отличное время прибытия, с учетом того, что прошли 1040 км по не самой шикарной дороге и, кроме пробитого колеса, нас ничего не останавливало. На ночлег остановились там же, где и обычно, в фешенебельном «пятизвездочном» отеле «Баунти». Быстро перекусив сухпайком и тяпнув соточку за преодоление основной дороги, завалились спать, обозначив подъем на 06:00.

Быстро позавтракав, кто чем мог, и выпив по кружке кофе, двинулись в путь. Оставалось пройти 120 км самой плохой дороги. Главным неизвестным препятствием был Талой.

Талой принял нас гостеприимно. Уровень реки был низким, и мы без проблем преодолели эту неизвестность. Не доехав 10 километров до точки, я почувствовал, что прицеп моей машины превратился в комбайн и начал рыть землю. Быстро останавливаемся, выскакиваем из машины и наблюдаем такую картину: рычаг дышла не выдержал и надломился от рамы телеги.

Рычаг был установлен до этой поездки. Недолго думая, беремся за ремонт: выпрямляем металл и устанавливаем старый, короткий рычаг, на имеющиеся запасные болты. Вроде получилось. Ремонт отнял 45 минут драгоценного времени. 

Ну вот мы и на пирсе. Разбиваемся на три экипажа по два человека и начинаем быстро собирать лодки («Солар-450» – «Сузуки-30» – 2 т, «Солар-400» – «Сузуки-15» – 4 т, «Ротан-420» – «Тохатсу-18» – 2 т) и укладывать в них вещи. Процесс этот уже отработан и понятен, но занимает, как ни крути, не меньше трех часов. Самое важное — распределить вещи и бензин так, чтобы две лодки вышли в глиссер. Бензина в этот раз на три мотора было ни много ни мало — 700 литров. Когда вдумываешься в эту цифру, понимаешь: еще чуть-чуть — и тонна. Главное, в грозу не попасть. 

После загрузки лодок еще примерно два часа ушло на урегулирование веса в них. В итоге отрабатываем старую схему: решаем грузить «Ротан» по полной. В результате экипаж Николая и Владислава становится автоматически обреченным на водоизмещение и 4 часа, или 40 км, пути до первого транзита. Главное, успеть до темноты. Запас времени еще есть. Чтобы вывести наш с Алексеем «Солар-450» в глиссер, мне пришлось сидеть на самом носу лодки, свесив ноги. Иначе никак. Благо, вейдерсы имелись в наличии.

Пройдя волнующийся Баунт по белякам, двумя экипажами встали при входе в Ципу.

— Парни, коньячок у нас далеко? — спросил Алексей.
— У меня рядышком, — сказал Саня.
— И у меня под рукой, — радостно ответил я.
Залезли в баки с продуктами, достали сырокопченую колбасу и лимончик. Нарезали их тонкими дольками, чтобы только хватило на закуску, и торжественно, переполненные эмоциями, отметили это волнительное событие, о котором мечтали целый год. 

— Па-а-арни-и-и, мы на Ци-и-ипе-е-е! А-а-а…
После того как эмоции улеглись, с отличным бодрым настроением двинулись дальше. Сидя на носу своего корабля, я подпевал Юрию Шевчуку, чей голос доносился из магнитофона, который я держал на своем плече. Помимо Шевчука слышал и рев мотора, периодически поглядывал на брата, который, пристально всматриваясь вдаль, следил за дорогой. Смотрел на потрясающе красивые облака, низко свисавшие над землей на фоне синего неба, на зеленые макушки сосен, на солнечные лучи, которые были еще по-летнему яркими и теплыми. Солнце дарило не только последнее тепло уходящего лета, но и чувство абсолютного счастья, свободы и полного умиротворения…

А вот и первый транзитный лагерь. Место для лагеря находилось как бы в стороне от реки, куда можно было попасть по отдельной протоке. В прошлом году эта протока была почти пересохшей, а сейчас мы спокойно вошли в нее на моторе. Это говорило о том, что таких мелей, с какими сражались в прошлом году, уже не будет. Сей факт не мог не радовать. 

18:00. До темноты два часа. Принялись быстро ставить палатки, заготавливать дрова на ночлег и готовить кушать, так как через два часа должен был подойти третий голодный и холодный экипаж «Ротана». 

Были и такие, которым уже было невтерпеж расчехлить свои рыболовные орудия и пустить их артиллерийским огнем по ровной глади реки. Рыбу долго ждать не пришлось. Александр ловким движением спиннинга добыл щуку около 2 кг и крупного окуня, которые быстро отправились в коптилку.

Николай и Влад, как и ожидалось, подошли к 20:00. И все большой дружной компанией сели за стол, на котором нас торжественно ожидал первый таежный горячий ужин… 

Раннее таежное утро встретило нас хмурым небом и очаровательной радугой. Быстро собрав вещи, двинулись в путь, взяв каждому из участников по одному орудию лова. 

Пройти в этот день необходимо было еще около 160 км прекрасной реки, с остановками на рыбалку в понравившихся местах. По пути должны были сделать в определенной точке схрон бензина. Это нужно было для того, чтобы все три лодки шли в глиссере. Так и сделали.

То, что оставили каждому по спиннингу, было небольшой ошибкой в организационном процессе, ибо рыбалка — зараза, в хорошем смысле этого слова. Было столько шикарных мест по пути, где хотелось остановиться и обкидать местность, что в итоге сбили временной график, а это грозило только одним: иди до места в кромешной темноте — приятного в этом процессе, согласитесь, мало. Ладно, мелей не было, но время от времени встречались торчащие из воды, словно пики, затонувшие деревья. Наткнуться на них уж точно не хотелось…

Подошли к месту, обозначенному на нашей карте, как место перехода в озера. Здесь нужно было провести разведку квадрокоптером и понять, получится у нас добиться цели или нет. Разведка показала, что должно все получиться. Изначально план был такой: идем до назначенного лагеря на Ципе, стоим дня три, отдыхаем, наслаждаемся природой и рыбалкой, потом собираем все необходимое, берем одну палатку и отправляемся на озера дня на два.
Седьмой час вечера, тайгу накрыли сумерки, до конечной точки еще километров 30. Дальнейшая картина напомнила мне сцену из фильма «Титаник», когда под звездным небом Атлантики шлюпка со спасенными, направляя мощный луч фонаря по водной глади, искала тех, кто выжил. Нет, конечно, у нас ситуация была не такая плачевная. Темнота сильно мешала продвижению вперед, ориентировались только на луч фонаря, который бегал по заросшим берегам Нижней Ципы и выявлял торчащие затопленные деревья. Рации сели, и если кто-то не отвечал на крик, приходилось возвращаться и узнавать, что случилось. Причины были разные: то бензин закончился, а новый, прежде чем залить, необходимо было разбавить маслом, то мотор заглох и т.д. Все это отнимало ценное время. В этот момент мы уже были изрядно вымотаны, голодные и замершие. 

22:00. Обходим последний, перед лагерем, изгиб реки. Существовала небольшая доля вероятности, что намеченный нами лагерь был занят, и это обстоятельство подкинуло бы еще одну задачу: найти новый в полной темноте, где большая часть береговой линии — заросшая глухим лесом и кустарником территория. Выходим на финишную прямую. Впереди кромешная тьма, костер нигде не горит. Подходим ближе — лодок нет, значит, все хорошо, мы «дома». Ура-а-а!

Первым делом разожгли костер, согрелись и до часу ночи занимались постановкой лагеря и разгрузкой лодок.

Настал первый день полноценного отдыха, когда можно было не вставать чуть свет, не бежать, сломя голову, не смотреть судорожно на часы, боясь куда-то не успеть до темноты. Кто хотел, тот бежал ловить зубастую, а кто-то просто отлеживался в палатке, кутаясь в теплый спальник и отдыхая от безумной дороги. Впереди были восемь полных дней незабываемой рыбалки и таежного быта.

7:00. Лесную тишину нарушил безумный крик Владимира. Те, кто еще спал, резко подскочили с вопросом, что случилось? Крик был такой сильный, что если его слышали медведи, то мгновенно опорожнили свои желудки. А потом был дикий смех, переходящий в рыдания. Оказалось, Владимир никогда не ловил щуку больше 2,5 кг, а тут возьми и клюнь красотка на 8,5 кг… В общем, когда он ее вытащил, эмоции были такие, что словами описать сложно.

Наш рыболовный день почти всегда проходил по одному сценарию. Ложились мы рано, часов в десять, и вставали тоже рано — в шесть-семь. Завтракали, и все три экипажа разбредались по реке в разные, на их взгляд, перспективные места. Каждый верил, что именно там он поймает рыбу, которая осчастливит его как рыбака и как охотника за трофеем! Часа в два все собирались на обед и бурно обсуждали свои рыболовные успехи или неудачи, а потом опять в бой часов до семи, так как в восемь уже темно. 

30 августа. Рассвет. Тяжелый туман окутал своей таинственностью прекрасную реку. Костер тихо спал после ночной смены. Ни дуновения ветерка. Деревья начали одеваться в осенние краски — желтый, оранжевый, багряный, и на их фоне небо приобретало ярко-синий цвет, что в целом создавало незабываемые впечатления от нашей сибирской природы и заряжало положительными эмоциями на весь день. Сегодня запланировали съездить до метеостанции «УЮ» — показать ее новым участникам нашей команды, а также до первых порогов. Эта поездка занимает почти целый день.

Взяли продукты на обед и газовую плитку. Подходя к пирсу метеостанции, повстречали у воды Алексея, работника метеостанции, и его жену. Поздоровались, спросили, помнят ли они нас? Алексей сказал, что помнит. Было приятно. Попросили его показать саму метеостанцию. 

Пока его жена проводила экскурсию, я спросил, знает ли он что-либо об интересующих нас озерах и показал ему карту. Алексей внимательно вгляделся в нее, немножко помолчал, свел густые брови и тихо так сказал:
— А в эти озера, ребята, вы не попадете. Туда только по зимнику, а летом не пройти. Местные рассказывали, что как-то двое отправились туда по лету и не вернулись. То ли в болота попали, то ли медведь задрал. В общем, какая-то темная история приключилась. 

Настроение после этих слов у меня заметно упало. В такие минуты понимаешь, что то, чего так сильно хотел, может не получиться и основная цель не будет достигнута. Парням потом передал слова Алексея, но про двух пропавших говорить ничего не стал…

Напоследок Алексей угостил нас щукой холодного копчения, а мы его по традиции бутылочкой 40-градусной. Сделали фото, выпили по пятьдесят за гостеприимство, крепко пожали друг другу руки и пошли до порогов, время от времени останавливаясь на рыбалку.

На порогах, пока я готовил незамысловатую таежную похлебку, парни купались, загорали и рыбачили. Особенно везло Алексею, который раз за разом вытаскивал язя одного больше другого. Как потом оказалось, приманкой для них служил воблер imakatsupowerbill кислотного цвета. 

Этот день для нас прошел ярко, быстро и насыщенно. Вернулись в лагерь, был вкусный ужин, суп харчо из добытой утки — хотя и не говядина, но все же мясо. За ужином обсуждали, что в озера все-таки попытаемся попасть, несмотря на то, что сказал Алексей. Планировали, что нужно взять из вещей, когда и на сколько выдвигаться. Еще раз подробно изучили карту. Входа было два: один — через тайгу, другой — через небольшой переход метров 30, который вел к протоке, а та, в свою очередь, вела в озеро, а уже из этого озера были протоки в нужный нам водоем. Через тайгу с лодками и моторами идти не очень-то хотелось, выбрали путь наименьшего сопротивления. Как раз в этом месте мы проводили разведку, когда шли до лагеря. План по итогам совещания остался неизменен. На следующий день решили выдвинуться, пойти, так сказать, из похода в поход.

1 сентября. Подъем в шесть. В 8:00 вышли к назначенной цели. Взяли с собой одну палатку, где могли разместиться шесть человек, спальники и посуду, а также все ценные вещи и документы, т.к. лагерь наш оставался без присмотра дня на 2–3, все зависело от того, какой будет рыбалка. Проходимости, конечно, здесь нет никакой, и людей за все время пребывания мы почти не встречали, но, как говорится, раз в год и палка стреляет. Особенно переживали за бензин, он составлял для нас особую ценность. 

До перехода в протоку километров 30 по реке. Через час–полтора подошли к переходу. Моторы снимать не стали, только вещи скинули с лодок. Перетащить лодки метров 30 и попасть в протоку большого труда не составило. Шесть взрослых мужиков с этой задачей справились достаточно быстро.

Протока представляла собой небольшую речушку шириной метров 10, где плавало большое количество кувшинок. Глубины хватало для прохождения на моторе. По берегам дремучий лес, отражавшийся в спокойной глади воды, словно в зеркале. Вода очень темная и мутная. Атмосфера этой протоки была сказочной и абсолютно мертвой. Такое впечатление, что здесь даже птицы и звери не живут, не то что рыба. 

Мы с братом перешли первыми. Пока ждали остальных, пройдя по воде метров сто, Алексей не выдержал и сделал заброс спиннингом: 
— Обана, что-то сидит, — сказал он, подтаскивая к лодке того, кто сидел. 
Это была щука весом примерно до килограмма. 
— Надо же, — удивился я. — В таком, на первый взгляд, мертвом месте с первого заброса — щука!
После были еще забросы, но больше никто ими не интересовался. Рыба здесь была, да еще и ловилась, это не могло не радовать. 

Подоспели парни, мы пошагали друг за другом. Дошли до первого водоема. Здесь в определенном месте должен был быть перешеек, через который мы должны были попасть еще в один водоем, а уже из него — в интересующее нас озеро. До перешейка на одном суженном участке сели на мель, начали перетаскивать лодки, т.к. они сидели плотно на пузе, как бы в грязи. Ноги глубоко проваливались в ил, их жестко засасывало. В этот момент вспомнились слова работника метеостанции Алексея про двух пропавших…

Ноги вязли, но лодки шли. Подойдя на веслах до запланированной точки, в надежде увидеть нужный нам небольшой переход, уткнулись в тупик из отвесного берега и густого леса. Здесь не то что лодки и моторы пронести нельзя, а даже одному-то не пройти. Опять разочарование. Что делать? Начали смотреть карту. Был еще один вариант выйти из этого водоема, но он нами не рассматривался. Расстояние по карте здесь было очень большим, и, скорее всего, это опять густой, непроходимый лес. Вариантов больше не было. Решили проверить.

Весь этот водоем, как и протока, казался не только мертвым, но и зловещим. Небольшие островки с покосившимся сухостоем и каркающими воронами, торчащие у берегов коряги и дремучий лес вокруг делали это место сюжетом из фильма ужасов про исчезнувших людей, которых сожрали лешие или затащили на дно водяные твари. 

Подошли к месту — и опять тупик. Выйдя на берег, разочарованно молчали, хороня неосуществимую цель. Периодически ругаясь матом на сложившуюся ситуацию, Саша вдруг говорит: «Парни, смотрите, там что-то похожее на тропу». Указывая пальцем в сторону леса, он резвым шагом направляется в чащу. За ним Влад и Владимир. Скрылись из вида, передают по рации: «Тут точно тропа». Сделали выстрел в воздух, предупредив тем самым животных, что здесь люди.

Я, Алексей и Николай остались их ждать с разведки, уверенные в том, что попасть в озера — дохлый номер. Возвратившись, парни заявили, что дорога до озера есть и они его уже видели, но эта дорога примерно метров 500 по глухой тайге, однако лодки протащить можно. Скорее всего, эта дорога была зимником. Первая мысль, которая появилась в голове, что идти 500 метров по тайге с лодками, моторами и вещами — идея полностью бредовая. Первый переход в 30 метров хотя и дался нам достаточно легко, но четко дал понять, что это дело неблагодарное. Мнения участников разделились: Саша был только за переход, Алексей настроен против, все остальные были на распутье — идти или не идти? 

Время 14:30. Мы уже достаточно уставшие и голодные. Мошка жрет со страшной силой, буквально выдирая своими невидимыми зубами куски нашего мяса, лезет в рот, уши, глаза. Небо затянуто тучами, но при этом очень душно. Баллончик от насекомых спасает минут на 15, вместо заявленных четырех часов. В общем, состояние близко к тому, чтобы отказаться от мысли добраться до озера, вернуться в уютный лагерь, вкусно пообедать и пойти комфортно на рыбалочку, ну и все в этом духе. В такие минуты в команде нужны старшие друзья, в нашем случае это был Николай. Он четко сказал, что была цель, которую нужно достичь во что бы то ни стало, и напомнил всем, что такое команда и что она должна делать в таких ситуациях. 

После этих слов мои 50% «против» полностью переросли в 100% «за». Подбадривая сомневающихся, решаем идти. Для этого необходимо было подкрепиться, что мы и сделали. Три банки тушенки, полбулки хлеба и паштет решили наш вопрос с голодом. Разгружаем лодки. Первой была «Ротан». Пытаемся нести ее с мотором. Взвалив на плечи и пройдя метров 20–30, понимаем, что это очень тяжело. Снимаем мотор и под «военный немецкий марш» идем дальше.

Пот бежит по лбу и носу, застилает глаза; кто-то запинается о сваленные жерди и падает; питьевой воды почти не осталось; мошка роем летит за нами и продолжает усиленно жрать. Особенно мерзко, когда при учащенном от нагрузки дыхании она залетает в рот, а откашлянуть ее ты не можешь, поэтому приходится сглатывать. Она жрет нас — мы ее. Парадокс. Более-менее везло Алексею, его, конечно, тоже грызли, но меньше остальных. 

Во время перехода постоянно оглядывались по сторонам и прислушивались к любым шорохам — тайга все-таки. Так как за раз перенести все лодки, моторы и вещи мы не могли, то пятьсот метров превратились для нас, соответственно, в восемь километров изнурительного таежного перехода.

Когда нес лодки, я не раз представлял себе казаков-первопроходцев и то, с каким трудом осваивали они Сибирь-матушку, не имея при себе ни современной техники, ни бензопил, ни спутникового телефона, да и зверья было в разы больше. Нужно отметить, что Баунтовский острог тоже казаки основали, в 1687 году. 

Резиновые лодки в лесу смотрелись очень смешно. Особенно веселила картина: стоит «Солар», на борту сидит Алексей, склонив голову, и курит; вид у него очень печальный и уставший, складывается впечатление, что человек отчаянно ждет большого прилива. 

Для переноса моторов соорудили носилки из подручных средств. Тридцатку несли втроем, а все остальные вдвоем. Когда оставались последние вещи, эти 500 метров таежного перехода казались бесконечными.

Ну вот и закончились изнурительные три часа тренировки по перетаскиванию плавсредств по пересеченной местности.

Когда немного пришли в себя, первым делом спустили одну лодку на воду и отправили гонца за водой в открывшееся перед нами таинственное озеро. В ожидании воды представляли баночку холодного пива, да так, чтобы большими глотками и залпом… М-м-м… мечта.

Когда сели в лодки, пришло приятное чувство того, что мы это сделали, в первую очередь победили себя, а потом уже достигли запланированной цели! Глиссер дал схватить первый ветерок. Почувствовали приятную прохладу и большое облегчение от отсутствия мошки. 

Озеро примерно три километра в длину и километр в ширину. Оно очень красивое и совсем не похоже на те водоемы, которые встречали по пути до него. Здесь чувствовались красота и простор. Расположенные недалеко горы придавали особую атмосферу. 

Время около 18:00. Первым делом нужно было найти место для стоянки. Разбились на три группы и приступили к поискам. Мы с Алексеем обнаружили зимовье. Старое грязное зимовье. Заглянули в него, желание ночевать здесь полностью отпало, уж лучше под открытым небом. Думали, палатку поставить рядом, но, посовещавшись, решили искать новую поляну. Нашли ее метрах в 200 от зимовья.

Пологий песчаный берег прекрасно подходил для лагеря. Быстро приготовив ужин и все для ночлега, решили немножко покидать с берега. Результат настораживал и ошеломлял: полный ноль у всех участников группы. Нашему удивлению не было предела. Рыба здесь есть сто процентов, и на тот момент было не важно, большая или маленькая, вот только почему не берет различные приманки — не понятно. «Может, она их и отродясь не видела?» — кто-то крикнул такую идею. 

Саша попробовал с лодки — тишина. Не стали накручивать разные мысли, как говорится, утро вечера мудренее, и пошли есть. За ужином дискуссия на тему «не клюет» продолжилась — этот факт никому не давал покоя…

Наступила полночь. Все собрались было ложиться спать, как вдруг вдалеке послышался мощный шум наземного транспорта. Кто-то двигался в нашу сторону. А потом увидели руки фар, которые ощупывали кусты из стороны в сторону. Мы расчехлили ружья, зарядили, стоим ждем. Это была вездеходная гусеничная машина, другим здесь в принципе неоткуда взяться. Скорее всего, она подъехала к зимовью, что было в 200 метрах от нас. Послышались мужские голоса, о чем разговаривали, слышно не было. На этот раз луч фонаря побегал по берегам озера… Машина опять взревела и умчалась в неизвестном направлении, оставив нам загадку: кто это был, откуда и для чего приезжали в столь поздний час в такое забытое Богом место. 

Ночь прошла спокойно. Утром увидели следы медведя вокруг палатки… Так и не поняли, то ли они были до нас, то ли ночью косолапый приходил. Кто-то встал рано и умчался выяснять, где рыба, а кто-то не мог подняться после вчерашнего перехода. 

Время 10:00. Спросив по рации, что там на фронтах, в ответ получили страшное слово «тишина». 
— Тишина, братцы, — ответил Санек.

Кроме больших вопросов в наших глазах читалась пустота… Алексей, вспомнив, что у него с собой есть опарыши, начал ловить на удочку… И тут понеслось: окунь за окунем, да все такие хорошие — граммов по 500, только успевай забрасывать. Влад надел на поводок вертушку, двойку и один за одним начал душить окуня. Процесс у парней оживился. Думаю, дайка и я возьму спиннинг. Надел вертушку, тройку — и окунь не заставил себя ждать, а за ним и щука подошла.

Какой фирмы были вертушки или какого цвета — значения не имело, в общем, у нас весело стало! Парням по рации: «Как у вас?» Коля: «Тишина», Саня: «Щука где-то на два с половиной». Во, пошел процесс… Надолбив рыбы на добрую уху, начали отпускать. Отлично отрыбачив часов до двух, можно было смело утверждать, что рыбалка на озере была ничуть не хуже, чем на реке, вот только на поиски трофея необходимо было время, а сколько его еще нужно —непонятно. Решили день отстоять, а утром выдвинуться обратно. На вечерУ разбрелись кто куда, исследуя разные уголки озера. 

Результат на конец дня был такой: окуня просто море, ловить его можно было как угодно и на что угодно. Что же касается трофейной щуки, то самый большой результат был у Влада — 8 кг. Если судить по одному полному дню, то щуки здесь оказалось меньше, чем в реке. Объяснением тому — это небольшой стоячий водоем, холодные зимы, которые, возможно, промораживают глубоко. Решили, что еще вернемся сюда и получше исследуем это место. В целом результатом были довольны, но наши ожидания не оправдались.

На следующий день чуть свет выдвинулись в лагерь. Идти той же тропой и представлять, что нас ожидает, желания ни у кого не было. На вчерашней вечерке Саша и Владимир сходили на противоположную сторону озера и обнаружили кукую-то протоку. Через нее попали в водоем, на котором мы еще не были. Он был тоже километра 3–4. Пройдя его, в лесу разглядели тропу, но на разведку не пошли, так как уже темнело. 

Утром решили проверить эту тропинку, куда она нас заведет, — и шагнули в неизвестность… Тропа была шириной чуть больше лодки, в отличие от той, по которой шли первый раз. Пройдя метров 300, мы не поверили своим глазам: перед нами несла свои воды река — на карте этого перехода нет. Это было меленькое чудо: дорога домой обещала быть в разы короче, да и до лагеря рекой короче километров на 5. Ликование, радость и быстрые сборы! Конечно, лодок и моторов меньше от этого не стало, да и мошка продолжала грызть по-прежнему, но психологически воспринимать было гораздо легче.

Часа через два, сидя в лодках и держа их руками, чтоб не расплывались, мы были в берегах Нижней Ципы. Радостно чокаясь металлическими фляжками, отмечали свершившееся событие. Дойдя до лагеря, первым делом проверили, все ли на месте, особенно бензин. Все было не тронутым. Не покидало чувство, что мы вернулись из дальнего похода домой, где все привычно и знакомо. 

Разбирая вещи и расставляя все по своим местам, увидели как Коля и Влад прут полтора ящика холодного пива со словами: «Ребята, а вот и заначка». Сколько было радости на наших лицах в этот момент, сложно описать. Полтора ящика холодного пива, которое совсем недавно было только мечтой… в тайге… Это что-то! А звук открывающейся банки в тот момент можно было сравнить с лучшим аккордом торжественного марша. 

Такими моментами можно насладиться, когда ты находишься вдали от цивилизации, от привычных магазинов и супермаркетов: захотел — пошел и купил. Эти полтора ящика пива были на миллион долларов. Вот она жизнь, когда радуешься таким простым мелочам как простое пиво. А к этому времени у нас еще и окунь завялился… М-м-м…

В день прибытия с озер хотелось приготовить на обед что-нибудь вкусное. Я как ответственный за кухню решил сделать чебуреки из щуки. Процесс этот, конечно, не быстрый, но он того стоил. Во время приготовления команда исходила слюной и томилась в ожидании кулинарного изыска. Каждый подходил и спрашивал: когда уже? А кто-то, шутя, оставлял предоплату за определенное количество штук, называя меня то Равшаном, то Джамшутом. 

Как я уже говорил, у каждого экипажа были свои наработанные места относительно рыбалки, где, по их мнению, должны были сидеть «крокодилы». И каждое утро было понятно, кто где стоит и на какие приманки ловит. Хочется отметить очень интересный момент — момент веры каждого участника в те или иные приманки. Например, Алексей в основном верил в джиг и поймал на один из них долгожданного трофея — щуку в 8,5 кг.

У Владимира были любимые большие вертушки, пятерки или шестерки, разных цветов и наименований. Итог — щука 8,3 кг.

У меня в основном воблеры, особенно один из них — Yo-Zuri F633 ALLE Magnet. Он немаленький, имеет большую способность отсекать некрупную рыбу и привлекать различных монстриков. Итог — щуки 4,5 кг, 6,5, 7 и 9 кг. То же самое и у других участников нашего похода. 

За время рыбалки пришли к общему мнению: оказывается, самая сильная щука — от пяти до семи килограммов. Щука в этом весе оказывает наибольшее и ярое сопротивление при вываживании, долго устает. Как пример: делаю заброс, стая ельцов фонтаном выпрыгивает из воды, затем удар и примерно 25 минут борьбы и 10 попыток завести зубастую в подсак. Боролась хищница отчаянно и до последнего. Вес — 7 кг.

Тогда как с самыми большими особями, а это щуки от 8 до 10 кг, борьба продолжалась не больше 12 минут: более взрослые, они быстро выматываются. 
Еще один интересный факт: в этот раз удавалось ловить щуку в отвес с лодки способом опускания вверх-вниз джига. Сделали вывод, что щука, после того как сорвется с крючка или вовсе оторвет приманку, продолжает охотиться. Алексей делает заброс — почти сразу удар и обрыв приманки: фрикцион был затянут чуть сильнее, чем нужно… Расстройство и сожаление. Минут через 30 на том же месте у меня поклевка — вытаскиваю щуку 6,5 кг, во рту у нее торчит джиг, который был оторван у брата. Вот это да, вот это сюрприз! 

Очень удивлял язь: рыба, вовсе не имеющая зубов, очень любит большие воблеры и блесны. Поклевку яза довольно сложно отличить от щуки, тем более если язь от двух килограммов.

Ну а окуню было вообще без разницы, чем его кормят, главное — схватить и сожрать приманку. Самый крупный весил 1,3 кг.

В этой поездке каждому из команды удалось поймать трофея, да не один раз. Я был последним, кто взял того, за кем приехал. Александр стал победителем. Его мечта поймать щуку 10 кг в этот раз осуществилась: хищница весила 10,3 кг.

Было оторвано и откушено большое количество различных приманок; сломано несколько спиннингов и катушек — какие-то от досады, какие-то случайно. В общем, именно эта рыбалка была просто потрясающей и сногсшибательной. 

Дни рыбалки и прекрасного отдыха подходили к концу. Погода начинала портиться, периодически накрапывал мелкий дождик. С каждым днем золотых деревьев становилось все больше, напоминая о том, что осень взяла бразды правления в свои руки. На севере Бурятии это было хорошо заметно. 

Вечером перед отъездом в очередной раз затопили баню. Соорудили ее на противоположном берегу реки, на песчаном уютном пляжике.

Парились за время похода несколько раз. Так как топится такая баня минимум четыре часа, ездили туда, как правило, по темноте. 

Представьте картинку: шестеро взрослых мужиков в одних труселях на одной лодке, да еще с фонариками, а лодка к вечеру уже приспускала… В общем, чувствовали себя в ней, как Мазай и зайцы. Если бы в темноте можно было резко включить большой прожектор и направить на нас… О да, это бы выглядело очень смешно. Запах таежных веников придавал большей экзотики нашей походной бане.

Парились всегда отчаянно, до последнего горячего камня, сопровождая действо различными байками и анекдотами, а потом с разбегу прыгали в освежающую, бодрящую воду Нижней Ципы.

После завершающего рыбалку таежного ужина начали собирать вещи и готовиться к завтрашнему отплытию домой. 

На часах 6:00, подъем. Погода в день отъезда совсем не заладилась, будто говоря нам: мол, хватит уже, вам и так повезло. С самого утра зарядил хороший дождь. Первый раз все достали дождевики и теплые вещи. Дорога обещала быть «жаркой». Не покидала надежда, что он скоро закончится, ведь говорят же, что ранний гость — до обеда. Когда упаковали вещи, все вместе поднялись на свою полянку.

Сердце защемило от расставания с этим удивительным местом, совершенно не хотелось возвращаться в каменные джунгли и городскую суету с наличием телефонной связи. Но время скоротечно, у него свои правила. Подошли к лодкам, зажгли сигнальные дымовые шашки на прощание — и двинули в путь. 

Настроение после двух часов езды было, мягко говоря, не очень. Дождь и не думал заканчиваться. Единственное, что периодически заставляло посмеяться, так это экипаж Николая и Владислава. На Коле был ярко-розовый плащ, поверх которого он надел черный кожаный жилет. В таком наряде он был похож на Мальвину. Никто не мог удержаться от смеха, когда останавливались на смену бензина или по нужде. 

Минуло пять часов дороги на моторах. Подошли к той точке, где был схрон бензина. Смотрим, что рядом горел лес, а именно в том месте, где лежал бензин, горела трава. В голове промелькнула только одна мысль: что делать дальше? Сердце ушло в пятки. Быстро подбежали к схрону и стали судорожно убирать жженую траву с канистр… На наше удивление, бензин был целым и невредимым. То ли температура тлеющей травы не хватило, то ли просто чудо. В этих местах остаться без бензина — очень большая проблема, так как и за неделю можно никого не встретить, а если и встретишь, вряд ли кто поделится. Перекрестились, заправились и двинулись дальше. 

Дождь не заканчивался, а временами усиливался с порывами ветра. Наши с братом дождевики давно промокли, стало трясти от холода, руки сильно замерзли и сморщились от воды… А впереди еще 5 часов ходу, и это если все хорошо. Меня хоть немножко спасали вейдерсы, а вот у Алексея все уже было мокрым. В лодке лежала двойная полиэтиленовая пленка. Отрезав нужный кусок, он полностью залез в нее и только так почувствовал реальную защиту от ветра и дождя. И тут появляется экипаж Саши и Вовы с заначкой. В виде заначки — текила и один лимон. Это горячительное в нашем замершем состоянии было почти лекарством от простуды. Текила не только согрела, но и заметно подняла настроение. 

Войдя в Баунт, часы отсчитали шесть вечера. До полной темноты два часа. На середине озера мотор Александра потерял обороты для выхода в глиссер. Сколько ни мучились с ним, но задать былую прыть так и не получилось. Решаем, что двое, а это мы с Колей, должны идти до пирса, забирать машины и договариваться с ночевкой, а Алексей и Влад останутся с парнями для подстраховки и пойдут с ними в режиме водоизмещения до конца.

Дойдя с Колей до пирса, увидели, что здесь сплошная жижа из грязи — ну не могло же так за день размыть землю. Поинтересовались у местных. Оказывается, тут уже три дня идут дожди, а все ручейки превратились в реки. Первая мысль была, как проходить Талой? Большой риск ночевать на его берегах в ожидании спада большой воды. Кто видел на пирсе наши машины, говорил: «Как вы, парни, назад попрете? На таких колесах вы ни в одну горку не заберетесь». От этого настроение становилось еще хуже. Забрали машины и договорились с хозяином дома о ночлеге и ужине. 

Остальные подошли к пирсу почти в полной темноте — в 19:45. В этот раз бензина хватило впритык. Баки на всех трех лодках были почти пустые. Расстелили большой тент, сгрузили на него все вещи и стали быстро собирать лодки и грузить телеги. Около 22:30 зашли в дом. Все были похожи на уставших, мокрых, ободранных котов после недельного гуляния по крышам. 

Домик был с двумя небольшими комнатами, где по бокам стояли кровати из сеток, и с маленькой кухонькой, где нас ожидал горячий деревенский ужин. На столе стоял жаренный и соленый сырок (рыба очень похожая на омуля, но меньше размером и с более нежным мясом, обитает только на севере), молодая картошка в мундире и салат из свежих овощей. В нашем состоянии, казалось, это был воистину божественный ужин и ничего вкуснее мы в жизни не ели… 

Утром рванули в путь. На самом деле дороги были не такими страшными, как нам преподнесли. Да, была грязь, но она была легкопроходимой. Ручейки на самом деле превратились, пусть и не в реки, но в речушки с глубиной брода по радиаторную решетку. Самое главное — прошли Талой и пару глубоких бродов. Еще бы день-другой дождей — и мы бы отсюда не выбрались. Добравшись до Багдарина, пообедали наивкуснейшими позами и двинулись дальше. Впереди нас ожидало еще 20 часов непрерывной дороги.

Звонок в дверь, а за нею радостный и звонкий голос сына:
— Папа, папа приехал!

И тут я уже четко осознал, что это таежное приключение в мир увлекательной рыбалки закончилось, но через год повторится вновь…

Петров М.А.

P.S. Все трофейные щуки были отпущены на свободу! 
Берегите наши биоресурсы!!!!

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *