В гости к каменным стражам

Маршрут: Новоуральск (Свердловская область) — Ессентуки, Кисловодск (Ставрополье) — плато Бермамыт (Карачаево-Черкесия) — Домбай (Карачаево-Черкесия) — Даховская (Адыгея) — Судак (Крым) — Форос (Крым) — Феодосия (Крым) — Тольятти (Самарская область) — Новоуральск.

ВСТУПЛЕНИЕ

Удивительно, как устроен человек. После прошлогодней поездки по Поволжью я зарекся путешествовать по России автомобилем. Слишком уж выматывающей для меня и экипажа показалась поездка, несмотря на довольно скромный пробег в 3100 км. Бесконечные ремонты и пробки на федеральных трассах М5 и М7 отбили все желание ездить в сторону центральной России. Однако проходит год, и в мыслях нет ни капли сомнения, что отпуск мы проведем вновь в салоне лайнера компании Fuji Heavy Industries. Почему же так быстро все меняется в сознании? Возможно, негативные моменты или события во время путешествий спустя некоторое время теряют значимость и начинают восприниматься как приключение, делающее отдых разнообразнее. А возможно, подцепив случайно болезнь под названием «автопутешествие», уже невозможно излечиться от нее никогда. Если с вами всё-таки такое произошло, как со мной, то теперь вам придется хотя бы раз в год давать организму километры дорог и гигабайты новых мест, удовлетворяя жажду странствий.

Перейдем же непосредственно к путешествию. Маршрут был приготовлен за пару месяцев до выезда. Чтобы он был интересен для всех членов семьи, пришлось использовать разнообразные ингредиенты. Снежные вершины Эльбруса и ледники Домбая смешал с изумрудным разнотравьем горной Адыгеи, добавил соли Черного моря и посыпал сверху щепоткой известняка Жигулевских гор. Получился по-летнему освежающий коктейль из туристического отдыха, коротких пеших вылазок и торжественного возлежания на берегу моря.

Все места проживания по маршруту были заранее забронированы, за исключением ночевок на длинных перегонах. В последнем случае я набрал контактных данных гостиниц и частного жилья и с самого утра договаривался о приезде. Так мы избежали ненужной суеты в поисках жилья в интернете по ходу движения и блуждания в потемках по незнакомым населенным пунктам.

Комфортное перемещение между точками маршрута нам обеспечил атмосферный двухлитровый Subaru Forester 2006 г.в. с пробегом 190000 км. Предварительно оппозитный двигатель самурая был напоен свежим маслом, ходовая часть проверена на отсутствие дефектов, ремни навесного оборудования заменены, а ремень ГРМ проверен на отсутствие трещин.

Ну что, пора попробовать вкус нашего горно-морского коктейля.

Новоуральск — Ессентуки (~ 2640 км).

Маршрут первого дня (1280 км):

Новоуральск — Орда — Чернушка — Куеда — Дюртюли — Чекмагуш — Выезд на М5 рядом с Восточное — Тольятти — Хвалынск (Саратовская область).

Выезд в 4:00, чтобы проскочить Пермский тракт без задержек. В отличие от прошлогоднего маршрута решил не связываться с переправой в Актаныш, а проехать через Дюртюли. Маршрут получается короче. Перед Чернушкой небольшой ремонт полосы со светофором. Проезжая полоса залита по традиции гудроном. От колеса впереди идущего авто вылетает камень и пикирует, словно истребитель, в недавно установленное лобовое стекло. Эх, дороги…

На участке от Старобалтачево до Бураево есть небольшой участок грунтовки, который можно объехать по рядом идущей полевой дороге. До Дюртюлей больше и вспомнить нечего. Едешь себе по практически пустой дороге допустимые 110 км/ч и наслаждаешься первым днем отпуска. Проехав тремя разными маршрутами до М5, я рекомендую именно этот.

Все меняется с выездом на М5 УРАЛ. Бесконечные вереницы фур, знаки ограничения скорости и запрета обгона. Средняя скорость падает до 70 км/ч. Все внимание теперь только дороге, и это начинает утомлять. Как следствие, перед Тольятти попадаю на превышение скорости. Перед мостом через ГРЭС стабильная пробка, вызванная постройкой развязки. Теряем около получаса. В Хвалынск приезжаем в 20:45 местного времени. Там нас уже ожидает просторная студия в частном секторе, долгожданный горячий ужин и сон.

Маршрут второго дня (1260 км):

Хвалынск — Камышин — Волгоград — Элиста — Пятигорск — Ессентуки.

Выезд вновь в 4:00. От Хвалынска до Камышина трасса относительно свободная, а вот потом начинается поток фур почти до самого Волгограда. Перед Волгоградом ремонт дороги со светофором. Теряем 20 минут. Зато сам Волгоград проезжаем в середине воскресенья без пробок и даже успеваем перекусить в кафе.

В сторону Элисты ведет великолепный тракт, проходящий по калмыцким степям. Идеально ровная пустынная дорога, проложенная по выжженным солнцем балкам, дарит наслаждение и водителю и автомобилю. Для уральцев очень необычно видеть столь далекий и ровный горизонт без горных очертаний и густого леса. Несмотря на пасмурную погоду, на трассе стабильно +36 и сильный боковой ветер. Для себя отмечаем еще одну интересную вещь. В отличие от Урала мосты здесь пролегают через балки, каждая из них подписана, как у нас реки. Жаль, фото я сделать не догадался — уж больно сильно хотелось прибыть на место.

После Элисты до Аргзира на дороге нам попалось всего несколько автомобилей. Но это было слабое утешение, ибо дорога напоминает стиральную доску. Комфортно ехать по ней можно не больше 30 км/ч. Природа вокруг начинает меняться. Появляются деревья и засеянные поля. Все говорит о том, что мы въезжаем в плодородный Ставропольский край.

Проехав Будёновск, начал ловить себя на мысли, что природа больше напоминает Башкирию, нежели Кавказ. Зеленые леса покрывают склоны и верхушки холмов, а в низинах расстилаются обширные пастбища. Но тракт, словно дельфин, начинает нырять в затяжные спуски, а потом выныривать на поверхность. Появляется надежда, что все-таки мы успеем до захода солнца увидеть каменные остроги стражей Кавказа. После очередного подъема, в тлеющей дымке заката нашему взгляду показываются первые горные купола.

Жаль, что насладиться вдоволь видами мы не успеваем, июльская ночь накрывает черным покрывалом Ставрополье. Уже в кромешной темноте мы въезжаем в Ессентуки и с трудом находим нужную улицу, где у нас забронирован ночлег.

ЕССЕНТУКИ — КИСЛОВОДСК — ПЛАТО БЕРМАМЫТ.

Приключения начинаются.

Изначально Ессентуки рассматривался нами как перевалочный пункт перед ночевкой на высокогорном плато Бермамыт, расположенном в примерно 70 километрах от города. Задерживаться здесь для осмотра местных достопримечательностей мы не могли по причине отсутствия запаса времени. Но вот пропустить Кисловодск, главную здравницу Ставрополья, мы просто не могли себе позволить. В 10 утра мы покинули солнечные Ессентуки и направились на юго-запад по живописной дороге, петляющей по зеленым склонам предгорий Большого Кавказа.

Вне сомнения, понять атмосферу города-курорта за полдня невозможно. Здесь нужно остаться на неделю-две, чтобы проникнутся разумной неспешностью пеших прогулок, насладиться сладким горным воздухом и насквозь пропитаться лечебными углекислыми нарзанами и великолепной кавказкой кухней. Но всё же мы попробовали уловить, чем живет Кисловодск, и начали именно со знакомства с национальными блюдами в кафе-ресторане «Шашлык-машлык». Приличная порция шашлыка из барашка, рыба и овощи на гриле вернули силы и вдохновили на пеший маршрут по наиболее знаменитой достопримечательности Кисловодска — национальному парку.

Осмотр начали с визитной карточки нарзанного курорта — каскадной лестницы, которую украшает красивая колоннада, через которую вы попадаете в сам парк. Расположена она по адресу по адресу Желябова 5. Тут же рядом расположена автостоянка, на которой можно оставить свой автомобиль.

Лестница украшена фонтанами и множеством ярких цветов.

На территории парка, занимающего площадь более 960 Га, расположено множество интересных мест, но в первую очередь он славен терренкурами — специально разработанными лечебными пешими маршрутами различной протяженности и сложности.

Все они имеют четкие указатели со всей необходимой информацией: высота н.у.м, дистанция и название маршрута. Минимальная длина маршрута 1700 метров, а максимальная — 6000 метров.

Мы выбрали наиболее короткий маршрут, и направились в сторону долины роз. Жаль, что сезон цветения уже отошел, и на огромных клумбах было не так красочно, как мы хотели бы.

Главным украшением этого места является композиция, представляющая из себя гигантскую розу, выложенную из растений и цветов.

На канатной дороге поднялись в горную часть парка. Конечно, сюда можно добраться и пешком по асфальтовой дорожке, но этот маршрут достаточно долог и утомителен на жаре. Поэтому его чаще используют для спуска вниз. От фуникулера начинается пешая тропа на горы Большое и Малое Седло, с которой в ясные дни открывается вид на Эльбрус. По ней мы и отправились в надежде увидеть высочайшую вершину Европы. На тропе есть смотровые площадки, с которых открываются великолепные виды на утопающий в зелени Кисловодск…

… окружающие горы, покрытые мантией лесов…

… и уходящие вдаль долины рек…

Виды были, конечно, красивые, но меня заботила гроза, надвигающаяся с запада, со стороны Карачаево-Черкессии. Приближающиеся раскаты грома заставили нас общим решением отказаться от продолжения маршрута. Под первые капли дождя на парковке было принято решение ехать до поселка Элькуш, что находится совсем рядом с Кисловодском, а оттуда уже через Медовые водопады отправиться на Бермамыт.

План с треском провалился. На выезде с Кисловодска хлынул ливень, который нас впоследствии сопровождал по серпантину дороги, проходящей мимо красивейших ущелий. Maps.me, который должен был нам указать нужную грунтовку, потерял все спутники и замер на въезде в Элькуш. Сколько раз я себе говорил, что маршруты нужно прописывать на бумаге. Чертыхаясь на себя и все эти вражеские устройства, забиваю в навигаторе село Учкекен и через Кисловодск, который сильно потрепало стихией, выезжаем на трассу, ведущую к границе с Карачаево-Черкессией. В Учкекене дождь прекратился, а на небе сквозь вату дождевых туч появляются рваные куски верхних облаков. На единственном перекрестке со светофором сворачиваем налево, и по разбитой дороге выбираемся на грунтовку, ведущую к плато.

Петляя по лугам, дорога набирает высоту. Вскоре справа появляется первый ориентир — ЛЭП, которая и должна нас привести на плато Бермамыт. В зеркало заднего вида приближающийся новый грозовой фронт приобретает устрашающий темно-синий цвет. Разум бурчит голосом старика о необходимости остановить эту авантюру и возвращаться в Кисловодск. А другой голос пробивается сквозь сознание с логичным вопросом, а когда вы еще здесь побываете? И вот с таким спором в голове я проскакиваю мимо менгира и двух огромных луж, где по всем гидам нужно сворачивать к ЛЭП. Через километр видим дорогу, взбирающуюся к ЛЭП, и сворачиваем на нее. Через 30 метров Форестер начинает беспомощно скользить по склизкой земле замыленным протектором. Ищем следующий заезд, но итог тот же. Через полчаса безуспешных попыток найти проходимую дорогу все-таки заскакиваю на балку прямо по непроторённому полю.

Следующий ориентир — гора Алебастровая. Краем глаза замечаю, что справа от ЛЭП с низины подкрадывается облако и начинает поедать дорогу впереди.

Казалось, что туман лишь лениво ползет, но в природе есть явления, протекающие с той же плавной и гипнотизирующей быстротой как, например, ураганы и торнадо. Они буквально завораживают. Вот так в полном молчании мы наблюдали, как молочная пелена растворяет дорогу перед нами и поглощает голодной пастью мир вокруг нас. На небе вместо солнца осталась маленькая медная монета, которая через минуту совсем исчезла, и сумрак окончательно объял предгорье. Вокруг воцарилась звенящая тишина, наполненная промозглой прохладой. Навигация вновь отказывает.

Переваливаясь через кочки и объезжая канавки, продолжаем движение к цели. Дорога берет левее, и в тумане исчезает из виду единственный ориентир. Навигатор дезориентирован, как, впрочем, и я. У экипажа появляются мысли о бунте и короткой расправе над нефартовым капитаном… А между тем мгла начинает густеть, превращаясь в серый цемент непролазной массы. Безвыходность падает на мои плечи тяжелым грузом, и я понимаю, что сделал большую глупость, не послушав голос разума.

Гнетущая тишина… Ледяную толщу тумана пробивает чуть слышимый звук двигателя, и вскоре параллельно с нами останавливается белый УАЗ с четырьмя молодыми людьми. Открывается окно, и водитель с акцентом спрашивает: «Вы тоже на Бермамыт?» Я киваю. «Я тоже не могу найти дорогу. Поехали вместе!» — предлагает внезапный спутник по несчастью. Ну что ж, вдвоем безопаснее и спокойнее. Начинаем потихоньку двигаться по дороге дальше. Видимость в некоторых местах не превышает 20 метров. И, о чудо, навигатор цепляет спутник и показывает, что мы едем в верном направлении. Впереди появляется крутой подъем. Догадываюсь, что это гора Алебастровая. Осталось совсем немного до плато. Дорога каменистая, изрядно трясет. Фары выхватывают из сумрака развилку. Левая дорога ведет к заброшенной метеостанции, а правая к Амфитеатру. В этом месте мы прощаемся с напарником. Он едет к Амфитеатру, а мы проезжаем несколько десятков метров с дороги и останавливаемся. Ехать в тумане по незнакомой местности, зная, что впереди обрыв, я не решаюсь.

Скорый ужин из холодного осетинского пирога, припасенного с Кисловодска. Экипаж отказывается спать в палатке и остается в машине, а мне всё мало и забираюсь в спальник. С мыслями о неизвестности я провалился в беспокойный сон.

Ночь проходит неспокойно. Невероятно сложно спать в полной тишине, которую нарушает время от времени ветер, колыхая края палатки по травке. Кажется, что вокруг ходит какое-то животное. Кто ж знает, кто здесь может быть.

Шум пролетающего самолета окончательно возвращает меня из рваного сна в реальный мир. На часах четыре часа. За ночь спальник и вся одежда отсырели от влажного воздуха, и находиться внутри совсем некомфортно. Нехотя натягиваю на себя холодные и липкие ветровку и штаны. Выхожу из палатки, чтобы осмотреться, и ошарашенно замираю, не понимая, где я. Мир вокруг изменился до неузнаваемости. Прямо передо мной, под желтым светом Луны расстилается высокогорное плато Бермамыт во всем своем величии и первозданности.

А вдали, над землей парит белый двуглавый гигант Эльбрус.

В эту секунду все сомнения и переживания о целесообразности поездки улетучились. Внутри возникло необъяснимое чувство легкости и мальчишеского восторга. Это то, о чем я мечтал последние три месяца. Со штативом и фотокамерой наперевес я буквально бегу в сторону обрыва, где уже стояло порядка 10 машин. Самые отчаянные романтики поставили палатки прямо у обрыва и любовались восходом прямо из нее, попивая горячий кофе. Все внимание устремлено вдаль, в ожидании красочного спектакля.

Долина под ногами еще находится в предрассветном царстве и в дымке утренней росы больше напоминает инопланетные пейзажи из фантастических фильмов.

Раскаленный оранжевый диск торжественно выходит из-за низких облаков …

…и раскрашивает головы Эльбруса. Время останавливается для меня, и сознание, порабощенное эндорфинами, полностью переключается на рождение нового дня.

Но капризная погода возвращает все на свои места. Буквально через пять минут после восхода облако ударяет в спину и вновь погружает плато в густую мглу. А экипаж-то еще спит, и так и не увидел Эльбрус…

Через час сонные труженики подушки и одеяла наконец осторожно выглядывают сквозь запотевшие окна и недовольно замечают, что с вечера ничего-то и не изменилось. Не бурчать с утра и не спешить с выводами, командую я.

Как только я начинаю складывать вещи в багажник, облако неожиданно быстро растворяется, и сын восторженно кричит: «Эльбрус, Эльбрус!!!» По мокрой от росы траве мы поспешили на встречу с предводителем Кавказского горного войска.

Удивительно, но вновь окружающий мир преобразился. На смену холодным краскам рассвета пришел жесткий белый свет, придающий месту больше реальности.

           

Эльбрус уже не медитирует над землей заснеженными вершинами в синеве неба, а крепко прирос основанием к стене Кавказского хребта.

Теперь можно полюбоваться в полной мере отвесными стенами Большого Бермамыта со смотрового мостика, расположенного неподалеку от заброшенной метеостанции. Высота действительно впечатляет и пугает.

Интересно, что близ мостика находится высокогорное кафе. Видимо, в нем кормят коммерческие группы, которые сюда приходят по конным многодневным маршрутам. Над ним виднеется памятник Василию Гусеву, трагически погибшему здесь в 2016 году.

Уже на автомобиле мы отправляемся к еще одной достопримечательности плато Бермамыт. Амфитеатр это удивительное место, которое создала природа за многие тысячи лет. Каменный выступ, являющийся сценой, находится посредине полукруглого провала в пропасть, по краям которой могли бы сидеть зрители и наблюдать за каким-либо зрелищем.

Так или иначе, но главный герой этого места Эльбрус все время просится в объектив камеры, пусть даже и в контровом свете.

Чуть правее от амфитеатра еще одна достопримечательность — скалы Монахи. У нас на Урале такие камни бы со стопроцентной вероятностью назвали бы «Чертов палец».

Со скал открываются незабываемые панорамы на предгорья. Острые горные хребты подчеркнуты смоляными полосками деревьев, которые отсюда больше похожи на загривки лошадей.

И вот, стоя на краю обрыва, на высоте 2500 метров над уровнем моря, начинаешь ощущать совершенно новые эмоции.

Вдумайтесь, каменные стражи помнят судьбы сотен тысяч гостей с разными судьбами и разными помыслами. Кто-то шел в надежде найти вдохновение, кто-то в поисках ответов на вечные вопросы или в надежде обрести покой. Но что случилось с каждым после этого? Не знают даже горы. Люди-песчинки растворились в безжалостной бесконечности времени, их имена и поступки стерты с лица земли навеки. Но горные вершины на протяжении тысяч лет готовы принять новых путников и поделиться глотком своей неистощаемой энергии, а кого-то и оставить у себя навечно…

За неспешным течением таких вот образов мы не заметили, как Бермамыт вновь стало заполнять облако. Его потоки устремились в долину, чтобы вновь спрятать от нас безмятежность.

Настало время покидать плато и отправляться в следующую точку нашего маршрута. У амфитеатра мы встретили вчерашних попутчиков. Разговорились. Азамат и его приятели ждали здесь друга, шедшего по конному маршруту. Они именно для этого и ехали сюда. Обменялись контактами и разъехались каждый своею дорогой…

На обратном пути, спустившись с нагорья, понимаем, что мы уже ниже облаков. Сказка закончена. Впереди виднеется перевал через гору Алебастровую и дорога, по которой вчера плутали.

И вся вот эта красота вчера была закрыта от нас завесой тумана.

А сегодня нам невероятно повезло, что на обратном пути удалось увидеть альпийские луга Кавказа…

… на которых пасется невероятное количество овец, баранов и лошадей.

Теперь наш путь лежит в Домбай…

Плато Бермамыт — Домбай.

Дорогой сказок.

Учкекен и Карачаевск связывают 70 километров невероятно живописной пустынной дороги. Сразу после выезда из села трасса оказывается в плену бархатных склонов, верхушки которых венчают каменные утесы. Сочетание ярко-зеленой травы, желто-оранжевых пород гор и голубого малооблачного неба создает впечатление, что вокруг пейзажи Новой Зеландии.

По пути встречается большое количество передвижных пасек. Такой вид пчеловодства мы встречаем впервые. Не упускаем возможности прикупить себе пару баночек полезнейшего мёда из разнотравий и расторопши. Через несколько десятков километров дорога начинает подъем с крутыми виражами и вскоре приводит к верхней точке перевала.

Неподалеку от перевала Гум-Баши (gps-координаты N43.76784 E42.22782) на высоте 2000 м н.у.м. по правую сторону от дороги съезд на смотровую площадку (gps-координаты N43.77657 E42.18565). С нее открывается пленяющая своей красотой панорама на уютную долину реки Мара, в которой расположены два аула-побратима — Верхняя и Нижняя Мара.

От смотровой площадки дорога ныряет круто вниз по извилистому серпантину. Навстречу, пыхтя дизелем, медленно взбирается гружёный КАМАЗ. Мне же приходится ехать на третьей передаче, дабы не перегревать тормоза на затяжном спуске.

После Карачаевска дорога совершенно другая. Здесь уже нет таких подъемов и спусков и, как следствие, она более скоростная. Серое полотно начинает виться между гор, которые подступают к ней все ближе.

Планируя поездку, я пересмотрел тонны фотографий этих мест, перечитал десятки восторженных отчетов, и был в полной уверенности, что ничто уже не сможет меня удивить. Но ни одна фотопанорама, ни одно видео не способно передать масштаб той картины, что предстает перед глазами водителя при въезде в Теберде.

На въезде в горнолыжный комплекс Домбай из-за макушек деревьев показываются башни каменных острогов, касающихся небес. Создается ощущение, что вот-вот подъедешь к увесистым воротам древнего замка.

Но в реальности нас ожидал многоэтажный отель «Вершина» и просторный номер с видом на склоны горы Семенов Баши.

ГОРНАЯ ТЕРРИТОРИЯ ДОМБАЙ.

Два дня в сердце гор.

Домбай — не административное понятие, а географическое, не имеющее четких межевальных границ. Центром его является горная поляна (~ 1600 метров н.у.м.), образованная соединением трех ущелий Алибек, Аманауз и Домбай-Ульгена. Благодаря такому уникальному расположению Домбай стал популярным местом отдыха для горнолыжников, альпинистов и туристов. Развитая инфраструктура позволяет отдыхать здесь с комфортом и наслаждаться красивой природой круглогодично, находя себе занятия по своему вкусу.

Подъем на канатной дороге на гору Мусса — Ачитара.

Утренний горячий кофе, плотный завтрак с видом на горные массивы.

Сегодня предстоит пройтись по двум популярным маршрутам, поэтому времени на долгую раскачку нет.

Лучшее время для прогулки на канатной дороге — это утренние часы. В послеобеденные часы, как правило, на вершине поднимается ветер и прогулка будет не столь комфортной. К тому же прогноз рисует грозу во второй половине дня.

Не мудрствуя лукаво, покупаем билеты на подъемник Doppel Mayer по цене 3200 за троих. Этот подъемник самый современный из имеющихся здесь, самый комфортный, но и самый дорогой. Вход на канатную дорогу находится рядом с заброшенной гостиницей Аманауз (gps-координаты N43.29128 E41.62597). Найти ее легко с любой точки курорта. Высокое здание с балконами в виде ковшей экскаватора.

На первой очереди мы поднимаемся в закрытых вагончиках на высоту 2270 метров. Это наиболее высокая и крутая часть подъема с перепадом высоты 687 метров. Это чувствуется по заложенным ушам.

Семенов Баши предстает перед нами теперь во всей красе. Из номера мы смотрели на нее снизу вверх, а теперь находимся с ней практически на равных.

На первой остановке надолго не задерживаемся. Здесь одна единственная смотровая площадка. Температура еще позволяет находиться в шортах и футболке, хотя прохладный ветер с ущелий уже дает о себе знать.

Вторая очередь подъема уже на открытых шестиместных креслах. Ощущения в них острее, ведь между тобой и горами нет ограничивающего пространства. На этой высоте еще есть растительность. Несколько местных жителей собирают разнотравья для последующей сушки и, возможно, продаже на местных рынках. Особенно здесь популярен иван-чай.

Мимо проплывает высокогорный гостиничный комплекс, состоящий из нескольких мини-отелей. Здесь же находится знаменитый отель в виде летающей тарелки.

Первым делом, что делают на третьей очереди, все как один сбрасывают рюкзаки и начинают спешно надевать куртки и штаны. На высоте 3035 м н.у.м пронизывающее веяние с ледников ощущается в полной мере.

Мимо многочисленных лотков с огромным количеством сувениров подходим к последней очереди канатки. Последняя очередь приводит на высоту 3170 метров. И вот здесь, на такой высоте, начинаешь ощущать весь драйв, который источают величественные пики, покрытые папахами белых облаков.

Чтобы достигнуть верхней точки 3200 м н.у.м Мусса-Ачитара, нужно пройти от канатной дороги еще совсем чуть-чуть по тропе.

Над ущельем Гоначхир угрожающе разносятся раскаты грома гроза. Вспышки молний разрывают лохмотья грозовых туч. В 60 километрах по прямой от нас находится Эльбрус, но в такую непогоду его вершины разглядеть невозможно.

В спешном темпе продолжаю путь наверх уже в одиночку. Команда отказывается ползти по коварному сыпучему покрытию.          

Среди безжизненных камней настойчивый цветок смог себе пробить дорогу.

На такой высоте дыхание быстро сбивается, и обычный мой полубеговой ритм здесь не подходит. Понимаю свою ошибку, но уже слишком поздно. Приходится отсиживаться на камнях и восстанавливать дыхание.

И спустя пару минут достигаю высшей точки Мусса-Ачитара и жадно оглядываюсь вокруг, чтобы оценить панораму. Передо мной возвышается высочайший пик Домбая — Убитый Зубр (Домбай-Ульген) высотой 4046 метров.

По левую руку ущелье реки Гоначхир. По этому ущелью проходит часть Военно-Сухумской дороги.

Справа живописное ущелье реки Домбай-Ульген, образованной слиянием рек Птыш и Чухчур. Птыш начинают свой стремительный бег с гигантского ледника одноименной горы. На фото он слева.

А если обернуться назад, то увидим живописнейшее ущелье Алибек, устремляющееся к самому широкому и низкорасположенному леднику Домбая леднику Алибек. Этот ледник невероятно популярен среди туристов из-за своей относительно легкой доступности.

Невероятно сложно уходить отсюда. Вековые стражники гор гипнотизируют своей безграничной мощью и зовут остаться с ними. Сладкий воздух нетронутой природы и невидимая магия горных энергетических струн помогает очистить разум от сомнений и переживаний о прошлом, настоящем и будущем. Все становится просто, а в душе становится легко, словно ты перерождаешься вновь…

Недаром даже взрослые начинают резвиться в снежниках как дети…

В тот момент я сильно пожалел, что не отвел больше времени этой части путешествия. Но впереди еще много не менее интересного и завораживающего. Отправляемся к смотровому мостику на третьей очереди. С него отлично можно разглядеть ущелье реки Теберда, вдоль которой петляет дорога соединяющая Домбай с внешним миром.

Последний взгляд назад и начинаем спуск обратно.

На спуске мы не произносим ни слова. Медленный спуск на канатке повергает нас в состояние отчуждения от реальности. Глядим на низвергающиеся со склонов водопады, и наступает полное расслабление организма, словно попадаешь в нирвану.

Алибекский водопад (gps-координаты N43.29884 E41.55630).

По плану после обеда мы должны были отправиться на Алибекский водопад и подняться до ледника. Но погода внесла свои коррективы. В двенадцать дня разыгралась гроза, которая заставила нас задержаться с выходом на три часа. Как только дождь превратился в морось, мы выдвинулись на маршрут.

Проехав мимо санатория Солнечная Долина, мы выехали на грунтовую дорогу, которая берет резкий подъем. У КПП тебердинского заповедника (gps-координаты N43.29126 E41.62007) обязательная остановка с оформлением пропусков. Я оформил его сразу на два дня, чтобы не терять на это время на следующий день. После КПП идет сносная грунтовая дорога, и мимо кладбища альпинистов приводит к альплагерю Алибек (gps-координаты N43.29789 E41.57379), где упирается в открытый шлагбаум. Отсюда начинается пеший маршрут до водопада, ледника и Турьего озера. Имея хороший клиренс, можно и дальше проехать на автомобиле. Так делают коммерческие группы, сокращая путь на два километра. Стоимость такого удовольствия оставит 3000 рублей.

Тропа постоянно набирает высоту, но идти по ней достаточно легко. Слева сквозь деревья время от времени, будет проглядывать ущелье, а справа склоны гор. Густая растительность и хвойные леса делают воздух необычайно вкусным и свежим.

Перед очередным поворотом появляется Алибекский ледник, площадь которого сокращается с каждым годом. Каких-то 200 лет назад его границы доходили до того места, где мы сейчас идем. А теперь он все выше и выше отступает от людей, прячась в горы.

Под неспешный ход мы добираемся до пограничного пункта. Здесь проверяются пропуска, паспорта и свидетельство о рождении ребенка. Пограничники записывают в книгу и желают приятного отдыха. Впереди узкая тропа, извивающаяся по чаще леса, и пересекающая множество ручейков и речек, образованных дождем и ледниками.

Шум грохочущего водопада становится все отчетливей. Тропа круто ныряет вниз к устью реки, и мы выходим к подножью.

В тот самый миг, когда я открываю фотосессию, на нас обрушивается стена дождя, изредка нарушаемая вспышками молний и раскатами грома. А дождевиков я взял только два… Отдаю их женщинам, старикам и детям, прячу камеру в рюкзак под куртку. Похоже, ледник на сегодня отменяется. В скором темпе возвращаемся назад. Тропа медленно, но верно превращается в стремительную реку. За 10 минут я промокаю насквозь, в то время как мои спутники стойко терпят непогоду. Раздосадованные таким невезением, возвращаемся в гостиницу. Из нее отправляемся в кафе «У Зули» для того, чтобы насладиться горячими блюдами из баранины и горячительными напитками. Прайс здесь чуть выше, чем в других кафе, но и качество соответствует заявленной цене. Это последний вечер в Домбае, но не последняя прогулка по ущельям.

Остатки вечера посвящаем прогулке по поселку Домбай, большую часть из которой мы проводим между торговыми рядами местных рынков. Чего здесь только нет, но основные товары это разнообразные варенья и наборы чая. Каждый продавец рассказывает о том, что его чай самый свежий и самый полезный, но по итогам экскурсии выясняется, что на всех пакетиках одна и та же этикетка с одинаковым местом производства. Так же не рекомендуем покупать разнообразные варенья. В баночках разнообразных цветов лежат шишки, веточки хвои, листики трав и прочие заманивающие предметы. На деле это не более, чем сувенир, который через два-три месяца примет крайне непрезентабельный вид.

Ущелье Домбай-Ульген.

Утро встречает нас хмурыми тучами, повисшими над сердцем гор. Скорые завтрак и сборы. В 10 утра выезд из гостиницы.

Сразу за гостиницей сворачиваем направо (gps-координаты N43.29236 E41.62799), на грунтовую дорогу, ведущую в ущелье Домбай-Ульген. На КПП заповедника (gps-координаты N43.28530 E41.63724) вновь платим за въезд в заповедную зону. Охранник напутствует нас добрыми пожеланиями и советом быть осторожнее, потому что дорогу размыло. На пути следует держаться все время правее, тогда вы не уедете по ошибке на вторую очередь кресельной дороги.      

Поначалу грунтовка идет по лесу, а уже потом выводит к устью реки Домбай-Ульген, откуда открываются потрясающие виды.

Вода такая холодная, что начинает ломить ноги от холода, едва задержишься в ней. Слева по курсу виднеется Чучхурский водопад, а справа из ущелья выходит река Птыш.

Вскоре дорога заходит на Русскую поляну. Это необыкновенно красивое место, с которого открывается живописный вид на гору Джугурлючат и одноименный 20-метровый водопад.

Исторически так сложилось, что именно этот склон стал основоположником горнолыжного туризма в этих местах. Уже спустя несколько лет спортсмены перешли на склон Мусса-Ачитара.

Ну и еще одна легенда связана с Русской поляной. Не знаю, уж кто придумал это, но считается, что камень Высоцкого, расположенный у подножья склона являлся любимым местом Владимира Семеновича во время съемок фильма «Вертикаль».

За Русской поляной неглубокий брод, который мы преодолели без проблем. А вот Лада Ларгус побоялся оборвать передний бампер и оставил машину перед речушкой.

Но это и не страшно, так как до парковки идти остается не более 200 метров. Указатели гласят о том, что налево тропа приведет к водопаду Чучхур, а направо на ледник Птыш. Как же мало времени на все. Приходится выбирать наиболее короткий маршрут. Тропа ведет через высокие заросли травы, которые прячут от взгляда ущелье.

По достаточно крутой тропке выходим к водопаду. Он по размерам гораздо меньше Алибекского.

Но это лишь самая низкая часть водопада. Если подняться выше, то зрелище будет уже гораздо интересней. Здесь потоки воды с грохотом падают с высоты 12 метров и создают вокруг холодную водяную пыль, мгновенно залепляющую объектив камеры. Несмотря на температуру +20 стоять здесь довольно прохладно в одной футболке.

По моему мнению, Чучхурский водопад гораздо живописнее Алибекского. С площадки возле водопада открывается прекрасный вид с высоты на ущелье, в котором протекает река Птыш…

А если вернуться в гущу леса и спуститься по тропе, то откроется умопомрачительный вид на Домбай-Ульген. Невозможно поверить, что такие места существуют не в фильмах фэнтэзи.

Еще один взгляд на удивительный мир вокруг и пора спускаться вниз, к ожидающему меня экипажу.

С небольшой тоской в сердце мы прощаемся с удивительным миром Домбая. Определенно, в Сердце Кавказких гор нужно приезжать на более длительный срок, чтобы как следует ощутить все великолепие первозданной природы Тебердинского заповедника.

По дороге назад делаем остановку у реки Улу-Моруджу. Здесь ведутся работы по реконструкции моста, и остаться наедине с бурлящим потоком невозможно. Техника заглушает мощь рокота воды, спускающейся с гор. Да и достаточно грязно здесь. Люди не привыкли бережно относиться к окружающему миру.

Садимся в лайнер и продолжаем наш полет по просторам Северного Кавказа.

ДОМБАЙ — ДАХОВСКАЯ.

От гор к равнинам и обратно (~350 км).

Если посмотреть данный маршрут по навигатору, то будет видна очень интересная особенность. На протяжении первых 150 километров дорога, словно змея, часто извиваясь, ползет по карте. Это, впрочем, и не удивительно, ведь она проходит большей частью по территории Карачаево-Черкессии. Для водителя и пассажиров проезд по ней доставляет истинное наслаждение. Вокруг все еще величественно вздымаются горные бастионы, а подступы к ним покрыты изумрудным ковром лугов.

За Сторожевым, прямо напротив одного из замков делаем короткую остановку для второго завтрака. Невероятно ароматная выпечка и свежие фрукты, купленные в Карачаевске на придорожных торговых рядах, уходят за считанные секунды. Вообще, для себя отметил, что еда в таких местах кажется более вкусной и натуральной, в отличие от схожих продуктов, но в сетевых магазинах России.

А между тем, под колесами железного коня проносятся километры дорог, и природа за окнами начинаем меняться. На смену горным кряжам приходят холмы, покрытые лесами. Словно мы въехали в Башкирию. На горизонте появляются темные клубы дождевых облаков, предвестников грозы.

Прощальным взглядом мы провожаем последний горный отрог…

… и въезжаем в солнечный Краснодарский край.

Дорога превращается в обыденный степной тракт, вплоть до самого Майкопа. Однообразные пейзажи вокруг лишь изредка сменяются лесными участками и мелкими озерцами.

От Майкопа до Каменномостского идут ремонтные работы. Дорога хоть и в большинстве своем уже сделана, но знаки ограничения скорости 50 и 70 так никто и не убрал. Видимо, по свежему асфальту нельзя ездить быстрее. Вообще, это типичная для России ситуация.

Возле Каменномостского дорога врезается в склон хребта Уна-Коз, протяженность которого составляет более ста километров. Прямо напротив него, над рекой Белой возвышается хребет Азиш-Тау. О, нет, это вовсе не та река Белая, что протекает по просторам Южного Урала и несет башкирское имя Агидель. Эта Белая река берет свое начало с ледников гор Фишта и Оштена и тянется 260 километров вплоть до Краснодарского водохранилища.

Именно на берегу этой реки, среди зелени деревьев нами забронирован отель Каштан, в котором мы провели две следующих ночи.

ГОРНАЯ АДЫГЕЯ.

Изумрудная сокровищница Кавказа.

Какие только странные мысли не приходят в голову человеку, когда что-то идет не так. Начинаешь порой задумываться о существовании высшей силы или энергии, влияющей на ход того или иного события. Недаром среди туристов ходят присказки о стражниках гор, которые порой не пускают путников к себе, строя какие-либо козни на пути. Вот и нам посчастливилось почувствовать в полной мере веяние мистических сил. А иначе и не объяснить тот факт, что, когда приезжали в какое-либо новое место, обязательно происходило какое-то природное явление, которое пыталось разрушить наши планы и скрыть от нас горы и окружающие пейзажи. Причем происходило это по повторяющемуся сценарию. Давая ясный денек по приезду, на следующий день небесная канцелярия выписывала нам три ведра воды со световыми спецэффектами и туманностью Андромеды.

Результаты таких подарков мы хранили в рюкзаках и пакетах. В первый вечер в отеле мы занимались тем, что просушивали под лучами заходящего солнца одежду, кроссовки, дождевики, спальники и палатку, промокшие в облаке на плато Бермамыт и под ливнем на Алибекском водопаде. Чистое небо, безветренная погода и мягкая температура того тихого летнего вечера навязчиво шептали нам, что сегодня нужно просто отдохнуть в беседке у отеля и насладиться вкусом сочного мяса, приготовленного на углях. Ребенок, словно почуяв мои секундные колебания, наотрез отказался покидать территорию отеля и с удовольствием предался водным процедурам в местном бассейне. Я так и не нашел никаких аргументов против желания экипажа провести остаток дня в лености…

Хребет Уна-Коз. Утром следующего дня в бодром расположении духа мы решительно двинулись наверстывать упущенное время. Уже в 9 утра мы стояли на парковке канатной дороги (gps-координаты N44 15.053 E40 12.262) и переминались с ноги на ногу в ожидании открытия кассы, на окне которой висело неутешительное объявление необходимости обиваться под окнами целый час.

Ровно в 10:05, когда бело-серая дымка начала неуклонно застилать ясное небо, Первая Кресельная Дорога республики Адыгея, поскрипывая повидавшими виды колесами, медленно потащила за собой трёх неутомимых путешественников на вершину хребта Уна-Коз.

Хребет, название которого переводится с греческого как «иди и бойся», знаменит своими гротами, коих находится там несметное множество. Но наиболее культовым местом здесь является отстоящая на несколько десятков метров от основной стены хребта, скала высотой 1021 метр с редким названием «Чертов палец» (gps-координаты N44.24016 E40.23541). Путь к ней от канатной дороги лежит по маркированной тропе через парк экстремальных развлечений Tetis.

В парке мы не упустили возможности полазать по веревочной трассе и пролететь над ущельем на высоте 900 метров н.у.м. Жаль, что полет для меня оказался не столь экстремальным, как я рассчитывал. Нехватка адреналина с лихвой компенсируется открывающимся видом на очертания Кавказских гор и долину между двумя хребтами.

От парка развлечений до скалы «Чертов палец» остаётся совсем недолго, что-то около километра. По правде говоря, не сказал бы я, что сама скала производит неизгладимое впечатление. Вспоминая одноименную скалу на реке Усьва Пермского края, я ожидал увидеть что-то подобное, но все оказалось менее масштабно. Со стороны вообще трудно понять, где же этот чертов палец!

Сходить к нему стоит разве что из-за галочки «я там был», и сделать пару снимков в сторону горного Кавказского хребта. Даже в такую пасмурную погоду вдали можно разглядеть ледники Кавказских титанов, подпирающих угрюмые небеса.

Именно с нагорий в нашу сторону начал неспешно подтягиваться грозовой фронт. В спешном темпе удаляемся в сторону канатной дороги, и под раскаты грома и первые капли дождя выдвигаемся в сторону Лаго-Наки. Удобно, что дорожные знаки однозначно показывают верное направление.

Взгляд сверху.

На первой смотровой площадке, которую обычно называют «Смотровая на Даховскую» расположены сувенирные торговые ряды (gps-координаты N44 14.310 E40 10.167). Чего только не продают охотники за туристами: папахи, ковры, мед, кинжалы и тысячу других мелочей.

Но наша цель отведать знаменитого Адыгейского сыра, произведенного на местной сыроварне. Поэтому мы останавливаемся у противоположного края дороги.

Из представленных четырех видов мы выбрали два, один классический, а другой подкопчённый. Откровенно говоря, кроме более низкой цены по сравнению с магазинами, он не запомнился ничем. Обычный адыгейский сыр, который можно купить в любом супермаркете. Но возможно кто-то и оценит изящный вкус данного продукта.

Довольно урча мотором, Форестер продолжал оставлять за собой километры дороги, продолжающей набор высоты. За окном иллюминатора погода становилась все угрюмей. На подъезде к Азишской пещере по ощущениям наступил поздний вечер, несмотря на 3-ий час дня. Противная морось и ветер жестко ограничили пребывание на улице во время обхода прилавков с восточными сладостями, сырами, выпечкой и вареньем. С большим сожалением пришлось отказаться от идеи дойти до смотровой площадки Азишской пещеры (gps-координаты N44 07.177 E40 02.001), так же как и от продолжения экскурсии. Непроглядная хмарь, повисшая у гостиницы Азиш-Тау, заполнила каждый кубический миллиметр пространства. Поворот руля и спуск в Даховскую.

Там было все намного хуже. С каждой минутой ливень все усиливался. Трехчасовое ожидание и тянущее чувство чего-то несвершенного. В какой-то момент я совсем потерял надежду на прояснение, глядя на бесконечно ползущие в долине тучи. Неужели плато Лаго-Наки так и останется для нас закрытой книгой?

Проклиная в сердцах все это невезение и чертов дождь, мы отправились в близлежащий магазин, чтобы пополнить запасы продуктов перед следующим перегоном. В полном расстройстве даже прикупил маленькую «полторашечку» пенного напитка. И вот то, что произошло дальше, иначе как чудом не назвать. Выйдя из дверей магазина, я отметил, что на улице стало светлее, а спустя несколько минут первые солнечные лучи пробили серую пелену неба. Еще несколько минут и склоны Уна-Коз засверкали миллионами капелек воды, покрывавших кроны деревьев. До захода солнца осталось совсем немного времени, и чтобы успеть увидеть Адыгею в лучах заката мы вступили в заведомо проигрышную гонку за солнцем…

Буквально взлетаем на площадку, с которой открывается вид на Даховскую. Самые интересные кадры получаются за несколько минут до непогоды или сразу. Эту истину знает любой начинающий фотограф. Открывающиеся виды подтверждают теорию. Жаль, что ширины объектива не хватает, чтобы полностью захватить радугу, раскинувшуюся над долиной реки Дах.

Солнце за спиной пытается высушить призрачные реки, медленно текущие по склонам хребта Азиштау. Но сила бога Ра уже сходит на нет, уступая место тьме.

До Азишский пещеры проскакиваем без остановки, их очередь еще придет. До захода солнца нужно успеть к скале Утюг (gps-координаты N44 04.981 E40 00.415), которая расположена практически рядом с КПП Кавказского заповедника. Термометр автомобиля показывает бодрящие +12. Выйдя из теплого салона, я сразу понимаю, что шорты и футболка не лучший вариант для таких условий. Но отступать нельзя, только вперед к уходящему солнцу, к торжественной минуте прощания с уходящим в бесконечность днем. По склизкой от грязи тропе взбираюсь на уступ Утюга. Природа уже все подготовила к ночному сну. Теплый приглушенный свет стелется по темно-зеленому покрывалу вздымающихся склонов хребта, испещренному изломами оврагов.

Ледяное дыхание гор обволакивает все живое прозрачной мантией прохлады. Чуть слышимый шорох листьев напевает диким травам колыбельную о бесконечной борьбе света и тьмы, о неизбежности, возрождении и забвении. Атмосфера заката рождает в голове одну лишь донельзя родную русскую фразу: «Мать моя природа, какая же б… красота-то!!!»

Вот такие философские мысли продолжают свой неспешный бег, а золотой диск тем временем закономерно ускользает за горизонт. У него свой путь, а у меня свой, пусть не столь важный и интересный. Но он мой. Обратный путь дарит невероятные пейзажи со смотровой площадки «тещиного языка» (gps-координаты N44.10841 E40.01141), которые завораживают буйством закатных красок.

Завершаю гонку за солнцем на смотровой площадке у Азишских пещер. Слова тут излишни…

Несмотря на ясное небо, Даховская скрыта под облаками. Но в тот момент я уже почти уверен, что прогулка по плато Лаго-Наки с утра будет удачной, ведь стражники гор, похоже, смилостивились над нами.

Прогулка в облаках Лаго-Наки.

Есть у меня сформировавшаяся уже давно традиция прогуливаться с фотокамерой еще до восхода солнца. Безлюдные тропы и одиночество помогают проникнуться предрассветной лирикой природы, насладиться ее медленным пробуждением и, как следствие, настроиться на творческий режим мышления. И было бы наивным полагать, что последнее утро перед отъездом из Адыгеи я проведу как-то иначе.

Поднятый с топчана бесцеремонным стуком в дверь охранник сонно докуривал сигарету у шлагбаума заповедника, нервно вглядываясь в ускользающую от взора туманную дорогу. Его полукругом обступили пять мужчин, страждущих получить пропуска в зону заповедника.

«Непонятно зачем в такую рань переться сюда?!» — недовольно буркнул он под нос и сплюнул сквозь зубы.

«Вообще-то вы работаете для нас, так что не пора бы вам выполнить свои обязанности перед нами», — грубовато парировал водитель Амарока.

Охранник не нашел что ответить на правомерное замечание и обреченно побрел в сторону домика КПП.

«Когда облако-то рассеется, не знаете?» — с надеждой спросил высокий худощавый парень, лицом напоминающий Джона Леннона.
«Это горы, тут невозможно ничего предугадать» — хмыкнул в ответ я.

Дощатый пол новенького домика КПП гулко заскрипел под ногами, когда очередь из туристов зашла внутрь. В унисон ему на стеклянных стеллажах просторного холла зазвенели разнообразные мелкие сувениры, словно привлекая к себе внимание потенциальных покупателей. Но для меня они не представляли интереса, потому что вряд ли они могут создать конкуренцию воспоминаниям — самому ценному артефакту, привозимому из путешествий.

Быстро ответив на короткие вопросы о цели и продолжительности пребывания в заповеднике и заплатив взнос, я получил долгожданный клочок бумажки, признающий мое полное право на нахождение на территории Северокавказского биосферного заповедника. Оставшиеся полтора километра до начала пешего пути я практически пролетел на железном коне, так мне не терпелось размять еще не проснувшийся организм.

Рюкзак на спине, камера в руках. Вечно зудящие ноги несут меня к первой смотровой площадке, организованной рядом с крытой беседкой.

«Эх, опять этот чертов туман!» — разочаровано проносится мысль при взгляде на повисшее на уровне глаз облако. Внизу-то солнце, а здесь опять сумрак…

Для меня сегодня нужно понять, что же это за удивительная страна Лаго-Наки, о которой восторженно пишут все без исключения, кто здесь побывал. Поэтому погодные условия вторичны.

От раскисшей от дождей дороге, тянущейся вдоль края долины между двумя балками, я устремляю свой шаг к табличкам однодневного пешего маршрута.

Да, он самый простой и подходит даже для детей грудного возраста. Но у меня нет, к сожалению, на другой трек времени. О 60-километровом экстремальном походе к Черному морю остается только лишь мечтать.

Тем временем, тропка начинает брать левее и начинает легкий подъем на холм.

Здесь останавливаюсь в нерешительности. Тропа здесь делится на две еле видимых тропинки. Одна ведет к лесочку прямо, а вторая, с указателем, уходит правее и теряется в тумане. Ну вот, уже становится интересней. Выбор очевиден. Нужно идти туда, куда не надо. Уверенно ныряю в мокрый лес и выхожу на небольшую площадку. По бокам еще видно скальные образования, а вот впереди сырая мгла.

Пока для глаз нет раздражителей, в работу включается другой орган чувств — слух. На него давит тишина, которая изредка нарушается трепетом травы. Этого безмолвия и покоя так порой не хватает в вечно гудящем городе.

Тропа вновь ускользает в лес, за которым вскоре начинают проглядываться очертания ретранслятора.

Самое время включить художественное воображение, глядя на табличку с изображением горных хребтов, виды на которые открываются со скамеечки под боком.

Глядя на пролетающие в тумане силуэты птиц, я присел на зрительское место, промочил горло глотком бодрящего чая и погрузился в свои мысли в ожидании начала спектакля.

За размышлениями о роли комочков в манной каше в социуме незаметно прошли 10 минут полусонного ожидания. По плато прокатился еле слышимый ропот травы, похожий на шепот зрительного зала, и по мановению невидимого конферансье начали расходиться туманные портьеры.

Буквально за считанные минуты декорации вокруг полностью поменялись. На смену полумраку пришел яркий солнечный свет, окрасивший плато в изумрудно-зеленые тона, подчеркнутые ультрамариновым цветом утреннего неба.

По правую руку открылась взгляду долина, заполненная туманными озерами. Бархатное покрывало лесов в ней протянулась от склонов плато к подножьям Кавказских хребтов, гордо возвышающихся над облаками. Полная иллюзия полета над землей.

С холма, на который я поднимался недавно, стали доноситься голоса людей, и воздух взорвался от протяжного завывающего звука двигателя модели самолета. К сожалению, не все ценят тишину и покой дикой природы, привнося сюда свое беспардонное «Я».

И вот вроде бы всё задуманное на это утро удалось и пора бы собираться обратно, но всегда хочется увидеть чуть-чуть больше, зайти чуть-чуть дальше, остаться на чуть-чуть дольше. И с желанием этим совладать ой как трудно.

Повинуясь внезапному порыву, направляюсь по тропе дальше. Буквально через несколько сот метров в земле обнаруживаю подобие провала, заполненного травой и снегом. Удивительно, что высота-то всего 1900 м н.у.м, а снег здесь не успел стаять к августу.

Тропа убегает вдаль среди разнотравий. Цветы только-только открылись теплу солнца и источали невероятно сладкий аромат. К ним уже спешили трудолюбивые пчелы, создавая своими полетами необыкновенную атмосферу дикого луга.

Вскоре показался сад камней. На картах он не отмечен, и про него я даже не знал. Каменная россыпь очень органично смотрится в желто-зеленой растительности.

От сада по направлению к лесу уходит каменная дорожка, созданная самой природой. В надежде на что-то необычное я отправился по ней. Насколько я представлял, она должна привести к краю утеса.

Идти старался исключительно по камням, так как трава достигала здесь высоты моего роста, а между каменными валунами коварно в зелени прятались глубокие каменные провалы. Один неверный шаг и можно легко сломать ногу при падении.

С утеса виден обрыв, на краю которого я недавно восседал в позе задумчивого путника.

Над хребтом вновь заструилась облачность. Нужно бы возвращаться до того, как оно накроет плато вновь. Нужно отметить, что каменную тропу назад я нашел с трудом. С этого ракурса она была не так отчетливо видна, и я потерял достаточно времени, чтобы, наконец, выйти на нужное направление.

По выходу из лесочка я обнаружил, что горизонт скрылся в серой массе туч и надежды увидеть ледяные вершины Оштена не осталось.

Обратно я возвращался уже по маркированной тропе, которая шла левее ретранслятора. Даже несмотря на угрюмость погоды, страна Лаго-Наки продолжала играть разноцветными летними красками.

По левую сторону от тропки, в том месте, где она раздваивается, находится глубокая каменная расщелина. В утреннем тумане я ее не заприметил.

К краю подходить рискованно — по скользкой земле и камням легко улететь вниз.

На пути повстречалась группа туристов, уходящая в сторону Инженерского провала. От него, насколько я осведомлен, входят на гору Оштен.

И если для них всё только начиналось, то моя утренняя прогулка подходила к своему логическому завершению.

Покидал стоянку у КПП заповедника, и в душе появилось какое-то странное ощущение незавершенности, словно я что-то не успел сделать или увидеть. И забегая вперед, скажу, что оно так и сохранилось до самого момента написания этого очерка. Не означает ли это, что Лаго-Наки зовет к себе вновь в гости? Кто знает, кроме разве самих каменных стражей Кавказа…

На спуске последняя остановка, чтобы попрощаться с горами. До скорой встречи! Мы здесь не в последний раз!

Погода к моему возвращению в отель разыгралась. От вчерашней продолжительной грозы не осталось и следа. Очень не хотелось уезжать отсюда и провести бы еще пару дней, но впереди нас уже манило морское побережье Крыма, дорога к которому оказалась совсем не простой.

Но все же последний аккорд нашей Адыгейской симфонии был отыгран не в горах, а в ущелье Хаджохской теснины, расположенной на въезде в город Каменномостский.

Хаджохская теснина.

Место необычно тем, что река Белая пробила себе широкую улицу прямо в камне за тысячи лет своего существования. Теперь отвесные стены нависают над рекой, словно фасады городских кварталов над асфальтом узких дорог городов.

Мы решили не идти по коммерческому маршруту, а прогулялись по тропе, берущей своё начало в конце улицы Комсомольской. Тропа порой имеет крутые спуски, но вполне преодолима для всех возрастов.

Местами деревья в буквальном смысле нависают над обрывом. Как они не падают, остается загадкой.

Обходя все эти места, ловишь себя на мысли, что пейзажи напоминают джунгли, и вполне могли бы быть использованы для съемок какой-нибудь приключенческой истории.

Горная Адыгея оставила в душе только положительные впечатления. Утопая в зелени дремучих лесов и ароматных лугов предгорий, ее каменные утесы, горные хребты и ледниковые реки создают совершенно необыкновенную картинку живой нетронутой природы. Чистейший воздух и мягкий климат делает ее воистину великолепным местом для активного отдыха и туризма. Очень бы хотелось верить, что люди будут относиться бережно к тем сокровищам, что безвозмездно раздает им Северный Кавказ и сохранят их для следующих поколений.

На такой лирической нотке я завершаю очерк о том, как три уральца побывали в гостях у каменных стражей Кавказа. Но это не конец истории, ведь впереди нас ждет не менее интересное покорение Крымского полуострова….

Продолжение следует…

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *