Утомительный отдых, или Еще одна поездка на Кату-Ярык на пузотерке

Барнаул — Акташ — Улаган — Балыкча — ЮБТО, 11-14 июля 2013 г.

Всю зиму вспоминаются мне три поездки в Горный Алтай летом 2013 года. Вспоминаются иногда просто с теплыми чувствами, иногда с восторгом и трепетом. Всегда с позитивом. Желание поделиться этим в отчете было сразу, но чувствовалось, что мыслям надо созреть. Поэтому пишу только сейчас.

Несмотря на то, что отчет о поездке, а не о машине, пару слов сказать об автомобиле все же нужно, так как именно автомобиль получился главным героем поездки и отлично проявил себя там, где вообще не обязан был себя никак проявлять. И если бы по ее итогам было награждение, он бы точно получил Оскара в номинации «Лучшая неодушевленная роль». Хотя неодушевленность под бааальшим вопросом…

Итак, устав от состояния перманентного ремонта вазовской «десятки», я созрел на авантюру. В гараже у отца вот уже 20 лет неподвижно стоял Nissan Sunny, 84 года выпуска, ввезенный в 92 году с пробегом 37 тысяч км, и проехавший по русской земле от силы 300 (триста) км. Не тысяч, а именно триста километров. Тогда, едва попав к нам, он встал из-за ерундовой неисправности и его даже не успели поставить на учет. Потом была череда неудач и на него забили. Не считаю уместным утомлять вас подробностями этой невероятной истории, главное, что по ее итогам получилось, что автомобиль стоял в сухом и темном гараже 20 лет из-за сущего пустяка и отлично сохранился, не сгнив и не протухнув.

Между делом я нашел запчасти за весьма умеренные деньги, решил проблемы с документами, получил ПТС и поставил машину на учет.

Моя авантюра состояла в том, что я продал «десятку» и пересел на этот аппарат. Надеялся на легендарную надежность старых японок. Сейчас, спустя почти год, могу сказать, что не зря это сделал. Но это тема другого разговора.

Сомневался конечно, были серьезные опасения, что намаюсь я с ним. Но ничего, отмыл я его от пыли из прошлого века, поставил колеса посимпатичнее и получился вот такой красавец.

Объем 1300, карбюратор, МКПП 4ст, кондера нет, электропакета нет. Но то, что есть — в состоянии нового. И это радовало. Поездил пару месяцев, убедился, что прочность кузова в порядке, масло ниоткуда не потекло и понял, что готов к путешествиям.

Вопрос «куда ехать» даже не стоял, так как накануне зимой я прочитал несколько отчетов про перевал Кату-Ярык в Горном Алтае. Знаете, иногда бывает, что решение обязательно побывать где-то приходит молниеносно и потом выбить его из головы можно только одним способом и вы этот способ прекрасно знаете. Более того, я внутренне закусился, что проеду перевал своим ходом. Не знаю, чего в этом решении было больше, азарта или дурости, но перевал был взят самостоятельно на этой машине. В основном об этом и будет этот рассказ.

Далее — по порядку расскажу о поездке, покажу фотки и видео. И личным примером докажу, что практически бесплатно можно получить массу впечатлений на весь год.

Снимки сделаны начинающим фотографом-любителем зеркалкой начального уровня с китовым объективом. Если кого-то оскорбит их качество, прошу простить.

Второй герой этого мероприятия — это мой сын Павел. Ему на момент поездки едва исполнилось шесть лет. В чем заключался его подвиг — поведаю далее по ходу рассказа.

Поехали вчетвером: я, супруга, сын и моя сестра. Ехали мы с праздником на душе. Никто из нас четверых еще не бывал в настоящем Горном Алтае, мы даже до Семинского не доезжали, но доводилось бывать на Телецком озере, в Артыбаше.

Несмотря на то, что почти все было закуплено и упаковано заранее, накануне поездки не получилось нормально поспать. Вечером пришлось порулить по окрестностям города, потом еще какая-то суета была и лег я только в три часа ночи, а в четыре часа утра снова встал и стал таскать скарб в машину и укладывать. В пять утра выехали. Состояние мое думаю можно не объяснять, был разбитый, слабый, но в сон не клонило, просто плоховато себя чувствовал.

Дотянул до республики Алтай и настроился на позитив, да так хорошо настроился, что вся усталость куда-то делась и не то что спать не хотелось, хотелось петь и танцевать.

Дорога была веселой, едва проехали Аю и показались горы — нам всем снесло башку. Я нарочно выбираю такие выражения, просто иначе не могу объяснить ситуацию, когда три взрослых, образованных, в некоторой мере даже интеллигентных человека вдруг лишаются словарного запаса и раскрыв рты непрерывно твердят одно слово «офигеть». Только что слюна не капала, а в остальном точно было умственное помешательство.

И по мере того, как мы привыкали и успокаивались, горы становились выше, повороты круче, виды зрелищнее. И это нарастание впечатлений весь день поддерживало наше неадекватное состояние. Смешно сейчас вспоминать, какие мы были искренние и наивные. Даже немного жаль, что второй раз такого не будет, ибо те эмоции были очень чистыми и сильными.

Семинский перевал дался довольно легко, несмотря на полную загрузку машины и скромную мощность 60 л.с. Почти весь подъем получилось зайти на третьей передаче на скорости 70 км/ч, но перед самой вершиной был ремонт дороги, пришлось постоять, а потом не смог подняться выше второй передачи. Сестра с недоверием отнеслась к тому, что наверху перевала будет холодно, но вскоре убедилась в этом.

Наверху нас встретил прохладный воздух и нереально яркое солнце, щурились все. Прогулялись, размялись. Сестра у меня в фотографии предпочитает жанры «я и …», «я около …» и «я на фоне …», поэтому пришлось сфотографировать ее около стелы. Сам же я считаю, что красивые пейзажи нельзя портить человеком на переднем плане, даже если это очень хороший человек. Но приходилось уступать.

Накануне поездки я, как и положено интернет-зависимому человеку, собирал информацию о будущем маршруте. Читал в основном дром, спрашивал на форуме. Где есть заправки, где какие достопримечательности. Даже распечатал небольшой путеводитель, где интересные места по Чуйскому тракту перечислены с кратким описанием и указанием километров тракта. Иногда было прикольно прямо на ходу совершать такую мини-экскурсию, зачитывая интересные описания встречающихся объектов.

Очень впечатлил всех перевал Чике-Таман. Отличное место.

На подступах к Чике-Таману я узрел любопытный обман зрения — когда кажется, что едешь вниз, на спуск, но если отпустить педаль газа, быстро падает скорость, то есть фактически едешь вверх. Если бы мотор был мощнее, я бы наверное и не заметил этого эффекта. Объясняется он просто. Из-за отсутствия перед глазами настоящего горизонта, мы обманываемся и за горизонт принимаем средний уклон, в результате затяжной подъем с переменным уклоном воспринимается нами как череда подъемов и спусков, хотя фактически дорога все время идет в гору.

Дальше было слияние Чуи и Катуни. Все пишут про мощную энергетику этого места. Наверное, чтобы ее прочувствовать, надо там побывать в спокойном состоянии. Мы же были, как я писал выше, «навеселе» и мы никакой энергетики не поняли. Конечно там красиво, мощно, величественно, но в тех местах куда ни глянь — везде так и как-то особенно выделить это место я пока не могу. Поляриком пока не разжился и снимок тоже получился невыразительным.

Петроглифы фотографировал только вместе с позирующими, не хочу выкладывать те фото, а вот каменного воина удалось снять в одиночестве.

В тех местах просто неописуемая благодать. Туда можно ехать вообще без цели, без четких планов, просто прокатиться по асфальту и умереть от восторга. Кто еще не был — поезжайте обязательно.

К 6 вечера добрались до села Акташ. Время в пути от Барнаула составляло уже 13 часов и усталость вновь дала о себе знать. Были мысли заночевать в Акташе, но решили немножко проехать в сторону Улагана, вроде как на картах были указаны базы совсем недалеко от Акташа. Свернули, поехали. Резко поменялась обстановка, раньше дорога шла все время по достаточно открытым местам, тут же сразу попали в узкое темное ущелье, дорога стала гравийной, рядом речка Чибитка бурлит. Из-за того, что поджимало время, не стали останавливаться у Красных ворот. Сами Красные ворота впечатлили не так сильно, как поворот дороги и подъемы на подступах к ним. Смена декораций немного взбодрила и спокойно получилось добраться до базы на озере Узункель. Сказалась усталость и я, заезжая на базу, умудрился немного повредить порог о камень. Небольшие, почти незаметные царапины, невелика беда, но когда автомобиль «новый» — это было как серпом по тестикулам. Но это было только начало…

Снимок сделан в 20:30 около домика, где мы ночевали. «Патриот» не с нами, это наши соседи. Хозяева базы запросили с нас по 500 руб. за койко-место, честно не помню, платили за ребенка или нет, но две двухместных комнатки мы заняли. Был скромный ужин, я пригубил коньячку для снятия напряжения, так как утомление достигло той степени, когда не можешь расслабиться, успокоиться и начать отдыхать. В таких ситуациях, пожалуй, алкоголь во благо. Вот такая нечаянная пропаганда вышла.

Меж тем, село солнце и стало быстро холодать. Нас это несколько обескуражило, надо было топить печь, но мой организм уже перешел в режим отдыха и я засыпал на ходу. Пришлось печь топить женщинам, благо они выросли в селе и делать это умеют. Я уснул, как младенец, и кажется, даже не менял положения тела до утра. Засыпая, я слышал натужный рев камазовского дизеля, который долго лез в затяжной подъем. Я тогда еще не знал, что ночуем мы не то на склоне Улаганского перевала, не то у его основания. Потому и холодно было.

Утро второго дня встретило нас ярким солнцем, стало тепло и радостно. За пологими склонами хорошо были видны вершины Северо-Чуйского хребта.

Стояла задача быстренько собраться и ехать дальше. Но когда вещи свалены в кучу и их столько, что багажник можно закрыть, только если все плотно утолкать — время теряется в мелочах. С завтраком провозились долго, потом долго укладывали все, и вообще, совершали много малорезультативных действий, но наконец, выехали.

Сдавая назад, я насадил машину задней частью на вот эти камни. Вторая боевая отметина.

Конструкция такова, что сзади самой низкой точкой является бензобак. В нем остались пара неглубоких вмятин в память об этой ночевке.

Потом был подъем до вершины Улаганского перевала, затем, само собой, спуск. Да и помимо перевала, дорога не равнинная. Снова стал встречаться этот горный эффект. Едешь по горизонтальной дороге, а машина «не едет», на второй передаче с трудом тянет, были мысли о неисправности, а потом повернул голову вправо и увидел, что деревья наклонены вперед. Смешно было. Любопытные игры сознания.

Заехали в Улаган, а там большой праздник. Об этом празднике нам еще вечером говорил хозяин базы, сообщал, что будет очень интересно, будет горловое пение и козлодрание. Горловое пение мне было интересно, но не настолько, чтоб терять пару часов на этом празднике, а про козлодрание я думал, что это какое-то ритуальное убийство животного и интереса не проявил.

Проехали мы мимо большой поляны, где расположились празднующие алтайцы и не стали к ним присоединяться. Что такое козлодрание я узнал только потом, дома. И очень пожалел, что не поглядел. Для тех, кто не знает — это спортивное состязание, национальная игра кочевых народов, похожая на регби, только участники верхом на конях и вместо мяча у них используется обезглавленная туша козла. На ютубе полно записей, рекомендую поглядеть. Своеобразное зрелище. Спорт для сильных духом.

Миновали Улаган, Балыктуюль. Ползем по гравийке, быстро ехать ну никак не получается. Со смехом вспоминаю перевалы Семинский и Чике-Таман, где машина весело бежала вверх по асфальту на третьей и второй передаче. Здесь же порой попадаются подъемы, что только на первой заползаю. Много крупных камней на дороге, несмотря на мощную защиту картера, установленную к поездке, приходится беречься, камни намного прочнее машины, а машину жалко. Нередко дорога ныряет в лес и обзора вокруг нет вообще, но иногда открываются такие виды, что мы снова начинаем тупеть как вчера и твердить слово «офигеть».

Понемногу, почти без остановок, уже в послеобеденное время добираемся до основной цели нашей поездки, великого и ужасного перевала Кату-Ярык.

Этот перевал поразил меня два раза. В первый раз это было, когда я только узнал о нем, проникся по чужим фото и видео, второй раз при личной встрече. Степень поражения мозга была такая сильная, что даже примитивных слов не осталось, просто молча стоял и смотрел. И изнывал от восторга, который изнутри рвал меня на куски. Потом собрался с силами и все же немного пофотографировал.

При желании на этом фото серпантина можно разглядеть маленькие машинки.

Ну разве на равнине увидишь теневой рисунок от облаков?

Постояли, перевели дух и двинули вниз. В паре мест было настолько выбуксовано, что я всерьез запереживал о подъеме вверх, вниз и то было трудно съехать так, чтобы не ударить машину об эти камни.

 
Пропускаем встречных, стоим на спуске.

Потом произошел неприятный казус. Шедшая на подъем тойота, которой мы уступали дорогу, не справилась с задачей и стала скатываться назад. Мы, соответственно, стали спускаться вместе с ним. Он спустился раньше и проигнорировал, что навстречу ему едут машины, снова ломанулся на подъем. И мы встретились как раз на самом трудном месте подъема. Нехорошо получилось, ну да он сам виноват.

Крутизна дороги в этом месте шокирует даже на спуске. Притормаживаешь — а машина катится по камням юзом и очень неохотно гасит скорость. Тревожные мысли о сложности подъема все больше беспокоили меня. Если даже вниз ехать трудно и страшно, как же я поеду вверх?

Выкладываю видео, снятое на спуске. На художественность оно не претендует, снято старой miniDV камерой, но в этом ролике хорошо можно разглядеть состояние дороги на перевале, какого размера там торчат камни, какой крутизны уклон и насколько круто поворачивает серпантин в изгибах. Я оставил наиболее информативные моменты, а вообще был заснят весь спуск. В видео есть и та тойота, с которой мы расходились в самом сложном (по крутизне) месте.

Рекомендую смотреть видео в полный экран, чтоб хорошо разглядеть состояние дороги и со звуком, чтоб понять, насколько нам было страшно.

На видео слышен громкий выхлоп и стрельба в глушитель. На момент поездки у машины был некомплектный выпуск, стоял только резонатор, второй «банки» на выпуске не было, а стрельба — следствие небольшой неисправности карбюратора, проявляющее себя только при активном торможении двигателем.

Спустились вниз и без остановок продолжили движение в сторону Телецкого озера. Дромовчане меня успокоили, что дорога по долине Чулышмана сносная, но на деле она была на грани возможностей автомобиля. Места, где приходилось проезжать ползком, встречались намного чаще, чем хотелось бы. Притом, говоря «ползком», я подразумеваю не только скорость преодоления неровностей, но и способ — очень часто машина цепляла за камни сначала защитой картера, потом чем-то посередине и напоследок, снова бензобаком.

Так в ритме блюза мы и ехали по долине. Быстро там ехать и не надо, там есть на что поглядеть. Очень красиво. У изгиба Чулышмана остановились на привал, попили кофе с печенюшками. Костер разводить не стали, долго это, да и погода была ветреная, поэтому грели воду на походной газовой плите. Потом, пока женщины собирали посуду, я ушел к берегу реки и сам не заметил, как впал в медитативное состояние.

Спустя несколько минут, я услышал, что меня зовут, пошел к машине, увидел, что стоит уазик и два алтайца. Ситуация ничуть не выглядела опасной, я даже не напрягся, никак не проявил никакой агрессии, однако алтайцы почему-то трусцой побежали к трогающемуся уазику и даже почти начали запрыгивать в него на ходу, но потом передумали и вернулись.

Вот не знаю, может они сначала увидели, что я крупный и в камуфляжных штанах и испугались, а после разглядели пузцо и добродушное лицо и решили вернуться — понятия не имею, но эта попытка бегства меня удивила и немного развеселила.

Один долговязый подошел ближе, вроде миролюбиво был настроен, представился «Витёк по жизни», второй, короткий, встал чуть позади и стал как умел изображать альфа-самца. Сурово глядел, сплевывал и т.п. Сейчас я понимаю, что ситуация была не очень, что мне следовало напрячься, но тогда я был слишком одухотворен и вообще не въехал, что происходит. Наверное из-за того, что я не принял роль жертвы, все решилось очень мирно и позитивно. Витёк попытался вежливо наехать на нас, что здесь заповедная территория и костер разводить нельзя, на что мы ему рассказали, что воду грели на плитке, а костровище тут не наше, там даже зола холодная. Его это устроило, он нас похвалил. Потом Витёк рассказал, что сегодня у них большой праздник, что они едут с Улагана, что-то сплясал и даже немного изобразил горловое пение. Очень прикольно у него это получилось, мне понравилось. Были слова навроде «под одним флагом живём» и другие пафосные фразы. Беседа пошла в очень дружелюбном русле. Минут 10 поболтали о том о сем, и Витёк очень извиняющимся тоном, превозмогая застенчивость, попросил «немножко помочь». Я как-то забыл, что у меня в багажнике лежат специально для таких ситуаций три бутылки водки, дал ему 150 рублей. Витёк рассыпался в благодарностях, запрыгнул в уазик и ребята упылили на невероятной скорости — у нас, на равнинах, на уазиках по асфальту медленнее ездят.

Не считаю, что я в этой ситуации дал слабину, ребята не давили, не угрожали, вежливо очень себя вели, отчего бы не помочь, в самом деле. И вообще от встречи с ними остались отличные впечатления, жалко, что не сделал фото с парнями. Вообще, со времен студенчества у меня есть товарищи алтайцы. Не просто из республики Алтай, а именно этнические алтайцы. Отличные ребята, некоторые культурные различия только на пользу нашей дружбе.

Двинулись дальше по долине, к Телецкому озеру.

По пути есть очень живописное место, где долина сильно сужается.

Недалеко от устья реки Башкаус с трудом взял мини-перевал. Машина буксовала, швыряла камни из-под колес, но все же заскреблась наверх.

Проехали через села Коо и Балыкча, добрались до мыса Кырсай уже в сумерках.

Немного пометались по берегу — влажно, пахнет болотом и очень много комаров.

Палатку ставить негде. Пришлось заезжать на базу. Было 10 вечера, окончательно стемнело.

Когда подъезжали к базе, догнали двух юных всадников на одной лошади. Лошадь шла шагом, объехать их не было возможности, они сами уступать не собирались, сгонять я их не стал, тихонько за ними ехал вдоль забора базы. И еле успел остановиться — началась дикая грязь на дороге, а дорога уходила прямо в Телецкое озеро. И так они на лошади и уехали в воду. Уровень воды был уже почти по пузо коню, когда они завернули куда-то налево и скрылись и виду. Мы были в недоумении.

Заехали на базу, в свете фар поставили палатку, завалились в нее с сыном, а женщин отправили спать в летнем домике. Так закончился второй день. Уснуть получилось очень не сразу — по ту сторону москитной сетки звенели комары. Казалось, что они летают внутри палатки и хотелось чесаться от самого этого звона. Ночью за забором базы были какие-то пьяные разборки, но без криков. Говорили спокойно, но спать мешали. Наутро мужик из персонала базы рассказывал, что всю ночь ходил охранял периметр, какие-то левые малолетки бухали прямо за забором всю ночь. Правильно сделали, что легли спать на базе. Даже если бы они нам не создали серьезных проблем, настроение бы подпортили наверняка.

Утром третьего дня в режиме легкой спешки собрали пожитки и выехали в обратном направлении. Предстояло проехать всего лишь 40 километров, в наши планы входил водопад Учар.

Но 20 минут на прогулку по берегу озера все же выкроили. Север Телецкого озера был нам уже знаком, вот теперь побывали и на юге. Со слов хозяев базы, только-только перестали идти дожди, а до этого они шли две или три недели, поэтому все было сырое и уровень воды в озере был выше обычного. И вчерашние ребята на лошади были местные и шли по дороге на самом деле, просто дорога была затоплена разлившимся озером.

Если бы встали дикарями — дрова бы нашлись, берег завален древесиной. Но до места, откуда сделано это фото, пришлось идти по колено в воде. На машине туда бы не заехали.

В состоянии «а-а-а-а, мы нифига не успеваем» мы выехали с базы. Хозяева были удивлены, что мы совсем у них не побыли. Благо, отдохнувшие глаза смотрели острее, свежая голова реагировала быстро, получалось держать скорость намного выше, чем по пути сюда. К обеду доехали до устья Чульчи, пообедали и бегом на Учар, взяв с собой и сына.

У сына в силу возраста была такая милая особенность — он постоянно спотыкался на ровном месте. Пока мы шли по относительно ровной долине он умудрился упасть пару раз. Когда началась тропа по склону — пришлось крепко держать его за руку. Все верно пишут, тропа не опасная, по ней можно нормально идти, но не с таким ребенком. Так и вел его за руку все время, и как оказалось — не зря, один раз он сорвался и повис на руке, прям как в кино — ноги болтались над обрывом.

Было очень жарко, пили воду из мелких ручьев и водопадов на склонах, вода чистая, холодная. Брали с собой сухофрукты и орешки для поддержания сил, это самая удачная еда для пеших походов. На тропе есть пара мест, показавшихся нам сложнее и опаснее, чем тот самый прижим, про который все пишут. Поскольку шли мы довольно поздно, много людей шли уже обратно и почти все нам говорили, что мы с ребенком не пройдем. Даже некоторые взрослые возвращались, дойдя до прижима и испугавшись его.

В целом, дорога далась тяжеловато — больше +30 в тени, безветренно и безоблачно. Из-за ребенка скорость была небольшой, без него шли бы намного быстрее. Путь очень живописный, внизу бурлит Чульча, много порогов, перекатов.

Уже около 18 часов было, когда подошли к Учару. Там нам попался гид-алтаец, он был сильно впечатлён, что шестилетний ребенок дошел, пожал сыну руку и назвал его настоящим мужчиной. И женщины в группе этого гида спрашивали, как зовут этого мужчину.

Сам водопад очень понравился, но настроение сильно портили комары. Я даже не пытаюсь описать его мощь и величие. Какие бы пафосные слова я тут не приводил — это будут только слова. Его надо увидеть самому. НАДО.

 

Кое-кто отказывался мне верить потом, что в горном нас заедали комары. Начинали подозревать, что я настоящих таежных комаров не видывал. Но я видывал, родился и вырос около Касмалинского ленточного бора, места там влажные, много болот, лесных озер и много комаров.

Фото сына на Учаре. Снимал его в тени, пришлось подсветить вспышкой, из-за чего возник эффект отделения человека от заднего плана и фотография похожа на коллаж. Напряженное лицо и нефотогеничная поза — из-за комаров. Перестать махать руками было невозможно.

Время поджимало и надо было срочно возвращаться. Глупо, ну а что делать, нельзя было допустить, чтобы ночь застала нас на горной тропе, у нас с собой не было ни фонарика ни даже спичек. Пробыли у водопада от силы полчаса, перекусили, я искупался, чему очень были рады комары и напали на раздетого меня с удвоенной яростью.

Обратный путь дался легче, так как жара спала и открылось второе дыхание. Встретили степную гадюку. Но это я уже потом узнал, что она так называется, а на момент встречи это была незнакомая змея. Коричневая, узорчатая, голова интересной формы и хвостом трясет, как гремучая змея, только ничего не гремит на хвосте.

Дабы не нарушать ничьи права, я не буду вставлять сюда чужие фото, предлагаю читателю самому найти в интернете фото этого представителя фауны. Сам я как-то в тот момент про фотоаппарат не вспоминал.

Лежала она на тропинке и мешала пройти и обойти было негде. Не зная ее повадок (а вдруг хорошо прыгает), я не рискнул бить ее палкой. Наших обычных гадюк, которые просто черные, я хорошо знаю и если б встретил такую — просто скинул бы ее с тропинки вниз. Но эта произвела на меня впечатление, что уж там говорить. Правда, очень боялся, что она прыгнет на меня, поэтому отошел на безопасное расстояние и стал кидать в нее крупными камнями. Со второй или третьей попытки я попал, да попал неплохо и рассек змеюку пополам. Та половинка, которая осталась без головы, стала беспорядочно извиваться и упала с тропинки вниз, а та, что осталась с головой, прошипев в мой адрес разные проклятья, вполне осознанно уползла с дороги. Вот так я убил живность на территории заповедника. Уже после я прочитал, что прыгать она не умеет и кусает невысоко, и даже обычные берцы — уже достаточная защита. Можно было просто ногой ее спихнуть с тропинки. В следующий раз так и сделаю.

Уже после заката (который в горах бывает раньше, чем на равнине), но еще засветло мы вышли с горной тропки на равнинную часть пути. Выдохнули, успокоились и организм начал расслабляться. Подошвы ног горели, общая усталость в теле тоже была. Сын немного захныкал, я посадил его на плечи. До места переправы дошли почти в полной темноте. Увидели тусклый мерцающий огонек, будто кто-то курит впереди. Так и оказалось, нас ждал «паромщик», который на моторке перевозил нас через реку, волновался за нас. Он явно думал, что мы вернемся с полпути и придем раньше. Я спросил его, почему он нас не предупредил, что не стоит идти с ребенком. Мужик ответил, что по опыту знает, что предупреждать бесполезно, что все равно никто не слушает. И с более юными детьми ходят. Но я все же попробую вас предупредить. Несмотря на то, что мы справились — лучше не повторяйте наших ошибок. Выходить к Учару надо с утра, а не в обед, и если и брать детей, то хотя бы лет 9-10 от роду. Сын подрастет и пойдем с ним еще раз.

Потом была баня, небольшой ужин, прохладные напитки (в основном лимонад, но и пиво тоже). Сын уснул без задних ног, а мы, помирая от усталости, ставили палатку в свете фар. Ночь была ветреная, но очень теплая. В футболке было комфортно. Мирно шумел Чулышман, на свет фонарика летели какие-то крупные насекомые, незнакомые мне. Но они не норовили укусить, а комаров не было. Либо их сдувало ветром. Очень комфортная и уютная погода была. Как я узнал позже, в долине Чулышмана очень мягкий климат, зимой там намного теплее, чем в Барнауле и мало снега. Люди рассказывали, что в Балыкче еще в советские годы хорошо росли южные теплолюбивые сорта яблок.

Утром все болело, особенно ноги. Мы еле ползали, как зомби. У меня подошвы ног отекли и распухли, каждый шаг был преодолением. В значительной мере виноваты были новые неразношенные берцы. А сын как ни в чем не бывало бегал, развлекал себя тем, что гонял саранчу, и только смеялся в ответ на наше удивление. Кстати, после этого похода он научился смотреть под ноги и перестал спотыкаться.

Понемногу расшевелившись, выдвинулись в сторону дома. Было утро четвертого дня, назавтра надо было на работу и не было возможности остаться еще на один-два дня, хотя очень хотелось. Именно поэтому была такая спешка накануне. Рассчитывая маршрут, мы не учли, что будем ехать настолько медленно, поэтому все получилось бегом. Суетливый сбор впечатлений получился вместо отдыха. Но не жалеем ничуть.

Подъехали к перевалу Кату-Ярык снизу. На подъеме стояла гибридная хонда. Она не буксовала, просто не ехала. Водитель поведал, что это уже не первая попытка, что он внизу, стоя на месте заряжает батарейку, но пока доезжает до того самого места, батарейка успевает разрядиться и машина не едет.

Попробовали его толкать, ничего не получилось. Тогда я предпринял первую попытку, но даже нормально разогнаться не получилось. Слабенького мотора едва хватало на то, чтоб ехать в гору неспеша на первой передаче, мотор обороты не развивал. Очень нужен был разгон, но ничего не получалось. А на крутом участке машина стала просто буксовать.

Скатился назад, пока остужал мотор и пропускал полноприводных, хонду стали цеплять к 131му ЗИЛу. Водила «зилка» оказался очень общительным русским парнем. Веселый и обаятельный, он аргументированно мне объяснил, что я сам ну никак не заеду. Что недавно даже Хундай Туссан не смог заехать и он его затягивал.

Но я предпринял вторую попытку и заехал задним ходом. Все подробности есть на видео с регистратора. Есть и комментарии в субтитрах.

Видео длиной 15 минут, после 9:30 экстрима нет и можно не смотреть.

Когда мы миновали сложный участок подъема и остановились на передышку на повороте, поднялся «зилок» с тем самым гибридом на буксире, поднялся Санта-Фе с «маздой демио» на тросе. Водила «зилка» был мрачнее тучи, открыто психовал и старался не смотреть в нашу сторону. Наверное, он уже распланировал, на что потратит деньги за подъем нашей машины.

На подъем ушло чуть больше часа, вместе со всеми ожиданиями, передышками и паузами.

В 11.55 подкатили к основанию перевала:

А в 13:00 выехали на верхнюю площадку:

Когда я поднимался, сестренка снимала это на камеру еще и снаружи. Место для съемки она выбрала не очень, самое интересное оказалось скрыто за пригорком, но посмотреть можно:

Забыл упомянуть. Когда мы выезжали с базы около устья Чульчи, хозяйка дала нам с собой записку, написанную от руки. С этим «талоном» нам следовало обратиться на базу «Эзен» у подножия перевала и нас, якобы, бесплатно должны были поднять наверх. Вроде как между этими базами есть какие-то отношения и они помогают друг другу. Но не за этим я такую даль ехал, так что этот вариант просто держал в запасе и даже не проверил. База, откуда мы уходили на Учар и где ночевали последнюю ночь, насколько помню, так и назвалась — «Учар». Из двух баз в этом месте это та, которая ближе к Кату-Ярыку. Хозяйка — алтайская женщина с русским добродушием и гостеприимностью. Мы были очень удивлены таким отношением. База была заполнена, все домики заняты и стояло несколько палаток, тем не менее она была нам рада, как самым дорогим гостям.

Дальше, я, уже освоившись на таких дорогах, осмелев после подъема на перевал, недурно так «поливал» по гравийке до самого Акташа. Бензина хватило, как заправились в Акташе по пути «туда», так на этом бензине в Акташ и вернулись. До асфальта добрались без потерь. Резина была новая и после подъема у нее оказался немного подпорчен рисунок, но на сцепление с дорогой это не повлияет, глубоких порезов нет, просто острые края протектора слегка взлохматились.

Выбравшись на асфальт, решили прокатиться до Курайской степи, поглядеть Северо-Чуйский хребет. Спросили на заправке, далеко ли до туда, нас обрадовали, что совсем рядом, километров 40 всего. Поехали.

Проехав населенный пункт Курай, нашли дорожку, уходящую в сторону от Чуйского тракта и отъехали в сторону от асфальта примерно на километр.

Устроили большой привал и запоздалый обед.

Обедали китайской лапшой, рыбными консервами и огурцами. Пили растворимый кофе. Любовались снежным хребтом и парапланеристами. Слушали тишину. Обстановка там своеобразная. Тишина и покой. Очень комфортно и уютно, уезжать не хотелось. Но было уже 17 часов вечера, а утром надо на работу в Барнауле. Поэтому пришлось напрячься и сделать рывок.

Облачность не позволила сделать хороший снимок Северо-Чуйского хребта, получилось вот так:

Судя по чужим снимкам, этот хребет надо фотографировать в нежно-розовом рассветном освещении.

Обратный путь особо не примечателен. Интересную и зрелищную часть пути проехали засветло, во второй раз испытав восторг от катунских террас, в сумерках миновали Семинский перевал.

На границе республики Алтай и Алтайского края была остановка и попытка поспать полчаса, но ребенок к тому времени выспался и изображал из себя шуршунчика. Заснуть не получилось. Около Троицкого, когда я стал падать на руль, сделали остановку и получилось минут 20 поспать.

В 4 утра прибыли домой.

Утром супруга ушла на работу, а я был в отпуске и остался валяться дома. После такого «отдыха» требовалось отдохнуть. Два дня я приходил в себя, восстанавливался. Затяжной путь домой залпом от устья Чульчи до Барнаула дался тяжело, по-хорошему, надо было на два дня разбивать его.

После возвращения осматривал автомобиль на эстакаде. Обнаружил пару некритичных вмятин на бензобаке, несколько мелких вмятин на выхлопной трубе и ободранные до металла лонжероны. До поездки на них был нетронутый заводской антикор, его не стало на выступающих местах. Но те места не склонны накапливать влагу, хорошо проветриваются, поэтому на этот счет можно не переживать. Ничего не открутилось, не отпало, несмотря на зубодробительные гравийки. Только пропылилась машина отлично, пыль набилась во все места, включая труднодоступные.

Расходы на поездку были чисто символические. Продукты брали простые и дешевые, на бензин потратили около 3200 руб, на проживание за три ночевки — тысячи три всего, точно уже не помню. Сувениры мы не скупали, походно-туристическое снаряжение частично было свое, частично одолжили у друзей. Деньги дотошно не считали, но вся поездка точно уложилась в 10 тысяч рублей, скорее даже около 8 тысяч. На троих взрослых и одного ребенка это совсем немного.

Поэтому, если вы вдруг очень хотите поехать, но «денег нет» — примите во внимание наш опыт. Денег много не надо, можно поехать с любым доходом. Подготовленный автомобиль тоже не нужен, подойдет любой «обычный» автомобиль, главное, чтоб он был исправным. Если «умирает» граната или «дохаживает» сцепление — они подведут на этих гравийках и перевалах. Если двигатель иногда закипает в пробках — он закипит и на перевале. Исправность техники — ключевой момент.

Результатом поездки стало новое семейное увлечение. Эта поездка состоялась в середине июля, потом в августе мы ездили на Мультинские озера и в сентябре была поездка на одни выходные в Чемальский район. Об этих поездках я расскажу позже. Впереди новый сезон, а у нас много планов. Теперь в те края ехать не страшно, мы стали немного ориентироваться в географии Горного Алтая. Был приведен в порядок выхлоп и карбюратор, теперь в глушитель не стреляет. Поставил проставки под задние пружины, разжился багажником на крышу, теперь поеду во всеоружии.

Получили первый туристический опыт, узнали, что тащили с собой очень много лишней еды, привезли ее потом обратно. В следующий раз будем брать меньше.

Я хорошо подготовился заранее, брал с собой не только автомобильный навигатор, но и распечатывал карты на бумаге, опасаясь, что навигатор может подвести. Так и вышло, стоило проехать Майму — сдох адаптер питания навигатора и весь маршрут мы проехали без него. Нормально, проблем не возникло. Если бы навигатор работал, он бы помогал оценить расстояние до цели, а дорогу искать не приходилось, там негде заблудиться.

Рупаков Анатолий, ник на форумах drom.ru Rupakoff.

Дром

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *