Зомби-путешественник, или Фееричный дальняк на китайском мопеде

Небольшая предыстория.

В 2016 году попался в мои загребущие лапы мопед. Точнее нечто, что в 2010 году было выпущено как мопед системы «Альфа вульгарис» с конвейера фирмы Омакс, но за прошедшее с тех пор время уколхоженное владельцами-школьниками до состояния кучки ржавчины под деревом. Из этой кучки ржавчины путем приложения прямых рук и вложения некоторой не особо существенной суммы денег (в разы меньшей, чем потребовалось бы для покупки нового), мной был собран мопед, в силу обстоятельств его восстановления нареченный «Зомби». Восстановление затянулось надолго, но в 2017 Зомби уже поехал, а зимой 2017-2018 обзавелся некоторыми улучшениями (в частности, была увеличена кубатура движка и произведены доработки для повышения удобства эксплуатации).

По ходу всех мытарств с ремонтом и апгрейдом Зомби, за воротами гаража из-под снега начал вытаивать асфальт. Постепенно наступала весна 2018 года. Вместе с ростом температуры на улице, начало расти и шило в заднице, зовущее в дорогу. Пока оно не вымахало до размеров снаряда главного калибра немецкого «бумажного линкора» Н-44, я решил — надо ехать. Куда? В Питер, конечно же — я ведь так хотел попасть на фестиваль Бельтайн (который проводится ежегодно 30 апреля — 2 мая). В общем, решение было принято, обратный отсчет времени пошел.

За это время всякие мелочи дорабатывались и переделывались, из говна и палок 30-литровых канистр и алюминиевого профиля клепались кофры, искались напарники (больше всего надежд возлагалось на одного камрада из Уфы, но ряд обстоятельств вынудили его отказаться от этой авантюры). Постепенно приближалось 26 апреля — назначенный день старта — и вот, мопед стоит в гараже, снаряженный, навьюченный (в вещах даже нашлось место старой головке движка и старой звездочке — впоследствии именно эти две детали меня выручили просто нереально). В общем, ключ на старт и полетели!

День первый. Рамонь — Хмелевское озеро (Липецкая область). Пробег 160 км.

Выкатив мопед из гаража, я с трудом разместился между рюкзаком и баком, но, чуть поерзав на сидении, нашел офигенно удобную позу с упором для спины.

Мда, высокий центр тяжести — это непривычно… первые 300 метров. Далее как будто щелкнул какой-то выключатель, сработала синхронизация — и я почувствовал мопед, его поведение, дорогу. Километры асфальта ложились под колеса, мопед тихонько фырчал моторчиком, но вот в селе Ступино на самой границе Воронежской области асфальт кончился. А грунтовка, намеченая мной как путь в Липецкую область, оказалась залита половодьем.

Заблудометр на руле повел меня в поля, утверждая, что там есть объезд. В итоге оказалось, что да, есть, но пока я блудил по полям, солнце начало клониться к закату — а до Липецка еще аж 70 км. И вот под колесами долгожданный асфальт. Еду. Темнеет. Холодает. Ближний свет пропадает. Торможу у обочины, начинаю разбираться — ну да, отвалился провод — фигня, если есть руки, изолента и ножик. Спустя десяток минут снова еду, периодически воюя с заблудометром, норовящим увести меня в овраги, залитые водами поднявшегося в половодье Воронежа.

И вот таки Боринское — поворот с сельских дорог на А-133. Выезжаю и понимаю, что я малость того, подмерз, и надо срочно катиться до ближайшей АЗС отогреваться кофейком, ибо АЗС в районе полуночи — единственые места в таких гребенях, где можно купить горячий кофе и пару ништяков в желудок. Пришлось делать крюк до Лукойла, где я согрелся чашечкой кофе, накормил мопедку бензином, а себя — лемониевой булкой, после чего, воспрянув духом, покатил в Липецк.

Ночной Липецк пролетел почти незаметно — круговые развязки и почти полное отсутствие машин позволили мне докатиться до Циолковского — где начинается трасса Липецк-Данков — почти без остановок. А вот на Циолковского я сделал более основательный пит-стоп — ибо подмерзать стал конкретно, да и проголодался. А поскольку остановился я возле «быстрожрален», то пара хот-догов с горячим кофе меня выдернули из полукоматозного состояния. Так же, пока перекусывал, подобрал место для ночевки — на берегу озера в 40 км от Липецка.
Эти 40 километров оказались тяжелее, чем предыдущие 120. Через полчаса я замерз так, что не чувствовал рук. Пришлось тормозить у обочины и активно прыгать и махать руками, чтоб разогнать кровь.

Еще 20 км, которые мне показались вечностью. Запотевающий визор, который нельзя открыть — ибо начинают слезиться глаза, дубеющие руки, озноб… Но вот и озеро. И как специально, съезд с трассы — сворачиваю, в стороне за кустами паркуюсь, быстро раскидываю палатку (согрелся мигом) и, не обращая внимания на лай собаки в полусотне метров от меня, забуриваюсь в палатку и вырубаюсь, успев засечь время — полтретьего ночи.

День второй. Хмелевское озеро — Серпухов, Московская область. Пробег 320 километров.

Проснулся я по моим меркам рано — 6:20 утра, вылез, оглядел окрестный пейзаж. Оказалось, что поставился я неподалеку от поста рыбохраны — собственно, там лаяла собака. Понятное дело, что мой лагерь вызвал интерес и у рыбохранника.

Но интерес оказался вполне понятный — этот довольно пожилой татарин в молодости объездил на Яве полсоюза от Бреста до Байкала и от Мурманска до Ашхабада. Пощелкав языком, он восхитился моей долбанутостью — решиться на мопедодальняк — и щедро угостил березовым соком, коего у него, как оказалось, было несколько ведер (!).
В общем, он мне помог собрать лагерь, пожелал удачи, и я, попрощавшись с ним, выехал на трассу.

40 километров до Данкова пролетел, даже не заметив. Местами уже вполне спокойно держал 65-70 км/ч, на горки взлетал резво, с них спускался не менее резво. Дорога была вполне приличной, а машины уважительно ждали, пока я дам им возможность обогнать — широкая обочина кончилась как раз в месте моей ночевки.

Въехав в Данков, я сразу же поехал к ближайшему магазину мототехники — нужно было купить запасные лампочки в поворотники — в переднем правом лампа подавала первые признаки ранней смерти (почернела и еле тлела). Затарившись, я поехал через город в сторону Куркино.

Дорога радовала — красивая извилистая двухполоска с неплохим асфальтом и почти без машин. Вверх-вниз, влево-вправо. Пейзажи вокруг просто феерческие.

В Ярославах в сельском магазине купил лимонад (бутылка была закомплектована трубочкой) и булку на перекус, ну и пачку сигарет взамен потерянной где-то в дороге (к слову, потери сигарет преследовали меня всю дорогу). В общем, перекусил, перекурил — и снова в путь. До Куркино уже оставалось буквально 15 километров, как вдруг в деревне Барятино кончается асфальт и начинается грейдер, причем смена была довольно внезапной, но я успел отттормозиться и аккуратно начал лавировать между ям. Через пару километров, заехав на очередную гору, решил остановиться, да заодно узнать насчет дороги. Увы, встречные водители мне сообщили, что дальше — только хуже…

Дальше начался некий псевдоасфальт.

А через полкилометра в нем начали появляться ямы, нет, не так — ЯМЫ. В общем, по обочине быстрее — решил я. По ходу, местные думали так же — обочины были раскатаны и позволяли ехать почти 30 км/ч. Почти пятнадцать километров ужаса (потом я понял, что это так, развлекушки, но это было потом). А затем я въехал в Куркино, где была заправка, горячая еда, приличный туалет на заправке, банкомат и — что главное — был асфальт. Новый, хороший, ровный. В общем, на заправке я завис на полчаса — отмыть фейс от мошек, перекусить вкусняшкой, закинуть денег на телефон, ну и просто посидеть на обычном стуле, дав заднице отдых от непрестанных вибраций.

Отзвонился народу, отписался всем, следившим за поездкой, и выдвинулся в сторону Богородицкого объезда М4.
Прекрасная дорога позволяла ехать 65-70 км/ч, солнце прогрело воздух до вполне комфортной температуры. Хотелось петь и радоваться жизни. С таким прекрасным настроением доехал до заправки на Богородицком объезде, где решил-таки залиться до полного бака.

На заправке встретил «большого» мотобрата из Новочеркасска (если память не изменяет) на солидном туристе БМВ.

Перекинувшись парой общих фраз, постояли, покурили, пожелали друг другу удачной дороги, и я поехал дальше — на Тулу.

За 30 км до Тулы, возле Мемориального комплекса «Курган Бессмертия», я остановился — охота было сфотографировать мемориал, да и развязка — съезд со второстепенной дороги на главную — несколько пугала интенсивностью движения.

В глаза бросился пешеходный переход за мемориалом, и я сразу же понял, как мне поступить, чтоб не рисковать здоровьем и не устраивать аварийных ситуаций.

Я просто перешел главную дорогу по пешеходному переходу, катя мопед рядом с собой, и на стоянке решил устроить небольшой осмотр — дело в том, что за пару километров до мемориала при торможении мне начинали бибикать машины. Причина нашлась быстро — в заднем фонаре развалилась светодиодная лампа, совсем, просто от вибраций рассыпалась на планки. Благо с собой были запасные галогенки, одну из которых я и воткнул в фонарь.
В общем, устранив данную неисправность, пустяковую в плане ремонта, но серьезную в плане безопасности, я поехал дальше. До Тулы оставалось совсем чуток, при этом я по времени уже выбивался из составленного для себя графика.

И вот она Тула — пробки, на которые я не рассчитывал (планировал проскочить до часа пик), по которым приходилось аккуратно протискиваться — габариты задних кофров все же позволяли протискиваться в относительно узкие щели, но при этом приходилось активно следить за габаритами. И тут возле самого Кремля у меня внезапно перестают втыкаться передачи, индикатор на приборке показывает какую-то лабуду. Торможу у обочины, врубаю аварийку и начинаю активно перебирать варианты причин. И прихожу к выводу, что открутился болт пружинного контакта датчика передач. Неисправность пустяковая, но неприятная — открутившийся болт упирается в датчик, соскочивший пружинный контакт подклинивает копирный вал, и в итоге передачи перестают втыкаться. В общем, выкатываю мопед на тротуар, быстро снимаю защиту ведущей звезды, скидываю датчик — и да, бинго, в руку выпадает тот самый болтик. 

И тут, пока я пытаюсь вкрутить болтик на место, подходят два ППСника и интересуются причиной столь необычной «парковки мопеда». Объясняю им ситуацию, те кивают, один из ППСников просто молча садится рядом и начинает подавать мне необходимый инструмент — позже оказалось, что у него такой же мопед на даче и неисправность знакома. В общем, пяток минут спустя я прикручиваю все детали на место — и да, все работает так, как и должно — передачи щелкаются, индикатор показывает все без глюков. Благодарю ППСников, скатываю мопед с тротуара и, сделав пару кадров Кремля и Успенского Собора, выдвигаюсь дальше, сделав еще один незначительный фотостоп возле Тульского Оружейного завода на берегу реки Упы.

А дальше… Дальше я просто ехал. Ехал долго и упорно — М2 возле Тулы, потом старое Симферопольское шоссе, на котором на подъезде к Серпухову уже в сумерках я попал в дождь. Холодный ветер и неприятное открытие, что до развязки, на которой я могу уйти на Серпухов, мне придется ехать по автомагистрали, да еще через пост ДПС, да еще и со сдохшим в очередной раз задним габаритом (благо стоп работает). Да, на кофрах сзади светоотражайки наклеены, но все равно — непорядок. Да еще и, как оказалось, открутилась масса в одном из задних поворотников, отчего тот тоже перестал работать. В общем, мигая аварийкой, я таки дополз до поста ДПС сразу же за мостом через Оку, где и остановился для устранения неисправностей — ибо свет на посту был явно поярче, чем от фонарей вдоль трассы.

Тут же ко мне подошел сотрудник ДПС, поинтересовался, нужна ли помощь. При этом ни слова не было сказано о том, что я ехал на мопеде по обочине автомагистрали, не было ни одного вопроса по кубатуре. Зато похвалил насчет того, что мопед со всех сторон заметен — спереди габариты дополнительные помимо фары, сзади светоотражайки, да еще и аварийка реализована. Угостил сигаретой, поскольку я где-то пролюбил очередную пачку сигарет, да пошел по своим ДПСным делам. А я, заменив лампочку в заднем фонаре, заново прикрутив массу в поворотнике, медленно (дорога мокрая — нифига не видно) выдвинулся в сторону Серпухова. Тем более что совсем стемнело, жрать хотелось немилосердно, да и пора было выбирать место для ночевки.

В общем, в Серпухове я просто перекусил в первой же приличной шавермячне, там же залез в телефон, по викимапии подобрав место для ночевки — недалеко от выезда на А-108. На выезде из Серпухова буквально в десятке километров от места предполагаемой ночевки, попал в жуткий туман. Ехал неспешно — благо дорога не располагала к гонкам — видимость от силы 15 метров, идущие по встречке фуры, световой экран от фар. В общем, жуть. И вот он — съезд в поле. Довольно накатанная колея уходит к одинокому коттеджу, рядом с которым по карте я отметил удобную для ночевки площадку — и не прогадал.

Разровненная бульдозером и поросшая мягкой травой песчаная полянка — это лучшее место для установки палатки. Быстро скидываю вещи с мопеда и разбиваю лагерь. Пока ставлю палатку, туман уходит. Завожу в палатку переноску, которую подключаю к разъему дополнительных габаритов — вот, все готово к ночевке, можно ставить будильники и ложиться спать, тем более что уже реально начинает ощущаться усталость, да и монотонное гудение проезжающих по А-108 фур усыпляет похлеще колыбельной.

День третий. Серпухов — Луковниково. Пробег 390 км.


Красным пунктиром на карте отмечен предварительно запланированный маршрут.

Итак, утро третьего дня встретило прохладой. 6 часов сна вполне хватило, чтобы полностью восстановить силы, и я, в предвкушении насыщенного дня, выполз из палатки, отметив, что ночью были заморозки (иней на траве и замерзшие капельки росы на тент явно намекали, что еще не май месяц). Свернув лагерь, я выехал на А-108 и неспешно покатил в сторону Рузы.

Небольшой перекус в Балабаново на заправке.

А дальше Дорохово, Руза — и ухожу на Волоколамск. День шикарный солнечный, мотор поет, мопедка бодро чешет свои 70. Напеваю песенки в уме. И тут буквально за 30 км до Волоколамска попадаю под дождь. Внезапно. Но это не беда — на ближайшей же автобусной остановке закатываюсь под навес и устраиваю перекур и перекус. Дождик проходит — и вот я снова еду. Покрутившись по Волоколамску, выезжаю на трассу в сторону Лотошино — и попадаю на участок ремонта дороги. Фрезерованный асфальт — зло. Мопед носит и кидает, пыль от машин и ветер нагоняют дискомфорт, а на горизонте быстро вырастает дождевое облако.

В итоге перед Масленниково ухожу на АЗС, где удается спрятаться от дождя под крышей, а заодно и перекусить. Прикидываю свое продвижение по маршруту и понимаю, что у меня есть шанс успеть доехать до Осташкова и пересечься с одним из знакомых малокубатурщиков с Байкпоста, известным под ником Гренка.

Довольно быстро дождь проходит, и я выдвигаюсь далее по маршруту и ровно через километр встаю — в карбюраторе закусывает воздушную заслонку, обороты уходят вверх за красную зону… Глушусь. Ну так и есть — поверхность заслонки покрыта пылью. Ерундовая неисправность — протираю все трущиеся поверхности салфетками и аккуратно смазываю силиконкой боковые стороны заслонки, собираю — все прекрасно работает. Еду дальше.

Лотошино, далее на Афанасово — Раменье. Дорога — идеальная. Пустая. Скорость 70, плавные повороты, солнышко светит, мотор поет. И вот она граница Тверской области возле Раменья.

Времени 15 часов. До Осташкова менее 200 верст. По идее я успеваю… А вот хрен там плавал.
Именно на границе Тверской области началась невообразимая и фееричная жесть, которая сделала эту поездку поистине незабываемой.

Итак, рисую диспозицию. Граница Тверской области. Асфальт Московской области остался сзади. Впереди грейдер. Грейдера километров 15 — до поселка Гурьево, от которого начинается чуть подушатанный и усталый, но асфальт. Состояние — ну примерно как в ЧЗО — последний ремонт в 1986 году. Но ехать можно — судя по покрытию, машин ездит мало, в основном трещины от естественного разрушения. Такая дорога тянется до поселка Степурино.

А дальше начинается ад. Я бы даже сказал, АДЪ. Авиаполигон Дорожного типа. Ничем иным состояние дороги объяснить нельзя — такое ощущение, что по этой дороге одновременно отработала Мигаловская авиаэскадрилья и Торжокский Вертолетый Центр Боевого Применения — всем составом. Даже по обочине удавалось ехать не быстрее 25-30 км/ч. Про то, чтобы ехать по асфальту, я и не думал — у меня мопед, а не шагоход — ни на чем другом там комфортно не проехать. Хотя, местные, похоже, обладая нездоровым по…измом, по данной дороге ездят по принципу «больше скорость — меньше ям». К слову, косвенным подтверждением моей догадки стала целая улица частных автосервисов, специализирующихся на шиномонтаже и ремонте подвесок в Старице.

Однако ж я был наивен, думая, что после Старицы дорога исправится. Хрен там плавал — чем дальше, тем хуже. Когда после Луковниково дорога вообще почти перестала радовать асфальтом, я насторожился. Но у меня имелись достоверные разведданные, что прошлой осенью по этой же дороге проезжали ребята на скутерах, выезжали в Ельцы и дальше на Осташков.

В поселке Бабино, где состояние дороги было таково, что мне приходилось ползти на 2-3 передаче, я увидел знак ограничения скорости «40» и знак «Обгон запрещен». Тут я не выдержал — мой истеричный ржач вспугнул небольшое стадо куриц и заставил удивленно заткнуться пару разбрехавшихся не по делу собак. «Вы серьезно?» — думал я, преодолевая очередную яму…

К слову сказать, дальше дорога стала чуток получше, правда временами были весьма паршивые места. Однако, доехав до Нискониц, я понял, что разведданным насчет хорошей накатанной грунтовки в сторону Ельцев грош цена — колеи в половину моего роста и штабеля бревен явно намекали на то, что тут явно покатались лесовозы. В общем, сунулся на одну дорогу, на другую — облом. По одной дорожке даже проехал километр, пока не увидел впереди севший по окна УАЗик… В общем, развернулся, и пока не стемнело, помчался обратно в сторону Луковниково — из разговоров с местными жителями я понял, что лесовозы превратили этот медвежий угол в тупик…

Темнота застала меня на подъезде к Луковниково, вдобавок ко всему пошел дождь. Я остановился у поселкового магазина и стал думать, что делать дальше. Перспективы не радовали — либо ехать на Торжок, либо возвращаться в Старицу и уходить на Ржев. Что туда 85 км, что туда 93 — по ночи да по дождю — одна хрен разница. И тут случается редкое чудо — в магазин входит местный батюшка и с ним здоровается парнишка. Пока я разговариваю по телефону со своей ненаглядной, Батюшка прислушивается к разговору, а потом оборачивается к парнишке и произносит: «Егорка, твой дед сможет приютить путника?».
В общем, вопрос с ночевкой решился быстро. Хозяин, приютивший меня, оказался бывшим механизатором, в молодости так же увлекавшимся мотокроссом. Побеседовали, почаевничали, я расстелил спальник на полу хорошо натопленной избы и уснул.

День четвертый. Луковниково — Коростынь. Пробег 430 км.

Во время этой своей поездки я понял, что значит подниматься чуть свет — четвертый день был не исключением — в шесть утра движок уже бодро урчал, а я разминался перед поездкой. Решено было ехать маршрутом Торжок — Осташков — Свапуще — Молвотицы — Демянск — Старая Русса с ночевкой где-нибудь у озера Ильмень.

В общем, я выехал из Луковниково. Утренняя прохлада и хреновая дорога не давали сильно разгоняться, чуток позже вышло солнце, а после поворота на трассу в сторону Торжка и асфальт стал получше. Хотя временами «радовал» внезапными ямами. Где-то в районе поселка Новое услышал странный звук. Остановившись на остановке, обнаружил, что отпала масса на заднем габарите. Небольшой ремонт и заодно замена масла. Бутылку с отработкой с собой (отправилась в ПУХТО в ближайшем же поселке). И очередное открытие — потерян болт крепления выпускного коллектора — то-то звук мотора изменился. Ладно, не смертельно — а потому вперед.

В Торжке я надолго не останавливался — так, снять наличку с банкомата, заправиться, ну и на шиномонтаже остановился попросить у мужиков болт, чтоб прикрутить выпуск на место. Благо болт нужен был обычный М-6.
Дорога на Осташков оставила двоякое впечатление — до Кувшиново мало где ехал меньше 65, после Кувшиново скорость упала до 55-60 — асфальт стал похуже. Настолько вкатился в дорогу, что Осташков пролетел навылет и остановился только возле Пирамиды.

Когда слезал с мопеда, как-то странно пахнуло жаром с левой стороны — и я поглядел вниз, удивившись странному виду цепи — она была вся какая-то неровная — перегрелась, по ходу — понял я и стал думать, как же мне не «потерять» цепь хотя бы до Новгорода.

Спасение пришло в виде семейной пары мототуристов на БМВшных турындах, которые прыснули мне смазкой на цепь (этого хватило аккурат докатиться до Новгорода). Решив вопрос с обслуживанием, я закупился магнитиками и поехал в сторону Свапуще и далее на Демянск. В это время сильно уехавший вперед Гренка активно слал смски о том, что дорога все хуже и хуже и такого он не видел даже в Сызрани. В чем-то я ему верил. А про что-то знал заранее.

И вот Свапуще — поселок на берегу Селигера, последний шанс заправиться по дороге в Старую Руссу (ну вообще в Демянске тоже есть заправка, но там через полгорода крюк надо делать). Заправляюсь, останавливаюсь на берегу Селигера и понимаю, что очередная пачка сигарет осталась где-то там сзади. Печаль. В магазине покупаю новую и закуриваю, глядя на озеро.

От Свапуще начинается грейдер — про него проехавший четырьмя часами ранее Гренка отзывался несколько панически — мол, к такому его жизнь не готовила. Ага, хрен там — после его прошлогоднего вояжа такие утверждения как минимум не воспринимаются всерьез. Да и грейдер оказался неплох — куда лучше многих карельских грейдерных дорог. До Молвотиц докатился менее чем за час, перекурил у местного магазина в компании двух местных ребят на ИЖаке, уважительно посмотревших на меня (они, к слову, насчет дороги предупредили — чтоб не расслаблялся), и покатил дальше. Первые 15 км дороги от Молвотиц отремонтировали недавно — свежий асфальт, приятно ехать. А потом начался филиал трассы Степурино-Старица. Апофеозом стал излом крепления чехла для телефона — благо чехол оказался сам по себе крепкий и падение на дорогу телефону не повредило. В Демянске я просто выдрал из чехла закладные пластиковые элементы и на двухсторонний скотч приклеил на бак. До сих пор, к слову, не отклеилось)))

От Демянска на старую Руссу выезжал с легкой опаской — Гренка предупреждал, что дорога коварна. А тут солнце шло к горизонту и по прикидкам светового дня оставалось не более полутора часов на 90 км дороги. Первые 15 км от Демянска ехал «змейкой», а потом ушатанный асфальт сменился вполне себе гладким и ровным асфальтом, и пока была возможность, я выжимал из мопедки максимум. Оглашая окрестности треском выхлопа (злосчастный болт крепления выпускного коллектора снова открутился и осыпался прахом где-то между Молвотицами и Демянском), я мчал вперед. В районе Великого Села пришлось тормозить — неотремонтированный километровый участок дороги не позволял разгоняться быстрее 20 км/ч, а потом до самого Рамушево — почти идеальная дорога. А вот до Старой Руссы от Рамушево доехать оказалось проблематично — темнота, убитый асфальт — ползти в режиме слалома приходилось со скоростью 30. Но вот всем мучениям приходит конец — и сбоку мелькают огни аэродрома Старой Руссы.

Впечатления от города аховые — на перекрестке Минеральной и Крестецкой застрявший в яме ментовский Бобик, вдоль обочин ямы, посреди дороги ямы, в общем, ужас. Остановился у Магнита, взял небольшой перекус — и поехал дальше, к месту предполагаемой ночевки, до которого оставалось 30 км по идеальному асфальту шоссе Старая Русса — Шимск — Новгород. В общем, через 30 км, стуча зубами от холода, расправив жабры и дыша полной грудью влажным воздухом (явно накануне прошел дождь), я съехал с дороги за поселком Коростынь, проехал чуть в поле, не доезжая до берега озера Ильмень, и встал лагерем на ночевку.

Пока на костре таблетках сухого горючего закипала вода для чая, я лежал в палатке и почти засыпал. Вдруг откуда-то издалека послышался странный звук, звук приближался, он реально был странный — что-то среднее между кашлем, лязгом и хлюпанием. В общем, это оказался «Урал» с коляской (без каких-либо световых приборов) местного сотрудника рыбнадзора. Убедившись, что я не браконьер, а простой мототурист, рыбоохранитель доброжелательно пожелал мне доброй ночи и, развернувшись, исчез в темноте. А я, выпив горячего чая, отошел ко сну.

День пятый. Коростынь (оз. Ильмень) — Громово (оз. Суходолье). Пробег 420 км.

Проснувшись рано поутру и в темпе собрав лагерь, я выехал на трассу в сторону Шимска и Новгорода. Треща мотором (выкрутился очередной болт, которым был прикручен выхлоп), я упрямо двигался в сторону Новгорода. В голове билась одна-единственная мысль — выдержит ли цепь. Та, к слову, совсем провисла и снова начала «дубеть». Но по расчетам, до мотомагазина ее должно было хватить. К слову, адрес мотомагазина мне подсказал знакомый мопедист из Новгородской области — редактор одной из групп в ВК, посвященых китайским мопедам и мотоциклам. Дорога до Новгорода порадовала весьма неплохим асфальтом и довольно умеренным движением. И спустя полтора часа, я въехал в Новгород, пугая треском выхлопа голубей, кошек и маленьких детей.

Найти мотомагазин оказалось довольно сложно — пришлось немного поплутать по промзоне, но в итоге я таки его нашел. И, к моему счастью, в нем оказалось все, что было нужно — ДИДовская цепь и смазка для цепи, так же нашелся болт М6, которым таки был прикручен на место выхлоп.

Как оказалось — мне повезло. Я приехал очень удачно: в магазине был короткий день, и он закрылся через час после того, как я все купил. Все это время я занимался тем, что менял цепь, лампочки и проводил ТО. В общем, убедившись в том, что в ближайшие полтысячи километров ничего не отвалится, я выехал дальше к своей цели. Однако маршрут пришлось скорректировать — изначально я планировал ехать через Тесово, но по причине капитального отставания от предполагаемого графика поездки, я решил выйти на М10 и ехать напрямую до Любани, а уже от Любани уходить на Мгу и Кировск.

В общем, мысль оказалась дельной — все же М10 это федералка и качество покрытия позволяет идти на предельной для моего мопеда скорости, не боясь поймать «внезапную» колдобину. Вот так и ехал — держа 75-80 км/ч по спутнику.

К слову, очень порадовал один дальнобойщик, который встал за мной в полосу на трехполоске, держа небольшую дистанцию и прикрывая меня от других попутных машин, сигнализируя о том, что сзади кто-то идет на обгон. В общем, докатившись с таким «сопровождением» до Любани, я поблагодарил «большого» морганием аварийки, тот гуднул в ответ, и я ушел на регионалку Любань — Шапки — Мга.

Первые километров 20 дороги асфальт был прекрасен. Дорога извивалась между полями и перелесками, ехал на расслабоне, потом качество покрытия ухудшилось — пришлось местами ползти с черепашьей скоростью. Пугала некоторая неизвестность — по данным Гугл стрит вью, впереди должен был быть участок километров в 15 грунта, однако, когда я подъехал к этому участку, я увидел идеальную дорогу с ограждениями, новым асфальтом и идеальной разметкой. 15 километров кайфа. А потом дорога испортилась — ямы, колдобины, резкие слепые повороты и «американские горки». Проехав Шапки, я надеялся, что перед Мгой дорога будет получше, но, увидев рядом с дорогой на просеке ЛЭП застрявшую в грязи МТЛБ, я понял, что испытания только начинаются.
Я был прав — последние километры дороги перед выездом на трассу Тосно — Мга — Кировск представляли собой разбитый грейдер с полуметровыми ямами. Скорость упала до 15 км/ч, и при этом я обгонял камазы и легковушки.

И вот — как награда за весьма напряжные километры — идеально отремонтированная трасса Тосно — Мга — Кировск , на которой я разогнался до вполне комфортных 70 км/ч. Время от времени съезжая на довольно широкую обочину, чтоб пропустить скопившиеся сзади машины, я довольно быстро доехал до Кировска, вышел на Мурманку, переехал Неву через Ладожский мост и свернул на бетонку в сторону поселка им. Морозова. Эта дорога навевала ностальгию — в свое время, когда я жил в Питере, по этой дороге я часто катался с друзьями на велосипедах. Увы, я помнил эту дорогу как довольно неплохую, но в итоге пришлось ехать по грунтовой обочине — дорога была ушатана в хлам. Но, тем не менее, я довольно быстро доехал до поселка им. Морозова, где остановился на границе поселка у магазина, чтоб перекусить. Вечерело. Часы показывали 19:00. До точки назначения оставалось 140 километров, а светового дня от силы часа два с копейками.

Наскоро перекусив, я поехал дальше. За поселком дорога резко улучшилась — и до Борисовой Гривы я долетел довольно резво. Возле Борисовой гривы на переезде я понял, что холодает и впервые за всю дорогу решил попробовать одеться в дождезащитный комплект. Это оказалось мудрым решением, и я пожалел, что не делал так в предыдущие дни — ехать было на удивление комфортно. Перестали мерзнуть колени и бедра, перестало задувать в рукава кожанки. Возможно, именно это и помогло мне преодолеть следующие несколько десятков километров — потому как через некоторое время весьма комфортный асфальт сменился довольно разбитой бетонкой, а с озера Волоярви потянуло противным густым и липким туманом, который залепил сначала визор шлема, а потом, когда я его откинул, залепил и очки. Протирая очки перчаткой, я упорно прорывался через туман. Видимость упала до 30-40 метров, мокрый воздух раздражал легкие даже через флисовую маску-виндстоппер. И в итоге я понял, что мне нужно остановиться.

Съехал на обочину, включил аварийку и начал греть замерзшие до почти бесчувственного состояния руки. Внезапно сзади в тумане что-то засветилось, и спустя пару секунд рядом со мной остановился потрепанный жигуленок. Водитель и пассажиры поинтересовались, не нужна ли мне помощь — я попросил у них сухую салфетку, в итоге мне подарили целый рулон бумажных полотенец. Эта, казалось бы, мелочь меня очень сильно взбодрила, придала новых сил. Протерев очки и визор шлема, я душевно поблагодарил отзывчивых автомобилистов, после чего они уехали, а я продолжил свою дорогу и через десяток минут выехал из полосы тумана. Сразу же ехать стало легче, по обочинам стало появляться жилье. Стали мелькать на знаках знакомые названия — Матокса, Гарболово, Грузино, Васкелово. И вот, когда уже почти окончательно стемнело, я заехал на АЗС на развязке с трассой А121 «Сортавала». 21 час. До точки назначения оставалось каких-то 60 км.

На АЗС я обнаружил, что у меня в очередной раз сдохла лампа заднего габарита. Ехать в темноте без заднего габарита — идея не из лучших, даже несмотря на то что на кофрах сзади приклеены два довольно крупных красных отражателя. А потому, выехав на трассу, я включил еще и аварийку. А121 — трасса новая. Асфальт идеален, разметка тоже. Но вечер, даже несмотря на надетую дождеветрозащиту холодно — температура воздуха около 10 градусов, влажность высокая, в итоге километров через 30 я подзамерз.

И тут у обочины увидел стоящий на аварийке мот и легковушку. Остановился рядом — вдруг помощь нужна. Оказалось, что мотоциклист просто грелся — водитель легковушки просто решил помочь стоящему у обочины байкеру. Ну и я решил погреться сигареткой. В общем, перекурив, я выдвинулся дальше.

Через какое-то время — перед Лосево участок многополоски закончился, и я выехал на достаточно загруженную двухполоску почти без освещения. Ехать было сложно, пришлось пропускать многочисленные попутки, но до Громово оставалось совсем чуть-чуть — и вот он переезд, несколько километров пустой дороги через лес и вот он долгожданый съезд в лес, откуда доносились звуки музыки.

Увы, но на выступление Infornal FuckЪ я опоздал. После нескольких минут вызовов по рации отозвались ребята из лагеря, в котором я планировал остановиться, потом подошел друг, который помог мне сориентироваться среди более чем сотни палаточных лагерей.

И вот Зомби затих, встав возле сосны, а я достал из рюкзака бутылочку пива, закурил сигаретку и уютно устроился на корнях этой же сосны, протянув ноги к костру. И только в этот момент на меня накатило осознание того, насколько сумасшедшей была идея ехать в такой дальняк.

Я сидел и курил. Вокруг друзья, с которыми я не виделся довольно долго, беседовали о разном, давая мне возможность прийти в себя. Вокруг шумели люди, из соседнего лагеря доносились песни под гитару, где-то слышался рык моторов, со стороны байк-сцены слышался рев толпы зрителей. А я сидел, и не мог поверить в то, что я таки сделал это — я проехал весь этот нелегкий путь, я таки доехал.

И вот, спустя какое-то время, от главной сцены вернулись ребята, ходившие на концерт Инфорналов, появилась гитара, в котлах шкворчала какая-то хавка. Завязались разговоры… Часов в пять утра я дополз до палатки и уснул.

День шестой. Фестиваль.

Проснувшись утром и сварив по просьбам общественности походный кофе в котелке, решил прогуляться по территории фестиваля, пообщаться с многочисленными друзьями и знакомыми и послушать знаменитого сказочника Дмитрия Гайдука, выступление которого я давно хотел посетить. Выступление порадовало — его «растаманские сказки» я оценил уже давно, а на этом выступлении одна из сказок вообще рассказывалась под живую музыку — что было весьма и весьма прикольно.

После выступления удалось пожать руку этому удивительному человеку и сфотографироваться с ним.

Ну а потом я пошел в лагерь, по пути заглянув на байкерскую сцену, которую организовывал карельский мотоклуб Night Riders MC.

Пообщавшись со «старшими братьями», я вернулся в лагерь, благополучно опоздав на шашлык. И до самого вечера общался с народом, а вечером, как только начало темнеть, со всей честной компанией мы выдвинулись к главной сцене, где должен был проходить гала-концерт — выступление групп «Оркестр тролля», «Драконь», «Тролль гнет ель». А так же фаер-шоу и в завершение фестиваля — зажжение фестивального костра.

Ну а дальше немного фоток фестиваля — почти без комментариев. Просто настроения и лица…

Ну, а потом был традиционный ночной походный глинтвейн и ночь перед коротким 120-километровым перегоном до гаража в Питере, где я планировал провести ремонт двигателя.

День седьмой. Громово-Питер. Пробег 120 км.

Фестиваль потихоньку подходил к концу — наутро больше половины лагерей были в состоянии активных сборов. Наша компашка не отставала. Убирались палатки, паковались шмотки, экстренно подъедалась вся недоеденная открытая еда и раскидывалась по рюкзакам вся недоеденная закрытая еда. «Настоящий турист — этот тот, кто из похода домой приносит больше еды, чем брал в поход» — я, по ходу, настоящий турист — в итоге в одном из кофров угнездился пакет сгущенки, пара пакетов пряников, еще всякой еды помаленьку. И часа в три дня я был готов выезжать.

Мопед завелся очень нехотя, выдав из сапуна клуб сизого дыма. «П…ц котенку», — подумал я и обратился с молитвой ко всем механическим богам и к Зомби лично с просьбой дотянуть до гаража. На удивление, мотор заработал ровно, и дым почти перестал сапунить. В общем, перекрестясь, я взгромоздился на мопед и потихонечку поплелся на выезд из леса.

Раздолбанный грунт, немного асфальта — и вот она, Приозерская трасса. Ехал не быстро и преимущественно по обочине — поток машин был дикий, народ возвращался в город с выходных. В районе Лосево стало повеселее — там поток стоял, а я ехал. Таким макаром вышел на новый участок трассы, а там широченная асфальтированная обочина, по которой я и пополз помаленьку. Забитый наглухо воздушный фильтр уже серьезно давал о себе знать — при переходе на высокие обороты ощущался неприятный рывок с провалом тяги, а на определенных режимах газа мопед просто не ехал, дергался и всем своим поведением демонстрировал, что переобогащенная смесь ему не по нраву.

А потом заморосил мелкий дождь. Вроде не беда, но визор шлема и очки мигом забило взвесью из-под колес попутных машин, влажность и ветер приводили к тому, что у меня быстро мерзли руки — 30 км в полосе дождя были поистине адом. И вдруг — солнце! Это было спасением! Жить стало веселее — и уже не великая беда, что мопедка дергается — если правильно давать газ, а я нашел=таки оптимальный алгоритм дачи газа, рывок при переходе на высокие становится меньше, а дергания вообще почти сошли на нет.

И вот на горизонте город — развязки перед кольцевой, Просвещения, Озерки — сплошь знакомые места, тысячу раз пройденные пешком, проезженные на велосипеде, за ручкой трамвая. У Макдака в озерках останавливаюсь и гуглю мотомагазины — ага, Велс возле Пархоменко никуда не делся, значит, туда и поедем.

В магазине сразу же удалось купить поршень с кольцами, 380 рублей — невеликие траты, потом созвонился с товарищем и поехал дальше — ехать мне предстояло через весь город в Купчино.
Да, все же за рулем мопеда знакомые дороги выглядят иначе, чем с велосипеда — и скорость повыше, и заметность в дорожном потоке чуточку выше, да и навьюченный кофрами и рюкзаком мопед все же хоть немного, да привлекает внимание. Кивающие, сигналящие и машущие руками встречные и попутные байкеры тому доказательством.

И вот, последние километры пройдены, у трамвайного кольца встречаю товарища и втроем — я, он и Зомби — ползем к гаражу. Точнее, товарищ идет, а я еду примерно со скоростью пешехода. Знакомый охранник гаражного кооператива пропускает нас без пропуска — отец таки предупредил о том, что я приеду, да и у охранника память на лица отличная — зубоскалит, мол, технику сменил?

И перед самыми воротами гаража Зомби глохнет и уже не заводится. Дотянул, сделал все возможное. Приехали.
Заволакиваем мопед в гараж, начинаем разбирать мотор. Мда, печально все. Выпускной клапан спекся. В буквальном смысле — пошел прогар по седлу клапана. Головка на выброс — благо что старую, под 72 куба с собой взял, ее и поставил в итоге. Прокладка между головкой и цилиндром пробита в канал цепи ГРМ — вот отчего дым из движка — масло в тракте ГРМ активно горело (причина — предположительно в результате диких вибраций на хреновых дорогах Тверской области начал потихоньку уходить момент затяжки гаек на шпильках). Кольцам хана — зазоры по замкам порядка полутора миллиметров. Резиновые прокладки маслоканалов превратились в неаппетитную жижицу — температура плюс хреновая, явно не маслостойкая резина их убили напрочь. В общем, в темпе меняем поршень, и выясняется, что в комплекте прокладок, который я взял из Воронежа, не хватает двух резиновых прокладок на маслоканалы. Фейл. Ладно, делать нечего — запираем гараж, берем по пиву и по шавухе, еще какое-то время общаемся и расползаемся — я к товарищу, у которого планировал заночевать (у родителей не выходило — ключей от дома нет, а они в Беларусь свалили), а друг — к себе домой.

День восьмой. Питер, Купчино. Ремонт.

Наутро начинаю решать вопрос с запчстями. Часам к 10 решение найдено — Юнона — великий рынок, где, согласно легендам, можно купить даже портативный ядерный реактор.
Итог — прокладки куплены, куплен так же запас лампочек. Мчусь в гараж.

Маленькое отступление — еще в предыдущий день познакомился с интересной компанией байкеров из мотоклуба «Братья по оружию», у которых в соседнем гараже была Кастом-мастерская «RedStarBobbers», в общем, товарищи малость подофигели от моей поездки и всячески морально поддерживали в процессе ремонта).

В общем, комплект запчастей куплен. Пока устанавливал все и менял воздушник (операция более всего напоминающая работу зоопроктолога в заднице слона), начал осознавать, что на обратный путь у меня тупо не хватает времени — мопед будет готов только на следующий день, а до работы 3 дня. И в обкаточном режиме я явно к началу работы не успею. В итоге, сумел на блаблакаре найти мужика на фургоне Мерседес Спринтер, который согласился докинуть меня с мопедом до Москвы за две тысячи рублей. До выезда сутки — а потому форсирую ремонт, заодно делаю из деревяшек колодку для фиксации мопеда в кузове фургона. На ночевку уезжаю к знакомой в Царское село.

Наутро мопед собран, еда куплена. Круг по гаражам. Едет зомби. Дособираю колодку — мопед стоит на ней надежно и не шелохнется. Гружу колодку сверху на рюкзак и еду на точку встречи, машинка подъезжает быстро, вдвоем с водителем быстро грузим Зомби в кузов и выезжаем в Москву.

День девятый. Москва — Рамонь. Пробег 560 км.

В дороге удалось несколько часов подремать — водитель прекрасно осознавал, что мне предстоит довольно далекая и непростая дорога. Но утром ему потребовалась моя помощь в разгрузке — оказывается, он вез автозапчасти, которые в Москве нужно бело перегрузить на другой фургончик. Запчастей куча, все в разные города и их требовалось при выгрузке все сверить с накладной — что и было проделано в общей сложности за полчаса, а потом Александр отвез меня в район пересечения Нагатинской и Варшавского шоссе, помог вытащить мопед, пожелал удачной дороги и уехал домой.

А я, быстро подтянув все болты-гайки и отрегулировав зеркала, оттащил на ближайшую мусорку колодку и выехал в сторону Воронежа, разумно решив не соваться на Варшавку, а по Нагатинской и Андропова выйти сразу на Каширку. Решение оказалось удачным, и я не спеша в режиме обкатки — до 50 км/ч — поплелся на выезд из Москвы. Каширское шоссе, виляющее как пьяный удав вокруг М4, оказалось пусть и не самым удобным, но явно более безопасным вариантом, чем, собственно, М4, куда на моем Зомби мне соваться было страшновато. В общем, до самого подмосковного Ступино я ехал неспешным темпом и на выезде из города увидел стоянку, забитую мотоциклами и байкерами.

Останавливаюсь, смотрю на байкеров, байкеры смотрят на меня. Немая сцена. Потом один интересуется, откель я такой красивый, на дырчике с кофрами и рюкзаками — на что я честно отвечаю, что в Воронеж ВОЗВРАЩАЮСЬ. Закономерный вопрос — «Откуда» и вполне логичный ответ — из Питера. «Возвращаешься? — переспрашивают байкеры, — то есть ты вот на ЭТОМ из Воронежа в Питер скатался и теперь обратно едешь?» Киваю. И тут еще один солидный такой байкер, задумчиво слезая со своего Харлея, задает сакраментальный вопрос: «Слушай, а у тебя под тяжестью яиц рама не лопнет?»

В общем, постоял, покурил. В это время колонна ушла на Каширу, ну и я поехал следом своим темпом.
А дальше началась «гонка со временем» — мне нужно было категорически успеть проехать все расстояние одним днем. Причем я понимал, что последние 100 км от Липецка мне, скорее всего, придется ехать по темноте. Дорога слилась в сплошной калейдоскоп — Кашира, развязка на «Каспий», заправка, поворот на Кимовск, заправка в Кимовске (умыться и перекусить), Епифань, собаки, несущиеся под колеса перед Куликовым полем — вовремя дал газу и проскочил перед ними, зацепив одну кофром — Куликово поле, одноименное кафе, где я остановился перекурить, Данков, где я остановился у Пятерочки на перекур и банку Адреналин Раша, Хмелевский пруд, где я остановился на перекур буквально через дорогу от места ночевки в первую ночь поездки. С Липецкой окружной на А-133 я съехал примерно в 23 часа. Впереди оставались самые сложные 90 км. Решил отдохнуть и ехать аккуратно, пусть по 30 км за час, но безопасно.

Так и ехал — потихоньку, понемногу. Около часа ночи я в Хлевном, через старую трассу выхожу на М4. И у Ямани, за 20 км от дома, у меня внезапно срезает ведущую звезду. Зубьев просто нет, звезда срезана под круг. Весело. И самое смешное, что старая звездочка — это одна из двух запчастей, взятых мной из дома (первая — это головка цилиндра, поставленная в ходе ремонта в Питере). Меняю звездочку и в 2:30 ночи я буквально выпадаю с сидения мопеда во дворе дома в Рамони. Есть! Дальняк завершен! Пусть и не в полном объеме, не совсем так, как хотел и планировал, но я это сделал.

Ночь… Я сидел на скамейке во дворе дома, курил и глядел на звезды. Рядом, в десятке метров потрескивал, остывая, движок мопеда. Болела спина, задница ощущалась квадратной. А еще было ни с чем не сравнимое ощущение пройденного пути. Пути, который хотелось бы пройти еще раз — но уже как-нибудь иначе, а может, уже в тот момент хотелось нового пути… Эта поездка что-то поменяла в моем мироощущении, сколько было путешествий раньше — но это не сравнить ни с чем…

Ну и немного итогов поездки.
1.Статистика:
Общий пробег составил 2400 километров. Всего было израсходовано порядка 60 литров бензина (потрачено порядка 2600 рублей на бензин). Средний расход — 2,5 литра на 100 км.
2.Неисправности:
В дороге поменяны 4 лампы заднего габарита, 4 лампы поворотников, 1 лампа головного света. Заменена цепь (старая имела предельный износ, да и я ее добил), поршень и головка цилиндра (головку брал с собой), ведущая звездочка (прошла 2380 км до полного износа). Трижды проводился ремонт электрики (все три раза — отваливались провода массы — в фаре и в задних поворотниках. Оба задних стоковых поворотника пришли в негодность (излом возле места крепления к заднему крылу — усилены изолентой, в таком состоянии дожили до конца сезона). Заменен воздушный фильтр (предельное загрязнение, незначительное превышение регламентных сроков замены). Трижды заменен болт крепления выхлопной трубы к корпусу цилиндра. Замена масла проводилась на отметке в 100 км пробега и после замены поршня.

Выводы.
Все неисправности в дороге были предсказуемы, и причина их заключалась в недостаточно тщательной подготовке к поездке. В дальнейшем – к следующим поездкам (а они планируются), я буду готовиться значительно тщательнее,  с учетом «уроков», полученных в ходе этой поездки.

Drom.ru

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *