Автопром Африки он существует там делают суперкары и внедорожники

Несмотря на то, что словосочетание «африканский автомобиль» звучит также непривычно как «арктический пляж», первые автомобили в Африке начали выпускать более полувека назад.

Разумеется, африканский автопром не смог бы появиться на свет без участия европейских компаний, которые первыми стали выпускать машины на Черном континенте. Затем к ним присоединились японцы, а теперь и китайцы посматривают в сторону Африки. Имели африканскую прописку и некоторые модели АвтоВАЗа – в «нулевых» годах в Каире была организована сборка автомобилей Lada из российских машинокомплектов.

Зарождение независимого африканского автопрома началось в конце пятидесятых годов, когда демонтировалась колониальная система, возникали новые государства, во главе которых нередко вставали амбициозные лидеры. После того, как Египет возглавил президент Гамаль Абдель Насер, в этой стране, при помощи западногерманской компании NSU, был организован выпуск малолитражек Ramses. «Отец и друг» ливийского народа Муаммар Каддафи замахнулся на создание премиального седана Saroukh el-Jamahiriya, а в Кении, усилиями президента Даниэля Мои, пытались запустить в серию семейство автомобилей Nyayo Pioneer.

Все три проекта провалились, хотя египетский Ramses выпускался серийно, но весьма незначительным тиражом. Ливийский премиальный седан Saroukh el-Jamahiriya десять лет не мог встать на конвейер и в результате дождался прихода «арабской весны», которая поставила точку в истории этой незаурядной машины. Что касается кенийского Nyayo Pioneer, то этот проект убили сразу несколько факторов: крайне неудачная конструкция машины, недостаточное финансирование и стремительное обесценивание кенийского шиллинга.

ЮАР

На сегодняшний день наиболее развитым автопромом обладает ЮАР, где существует несколько национальных автопроизводителей. Одна из них – URI Purposely Built Vehicle, выпускающая с 2003 года пикап и внедорожник URI Desert Runner. Разработал машину в конце девяностых годов намибийский фермер Эверт Смит, который затем перебрался в ЮАР и организовал мелкосерийный выпуск автомобилей (в 2007 году фирму купила компания IVEMA, специализирующаяся на разработке и обслуживании спецтехники для силовых структур).

В основе URI Desert Runner лежит каркас из стальных труб, на котором закреплены кузовные детали. При разработке машины Эверт Смит ставил во главу угла простоту, долговечность и дешевизну конструкции, с максимальным использованием производящихся в ЮАР автокомпонентов. На машину устанавливаются дизели Toyota мощностью от 75 до 95 л.с. выпускающиеся на тойотовском заводе в Дурбане и пятиступенчатая механическая КПП.

URI Desert Runner предлагается как в заднеприводном, так и в полноприводном вариантах, а также с кузовами пикап и универсал. Машина весит 1690 кг, длина автомобиля составляет 5,00 м, ширина – 1,68 м, колесная база – 3,15 м. Благодаря очень хорошей проходимости, машина пользуется спросом у фермеров, пожарных, полицейских, военных, также на её базе строятся экскурсионные машины.

Базирующаяся в городе Порт-Элизабет компания Perana Performance Group начала разрабатывать в 2007 году суперкар Perana Z-One, который запустила в производство пять лет спустя. Дизайн разработало известное итальянское ателье Zagato, а техническую начинку южноафриканцы позаимствовали у Chevrolet Corvette C6. В основе автомобиля – трубчатая рама-ферма, на которой закреплены композитные кузовные панели. Длина автомобиля – 4,40 м, ширина 1,92 м, вес – 1465 кг. Первоначально на спорткар устанавливалась 6,2 литровая «восьмерка» мощностью 443 л.с. (583 Н∙м), а на более поздних экземплярах ставился форсированный до 700 л.с. семилитровый двигатель. На покорение первой сотни машине требуется 3,9 с, максимальная скорость составляет 298 км/ч. Южноафриканцы планировали выпустить 999 экземпляров Perana Z-One по цене 70 000 долларов за штуку, но, как это нередко бывает, реальность оказалась совсем иной: всего было произведено десять автомобилей, причем цена на некоторые экземпляры достигала 145 000 долларов.

Кения

Тридцать лет назад Кения имела очень хорошие шансы стать страной-автопроизводителем, разработав модель Nyayo Pioneer. Для ее производства планировалось построить аж 11 заводов! Но этот проект постигла неудача, хотя два предприятия все же было создано (в настоящее время они выпускают различные комплектующие).

Вторая попытка создать национальный кенийский автопром была предпринята в 2010 году, когда за дело взялся британец Джоэл Джексон. Он основал фирму Mobius Motors, которая под лозунгом «сделано в Африке для Африки» разработала достаточно простой внедорожник Mobius. Машина имела открытый всем ветрам кузов, вернее, трубчатый каркас с кузовными панелями и напоминала больше гаражную самоделку, чем выпущенный на заводе автомобиль. С 2011 по 2018 год Джексон продал несколько десятков автомобилей, которые покупали главным образом из-за небольшой цены и фантастической ремонтопригодности, что для кенийских реалий имеет большое значение.

С 2019 года начался выпуск более продвинутого внедорожника – Mobius II. Длина трехдверного автомобиля составляет 4,19 м, ширина – 1,93 м, колесная база – 2,40 м, дорожный просвет – 330 мм. Машина весит 1625 кг, может перевозить пять человек или 600 кг груза. Mobius II оснащается 1,8-литровым бензиновым мотором мощностью 98 л.с. (182 Н∙м), с которым на пару трудится пятиступенчатая механическая КПП. Базовая модификация стоит 11 865 долларов, красится только в чёрный цвет, имеет всего два нормальных сидения (плюс есть откидные лавки для шести человек). Топ-модификация Mobius II имеет полноценный пятиместный салон, оснащается легкосплавными дисками, кондиционером, 8-дюймовым планшетом, цветовая гамма расширена до трех цветов, но и просят за машину уже 14 330 долларов.

Уганда

В конце нулевых годов правительство Уганды решило создать собственную автомобильную промышленность, также бросив «в массы» клич «Покупай в Уганде, строй в Уганде». Попутно с лозунгом была основана государственная компания Kiira Motors, которая к сегодняшнему дню успела разработать первый в Африке гибридомобиль, электромобиль и электробус. Также компания записала себе в актив оперативную разработку и начало выпуска в 2020 году аппарата ИВЛ, стоимость которого почти в десять раз меньше американских и европейских аналогов.

Представленный в 2011 году электромобиль Kiira EV так и остался демонстратором технологий, а вот гибридомобиль Kiira EV Smack имеет все шансы встать на конвейер. Двухдверное гибридное купе имеет длину 4,90 м, ширину – 1,66 м, колесную базу – 3,00 м и клиренс 168 мм. Машина оснащается бензиновым 1,8-литровым мотором General Motors мощностью 138 л.с. который работает как генератор, заряжая батарею ёмкостью 8,2 кВт∙ч, которая в свою очередь питает электричеством электромотор мощностью 35 л.с.

Kiira EV Smack может разгоняться до 140 км/ч, дальность хода составляет 500 километров, причем в чисто электрическом режиме машина может проехать 32 километра. Выпуск гибридомобиля планируется начать в текущем году на фабрике в бизнес-парке города Джинджа. Мощность фабрики позволяет выпускать более 10 000 машин в год, поэтому в дополнение к купе разрабатывается гибридный седан, который планируется не только продавать частным лицам, но и поставлять госструктурам Уганды.

Нигерия

Есть в Африке такое слово как «токунбо» – почти что ругательство, хотя оно обозначает всего лишь подержанные иномарки. Именно на них ополчился почти четверть века назад основатель нигерийской компании Innoson Vehicle Manufacturing Инносент Чуквума, заявивший буквально следующее – «Африка не должна быть свалкой мирового автопрома, а мы не должны на этой рухляди ездить. Мы не люди второго сорта».

В общем, black lives matter. Сначала Чуквума взялся за мото-токунбо, которые смог за несколько лет выжить из Нигерии, а теперь он хочет искоренить подержанные иномарки. Обратившись за технической помощью к китайским товарищам из BAIC, компания Innoson в сжатые сроки начала производство легковых автомобилей, пикапов, внедорожников и автобусов. Разумеется, все эти машины не являются стопроцентно нигерийскими разработками – для этого у Innoson нет необходимых компетенций, – а по сути они являются перелицованными и натурализованными «китайцами».

Все это не самым лучшим образом сказалось на цене: пятидверный хэтчбек Innoson Fox с полуторалитровым 112-сильным бензиновым мотором и пятиступенчатой «механикой» стоит 20 120 долларов, а за внедорожник Innoson G80 c 2.4 литровым мотором мощностью 250 л.с. просят 73 000 долларов. Это для Нигерии очень дорого. Во всяком случае, гораздо дороже чем вполне себе приличная японская или европейская «токунбо». Несмотря на поддержку нигерийского правительства, которое закупает автомобили у Innoson для полиции и прочих госструктур, завод компании в городе Нневи выпускает всего несколько тысяч автомобилей в год, хотя его мощности позволяют делать до 60 000 машин.

Тунис

Тунисская фирма Wallys хоть и выпускает в год 500-600 компактных внедорожников Wallys Iris, тем не менее может похвастаться тем, что её автомобили продаются в Западной Европе и Южной Америке. Тунисские машины пользуются пусть и небольшим, но устойчивым спросом благодаря симпатичной внешности и небольшой цене – 15 700 долларов. За эти деньги покупатель получит компактный внедорожник с пластиковым кузовом длиной 3,9 м, шириной – 1,7 м и колесной базой 2,53 м.

Машина комплектуется 1,2 литровым 82-сильным мотором PSA и пятиступенчатой механической КПП. 940-килограммовый Wallys Iris может разогнаться до 158 км/ч, а на покорение первой сотни у него уходит 13,2 с. И пусть характеристики и внешний вид машины воображение не поражают, но сам факт того, что Wallys Iris экспортируется в Европу, говорит о том, что тунисская компания смогла застолбить свою нишу. Пусть и скромную, но свою.

Марокко

Марокканский дизайнер Абдеслам Лараки начинал свою карьеру с создания шикарных яхт, но прославился как производитель штучных и дорогих суперкаров. Начиная с 1999 года он разработал три автомобиля: Laraki Fulgura, Borak и Epitome. Последний автомобиль был представлен в 2013 году на конкурсе автомобильной красоты в Пеббл-Бич и поразил всех ценой – два миллиона долларов. А также позаимствованной у Chevrolet Corvette семилитровой би-турбо «восьмеркой», работающей на бензине с октановым числом 110 и развивающей 1750 л.с.

Понятно, что такая мощность для повседневных поездок избыточна и если нет желания прохватить с ветерком, то можно переключиться на второй бензобак с обычным бензином и тогда мощность мотора упадет до 1200 л.с. Машина весит 1270 кг, первую сотню покоряет за три секунды и разгоняется до 330 км/ч. Характеристики Laraki Epitome впечатляют, но назвать их выдающимися сложно – на свете есть суперкары и пошустрее.

Видимо, это понимает и сам Абдеслам Лараки, который сделал ставку на эксклюзивность – тираж Laraki Epitome составляет всего девять машин, что автоматически относит его к категории коллекционных раритетов.

Подписывайтесь на наш канал в
Google News и


“Яндекс.Дзен”: больше интересных новостей каждый день.

Источник: 110km.ru