Из Липецка в Тыву через западную Монголию

Всем привет! Вроде бы тема про поездку на Колыму (travel.drom.ru/80830/) неплохо зашла, поэтому хочу поделиться еще одной историей о путешествии на октавии из Липецка в Тыву через западную Монголию. Истории этой уже два года, но от этого она не менее интересна. Наверное, это одна из самых эпичных и захватывающих поездок из нашей коллекции 🙂

Честно говоря, самое сложное в любом отчёте — придумать вступление и описать перегон на Восток. А если речь заходит о большом путешествии, то оно у нас обязательно связано именно с этим направлением. И когда ты уже несколько раз ездил по трассе М5 и дальше-дальше-дальше, то стараешься проскочить участок Липецк — Новосибирск как можно быстрее. Ну, на Южном Урале где-нибудь остановимся на денёк. Вот, например, Большие Притесы (55.15365, 58.6917):

Обычно я и планирую перегоны до Новосибирска, а уже дальше начинаю строить какой-то интересный маршрут и ответвления от основной дороги. В общем, самое интересное для меня начинается в Сибири. Поэтому смысла описывать, как мы за 4 дня добрались до третьего по величине города, особенно и нет. Днём едешь, ночью спишь. Можно сказать, это стандартное начало.

Города нас мало интересуют, все эти памятники, пешеходные улицы, краеведческие музеи… слишком скучно. Единственное, куда по возможности стараемся заскочить — это в технические музеи. Например, Новосибирский железнодорожный музей (54.86915, 83.0761). Все никак не получалось раньше попасть в него: то уже поздно, то рано, то выходной. Музей интересный, но большинство экспонатов закрыты и доступны только с экскурсоводом. В воскресенье довольно многолюдно.

Отдали грязные вещи в прачечную самообслуживания. Впереди не скоро предвидятся крупные города, где подвернется еще такая возможность.

Пока вещи стирались, заглянули в пельменную (55.02331, 82.91798) в самом центре. Само здание общепита выглядит довольно колоритно, а пельмени очень даже вкусные.

Ну да ладно, долго в городе не задерживаемся, а сразу же выезжаем на одну из красивейших дорог России. Это уже наша третья поездка на Алтай (в 2014 ездили на ВАЗ 2107 через Казахстан, а в 2015 уже на Октавии, когда возвращались с Байкала).

Чуйский тракт, как всегда, великолепен. Только вот машин в этот раз многовато. Предыдущие поездки по М52 мне запомнились именно малолюдностью. Даже немного жалею, что в этот раз поехали в июле, в самый туристический сезон.

Стоянка, на которой планировали заночевать, забита до отказа — палатки-палатки-палатки-машины. Сунулись в другое место — тоже занято. На полянках, где раньше останавливались, теперь берут плату. Я такие места стараюсь обходить стороной. Даже не в экономии дело, а просто это неспортивно — проехать четыре тысячи километров, ночуя в машине, а на Алтае жить лишь в кемпингах, да еще и с соседями.

Довольно живописные места обнаружили недалеко от Семинского перевала, но вставать было слишком рано, просто пообедали, нарвали Курильского чая и поехали дальше. А еще накупили кучу травяных сборов. Наверное, придется отправлять их почтой, чтоб не возникло никаких вопросов на границе с Монголией. (Забегая вперед — с этим чаем история вышла еще интереснее).

По дороге кто-то рассыпал горбыль. Ребята с местными номерами останавливались возле каждой деревяхи и откидывали их на обочину. А мы ехали вслед за ними и подбирали дрова, в надежде, что проведем вечер у костра все-таки 🙂

Уже почти в темноте разглядели невзрачный сворот с асфальта, который вывел нас прямо к обалденному виду на слияние Чуи и Катуни (50.4008, 86.66631). Шикарное место, здесь и заночуем 🙂

Мы просто сидели и болтали, пили чай, пока совсем не стемнело, а потом постелили плед и молча смотрели на звезды, полночи фотографировал. Небо было ясным, и Млечный путь видно совсем хорошо, а еще и тепло. Кайф. Именно ради таких моментов это всё.

А на рассвете открылась такая картина:

Двигаемся дальше по Чуйскому тракту. По большому счету, четкого плана на этот раз у нас никакого нет, просто много-много точек и импровизация. Нужно лишь перейти границу с Монголией в будний день и успеть на фестиваль Устуу-Хурээ, который проходит в Тыве.

Едем в сторону долины реки Чулышман. По пути посмотрели несколько интересных точек, вроде порога Турбинного (50.40765, 86.74066) и порога Бегемот (50.34968, 87.22896).

В Акташе сворачиваем налево в сторону Улагана. В поселке есть отличная связь и интернет, звоним близким предупредить, что пропадем из сети на несколько дней. Пока грузил фотографии в соцсеть, подошла корова и начала чесаться о машину 🙂

А едем мы к перевалу Кату-Ярык, до которого около ста километров грейдера. Только в самом начале есть небольшой кусочек асфальта. Дорога местами очень уж зубодробительная. В салоне гремят все вещи, пыль летит столбом от проезжающих мимо машин. Кстати, я не ожидал увидеть здесь столько людей. На Улаганском тракте каких только машин не встретишь — Москва, Приморский край, Мурманск… Точно не поеду больше в июле.

Не доезжая несколько километров до Улаганского перевала, есть одно интересно место — застава Михалыча (50.47327, 87.62138). Даже не знаю, как его правильно описать — не кафе, не гостиница. Может, приют? Но про это я только сейчас узнал. Прочитал где-то, что на заставе интересный антураж (почти музей) и можно поесть вкусные манты, вот и заехали.

Встретил нас, конечно же, сам Михалыч. Мант, говорит, нет, зато есть уха. Повел на кухню и показывает на казан (литров 20 объемом) — наливайте, ложки и тарелки на том столе. Чайник здесь, печенье там. Угостил сушеным мясом марала. И ушел. Честно говоря, не ожидал я такого приема. Такое чувство, что к старому другу приехал в гости. Уха из хариуса, но это не отменяет моей нелюбви к рыбному супу. Невкусно, если честно. Зато чай с печеньками зашёл на ура. Хозяин с юмором, постоянно подкалывает, интересный мужик, в общем. Я долго думал, сколько все это гостеприимство стоит, но оказалось, что нисколько. Представляете? Так и говорит — ничего не нужно. На заборе висит ящик с полковой кассой и каждый определяет сам, что почём. Меня больше интересовала не еда, а то, как оформлены постройки на территории заставы — кругом куча советских артефактов, каких-то нелепых арт-объектов и приколов. Интересно. А ещё здесь живут черезчур общительные козы и свинки 🙂

Едем дальше. Снова под колесами появляется асфальт. Странно это всё… Блин! Не в ту сторону от Михалыча выехали и вернулись почти к Чуйскому тракту 🙂 На жаре отклеился держатель планшета, едем в основном без навигатора, лишь изредка в него заглядывая. Ни в одном хозмагазине нет двустороннего скотча, поэтому пока так.

Почти на перевале есть очень живописное озеро Киделю (50.49871, 87.65008), а прямо у берега стоит довольно колоритное кафе. Нужно чем-то заесть рыбный суп, поэтому тормозим) Манты, кстати, оказались очень вкусными.

А ещё… какие там виды, ух!

А так выглядит кухня. В общем, советую там остановиться на обед.

Улаганский перевал проезжаем без остановки. Там и встать-то негде, все запарковано, со всех сторон бегают люди с камерами и селфи-палками. От Михалыча до Кату-Ярык ехать около 2,5 часов, средняя скорость движения около 30 км/ч. Можно и быстрее разогнаться, но боюсь налететь на крупный камень, а в пыли, которую поднимают другие машины, вообще ничего не видно.

Прибываем на место как раз к закату. Читал, Кату-Ярык (50.91165, 88.21627) один из самых сложных перевалов Алтая (очень крутой и затяжной подъём без асфальта), но судя по количеству пузотёрок, ездыкающих туда-сюда, начал сомневаться в этом. А виды сверху захватывают дух!

Даём немного передохнуть машине, остужаем тормоза и в путь. Спустились без проблем, а вот насчёт подъёма я очень сомневаюсь. Вряд ли сможем подняться обратно без помощи. Ну да ладно, это проблемы будущего меня, а пока можно расслабиться 🙂  Внизу на турбазах предлагают услуги буксира, поэтому в любом случае выберемся.

Я, конечно, немного иначе представлял себе долину Чулышмана — такое дикое место, куда не каждый решит поехать. А увидел переполненные турбазы. На дороге, ведущей к Южному берегу Телецкого озера, вообще аншлаг — то и дело приходится разъезжаться со встречными. Солнце зашло за гору уже давно, а мы ещё не определились с местом, где разобьём лагерь. Вдоль дороги ОЧЕНЬ много туристических стоянок. Диких, с красивыми видами, у реки. Но все занято. Едем километр-два-пять — все занято. Уже совсем стемнело, и свороты становится тяжелее искать. Думал дотянуть до турбазы «Каменные грибы», но это прибавляло ещё около часа езды. В итоге свернули на первую же свободную стоянку у дороги.

Проснулись от дикой жары. Солнце уже жестко припекало. Умылись в реке и сразу же поехали на турбазу «Каменные грибы» — разузнать, сколько будет стоить переправа на лодке до грибов и нужно ли заказывать её заранее. Когда планировал поездку, было желание остановиться в этом кемпинге, снять домик, заказать баньку, но, увидев, что за забором и припарковаться негде, не стал даже спрашивать, что почём. Стоимость переправы туда-обратно 500 рублей, с лодочником договариваются на месте.

Немного переигрываем планы и решаем встать где-нибудь на днёвочку, отдохнуть и побездельничать. Подходящее место, как ни странно, не пришлось долго искать. Встали почти идеально — далеко от дороги, так, что пыль не летит и почти без соседей (51.10232, 87.95051). До ближайших палаток метров 500, не меньше. Жара на улице стоит невыносимая, неплохо было бы доехать до поселка Коо и купить пива, но боюсь, что место успеют занять 🙂

Ладно, едем в магазин. Взяли немного пива, 1,5 л айрана, сырчик, буханку хлеба и чуть больше кило мяса. Такой набор обошёлся в 1500 руб. Кажется, дорого, но для отдаленных населенных пунктов это почти халява. Гулять так гулять. Тем более, взяли попробовать мясо марала. Только вот забыли спросить, как его готовить правильно 🙂

Вернулись к воде — никого) Первым делом полезли купаться. Река в этом месте какая-то странная — на нашем берегу течение влево, а на противоположном вправо. Может, это другая река впадает в Чулышман? Вода ледяная, но в такую погоду самый кайф. И прозрачная очень, вкусная. Поначалу только готовили на ней еду, а потом пили и без кипячения. Просто заходишь по пояс и зачерпываешь котелком.

Очень здорово устраивать такие разгрузочные дни. Навели порядок в машине, вещи постирали, натаскал дров и сложил кострище на вечер.

Днём поднялся просто дичайший ветер. Ветер такой силы, что запросто опрокидывал кружку, наполненную водой. Вместе с ветром полетел и песок. Песок был везде — он скрипел на зубах, колол глаза, был в еде, в машине. Так продолжалось до самого вечера.

А вечером непонятно откуда набежали рыбаки. Компания туристов на лодке и местные. У местных по удочке, а у туристов целый набор снастей. Угадаете, кто ловил рыбу, а кто нет? Потом приехали ребята из Барнаула на x-trail и встали недалеко от нас. Потом ещё рыбаки пришли пешком. И ещё. Сидим и наблюдаем за ними, как в телевизор) Забавно, что почти все одеты в куртки, местные даже в шапках. Ээмм, на улице +30, хоть и ветер.

К темноте почти все разъехались. Мы разожгли костерчик и были в предвкушении шашлыка из мяса Марала. К тому времени он мариновался в луковом соке уже часа три. Никакого интернета, естественно, нет, поэтому, как его готовить, никто не знает) Мясо довольно необычное, темно-темно-коричневого цвета, почти чёрное. Не буду томить рассказами о том, как мы его готовили, но за два часа на очень сильном «огне», оно так и не прожарилось. И даже не обуглилось.

Завели будильник на шесть утра, в надежде подняться к каменным грибам (51.11075, 87.97586) на рассвете. Быстрые сборы и вот мы уже переправляемся на моторке на тот берег. Грибы ещё не освещаются даже, но пока будем идти, солнце должно выйти из-за гор.

Подъем не сложный, но после стольких дней в машине даётся довольно тяжко. Виды просто потрясные, как и обычно, сделал 500 одинаковых фотографий. Внизу бурлит ручей с кристально чистой водой. Какой же кайф, когда можно пить, даже не набирая её в кружку), на всю прогулку к грибам ушло часа два.

Едем по долине Чулышмана в обратную сторону, любуемся. Виды здесь просто потрясающие, но все впечатление портят постоянно проезжающие машины и пыль. Пыль даже не успевает оседать, как её снова поднимают.

Подъем на Кату-Ярык для нашей машины сложный. Когда спускались вниз, видели много обычных легковых, поднимающихся своим ходом. Я подумал, а чем я хуже? Нужно пробовать. К слову, градусник показывал за бортом +37 градусов!

Стоим ждём, пока кто-нибудь поедет вверх, но машины идут только вниз. Идут пачками штук по пять, поток вообще не прекращается. Ладно, нужно пробовать. Беру разгончик побольше и пытаюсь забраться на первую полку. Проезжаю метров двести, но тяга совсем пропадает, колеса начинают буксовать, поднимая облако пыли. Окна открыты, и все летит в салон. Воняет сцеплением и резиной. Аккуратно скатываюсь назад, не стоит оно того.

На турбазах поближе к перевалу предлагают услугу буксировки. Подхожу к трактористу, узнать таксу. Цены сейчас такие: первая полка 1000 руб., до середины перевала 2000 руб., на самый верх 3000 руб. Договариваемся до середины. Цепляем стропу и ждём, пока пройдут все машины вниз.

Пять минут ждем, десять, пятнадцать… нас все фотографируют, аж неловко 🙂 но я утешаю себя мыслью, что впереди ещё Монголия и машину жалко рвать. У тракториста лопается терпение, и он трогается со словами: «щас растолкаем всех». Весёлый дядька. Поднимаемся потихоньку, я то и дело шкрябаю порогами, потому что веревка короткая и не видно дороги. На середине перевала выходим. Я засомневался, что поднимусь сам и прошу до конца дотянуть. Мужик говорит, что выеду дальше сам без проблем, т.е. он мог бы заработать ещё +тысячу, но наживаться не стал. Уважуха ему. Поднялись и вправду легко.

Часть 3 — Курайская степь

Дальше снова пыльная дорога до Улагана и выезд на Чуйский тракт. Если внизу температура была под сорок, то на высоте уже чуть больше двадцати. Едем в Курайскую степь.

Нашли довольно уютное местечко с видом на Северо-Чуйский хребет недалеко от Курая. Главное, что почва твердая, если ночью пойдет дождь — выедем. Небо что-то совсем недружелюбное становится.

Пока разбирали вещи и раскладывали спальники, на соседней горке показался мужчина. Он разговаривал по телефону и палил за нами. Я подумал, что местный любопытный пастух. Через некоторое время он куда-то пропал, а потом вернулся с другом. Это были художники из Барнаула, и стояли они совсем недалеко от нас. Пришли знакомиться и звали к себе в гости. Мы предпочли наслаждаться закатом в одиночестве 🙂 К слову говоря, закат с видом на Северо-Чуйский хребет был просто шикарен!

Впрочем, как и рассвет 🙂 Утром небо было уже не такое хмурое и удалось сделать много хороших карточек.

Погуляли по окрестностям, осмотрелись. Когда поднимаешься повыше, слышно, что где-то течет вода, а ручья не видно. Оказалось, что прямо в нескольких метрах от нашего «лагеря» течет ручей, он спрятался в траве, поэтому даже и не догадывались о его существовании), вода чистая, пригодная для питья.

Сходили в гости к художникам. Они уже стоят здесь несколько дней, готовят еду на костре, согреваются разными напитками и пишут картины 🙂 Поговорили о том о сем.

Днём катались по Курайской степи. Просто ездили, куда глаза глядят — тут везде красиво.

Село Курай:

Мост через Чую (50.18282, 87.99701):

Гигантская рябь течения (50.17843, 87.92349):

Собирали в коробку из-под обуви курильский чай и чабрец. Теперь в машине такой запах классный стоит. Кто был в степи, представляет этот невероятный аромат.

Почти подъехали к броду через ручей Тюте (50.17356, 87.89625). Думал, что в июле он будет мелким, а оказалось наоборот. За несколько сотен метров до брода, разлилась огромная лужа. Ребята на УАЗе стояли перед ней и чесали репу. Не решались ехать. Потом один парень разделся и полез мерить глубину — по пояс где-то, проедут. И проехали. А мы просто наблюдали за ними, потому что в этом месте наш путь вглубь Курайской степи заканчивается) Напомню, что это был ещё не брод.

Начали снова собираться тучки, дождь пошел. Разбивать лагерь в степи не очень комфортно в такую погоду, поэтому возвращаемся обратно, где ночевали прошлой ночью.

Нашли местечко подальше от дороги, с готовым кострищем и хорошим подходом к ручью.

Кинули в рюкзак дождевики и пошли бродить по окрестностям. Художники рассказали, что неподалеку есть пещера. Нашли её — не очень впечатлила. Зато впечатлил вид на Чую, жаль, что пасмурно и фотографии получились никакие.

Вечером развели небольшой костерчик и приготовили шомпольный хлеб с сыром.

Утро было довольно хмурым, горы затянуло и стало почти не видно, дождик накрапывал. Очень долго собирались, завтракали, раскладывали вещи. Выехали на асфальт уже к двенадцати. По пути проведали художников, они тоже собирались домой. Я хотел посмотреть финал их картин, но те уже были упакованы (чтоб не испачкать).

На Чуйском тракте видим указатель на местный «Марс». Много читал про него отчётов и не стал включать в маршрут, слишком уж популярное место. Покумекали и всё-таки решили заехать. По указателям вместе с нами ехало ещё машин шесть из разных регионов, а навстречу ещё больше. Недавно территорию выкупили и сделали парковку платной. Причем интересно, что деньги берут за парковку, но с человека — по 100 рублей. Место, конечно же, интересное, но напрягает количество туристов. На стоянке насчитал около 30 машин + автобус. Даже нельзя сфотографировать так, чтоб в кадр кто-то не влез.

На обратной дороге подвезли девушку до поселка. Разговорились — путешествует автостопом из Питера. В одиночку. Поражаюсь таким людям. Я бы зассал так ехать 🙂

В Кош-Агаче нашли почту — хотели отправить наш чай домой, чтоб не возникло проблем на границе. Почта оказалась закрыта, сокращённый день. Вот что мешало заранее узнать график работы отделения? 🙂 В понедельник тоже выходной. Черт, как быть-то? Пошли в кафешку, заказать чего-нибудь и заодно узнать, вдруг есть какие-то курьерские службы. Бабушка, которая работает там, предложила оставить ей груз, а она отправит его во вторник. Наверное, пожалела, что предложила помощь, когда узнала, что груз — трава, обменялись номерами телефонов, оставили денежку и разъехались.

Стоим на выезде из Кош-Агача. Думаем, не выкинет ли она нашу траву? А может, на почте забракуют? Вдруг вспоминаю, что ребята из Липецка тоже путешествуют по Алтаю в это время. Как раз перед поездкой списывался с ними. Звоню и прошу о помощи — забрать чай в Кош-Агаче и, если есть такая возможность — довезти до Липецка. Договорились — все круто! Теперь можно со спокойной душой ехать в Джазатор — одно из самых отдалённых сёл республики Алтай.

Часть 4 —  Джазатор и переход границы с Монголией

В село Джазатор (еще одно название — Беляши) от Кош-Агача ведет примерно 140 километров грейдера. К сожалению (а скорее, наоборот), в самые интересные места зоны покоя Укок нам не проехать, поэтому попытаемся добраться к Джумалинским ключам, а от них сходить пешком на перевал Теплый ключ. Через несколько километров подъезжаем к погранзаставе для проверки документов. Дальше приграничная территория с Монголией и Казахстаном.

Прямо за погранзаставой (49.77641, 88.46732) дорога уходит плавно вверх и рельеф со степного меняется на горный. Виды просто отпад! Горные шумные реки, просторные долины, перевалы, дикие и не очень животные. И не важно, что небо хмурое, наверное, это только добавляет суровости этим местам.

Останавливаемся за каждым поворотом, чтоб сделать несколько снимков. То снег рядом с дорогой лежит, то сарлыки пасутся, то открывается фантастический вид на долину.

Доезжаем до развилки на ключи (49.58845, 88.26089). Наблюдаю, как выбирается Форестер с этой дороги. После дождей все раскисло, тяжеловато ему. Спрашиваю, проеду ли к источникам, а он мне уверенно — нет. Вообще, посмотрел, как он месит грязь, и у меня уже отпало желание туда ехать 🙂

Дело было к вечеру и нужно где-то останавливаться на ночевку. Решаем ехать дальше в сторону Джазатора, даже одна эта дорога доставит массу впечатлений. Машин очень мало, встречные проезжают где-то раз в 20 минут, а в сумерках вообще остаёмся одни. А куда здесь ездить на ночь глядя?

Вдоль дороги пасутся огромные стада живности. Некоторые пастухи машут нам руками, да и, вообще, большая часть местных здоровается просто без повода. Мальчишка, на вид лет восьми, поднимает палец вверх, когда приезжаем мимо. Остановились, чтоб угостить его конфетами. Он взамен предложил попробовать прокатиться верхом на лошади. Клёвый парнишка)

Уже совсем стемнело. Съезды с дороги попадаются крайне редко, да и те ведут к стоянкам пастухов. До Джазатора километров 30 ещё — это около часа езды. Тянем до первого же кармана, чтоб не стоять на дороге. Только легли спать, и влил дождь.

Утром еще больше загадочности добавил туман.

Доехали до Джазатора. Само село очень даже милое. Один кинотеатр под открытым небом чего стоит 🙂

На проводах и крышах вместо привычных нам голубей/воробьв/чаек пасутся хищники посерьезнее.

Немного покатались по окрестностям. Очень красиво там.

А вот, собственно, дорога Кош-Агач — Джазатор. В нашем рейтинге самых красивых дорог прибавилось 🙂

Ночевать остановились прямо в Чуйской степи посреди ничего и недалеко от Ташанты. Мы специально спланировали переход в Монголию на будний день, но даже и не представляли, как можем вляпаться.

Завели будильник на 6 утра, но проснулись раньше. Спалось очень плохо, я все переживал за прохождение таможни, довольно волнительный момент ждал впереди. Быстренько собрали все мелкие вещи и разложили по пакетам, чтоб сэкономить время.

Приезжаем на таможню к семи и уже видим огромную очередь. Машин 30-40 + 10 бензовозов. Все стоят в правом ряду, т.к. левый — встречная полоса. 80 процентов машин на казахских номерах, остальные — русские, монгольские и европейские. Таможня ещё закрыта, но пограничники уже начинают подтягиваться на рабочее место. Вместе с ними подтягиваются монгольские челноки и таксисты. Сходу пробуют обогнать очередь, но народ начинает возмущаться и перегораживать дорогу. Стоит шум на всю округу. Не знаю, о чем они говорили на повышенных тонах, но побеждали все равно монголы, втискиваясь вне очереди. Наглые очень. Основной их транспорт — микроавтобусы istana, видимо, дизельные, т.к. вообще не глушились. На улице жарко, все сидят с открытыми окнами, а эти пид*ры пердят на своих дровах. У таксистов человек по пять-семь пассажиров и груза ещё больше.

Подошёл какой-то местный синяк и предложил купить место поближе, цена — 1000 руб. Думаю, а может нужно было с вечера занимать очередь? Хотя неуютно было бы спать в такой атмосфере.

Атмосфера вообще очень неприятная. Все харкаются (особенно женщины), сморкаются, мусорят прямо под ноги. Полное бескультурье. Буквально за час эта пробка превратилась в помойку. Туалет, как оказалось, есть поближе к таможне, но в него не зайти — вонь за километр (обычный сельский туалет с дыркой в полу). Естественно, все позассали в округе. Вонь.

Когда пробка начала продвигаться вперёд, оказалось, что у таможни одна полоса расширяется до двух и правая — для грузовиков. Конечно же, никаких указателей заранее не удосужились поставить. Впрочем, их и потом тоже не было, т.е. я должен догадываться, что где-то там впереди нужно будет перестроиться в левый ряд. Бесит.

Пришел пограничник разговаривать с народом. От него-то и узнали, что легковые в правом лишние. Говорит — будем пропускать по пять машин с каждого ряда по очереди, чтоб не было никому обидно.

Проходит уже часа четыре, а колонна почти не движется. Многие нервничают и начинают бычить, обгонять, вклиниваясь на чужое место. Снова все кричат.

Познакомился с некоторыми казахами. Узнал про дороги, по которым хочу проехать и ещё много всего интересного. Например, что весь этот пиз*ец из-за какого-то национального праздника. Граница была на замке целых четыре дня, а в понедельник (сегодня) её открыли. Монголы, кстати ещё и по выходным не работают.

Раньше подумывал развернуться и поехать в Тыву через Сибирь, но уже прошло часов семь и жалко терять потраченного времени — стоим ждём.

После 11 часов толкания всё-таки заезжаю за заветные ворота. Здесь тоже не обошлось без проблем. Наглые казахи не хотели впускать нашу машину в очередь на заезд и чуть ли не таранили. Орут в окна, мол, куда прёшь. Погавкали, короче, друг на друга. Сижу злой.

Пограничники объясняют порядок моих действий, что где и куда. Проходим паспортный контроль и проверяем вещи через сканер. Сначала сказали нести все сумки, а потом договорились просветить только личные вещи. Последний этап — проверка машины. Здесь вообще ребята порадовали — почти ничего не смотрели, а интересовались только машиной. Какая комплектация? А год какой? Это рация у тебя, что ли? Предупредили, что монголы работают в три раза медленнее и, скорее всего, сегодня придется ночевать на таможне.

Ура, половина дела сделано, и мы покидаем территорию РФ. На это понадобилось всего-то одиннадцать часов. Сразу же после знака «Монголия» заканчивается асфальт. Прям резко обрывается за шлагбаумом. Едем около 20 километров и упираемся в новый хвост из машин, уже на монгольском КПП. Здесь все стоят в один ряд, и грузовики и легковые. Народ уже расстелил пледы и загорает на солнышке, засирая все вокруг.

Выясняю, что нужно пойти «зарегистрироваться» и взять миграционные карты. Пока вбивали паспортные данные, очередь из машин успела продвинуться. Возвращаюсь обратно и вижу, как Шкода стоит в самом конце. Ну что за уроды, а? Сажусь в тачку и еду по встречке до машины, за которой стоял. Включаю правый поворотник и останавливаюсь. Получается, перегородил встречную полосу, но терпение уже лопнуло, и я готов был разорвать этих чертей. Впустили обратно без ругани.

На подъезде к КПП проводят якобы санобработку — вырыта яма, по которой проезжают машины и типа моют колеса от всякой «дряни». А то вдруг завезут какую заразу в стерильную Монголию 🙂 За обработку берут 50 рублей, а в яме, кажется, простая дождевая вода.

В 20:50 подъезжаем к воротам перед КПП. Прямо перед носом их закрывают. Ждём ещё минут 20 и наконец-то на территории. Досматривать машину не стали, лишь пару сумок прощупали для приличия. В здании, где проходят паспортный контроль, все забито поклажей и людьми, но очередь движется довольно быстро. Видимо, пограничники решили запустить всех сегодня.

Как бы ни говорили про монголов, что те работают медленно, они всё-таки молодцы. Пограничный пункт работал в этот день до 21:00, а нас выпустили в 21:20. И, судя по всему, никто не остался ночевать на нейтральной территории в этот день.

На прохождение границы ушло всего 15 часов.

Часть 5 — Ташанта — Улгий — Ховд

Первое впечатление от Монголии — запах. Въехав в Монголию, сразу же в воздухе ощущаешь что-то непривычное. В темноте еле-еле проявлялись очертания юрт вдалеке, поэтому решили, что это просто топят печки кизяком 🙂

Я планировал заночевать на озере Толбо, но вся эта канитель с границей сбила все планы. Уже никуда не успевали, нужно было только найти подходящее место для стоянки. Хорошо, когда у тебя «палатка на колесах».

Первое поселение на пути — Цагааннуур. В темноте я даже спутал его со светом встречных машин. В поселке (если его так можно назвать) горело от силы три лампочки. Сбавляем скорость, и вдруг под колеса кидается парень и на ломанном русском — стой! стой! Подбегает, и с ходу — как дела? В юрте заночевать не хотите? Кроме заученных фраз, он больше ничего не понимал или просто притворялся. Ночь в юрте стоила всего 300 рублей, но мы еще заранее решили не ночевать в этой поездке не в машине.

Пока медленно катились по дороге, подбежал ещё один парень. Если честно, я до последнего думал, что это один и тот же человек, с которым мы говорили две минуты назад. В темноте не разберешь. Тоже предлагал ночлег в юрте, но уже больше понимал нас, поэтому смогли договориться просто о стоянке для машины за сто рублей. Угадаете, где находилась эта стоянка? Конечно же, у тех самых юрт.

Пока перетаскивали вещи на передние сиденья, сбежались все соседские дети и тот парень, который первым предлагал ночлег. Он начал громко возмущаться на брата, что тот отбил у него клиентов. Ругались на монгольском (или казахском), но все и так было понятно. Позже в перепалку вступились ещё человека три, ор стоял на весь Цагааннуур. Дело дошло даже до небольшой драки.

Утром проснулись пораньше и по-тихому свинтили, пока все спят. Вообще, начиная с Алтая, всегда просыпаемся рано. Под утро становится тяжело дышать — сказывается непривычная высота. Отбежишь от дороги на десять метров и уже запыхался.

Улгий — первый довольно крупный населенный пункт на пути. К нему ведет асфальтированная дорога, и никаких проблем с проездом здесь нет. Местами ровная-ровная, как стрела, уходит прям до горизонта. Через пару километров поднимаемся на перевал, высота под 2,5 тысячи.

Улгий, как и большая часть Западной Монголии, заселена казахами. Монгольскими казахами. Вокруг одни мечети. Город очень грязный и неинтересный. Больше всего запомнились лужи на улицах. Ходить пешком совершенно негде. Чтоб попасть к соседнему зданию, приходилось обходить по другой улице.

В банке поменяли рубли на тугрики, а затем нашли рынок, чтоб купить носки из шерсти верблюда и яка (самый популярный сувенир), но он был закрыт. В дальнейшем стало ясно, что в Монголии народ начинает раскачиваться только к одиннадцати часам утра. Кстати, за все время не встретили в обращении свежих купюр. Даже в банке выдали ветхие, рваные и заклеенные. Вот без шуток — в руках рассыпаются. Правда, поменяли сразу же на более приличные по первому требованию.

Едем дальше, на Толбо Нуур (Нуур — озеро). Именно за ним и заканчивается асфальт, но об этом позже. Хочется уже попробовать настоящей монгольской кухни, а в Улгии не нашли подходящего и открытого заведения. На берегу озера стоит несколько турбаз, которые хорошо просматриваются с дороги. Выбрали первую попавшуюся.

На турбазе нас встретил Ермалай — казах с древнерусским именем, проживающий в Монголии. Он учился в РУДН, поэтому хорошо говорил на русском. За завтраком рассказал много интересного, что не помешало обмануть и добавить к чеку ещё 50%. Еда здесь ну очень дешевая, поэтому сразу и не заметили. Время поджимало, но уехать с Толбо не искупавшись — грех, тем более погодка позволяла.

Следующий крупный населенный пункт — Ховд. До него около 170 километров без асфальта. Нужно учитывать, что дороги здесь — вещь относительная и даже 100 километров могут растянуться на весь день, а то и на два. Мы выбрали один из самых-самых простых маршрутов по западу Монголии, но это не значит, что все пройдет гладко.

Сразу же за озером есть населенный пункт Толбо. Вообще, с названиями здесь не парятся, например, есть два Улгия, два Ховда, два Алтая — все это совершенно разные населенные пункты и черт его знает, как в этом разобраться. Так вот, в «пригороде» Толбо раскидано несколько десятков юрт. Захотели подъехать поближе посмотреть.

Выбираем любую колею, которая ведёт в сторону юрт, и пытаемся подобраться поближе. С каждым километром дорога становится все хуже и хуже, появляются огромные лужи, земля становится мягкой. Едем-едем и вдруг упираемся в огромное «море», в котором сходятся все дорожки. Блин, куда ехать-то? Кружимся туда-сюда и не поймем, где проезд. Пришлось выбираться обратно по записанному трэку. Лишь позже узнали, что дожди лили без перерыва четыре дня.

В стране сейчас активно строят дороги китайцы. Хотят уже в следующем году соединить Улан-Батор с западом. По пути в Ховд уже почти все готово, но на новую магистраль ещё не пускают — въезды перегорожены. Пока все едут старой дорогой, но весь вид портят кучки земли, рассыпанные вдоль нового шоссе и строительная техника, ездыкающая туда-сюда. Для рабочих разбиты несколько десятков юрточных городков. Даже построили небольшие цементные заводы.

Я думал, что успею застать ту самую Монголию без асфальта, безлюдную, с множеством животных вокруг, пасущихся недалеко от дороги, но, кажется, не успел. Ловлю себя на мысли, что, может, зря мы поехали сюда. Ради чего трястись по хреновой дороге, когда на строительную технику и дорожные работы можно посмотреть и дома.

Но, если не обращать внимания на этот мусор, здесь очень клёво: высокие горы со снежниками, а облака — это вообще отдельная тема. Кажется, если подняться ещё немного, то до них можно достать рукой. Вроде бы едешь по равнине, а высота-то приличная. Почти вся Монголия находится на одном большом плато.

Дорога хреновая, но среднюю скорость 30-40 можно держать. Попадаются участки с крупными камнями и небольшими бродиками. Напомню, что это федеральная трасса. Довольно странное чувство, когда едешь по такой дороге. Даже не верится, что в наше время таким образом соединены два конца страны.

Хоть пастухи и увели большинство животных от пыльных строек, но все ещё можно встретить яков, сарлыков и верблюдов относительно близко.

Монголы действительно очень дружелюбны по отношению к туристам. Редко, кто пройдет или проедет, не помахав рукой и не улыбаясь до ушей. Дети бегут за машиной с криками «халлоу».

Вот, например, сломалась машина (стоит на домкратах разобранная), но никто не унывает. Даже сами попросили сфотографировать их 🙂

Едем дальше. На всем протяжении от Толбо до Ховда нет ни одного населенного пункта, лишь изредка мелькающие юрты. Поэтому мы очень удивились, увидев на середине дороги задрипанное здание, похожее на старую советскую постройку, в котором располагалась гуанз газаар, или кафе. Судя по антуражу, это то, что нам нужно. Принципиально решили не заезжать в кафе для туристов, а питаться в самых простых, «народных» забегаловках, чтобы гарантированно познакомиться с национальной кухней.

Меню:

Обстановка внутри совсем не типичная — по углам расставлены кровати, а сам обеденный стол рассчитан человек на 20, кресла, похоже, достались от старого советского кинотеатра. То и дело через нас из кухни на улицу бегали дети, в общей сложности человек 10. Пока ждали заказ, пошел дождь. В эту же секунду с потолка в нескольких местах полилась вода. Хозяйка быстро начала расставлять разные посудины под течи, а когда она отворачивалась, дети резвились и плескались под струйками воды. Кстати, заказ традиционно придется ждать долго. Еду готовят при вас с нуля, разогревать здесь не принято. Буузы, которые нам принесли, были одними из самых вкусных, которые мы только пробовали.

Еда в Монголии очень дешевая. Вдвоем можно до отвала наесться на 200-300 рублей. Порции просто огромные, основное составляющее блюд — мясо. Много мяса.

Кстати, те буузы стоили по 12 рублей за штуку. Деньги здесь ценятся немного иначе. Не стали забирать сдачу 1000 тугриков (25 рублей), чем привели хозяйку в искренний восторг.

За 70 км от Ховда начинается асфальт — уже открыли часть дороги для проезда. Видимо, в этом месте степные дорожки стали совсем непроездные.

Асфальт заканчивается так же резко, как и начался, у недостроенного моста. Причем, никаких предупреждающих знаков нет, лишь закрепленная на верёвке жилетка дорожного рабочего.

Про знаки — отдельная тема. За весь день не встретили ни одного указателя, предсказывающего, в правильном ли мы едем направлении. Помимо основной, в степи накатано ещё с десяток дорожек, и обычно все они ведут в одну сторону. Но иногда можно промахнуться и приехать к чьей-то юрте. На некоторых опасных поворотах китайцы любезно смастерили временные знаки из куска ламината.

Опасный поворот:

К Ховду подъехали уже к вечеру, и это означало, что мы нагнали свой график. Ох, если б я знал, какие испытания нас ждут на следующий день.

Часть 6 — Ховд — Улгий

Окраины Ховда, как и любого другого монгольского города, «застроены» юртами. Причем интересно, что многие кочевники уезжают на лето в степи, оставляя пустующую территорию, обнесенную забором. Получается, что вокруг города десятки пустых клеток из заборов. Как нам объяснили, в Монголии земля общая и любой может ставить и переставлять юрту, куда хочет. По сей день большая часть населения страны — кочевники. За многие столетия почти ничего не изменилось, юрты обросли лишь солнечными панелями и спутниковыми тарелками.

А ещё обязательное приложение к юрте — « буханка» или Land cruiser. Автомобилей среднего класса почти нет — это или раздроченные дрова непонятного происхождения, или хорошие и дорогие внедорожники, подготовленные для местных условий. Иногда думаешь, что навстречу едет какой-нибудь путешественник из Европы, а это — местный.

А ещё Монголию нельзя представить без Toyota Prius, в поселениях это самая популярная машина, видимо из-за высокой цены на топливо. С заправками, кстати, проблем вообще пока не наблюдалось. Цена литра 95-го (да-да, уже и 95 появился в Монголии) составляет в среднем около 55 рублей. Чем ближе АЗС находится к границе с Россией, тем топливо дешевле, ведь его везут от нас. Не раз встречали бензовозы с Алтайского края и Хакасии.

Многие удивлялись нашей машине и спрашивали «Орос машин?» (Орос — русский). На автомойке собрался целый консилиум вокруг Октавии. Помыли, кстати, отвратительно, у меня дома напор воды в кране больше, чем на мойке.

Ховд нам уже больше приглянулся, чем Улгий, в нем больше монгольского колорита, что ли. Недалеко от парка развлечений на окраине есть буддистский дацан с непроизносимым названием Ганданпунцагчойлон. И тот и другой были с утра закрыты.

Хотели найти какой-нибудь продуктовый базар, но нашли только строительный рынок. На нем, помимо современных товаров, продаются запчасти для юрт и очень крутая национальная мебель.

Зашли в кафе на территории рынка. В помещении было много дыма, и хозяева, увидев нас, вынесли тлеющий кизяк, которым топилась плита, на улицу. Долго с помощью жестов не могли объяснить, что хотим заказать чего-нибудь местного. Ткнув в самую длинную строчку в меню, пошли ожидать привычные 20-30 минут. Пока ждали заказ, кизяк, оставленный у порога, разгорелся ещё сильнее. От дыма резало глаза и наворачивались слезы, но при этом запах не был неприятным. Может, уже принюхались? В итоге нам принесли две тарелки, на которых был обычный омлет с колбасой, горка риса и что-то отдаленно похожее на оливье. Скорее всего, они так и не поняли, что мы хотим национальной кухни и решили угодить, приготовив «европейское», нетипичное для Монголии, блюдо.

Собственно, так выглядела кухня:

Город в центре выглядит довольно опрятным.

Даже стрит-арт присутствует 🙂

А еще встретили в далёкой Монголии кусочек Липецка.

Отправляемся в сторону Улаангома — это приграничный с Россией город, всего в ста километрах республика Тыва.

О дорогах Монголии не так много свежей информации в интернете. Сколько я ни пытался выяснить о качестве покрытия от Ховда до Улаангома (расстояние около 300 километров) — ничего конкретного не нашел. Попадались лишь некоторые заметки, что на пузотёрке этот маршрут проходится довольно просто. Да и казах на границе в Ташанте заверил, что проеду с лёгкостью. Поэтому мы не торопились и полдня проторчали в Ховде.

Естественно, никаких указателей на развилке в большой город нет. Ни за что бы не подумал, что еле заметная колея, ведущая за холмы, и есть основная дорога. По старой монгольской традиции внезапно начался асфальт. Я уж было обрадовался и подумал, что он ведёт до самой границы. Но по той же традиции он вскоре так же внезапно закончился, как и начался.

Вот так выглядит самая типичная трасса:

Где-то посреди степи встретился довольно колоритный дорожный знак, значит, на верном пути 🙂

Через несколько километров с нами поравнялась машина с номерами Новосибирска. Я запомнил эту семью ещё по очереди в Ташанте. Пересекались с ними до этого уже несколько раз, но, в отличие от других редко встречающихся соотечественников, они тупо отворачивались в сторону. На этот раз, с улыбкой до ушей, пристали знакомиться. Пожаловались на отсутствие навигатора и навязались ехать дальше вместе. Мне такая идея не очень понравилась, но как тут отказать? Договорился, что доведу их до Улгия (это другой Улгий, не тот, который на границе с республикой Алтай), а дальше каждый сам по себе. И дело не во вредности, а просто нам нравится быть вдвоем, нравится путешествовать в своём режиме, останавливаться, где захотим, и сворачивать, куда захотим.

Дорога была почти идеальной, местами можно разогнаться довольно быстро. Особенно кайфово ехать по степи, когда нет крупных камней — просто выбираешь точку на горизонте и фигаришь по прямой. «Друзьям» из Новосибирска явно не нравился такой способ передвижения, но и дальше ехать в одну машину они все равно боялись. Каждый раз, когда останавливались сделать пару снимков, они неизменно перегораживали весь вид. Почти не общались — сугубо деловые отношения. Мы просто большой белый навигатор с боксом на крыше.

Вокруг небо было затянуто грозовыми тучами, но над нами светило солнце. В какой-то момент дорога упирается в небольшой, но противный ручей. Он промыл дорогу так, что непонятно, куда дальше ехать. После того как огляделись, водитель (даже не представился, как его зовут) изъявил желание ехать вперёд. Всё-таки на Escudo не так страшно 🙂 Плюхнувшись в воду, чуть не оторвал крепление багажника вместе с мотоциклом. Куда же мне лезть с такими свесами?! Ручей подмыл почву, образовав резкий и довольно высокий перепад. Цепляя всем, чем можно, всё-таки переправился на тот «берег». До самого Улгия больше таких нежданчиков не было. В селении Улгий мы свернули к первому же кафе, а наши «друзья», даже не попрощавшись, поехали дальше.

Режим работы монголы устанавливают каждый по своему желанию, поэтому открытое кафе в середине дня нам найти так и не удалось. До Улаангома оставалось всего-то ничего.

Через несколько километров наперерез машине бегут местные, размахивая руками. Они пробили колесо (дыра с грецкий орех) и чего-то хотят от нас. Я им предложил насос, жгуты. На языке жестов выяснилось, что им нужна моя запаска, хотя ни по размеру, ни по разболтовке она не подходила 🙂 Причем они не пытались отобрать её, а искренне не понимали, почему я не могу подарить колесо. Через некоторое время подъехала буханка с кочевниками. Они как раз перевозили юрту на новое место. У них в кузове нашлась совершенно новая резина.

Погода резко начала портиться, и заморосил дождь. На дороге остались мы одни.

Часть 7 — жесткая дорога в Улаангом

На дороге остались мы одни. На душе немного тревожно, но это и есть та Монголия, какой я ее себе представлял. Виды здесь, конечно, скромнее, чем в округе Баян-Улгий — степь да горы вдалеке. Зато встречается больше животных. Численность домашнего скота превышает численность населения Монголии в 27 раз (на 3 млн. человек приходится 80 млн. скота).

То, что горизонт со всех сторон был затянут черными грозовыми тучами, нас не сильно беспокоило, потому что над головой было чистое небо. Накрапывал небольшой дождь, но ничего не предвещало беды. Мы ехали и любовались далёкими молниями. Как оказалось, в горной долине это сыграло злую шутку с нами, обитателями равнины — вся вода, которую вылило где-то там, стекалась в середину.

Вот уже и начали появляться небольшие ручейки и броды, текущие поперек дороги. Сначала это выглядело забавно, но чем ниже мы спускались, тем шире становились эти ручейки. Это уже не так забавно. Вода течет там, где ей проще всего, то есть по колее. Благо, что почва в основном каменистая и можно ехать просто рядом. Сначала мы считали количество пройденных бродов, но довольно скоро сбились, настолько их было много.

В какой-то момент дорога просто исчезает, в низине все размыто настолько, что непонятно куда ехать дальше. В надежде переправиться через это огромное поле грязи, ищу хоть что-то похожее на следы от колес, но безрезультатно — похоже, здесь никто не проезжал. Или их просто смыло. Пробуем объехать и слева, и справа, но нигде нет подходящего проезда. В некоторых местах появилось новое русло реки, и дорога тупо обрывается на полметра вниз. Как так-то? Мечемся туда-сюда уже больше часа. Я просто отказываюсь верить в происходящее.

Вдруг на горизонте что-то заблестело. Это был мотоцикл. Лечу наперерез, чтобы не упустить. Кочки с травой то и дело бьют по днищу, но уже не обращаю на это внимание. На мотоцикле оказался местный пастух с ребенком. Жестами пытаюсь выяснить, как объехать эту задницу. Он машет рукой «езжай за мной» и выводит нас на дорожку повыше. Я уже было обрадовался, но через пару километров эта дорожка упёрлась в настоящую горную реку с огромным обрывом. Разворачиваемся и едем обратно, снова пытаемся найти хоть какой-нибудь проезд. К сожалению, в такие моменты совсем не до фотографирования.

Видно, что вода ещё прибывает, поэтому плюю на все и еду напролом. И сажусь на брюхо буквально через несколько метров. Почва очень мягкая, как тесто. Хочется бросить все и уйти, потому что выбраться своими силами нереально. Просто сидим и ждём, потому что откапываться бесполезно. Эти 20 минут ожидания помощи показались мне вечностью. На горизонте показался грузовичок. Бегу навстречу, машу руками, все ноги в грязи. Монголы, похоже, в недоумении от такой ситуации с дорогой, и сами не поймут, где им проехать. Водитель с разгона с первого же раза переезжает на мою сторону. Цепляем трос и выдергиваем Октавию. Грузовичок уезжает, и мы снова остаёмся одни.

Опять пытаюсь найти более каменистый проезд. Есть подходящий короткий участок, но с глубокими промоинами. Похоже, сегодня распрощаюсь с бампером. Но делать нечего, помощи ждать не от кого. Решаюсь ехать. Скачем, как сайгаки, по днищу то и дело раздаются глухие удары, бьемся головой о потолок, все вещи летают по салону. Выскакивают какие-то ошибки на приборке, но на них даже некогда смотреть. Фууух, проехали… Бампер в итоге остался на месте, но немного вырвало нижний диффузор и перестал работать парктроник. С кулака загоняю его обратно. Потом разберемся.

Едем дальше. Сбился со счету, сколько бродов преодолели. Жопа какая-то. Дорога постоянно петляет вверх-вниз, и за очередным холмом снова видим привычную картину. Нервы уже начинают сдавать, рад бы вернуться обратно, но, похоже, пути назад нет. Снова катаемся в поисках объезда, ищем хоть какие-нибудь следы, но все тщетно. Навстречу едет внедорожник с местными номерами. Выхожу и жестами пытаюсь спросить про дорогу впереди, показываю на свою машину — проеду или нет. Водитель улыбнулся и сложил из рук крест. Вот здесь было реально досадно.

Продолжаем поиски. Все же нашел чьи-то следы и проехал по ним. Радости не было предела. А говорил, что не проедем! Как оказалось, он имел в виду другой участок.

Не буду утомлять вас рассказом про то, сколько говна мы ещё перемесили, пока не выехали к настоящему обрыву. Дорогу преграждала уже серьезная река, русло которой в обычную погоду сухое. Спустившись вниз, заворачиваю джинсы до колен и иду мерить глубину. Оказалось, до колен мало — промок до трусов. Течение очень бурное, вода мутная, дна не видно — чуть ноги не переломал. Пока искал разные пути проезда, споткнулся о большой валун и выронил телефон.

Вспоминаю про наших новосибирских «друзей», интересно, как они здесь проехали? 🙂 Река разделяется на несколько русел. С горем пополам выезжаю на мелкий островок посередине, и все, дальше не знаю, как быть. Мечусь, словно кролик в клетке, не могу отважиться переехать такой глубокий брод. Течение быстрое и обрыв резкий. Теперь точно без бампера останусь, а, скорее всего, вообще без машины. Что делать? Что делать? В голове уже крутятся мысли, как мы живём здесь неделю-другую, пока не спадет вода. Ни о каком фестивале уже не идёт речь, лишь бы выбраться. А главное — в Липецк нужно вернуться до 27 июля. Вот ведь попали! Нет ни связи, ни друзей, языка не знаем, до дома больше 5000 км, а на горизонте ни одной машины.

Сидим. Чего ждём — непонятно. Уже совсем скоро стемнеет и нужно бы выбираться повыше, потому что вода только прибывает. И вдруг — чудо! С обрыва спускается Prado и подъезжает к нам. Из машины вылезло 5 человек — четверо корейцев и монгольский переводчик с ними. К сожалению, переводил он с монгольского на корейский, а по-русски знал только «борщ» и «пирошики». Я даже не успел оглянуться, как они уже тащат трос. Трос я взял свой и решил на всякий случай заткнуть патрубок, идущий на воздушный фильтр, мусорным пакетом. Рванули с места — только вода во все стороны. Переехали относительно беспроблемно, хотя опять сильно досталось днищу.

Пытаюсь выяснить, есть ли дальше ещё реки. Тычу пальцем на воду и в направлении Улаангома. Получаю в ответ бурное и красочное описание ещё одной реки. Вообще, монгол очень ловко справлялся с объяснением жестами — и глубину показал, и ширину, и как тонет машина — это просто взрыв мозга. Предложили нам ехать за ними.

Дальше едем вместе. Вообще-то, было неловко их задерживать (им приходилось все время притормаживать), но это, возможно, была наша последняя надежда на сегодня.

Ехали прямо по руслу небольшой речушки, объезжали большие валуны. Ребята постоянно подбадривали, маша руками из окон машины и поднимая большой палец вверх. И вот упираемся в ту самую реку. Охренеть! Других слов больше не подобрать. Все, что было до этого — просто цветочки. Это самая настоящая РЕКА — широкая, бурлящая.

Корейцы, похоже, сами не ожидали такого, но начали подгонять «поехали-поехали». Я что-то совсем застремался и пошел мерить глубину. До середины даже дойти не мог — слишком большое течение, под ногами прощупывались большие камни. Как им объяснить, что запасного поддона картера у меня нет? Это меня сильно волновало, а их, кажется, больше волновали мои сырые штаны (не обоссался, а промок), переживали, что я замёрзну. Пытаюсь объяснить, чтобы ехали потихоньку, а то в прошлый раз было слишком экстремально. Вроде бы поняли.

По старой схеме закрываю воздуховод мусорным мешком и сажусь в машину. Ширина брода метров 30. А глубина в центре выше фар. Показалось, что ехали целую вечность. Когда колеса твердо встали на суше, все выскочили из машин и начали обниматься, просто не описать словами, как мы были счастливы. Корейцы предложили сделать фото на память на фоне эпичного брода. Честно сказать, руки так тряслись, что фото получилось замыленным.

Вроде бы все самое страшное позади, но наши спасители предложили вместе и дальше ехать до Улаангома, а затем пригласили на ужин.

Приехали в какую-то общагу, где ожидало уже человек 20. Так нам представилась возможность познакомиться с корейским застольем. Едят они сидя на полу за низенькими столиками. Все было офигенно вкусно. Тем более что мы в этот день только завтракали.

Застолье для всех проходило очень весело до тех пор, пока кто-то не узнал, что мы едем в Борошоо. Хозяева начали объяснять что-то, но ничего не понятно. Потом позвали парня, который смог объяснить на ломанном русском, что мост смыло водой. Я несколько раз попросил уточнить, так ли это, принес карту, на которой показали место затопления.

Ну что за фигня!?!? Потом позвонили какому-то человеку, который, по их мнению, знал русский язык, и дали мне трубку. Честно говоря, ничего не разобрал из этого набора слов, только уяснил, что мы уедем завтра. Это добавило ещё больше загадочности ситуации.

Предлагали остаться на ночь, но мы традиционно пошли спать в машину.

Часть 8 — финальная. Немного про Тыву и расходы в путешествии

Спалось, честно говоря, хреново. Практически вообще не спалось. В голове было слишком много разных вопросов. Как теперь добираться до Родины? Долго ли придется жить в Монголии? Неужели придется возвращаться тем же путем? Ни одного ответа не могло найтись, поскорее хотелось увидеть, что произошло с дорогой своими глазами, а не томиться в неизвестности. Кажется, вчерашние проблемы и не проблемы вовсе.

Встали рано и поехали прокатиться по городу — поискать заправку и какую-нибудь кафешку. И то и другое, работающее ранним утром, найти было трудно.

Из множества заправок нашли единственную, на которой был 95-й. Я долго не мог понять, что пытается втолковать мне заправщик, потом разобрал что-то вроде «ток нет». Оказалось, в части города отключили электричество.

Поехали на другой конец. И как вы думаете, кого мы нашли на заправке? Конечно же, наших новосибирских «друзей». Не ожидали они увидеть нас здесь и удивились, что тоже смогли добраться до Улаангома. Разговаривать долго не стали, попрощались и разъехались.

Дальше нам повезло больше, потому что на этот раз мы нашли нечто более полезное, столовую. Напоследок решили попробовать ещё одно традиционное монгольское блюдо — цуйван, а проще говоря, лапшу с мясом. Мы читали до поездки, что размер порций в монгольском общепите огромный, но такого не ожидали. На каждой тарелке было еды килограмма по два. Нормальный человек не в состоянии столько съесть.

Выкатились на улицу и снова вернулись к корейцами. Подъехав к зданию на этот раз с другой стороны, увидели вывеску «Увс баптист сум». Оказывается, мы ночевали в баптистской общине. Зашли ещё раз поблагодарить и попрощаться. Нас пригласили на завтрак, но после цуйвана можно было ожидать завтрака только дня через два. Распрощались и поехали в неизвестность.

По пути увидели интересную скульптуру и остановились, чтобы сфотографировать. Тут к нам подошел мужчина и поздоровался на чистом русском. Так непривычно было слышать родную речь от монгола! Я спросил, не знает ли он что-то про разрушенный мост. Ответил, что не в курсе, но сейчас узнает. И позвонив кому-то, заверил нас — дорога в порядке.

Хоть он немного и успокоил, до последнего не верилось, что все пройдет гладко.

На выезде из города с нас взяли плату за проезд по дороге (25 рублей). Читал, что деньги взимают только за асфальтированные участки. Может, и правда все в порядке? А про какой тогда мост шла речь? Ничего не понимаю (плохо, когда не знаешь местного языка).

Уже полностью развеяли плохие мысли идущие навстречу машины с российскими номерами, активно приветствующие нас.

До границы долетели меньше чем за час. А прошли ее практически мгновенно. На монгольской стороне даже не стали подходить к машине, а наши пограничники явно торопились на обед и ещё и подгоняли нас. Единственное, что вызвало их интерес — это конструкция моего спальника. И то, они больше с ним игрались, чем смотрели вещи.

И вот мы в России! Тыва приветствовала паршивой погодой — все серое, дождь мерзкий такой моросит.

Всего в ста километрах от границы, недалеко от Чадана, проходит международный фестиваль живой музыки и веры «Устуу-Хурээ», и даже несмотря на трудности проезда через Монголию, мы успели к датам проведения.

Бытует мнение, что в Тыве небезопасно находиться туристам, особенно в вечернее время. Поэтому поездка на фестиваль — это такой хороший повод посмотреть малоизведанную республику, туристов же много съезжается. А по поводу безопасности — честно, мы не столкнулись с чем-то таким, но чувствуется какая-то ненависть, когда местные смотрят на тебя. Вот один лишь пример — подъезжаю на АЗС, на кассе пересменка минут на десять. Людей съезжается все больше, и мы выстраиваемся в очередь. Так вот, когда касса открылась, никто не дал мне пройти по очереди, а оплатил бензин я последним. Даже сами организаторы фестиваля отдельным письмом на почту предупредили, что категорически нежелательно останавливаться ночевать в Тыве на трассе. Вот такая обстановка.

Поляна фестиваля находится на окраине Чадана (кстати, это родина Шойгу и чуть ли не на каждом доме красуются его портреты), на которую можно попасть, переехав небольшую речушку. По мосту, конечно же, но и тот наполовину самодельный — тупо навалены бетонные плиты.

К сожалению, телефон, на который фотографировали путевые заметки, разбился в одном из бродов Монголии, поэтому качество фото так себе — это скриншоты из видео 🙂

Несмотря на погоду, людей было очень много, палаточный городок просто огромный. В основном на Устуу-Хурээ приезжают из Красноярска. Сам фестиваль еще официально не был открыт, команды только разыгрывались.

Мы нашли местечко для машины прямо на въезде с видом на грязную реку. Честно говоря, вид её был довольно страшным — сильнейший поток, мутная вода, да и уровень, кажется, только поднимался. Каждый раз, когда возвращались к машине, отслеживали уровень воды. То один камень скроется, то следующий, который повыше…

В итоге на открытии фестиваля на сцену вышел глава МЧС по республике и объявил, что уровень воды в реке слишком быстро растет, ожидается, что мост, который ведет на поляну в скором времени смоет. Если не выехать в Чадан, то можно здесь зависнуть дней на пять-шесть.

 

Вот такие вот дела. Мы бы с удовольствием остались пережидать там непогоду, но столько свободного времени не было 🙁

Время было уже к вечеру, и мы поспешили на выезд. Погода полнейшее дерьмо, все промокли насквозь и хотелось уже побыстрее туда, где тепло и солнце. Было запланировано несколько интересных точек в Тыве, но желания не было. По маршруту хотели выехать на трассу через Кызыл и Ергаки, но решили немного сэкономить, проскочив через Хакасию.

А теперь представьте. Ночь, поливает дождь. Прошлую ночь я очень плохо спал, да и предыдущий день был довольно жестким. Едем, дворники еле справляются. И тут впереди вижу камаз МЧС, перегородивший дорогу поперек — дорогу смыло. Блиииаааа, объезд только через Кызыл. К тому моменту проехали почти 100 километров. 100 километров впустую. Еду в обратную сторону и просто дико залипаю. Ничего не помогает уже — ни кофе, ни семечки, ни открытые окна и музыка. Я ужасно  у с т а л. В голове всё крутятся слова про опасную Тыву, про то, что нельзя ночью тормозить на трассе… ну а что, разбиться лучше? Недалеко от дороги какой-то небольшой завод, к нему ведет асфальтированная дорога, свернув на которую я улёгся спать. Ну, как улёгся? Только поднял ручник и сразу же вырубился на переднем сиденье. Поспать долго не дали — пришел охранник и в довольно жесткой форме попросил убраться, хотя я никому не мешал и стоял в нескольких метрах от трассы, а не на парковке завода.

Организаторы фестиваля как крайнюю возможность ночёвки в Тыве предлагали остаться на ночь в филармонии Кызыла. Мы решили, что это довольно безопасно, но в 4 утра, естественно, двери филармонии были закрыты. Поспали перед воротами 2 часа.

На набережной Кызыла находится один из географических центров Азии. Как ни странно, набережную города закрывают на ночь на замок. По всему городу, как и по всей республике, висят портреты Шойгу. Больше мы ничего не посмотрели, зато попробовали самобытные тувинские продукты.

Узнаёте?

Самые интересные:
— Тувинское мороженое, которое делается из национального кисломолочного напитка божа с творогом, сахаром и ягодами. На вкус как кислый творог с каким-то странным привкусом.

— Тувинская водка — арагА. Делается она из молока в деревянном самогонном аппарате и имеет низкий градус. Пока не пробовали.

— Напитки из таёжных ягод — в составе только вода, ягоды и сахар. Срок хранения в холодильнике 30 дней.

Вот так, совершенно неожиданно для нас и подошло к концу это путешествие. Тыву просто со скоростью света проскочили, но что делать в такую погоду? Ну, еще приедем как-нибудь.

А дальше была долгая дорога домой.

По традиции, хочу написать про расходы и основные цифры этой поездки. За 25 дней мы проехали 11331 километр и посетили 18 регионов.

Общая сумма расходов составила 62279 руб.

Больше всего денег потребовалось, как и обычно, на топливо — 36295 руб.

На еду в пути потратили 11773 руб.  С собой был довольно большой запас консервов, они не входят в расчеты.

Сувениры — 8336 руб.

На разную мелочёвку (стоянки, душ, прачка, автомойки) — почти 6000 руб.

Жильё не снимали ни разу, поэтому в этой графе пусто.

Более наглядно про расходы можно посмотреть на инфографике за 2018 год (ссылка на оригинал):

А еще есть небольшое видео:

Спасибо всем, кто дочитал до конца.

Дром

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *