Электромобиль «Кама-1» и немножечко лохотрона

Электромобиль «Кама-1» и немножечко лохотрона

Автор: Сергей Цыганов
Фото автора
Источник: Дром

Про электромобиль «Кама-1» в последнее время не слышал разве что мертвый — так активно пиарится эта разработка Центра компьютерного инжиниринга СПбПУ и КАМАЗа. Несколько дней тому назад на Хабре появилась очень детальная статья о разработке электрической части «Камы-1». Из этой публикации мы узнали, что к проекту был привлечен как минимум один внешний подрядчик (это если не считать дизайна) — тольяттинская инжиниринговая фирма «Ладуга». Которая и спроектировала несиловую электронную начинку электромобиля — от EPS и VCU до систем климата и мультимедиа. Из той же статьи известно, что (цитируем): «финальная сборка проводилась совместно с коллегами из Минска и СПбПУ». 

Постойте, ни разу доселе в огромном ворохе всяких статей и интервью не упоминались никакие «коллеги из Минска». Мы попробовали прикинуть, кто бы это мог быть, и оказалось, что в Минске, по сути, нет ни одной профильной фирмы, тем более такой, какую охарактеризовали в другой статье (снова цитируем): «предприятие, специализирующееся на создании прототипных образцов автотранспорта». В Минске в этом направлении работает только «Кейджи Импэкс», «выросшая» из ё-мобиля. Ребята из «Кейджи», кстати, хотели принять участие в разработке «Камы», но… Их предпочли другой компании. Которая называется SkyWay. 

Да, не трите глаза: кузов и часть шасси для «Камы-1» по документации СПбПУ изготовила белорусская фирма, занимающаяся привлечением частных инвестиций методом МЛМ (сетевой маркетинг) в заведомо неосуществимый проект «струнного транспорта». То есть в технологический лохотрон, если по-русски и без обиняков. Мы писали про SkyWay и его основателя Анатолия Юницкого, кому нужны подробности — пересмотрите ту публикацию. Очевидно, что определенный технический потенциал у разработчиков SkyWay (в РБ они ведут деятельность от имени подчеркнуто «прозрачного» ЗАО «Струнные технологии») имеется. Но они никогда не специализировались «на создании прототипных образцов автотранспорта» и вообще автотранспортом не занимаются. Если не считать, конечно, частной инициативы бывшего директора по производству SkyWay (и по случайности одного из идеологов ё-мобиля) Александра Синкевича, создавшего несколько лет назад один образец машины для инвалидов. Но этот проект благополучно забыт, а Синкевич в «Скайвее» давно не работает. 

Александр Синкевич и его «юнимобиль» для инвалидов. С 2018 года об этой разработке ничего не слышно 

Что же вынудило питерский Политех и руководство проекта «Кама-1» выбрать подрядчика с такой сомнительной репутацией? У нас нет однозначного ответа. Алексей Боровков, руководитель проекта и проректор СПбПУ, на наш запрос не ответил. Вероятно, дело не в фантастических компетенциях инженеров «Скайвея» и не в географической близости. Речь может идти о цене, за которую российские инжиниринговые фирмы не взялись бы построить совершенно новый, незнакомый электромобиль. 

Сборка «Камы-1» в Белоруссии на производственной площадке SkyWay. Фото из блога на Хабре 

Цена на услуги подрядчиков в этом проекте была предельно актуальна. Напомним, что финансировалось создание «Камы-1» на грант Минобрнауки, которое в течение трех лет, с 2018 по 2020 годы, перечислило СПбПУ тремя траншами 150 млн рублей. Еще минимум 63,23 млн рублей (такая сумма фигурирует в соглашении министерства и Политеха) было получено от индустриального партнера — КАМАЗа. Общий официальный бюджет, таким образом, составил чуть больше 213 млн, что стыкуется с заявлениями руководства СПбПУ. Но как нам сообщили несколько человек, работавшие над созданием «Камы-1», львиная доля вышеозначенных денег ушла на разработку дизайна: сначала силами двух отечественных специалистов, а потом — итальянской фирмы ItalDesign (ранее называлась Torino Design). На «оставшееся» и нужно было разработать электромобиль. Мы не можем раскрывать суммы, полученные подрядчиками, но, поверьте, это весьма скромные деньги даже по меркам отечественного автопрома. Возможно, ценовой фактор вкупе с ограниченностью в средствах и сподвигли питерцев на выбор столь странного соисполнителя проекта. Но получается, что за счет российского налогоплательщика (а грант Минобрнауки — это бюджетные деньги РФ) софинансируется белорусский лохотрон. Это не фигура речи: директор Департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях неоднократно называл SkyWay жульничеством. Видимо, поэтому те, кто работал над «Камой-1», стыдливо не называют ее изготовителя. 

Сборка «Камы-1» в Белоруссии на производственной площадке SkyWay. Фото из блога на Хабре 

Вообще, как нам рассказали, на КАМАЗе и в Минобрнауки были весьма удивлены, что Политех сделал по «Каме-1» не 100% работы, а выступил системным интегратором. Но это Соглашению не противоречит и де-юре нарушений в привлечении сторонних исполнителей нет. Но есть этическая сторона: Инжиниринговый центр СПбПУ называет «Каму-1» «стопроцентно своим» проектом и гордится тем, что с нуля способен разработать аж целый электромобиль. В случае концепта CML-CAR это действительно так. А вот с «Камой-1» не вышло. 

Концепт CML-CAR, разработанный в Центре компьютерного инжиниринга» (CompMechLab) СПбПУ 

Более того: «Кама-1» не совсем соответствует техническому заданию. Например, заявляется, что машина весит 1300 кг (но никто из независимых экспертов это не проверял), в то время как по ТЗ масса «Камы-1» не должна превышать 1250 кг. И это не мелочь, а показатель качества инжиниринга. Более того, согласно вышеупомянутому соглашению с Минобрнауки экспериментальный образец «Камы» должен быть оснащен системой ADAS третьего-четвертого уровня. За поставку систем помощи водителю в проекте отвечал КАМАЗ. И знаете, что? Никакого ADAS в «Каме-1» нет, по крайней мере не было на момент официальной презентации машины. Электронную архитектуру (ЭУР, газ, тормоза, IVI) под ADAS подготовили, но датчиков и программного обеспечения по состоянию на 31 декабря 2020 года (официальная дата окончания работ) не устанавливалось. По какой причине КАМАЗ вовремя не справился со своей частью работы — нам неизвестно. И формально это нарушение контракта, в котором сказано: к моменту окончания работ должен быть составлен акт валидации «программного обеспечения ИСПВ (интеллектуальной системы помощи водителю — ред.) по результатам натурных дорожных испытаний ЭО электромобиля». 


Силовой каркас электромобиля «Кама-1». Фото из блога на Хабре 

Теперь несколько слов о готовности «Камы-1» к производству. Наши собеседники оценивают ее как близкую к нулевой. Многие технические решения, использованные в проекте, изначально не предназначались для тиражирования, они работают на единичных образцах, но массовое их внедрение нецелесообразно экономически. Фактически это набор концепций и предложений, а не разработка реального электромобиля. Частным образом задача ставилась так: машина должна проехать 2000-3000 км. Большего от нее на данном этапе не требуется. Если же оптимизировать конструкцию под существующие промышленные технологии и попытаться удержать себестоимость в приемлемых рамках, то «Кама-1» станет совсем другим автомобилем. В контексте этой информации довольно забавно выглядит пункт ТЗ, гласящий: «должны быть разработаны рекомендации и предложения индустриальному партнеру по использованию полученных результатов ПНИЭР в целях их дальнейшего внедрения (промышленного освоения)». 


Посадочная схема «Камы-1». Фото из блога на Хабре 

И еще забавный факт: одно из приложений к соглашению с Минобрнауки регламентирует не только число научных публикаций и патентных заявок, но и… размер интернет-аудитории проекта! Цифры скромные, по 10 000 человек в каждый из 2018-2020 годов. Но сам факт! Нам кажется, по этому параметру разработчики многократно превзошли техзадание, устроив шумный, даже с некоторым треском, пиар. 

И последнее: по Соглашению, «количество используемых (…) объектов зарубежной инфраструктуры сектора исследований и разработок» должно быть нулевым. Либо SkyWay не проходит по разряду «исследований и разработок», либо Белоруссию другим государством кое-кто уже не воспринимает. 



Источник: drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *