«Одиночное плавание» в Иран, или берцы в Индийском океане. Часть 2

Если вы — розовый пони, пукаете бабочками и какаете радугой (может и наоборот — не помню точно). Если вы настолько культурны, ранимы и тонко организованы, что не можете не нагадить в комментах, то не читайте дальше — не мучайте себя…))). Написано не для вас.

Продолжение.

Начинать читать со второй части бессмысленно, поэтому сначала сходите по ссылке, а потом, если будет желание, продолжите.

  • Первая часть

Иран

Почему Иран? Почему-почему. По кочану…

При слове Иран все начинают кидаться какашками стереотипов, навязанных буржуазной пропагандой. «Ось зла», «исламские фанатики», «аятоллы», «средневековье». Все перечислил или мало? И вот так почти каждый встречный. Уписаться можно. И каждое утверждение мимо. Мимо правды.

А, да, еще забыл про «страшный» Корпус Стражей Исламской Революции, чьи суровые бородатые стражи обижают нежных американских моряков, ставя тех голыми коленками на холодный металл палуб захваченных в Персидском заливе катеров, и заставляют плакать горючими слезами. Так жалко их.

А ежели пораскинуть мозгами да немного погрузиться в ИСТОРИЮ, то Иран на поверку окажется совсем непростой страной с удивительной судьбой. И, если сейчас современные египтяне не имеют никакого отношения к Древнему Египту, греки — никакого отношения к Древней Греции. Про итальяшек я вообще молчу, у тех даже тень великого имени Рима румыны утянули. А в Иране до сих пор живут те самые персы, которые два с половиной тысячелетия назад основали первую в истории мира империю — Персидскую, дав Ойкумене мощнейший вектор развития на многие столетия вперед.

События, которые я с детства воспринимал как сказки, произошли когда-то именно в этих краях. Все слышали про «пир Валтасара», про «Мене, текел, упарсин», но немногие помнят, кто к этому Валтасару нагрянул. У всех на слуху «освобождение из Вавилонского плена» евреев, но не многие помнят, кто их освободил. Таки да, Кир Великий. Создатель той самой Персидской империи. И это к Киру в мавзолей приходил Александр Македонский, когда завоевал Персидскую империю и сверг Ахеменидов. Про Ахеменидов не каждый вспомнит, но у всех в памяти имена Дарий, Ксеркс и Артаксеркс. И Персеполь, который по синей волне сожгла тёлка Птолемея, обратив в пепел красивейший дворец мира. А кто вспомнит, что неукротимая Римская империя, пожравшая всё Средиземноморье и большую часть Европы, шагнув на восток, отскочила оттуда, жалобно скуля «а нас-то за що?», чей император Валериан сначала служил подставкой для коня, а потом перепил расплавленного золота, попросившись домой. Наверное, все знают выражение «так говорил Заратустра», но мало кто скажет, где он это говорил. Да и легенды об огнепоклонниках — где-то легенды, а в Йезде, например, часть городской жизни. А шиитское течение ислама? В какой еще стране хотя бы увидеть это можно? Я молчу про «чудеса света» — зеркальные мечети. Кто-нибудь хотя бы слышал о них? Перечисленное выше не тянет даже на вступительный абзац. Но, как говорится, чем богаты…

Сильно мне хотелось понять, как они так умудрились за тысячи лет растерять своё могущество и влияние даже на бывшие доминионы. Хоть заизучайся историю, хоть засмотрись научно-популярным фильмами, но пока сам не проедешь через всю страну, не заглянешь людям в глаза, не посмотришь, как они живут — не поймешь ничего. И делать это желательно без сопутствующего информационного шума, погрузившись полностью.

Всё это только в Иране! За этим и ехал.

А еще думал о том, что когда-нибудь я стану старым пердуном, буду бздеть по-тихому в протертое кресло, накрытый пледом заботливыми внуками и выносить мозг юному поколению: мол, я-то в ваши годы семь раз мог! полмира объездил на своих четырёх! И мне будет что вспомнить)

Астара

Как-то давно сам для себя вывел теорию «Волны». Смысл её в том, что если ты чего-то сильно хочешь, то нужно сначала очень сильно «раскачивать» вокруг себя пребывающую в статическом состоянии окружающую действительность. Раскачивать своими упорными действиями, ибо своими бездействиями раскачать невозможно ничего, раскачивать порой через «нихачу». А через некоторое время «раскачанная» тобой волна событий начинает жить своей собственной жизнью, не требуя от тебя более никаких активных воздействий. Мало того, эта «волна» сама затем подхватывает тебя и несет тебя через время и пространства именно в ту, сперва абстрактную точку, куда хотел попасть изначально. И несет настолько настойчиво, что хоть ногами упирайся, но сделать уже ничего не можешь. Противостоять Судьбе невозможно.

Так и сейчас, пройдя азербайджанский пограничный переход, оказался я подхвачен волной происходящего вокруг меня и ехал по узкому мосту среди сплошного людского потока. B один момент как-то цвет людского потока изменился с жизнерадостного белого азербайджанского на мрачный черный иранский. Дела.

По вотсапу еще с Azercell позвонил «помогайке» Гомиду на иранской стороне. Из трубки услышал: «Э, брат, давай подъезжай. Жду тебя уже давно».

Кто такой «помогайка»? А это чел, который помогает вам в стране с непонятными для вас языком и алфавитом пройти стандартные пограничные и таможенные процедуры, заполнить совершенно непривычный для нас «карнет де пассаж», сгладить по возможности возникающие проблемы и слегка обойти весьма строгое иранское законодательство. Например, иранское законодательство абсолютно запрещает ввоз на территорию Исламской Республики Иран (далее ИРИ) радиостанций личного пользования и не разрешает иностранцам приобретать и пользоваться симкартами иранских сотовых операторов. И, получается, конкретно у меня же при въезде сразу образовались «терки» с Законом ИРИ. У меня в багажнике лежала в пакете убранная еще при въезде в Азербайджан автомобильная Си-Би рация. Но если законодательство Республики Азербайджан запрещает только использование рации, но нисколько не запрещает её ввоз и вывоз, то в Иране все совсем иначе, и доблестная таможня очень быстро мою нычку с рацией обнаружила и очень быстро её конфисковала. Потеря потерь, однако. На это помогайка среагировал быстро: непередаваемая игра слов на фарси, отчаянная жестикуляция с неестественным заламыванием рук и навернувшиеся почти настоящие слезы в распахнутых персидских глазах. Как-будто все трагедии мира одномоментно и одновременно обрушились на этого хрупкого и беззащитного человечка!

— Верю! Верю! Верю! — бормотал восхищенный Станиславский, сидя на корточках в теньке таможенного пакгауза и лузгая сёмки. Я тоже почти поверил, что моя рация стала объектом поклонения и даже, быть может, религиозным тотемом. Даже у сурового таможенника на миг чело омрачилось от творимой им вселенской несправедливости. Они исчезли за дверями таможни. А я остался считать тягостные минуты ожидания.

•••

— Хозяин, слышь, это не Станиславский, а тепловой удар…
— А что, жара?
— Да уже 36 за бортом. Так что ты давай, с излишней театральностью завязывай.
— Отвянь, я почти художник! Я так вижу.

•••

Первым вышел Гомид, в руках неся завернутый в пакет «похожий на прямоугольник предмет». Заговорщицки подмигивая мне, из-под полы передал пакет мне. По весу точно рация. Я успел только спросить:
— Гомид, сколько?
— Э, брат, договоримся…

Следом вышел таможенник, подошел ко мне и, сцепив указательные пальцы обеих рук, сказал: «Руси ирани дустим!» (Русские и иранцы — друзья!). И махнул рукой, мол проезжай.

Проехал. В машину заскочил довольный собой Гомид. Еще  бы. Озвучил ценник за услуги — сто баксов. Ипать… Пятнашка за симку с 3 Гб на месяц, остальное за суету сует. Ладно, прайс мне все-равно незнаком, пусть будет, как будет. Погнали дальше.

— Гомид, мне бы баксы на реалы поменять. Скажи, сколько мне нужно, чтобы до Банда-Аббаса добраться и обратно? Чтобы хватило.
— Э, братан! Четыре сотки тебе за глаза хватит! Иран недорогая страна.
— Давай 600. На всякий пожарный.

И вот тут Гомид, который является этническим азербайджанцем, по-своему воспринял разницу в 200 бакинских, которую он мне советовал. И ровно на 200 баксов он меня (тут идет хештег про #сказочноебали). Короче, кинул он меня на 200$, взлохматив бабушку про курс реала к доллару. Попался я на высоких технологиях. На телефоне у меня установлена программка, в реальном времени мониторящая курсы интересующих меня валют. И показывала программка мне курс 40000 реалов за бакс, на что я и ориентировался.

— Э, братан. Блэк маркет! Не 40000, а целых 80000 риалов за доллар! Блэк маркет!

Только вот курс бакса на тот момент был 120 000 риалов за доллар.

А ведь я привык, что валютчики на границах туристов не наё-вают, но в Иране есть нюанс. В Астаре живут иранские азербайджанцы, и они являются полной противоположностью персам и  азербайджанцам советским. Абсолютной противоположностью. Сука, Гомид — обращайтесь, наговнит.

В тот момент я не только не подозревал, что меня кинули, но и подумать не мог, что этот самый случай, как в индийском суперфильме «Миллионер из трущоб», позволит мне выбраться из невероятного попандоса в Исфахане. Но это будет потом.

Став обладателем 45 000 000 иранских риалов, которые мне принесли в пакете, попрощавшись с Говнидом, я «шагнул в неизвестность», то бишь выехал за забор погранперехода в иранскую Астару.

Выехал и остановился, чтобы привести мысли в какой-то порядок. Я сделал это! Я в Иране! Колотушкой молотило сердце. Если разобраться, мне же тут ни фига непонятно: алфавит другой, язык другой, всё другое. Любая бывшая советская республика из Средней Азии на порядки ближе и понятнее, Монголия с полным языковым барьером намного понятнее — там хоть буквы русские. Что делать? Расстояние от дома:

Не скажу, что полностью собрался с мыслями, но решил немного прогуляться, как ни крути, цель сегодняшнего дня были достигнуты, целью дня завтрашнего был Тегеран. Закрыл машину и пошел на набережную моря, пройтись, подышать, посмотреть на окружающий непривычный мир, проникнуться местом, куда попал.

Иран был мрачен! Вдоль дорог на высоких флагштоках через один с государственными флагами развевались тяжелые черные стяги. Половина людей была в черном с головы до пят. После бесшабашного Дагестана и Азербайджана впечатление удручающее.

Шел по набережной, смотрел на удивительную разницу в людях. На берегу моря сидели семьи, все одетые, женщины на сорокаградусной жаре все поголовно были в чадрах, черных балахонах с головы до пят, где видно только лицо и кисти рук. В море купались только дети.  Прогулявшись по берегу, повернул обратно в сторону машины. Там, где дорожка от набережной шла к дороге, был открытый магазинчик, торговавший мороженным и прохладительными напитками. На жаре мне пить хотелось просто жуть. Подошел к продавцу лет шестидесяти, показал пальцем на поллитровку воды в холодильнике, он в ответ на фарси сказал мне цену. Мне на фарси — что сказал, что не сказал, одноденежно. Я вытащил пресс иранских бабок из сумочки. У продавца глаза сделались не круглыми большими, а квадратными огромными. Я ж не знал, что купюра в 500 000 риалов — это много для водички. Он замахал руками, не-не, очень много. Я показал ему другие, имеющиеся в наличие деньги. Он покивал из стороны в сторону головой, показывая, что сдачи у него с таких денег нет. Я убрал деньги в сумку и собрался уходить, но он окликнул меня, протянул мне пол-литровую бутылку воды из холодильника и сказал: — «Gift for you!» Я попытался было отнекиваться, первую покупку в Иране совершить не смог, а получается выклянчил, но иранец был непреклонен. Бери и всё!

Взял. Открыл. Попил. Уффф…

Вода в жарких странах — отдельная тема. Я помню, как нам в Иерусалиме и на Мертвом море на 45-градусной жаре евреи продавали 0,5 воды за бакс, и её не хватало и на двадцать минут. И как там же палестинцы за тот же бакс продавали 1,5 литра. У нас в России к воде отношение, как к предмету, которого всегда и везде в избытке. Мы, русские, на воду вообще внимания не обращаем, поскольку уверены, что она есть всегда и везде. Но побывав той же Монголии, в городе-сковородке Бигэр, в иссушающей пустыне, начинаешь проникаться уважением к воде.

Это так, лирическое отступление было.

Сел в машину и поехал, куда глаза глядят, точнее, куда Навител натужно пытался маршрут проложить. Задал ему ехать до Решта, где было одно из трёх российских консульств на территории Ирана, ещё есть в Тегеране и в Исфахане.Так вот, в Реште я надеялся встать на консульский учёт, дабы вдруг бесследно не потеряться в 80-миллионной стране, в которой я никого абсолютно не знал.

Памятуя о том, что в Иране бензин дешевле воды, заехал я на заправку. На заправке на колонке всегда стоит цифра 30000 и не меняется никогда. Цена фиксированная на всей территории страны и точка. Заправил литров 20. На заправке всем заведует заправщик.  Там был молодой паренек лет 18-20. Он вставляет пистолет, собирает деньги и всё это с суетой и кипишем. После заправки я показал ему деньги, он сам взял, сколько надо. Я, когда отъехал, решил посчитать стоимость литра. Прослезился, ни фига не дешевле воды. По моим расчетам вышло около 23 рублей в пересчете на наши. Чо за нах? Дешевый бенз в Иране — это типа городских легенд?! Я ж тогда не знал, что меня наеобманул не только Гомид, а и юный заправщик тоже)) Иранский азербайджан — дело такое. Если так дальше дело пойдет, никаких денег мне не хватит на путешествие.

По дороге заехал в какую-то придорожную гостиницу и попросился в душ, отдав за него 500 000 риалов. Душ совмещенный с толчком и раковиной. Три в одном:

Это был самый дорогой душ за круг. Хитрожопый на лицо сын хозяина гостиницы с радостью продал мне полсуток номера за 30 минут. Если бы я знал, что через несколько километров встану в глухую пробку в городе Хештпер, в которой потеряю целый час, потом развернусь и объеду город по объездной и вскоре на обочине встану на ночлег, я бы доплатил и остался бы на ночь. Но, опять же, вспоминая бабушку, которая потенциально могла стать дедушкой, но не захотела, проехали…

Утро следующего дня в Иране:


Утренний кофеёк и в дорогу.

Дорога от Астары на Решт. По две полосы в каждом направлении и разделитель — бетонные отбойники, между которых доверху насыпана земля и посажен газон. В отбойниках через определенное расстояние сделаны проходы для людей, которыми также пользуются мотоциклисты и мопедисты. Отличное решение.

Проехал километров шестьдесят, и приспичило меня отлить, свернул к какой-то ещё закрытой кафе, там паренек. Я ему говорю — «Туалет где?» — не понимает. «Ватерклозет где?» — не понимает. Напряг извилины и выдал — «Тувалет коджа ст?». «А-А-А…» — заулыбался парняга и метнувшись, принес кувшин с водой. Пришлось ему жестами показать, что меня зовут Хуан что я по легкому… И так ему это понравилось, что он потом ходил и ржал, аки конь, размахивая гипотетическим членом.

Попрощавшись, отправился я в сторону города Решт, где очень хотел попасть в русское консульство и хоть как-то обозначить себя для Родины, пока нахожусь в чужой стране. В отличие от вчерашнего дня, сейчас я уже детальнее всматривался в окружающую действительность. Смотрел в основном на дорогу и на особенности организация автомобильного движения. Все основные дороги в Иране с разделительным  отбойником между встречными полосами. Качество дорожного полотна не скажу, что отличное, но на твердую «4» точно.

Движение на дорогах. Это песня отдельная. Хаос и беспорядок, правил ПДД не существует. Каждый едет, как хочет. Едут, как хотят, это про водителей грузовых и легковых автомобилей, которых не просто много, а имя им — легион. Так вот в Иране, кроме этого легиона есть еще один легион. Это мотоциклисты и мопедисты. Вы думаете, в России много мотоциклистов?! Да по сравнению с Ираном, у нас это — вымирающий вид, достойный внесения в Красную Книгу, раздел «приматы». Знаете, как ездят мотоциклисты в Иране по дорогам? Хоть как! Можно ехать по дороге с тремя полосами в каждом направлении, по всем трем полосам идет плотное движение, машины идут друг за другом. И между полос автомобилей сплошным потоком едут мотоциклисты! И это еще не всё! Они обгоняют машины. Но и это еще не всё! Некоторые едут навстречу!!! Навстречу между потока машин, между которыми расстояние 1 метр, а если в пробке, так и полметра. Как они это делают, я в тот момент понять не мог. И ехал, как нервно-паралитик, постоянно оттормаживаясь и повторяя громко слова на «С», «Б», «П» и «З». И самое удивительное было, что никто ни с кем не сталкивается. А что касается пешеходов, что для них места на дороге вообще не существует. Кто такие пешеходы?

Поначалу я как неофит, пытался ехать по правой полосе, типа, пусть обгоняет, кто хочет. Но это путь в никуда, примерно, как в пятницу вечером в Улан-Баторе, чем спокойнее едешь, тем хуже для тебя. Поэтому я «встал» в общий поток и стал ехать, как все. Стало намного проще.

Решт

Беспонтовая работа Навитела в Иране заставила меня перейти на запасной вариант, скачанную еще дома программу MapsMe. Сказать, что я с первых минут её использования был ею восхищен, не сказать ничего. Эта офлайновая прога рисовала мне маршруты по иранским задворкам и эти маршруты работали! MapsMe построила мне маршрут прямо к русскому консульству в Реште, куда я спустя час благополучно докатился. Припарковал машину, пешком прогулялся до входа в консульство. Закрыто. На дверях информация для посетителей:

Я читать умею. Но сегодня только 20 сентября. Пятница. Поэтому я смело нажал на звонок интеркома. Три гудка и интерком отвечает мне человеческим голосом:
— Чего изволите?
— Встать хочу на учет консульский, — отвечаю голосу удаленному.
— А идите-ка в задницу, милостливый государь, приходите завтра, ибо сегодня пятница — день выходной.

Вот так спокойно и непринужденно, Родина меня «послала». В первый раз. Значит, так надо. Печалиться и в отчаянии заламывать от неудачи руки я не собирался, ведь в «запасе» впереди еще целых два русских консульства. Раз сегодня выходной и можно «приходить завтра», то как раз, двигая поршнями по маршруту и попаду завтра в консульскую службу Российского посольства в Тегеране. Нормальный ход, погнали дальше.

Выехал из Решта, благо консульство размещается в южной части города, и дорога на Тегеран идет именно там. Кстати, еще со времён беспредела персов по отношению к Грибоедову, все места размещения русских миссий представляют собой укрепленные по периметру кварталы в городах и являются самыми зелеными по растительности районами Решта, Тегерана и Исфахана. Что интересно, когда я называл иранцам город Решт, они меня не понимали, говорили, что город звучит как Рашт. Но такое название на сайте нашего МИДа указано. Хотя, там же Исфахан называют Исфаганом. А Тегеран иранцы называют Теграном.

Всё так же черные флаги вдоль дорог. Может, у них какой траур, а я не в курсе?

Проехал километров тридцать, захотелось есть не по-детски кушать. И где? А там же, где и у всех остальных. Где есть столпотворение автотранспорта и людей. Свернул, припарковался. Небольшая очередь к столику, за которым иранский дедок на восьмиконфорочной газовой плите  моментально мастрячил своего рода омлет, только на томатной пасте.

Каждая порция на отдельной сковородке. Две минуты и готово.

Слева — иранский «хлеб». Он одинаковый по всей стране. «Портянка» где-то 80х80 сантиметров, если развернуть. В некоторых забегаловках его используют в роли скатерти.

За «кафешкой» минибазар со всякой всячиной:

Где-то по дороге:

Чем ближе я продвигался к Тегерану, тем сильнее росла температура за бортом. И если в районе Решта было около +36, то разыгравшийся день с абсолютной безоблачностью повысил градус до ставших потом стандартом +42 С.

Остановившись в очередной раз через двести километров, чтобы заправиться, размять кости и другие части тела, решил в магазинчике прикупить себе мороженного. А щелкнул я его потому, что большей гадости в жизни не вкушал. Представьте себе желтый снег, нет, не тот желтый, что зимой после собачек, а просто желтый. Так он еще и пропитан освежителем воздуха, другой аналогии я просто не нашел. Выбросил. Хватило двух укусов, чтобы до самого Тегерана обратной тягой воздух в салоне освежать. Бе.

И да, на второй заправке, в отличие от Астары, заправщик был честный, и я наконец-то проникся ценой иранского бензина. 10 000 риалов за литр. Заливал я по 30 литров. Заправка 300 000 риалов. 2,5 бакса за заправку. Меньше бакса за 10 литров. Твою ж мать! Бензин в Иране отличного качества по всей стране одинаковый. Причем бензинов вида два: типа нашего 92 по 10000 за литр и типа 80-ого по 8000 риалов для машин типа «шахид-мобиль». Причем я, однажды по запарке заправившись их 80-м, разницы в поведении машины совсем не заметил.

Что касается денег в Иране. У человека, впервые столкнувшегося с денежным обращением в Иране, полностью гнётся мозг!!! Может, у кого-то и не погнулся, но у меня полушария практически лопнули. Вникайте: Основная денежная единица — риал. Но! Но все в Иране считают в так называемых «туманах». Туман — деньги до года 1939, что ли. Так вот, «курс» риала к туману — 10:1 (десять риалов за один туман). Запомнили? Но в реальной жизни «немного» по-другому. 10 000 риалов за 1 туман. Блин!! Эту многогранную связь всегда надо в голове держать. И первую неделю для меня это, пожалуй, было самой сложной задачей. Потом попривык. Цены на многих товарах пишутся в риалах, на ценниках — уже в туманах (10:1). В магазинчиках, на базарах цены в туманах, но уже подразумевается, что 10 000:1. А еще голова пытается переводить на рубли. Наши шаблоны попросту не подходят… Рвутся.

Пока ехал до Тегерана, пробовал пользоваться мобильным трафиком с иранской симки. Абсолютно везде и всегда было 4G покрытие. У меня работал вотсап и другая лабуда, но напрочь отсутствовали гугловские сервисы и не работал поиск. Я, как интернет зависимый, находился в состояние дискомфорта от этой печали. Ну да ладно, разберусь со временем, что к чему.

Проезжая населенные пункты, увидел я отличительную особенность от нас, например. Везде были понатыканы водонапорные башни, но сделаны они в виде резервуаров на металлических «ногах». И было их настолько много, что иногда взглядом видел по 4 -5 штук одновременно. Это значит, что централизованный водопровод там вещь редкая.

Тегеран

Так незаметно я приехал в Тегеран. На улице ярким пламенем сиял фонарь Солнца, нагревая окружающий мир до +42 градусов. Меня спасал только кондей в машине. Попробовал несколько раз ехать с открытыми окнами, как ездят иранцы, но очень быстро от таких затей я вылечился. Горячий воздух выжигал кислород, дышать становилось нечем, футболка сразу становилось сырой от пота. Спасибо, Господи, за то, что придумали кондиционеры! Но столица — это еще северный регион, а что ждет меня на юге?

В Тегеране у меня было несколько целей. На следующее утро я планировал попасть в консульство Туркменистана и попробовать получить наконец-то вожделенную визу в Туркмению, чтобы замкнуть «третий круг» по континенту, срезать обратную дорогу до Томска на пару тысяч километров и, проезжая через Узбекистан, навестить хорошего человека в Гиждуване, поесть плова и попить коньяка. Затем нужно было все-таки в русском посольстве встать на консульский учет. Бродить по тегеранским достопримечательностям я не собирался, хотел побывать на обзорной канатной дороге и отметиться в самом сердце Тегерана — Майдане Азади (Площади Свободы).

Население Тегерана около 9 миллионов человек своих да еще плюсом приезжие. Движение на дорогах соответствующее. Адский трафик. Море машин и два моря двухколесных. В тот момент мне иранский трафик казался сплошным хаосом, я в меру сил и возможностей с этим хаосом боролся. Боролся, как Дон Кихот, бессмысленно ковыряя крылья ветряных мельниц окружающего бытия копьем собственной тупизны. Я тогда еще просто не перешел на верхнюю ступень понимания правильной организации дорожного движения. Адский трафик для меня «усугублялся» очень малым количеством светофоров на перекрестках, работающих в понятном нам, русским, режиме. Поясню. Движение в иранских мегаполисах, да и в городах поменьше организовано посредством магистральных проспектов, не имеющих ни пересечения с другими улицами в одном уровне, ни кольцевых развязок. Скорость движения на них — до 90 км/ч. С этих магистралей сделаны съезды со снижением скорости и переходом на перпендикулярные улицы. Из таких магистральных проспектов сделана крупная «сеть». Пресечения улиц поменьше организованы «кольцами» или реже светофорами в «нашем» режиме. Красный, желтый, зеленый. Далее по нисходящей идут перекрестки с постоянно мигающим красным светофором и перекрестки с постоянно мигающим желтым светофором. Мигающий красный стоит на перекрестках улиц с тремя полосами движения в каждом направлении, желтый — на двухполосных и однополосных. Мигающие светофоры разрешают движение всегда! Сами водители, руководствуясь разумом, по текущей ситуации проезжают перекрестки. И мигающих светофоров подавляющее большинство. Это гениально. Движение почти никогда не останавливается полностью. Это стало ясно позднее, а в тот день было — ой! И я со страхом подъезжал к очередному мигающему светофору.

Самым обидным открытием в Иране для меня стало понимание, что светофоры типа «красный, желтый, зеленый» предназначены исключительно для сложных пересечений в одном уровне. Повсеместное применение светофоров «красный, желтый, зеленый» применяется там, где большинство водителей — дебилы. Понимать такое реально обидно.

Так вот, поехал я сразу на канатную дорогу в северной части города. Проехать пришлось почти через весь Тегеран. Уже подъезжая на парковку канатки, закралось у меня подозрение, что я могу на подъемник не успеть. Время подходило к 16 часам местного. Причем иранское время имеет с нашим разницу не в целые часы, а с половинкой. С Томском — 2,5 часа, например.

Запарковал машину и пошел в сторону виднеющихся канаток. Увидел очередь в кассу и пристроился последним. Надо же билет купить.

Тут требуется небольшое лирическое отступление сделать. Возникает закономерный вопрос: был я в Иране уже сутки, а как же я общался с местным населением. А почти никак! По-персидски, то бишь на фарси, я не рубил. До Тегерана я только на заправки заезжал и кушал. А, как известно, заправиться и пожрать язык вообще не нужен, хоть по-монгольски с персами разговаривай. Тебя все-равно напоят заправят и накормят. За бабки, естественно).

Встав в очередь за билетом, пришлось мне, хочу я того или нет, начинать языковую коммуникацию с местным населением. И в очередной раз мне пришлось нехило удивиться. Не зря люди, побывавшие в Иране, говорят, что Иран — это другая вселенная. Удивляться там можно на каждом шагу. Выяснилось, что иранцы повсеместно говорят на английском и объясниться там проблем никаких! Ну, конечно, если ты сам аглицким наречием владеть изволишь. А мы-то, пскопские, на момент прибытия из английского железно знали две фразы: «ханде хох!» и «гитлер капут!». И что прикажете с таким неподъемным языковым багажом делать? Как жить?

Как-как… Жопой об косяк. Как говорил Великий Пушкин: «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Учили нас и в школе, и в институте, и дети заставляли по вечерам английскую «домашку» помогать. Да отблагодарит Всевышний учителей английского за их упорство и несгибаемую волю! Не пропали усилия их зазря. Из глубин моего сознания нехотя, со скрипом и ментальным скрежетом, стали пробиваться, аки ростки зеленые, слова и фразы англоязычные, и «времена» — ети их за ногу.

Остановка электроавтобусов и очередь к ней:

Стоя в очереди, я привлек к себе внимание компании из трех девчонок лет двадцати и «опекавшего» их парня, стоявших передо мной. Две девчонки были близнецами, причем весьма миловидными. Одна из них свободно говорила на английском. С трудом перекинулся с ними несколькими фразами о том, о сем, пожалился на сильную жару, на трудности с «туманами». Оказалось, что очередь, в которой мы с ними стояли, была не на подъемник, а на электромикроавтобус до стартовой платформы, до которой в гору еще полтора километра добираться нужно. Подошла моя очередь, но новые знакомые вручили мне уже купленный билет, сказали: «Это подарок от нас. Welcome to Iran!» Ну вот, опять местные меня спонсируют. Соточку «Хомейни» сэкономил (100 000 риалов).

Микрик буквально за 10 минут забросил нас на стартовый уровень, где я сильно опечалился, узнав, что все-таки опоздал на большой канатный подъемник, который еще работал, но уже только на спуск. Опоздал всего-то на час. Да, пофиг, не судьба, значит не судьба. Пошел и купил билет на маленький открытый подъемник, который курсировал на ближнюю смотровую площадку. Сел на седелку и поехал обозревать Тегеран сверху.

Что касается женских «прикидов»: в Тегеране, как в столице, нравы несколько проще, чем в провинциях. Частенько попадались навстречу дамы, не «упакованные» в чадру, а лишь с накинутым на голову хиджабом, платком произвольного цвета. В Иране никто не заставляет носить паранджу, которую я за все время видел раз пять, наверное, да и то у пакистанок и афганок. Никто не заставляет носить чадру. Это вопрос собственного выбора. Должны быть только прикрыты волосы платком и могут быть открыты лишь кисти рук. Наверху мне встретилось юное создание в полупрозрачной чадре, под которой были лосины телесного цвета. У меня, уже начавшего привыкать к черным балахонам, чуть глаз не выпал). Я даже оглянулся, опасаясь увидеть «полицию нравов», которая может загрести на сутки «до выяснения» и впаять серьезный штраф за такие инновации в одежде.

Кстати, в Иране два вида полиции: обычная, на белых машинах с синими полосой и исламская полиция на белых машинах с зелеными полосами. Вот таких «зеленых» боятся все. За всю поездку я ни разу не столкнулся с иранской полицией. Они меня как будто игнорировали даже. Даже местные ДПСники, иногда порываясь меня тормознуть, опускали жезлы и отходили к своим машинам. У меня сложилось впечатление, что они все знали о моем присутствии. Совсем не исключено, учитывая, что за все десять дней я видел только одну машину с иностранным регистрационным номером. Мою.

Как и положено в таким местах, на выходе с подъемника мне предложили приобрести моё фото на фоне Тегерана, которое вот как раз было напечатано. Конечно же — память, стоит сейчас дома на подставочке, напоминает о прошедшем.

Тегеран сверху:

Потусил наверху минут двадцать, чего-то съел, чего-то попил. Пофотал город сверху и повернул обратно, тем  более что начало темнеть.

Ларгус на парковке:

Начала меня заботить ежедневная проблема — где бы в душ сгонять. Все-таки завтра в два посольства идти. Как в Тегеране найти общественную душевую или баню, если интернет не работает, а навигация информацию на фарси выдаёт? Ну, конечно же, надо спросить. А кого? Во всех странах в любом городе обо всем знают таксисты. В Иране тоже знают. Но мне ни один не сказал. Точнее сказал, но я не понял. Как оказалось, иранские таксисты английским тоже не владеют. И русским. Незадача. И тут на одной улочке, возле входа в гостиницу, увидел я парнягу лет двадцати-двадцати пяти, сидевшего на мотоцикле. Подкатил к нему, открыл форточку и сказал: «I need you help!». Парняга оживился, стал, как и я мучительно вспоминать уроки английского. Потом сказал: «Подожди (англ.)» и вытащил смартфон. Позвонил кому-то, весело жестикулируя, начал тому объяснять, а потом дал трубку мне. Из трубки приятный женский голос произнес: «Mister, can I help you?».

Далее я не буду печатать на английском все произнесенные фразы, ибо не это цель, да и полиглоты со своими критическими замечаниями поналезут. Полиглоты они такие.

Я как смог объяснил женскому голосу, что мне надо. Она попросила подождать минут пять и положила трубку. Через пять минут ожидания откуда-то из-за угла дома вырулила девушка в черном. Кто если забыл, они там все в черном). Между ней и парнем началось живейшее обсуждение, как помочь мне решить проблему). При этом они периодически кому-то звонили по телефонам и что-то выясняли. Пару раз я попытался встрять и сказать, что не стоит так заморачиваться из-за моей скромной персоны, на что дважды было отвечено: «Подожди, сейчас всё будет». Попутно они успели выспросить меня, откуда, куда и, самое главное, зачем я еду, изучили карту на капоте, офигели от размеров нависающей над всеми России и пофотались каждый на свой телефон. Еще минут через десять наша компания привлекла внимание портье, иранца лет пятидесяти пяти, стоявшего на входе в гостиницу. Он покинул свой пост, подошел, чтобы лучше слышать разговор, а потом что-то сказал им на персидском. «Точняк!!» сказали парень и его подруга почти синхронно. При этом девчонка начала хохотать. Поблагодарили портье, сказали мне: «Follow us!» и вскочили на мотоцикл. Блин, куда едем-то? «Swimming pool!!» — был ответ.

Я завел машину и стартанул за ними.

Вы когда-нибудь слышали слово «фурия»? А воочию видеть приходилось? Я видел! Только успевал выруливать по узким тегеранским улочкам, поспевая за мотоциклом, сзади которого сидела иранка и хохотала во весь голос. От ветра её чадра развевалась, как плащ бэтмена. Фурия! Других слов у меня не было. Я вообще обалдел.

Через десять минут «веселой» езды мы подъехали к невзрачному входу невзрачного здания. На входе за столом сидел старенький иранец. Парень по-быстрому с ним перетер, подошел ко мне, сказал приготовить 600 000 риалов и потом отдать их привратнику. Парень с девчонкой спросили меня о моих планах на сегодня. Я ответил, что после бассейна хочу съездить на площадь Азади, а потом упаду спать в машине в районе туркменского посольства.

И вот тут мне пришлось познакомиться с одной персидской фигней, которая нам, русским, да и многим другим непонятна от слова совсем. Даже не познакомиться, поскольку я об этом уже знал из рассказов побывавших в Иране людей. Знакомьтесь! Таароф. Суть явления заключается в том, что иранец может предложить вам что-то, подарить, пообещать что-то сделать, но на самом деле он «совсем не это имел ввиду». И исполнять он это не собирается. Просто иранцы так делают, чтобы другим было приятно прямо сейчас, так показывают широту души. Иранцы сами это прекрасно знают, и поэтому, чтобы сделать приятно в ответ обещающему, надо отказаться от предложенной услуги. На что иранец предложит ее еще раз… И так повторяется трижды. Если это таароф, то четвертого предложения не последует, тема «обнуляется» и обоим «приятно». Если же последует четвертое предложение, то от него отказываться уже нельзя никак, и услуга будет непременно оказана. Вроде понятно пояснил. Хоть и сложно.

Так вот, парень, которого как оказалось, зовут Муштабу, предложил мне остановиться на ночь у него. Скинул свой адрес и геометку в вотсап. Памятуя про «таароф», я трижды отказался, тем более что мне капец как потом утром далеко добираться до посольства Туркмении от указанного места. Но когда уже подруга его стала настаивать на принятии предложения Муштабу, я сдался и принял предложение. Но, наверное, таароф с трехкратным отказом работает только на аборигенов, а иностранцам отказываться надо раз десять. Ибо Муштабу с собственного приглашения легко соскочил впоследствии, чему, кстати, я нисколько не опечалился. Спасибо сотовой связи, я узнал об этом до прокладки маршрута по городу.

Мы распрощались. Я отблагодарил их обоих за помощь и шагнул в рай. Рай в переводе на наши стоит 330 рублей. Время посещения не ограничено.

Привратник бассейна жестами велел мне на входе переобуться в сланцы, взял меня за руку и повел вниз по лестнице.

Внизу, в подвальном помещении располагался, не побоюсь этого слова — мужской клуб. Women free. Место, где можно часами ни хрена не делать, общаться с друзьями и т.д. Недостаток лишь один — бухло «харам». Полный набор земных удовольствий: «качалка», бассейн с прохладной водой, бассейн с горячей водой, бассейн с ледяной водой, сауна обычная, сауна эвкалиптовая, соляная комната.

В раздевалке работали обслугой два парня: азербайджанец, который не говорил ни по-русски, ни по-английски, и с ним мы не общались, и афганец, трещавший без умолку то на фарси, то на аглицком так, что моя заторможенная мысль за ним не поспевала. Оба лет двадцати пяти. Афганец выделил мне кабинку, снабдил браслетом, которым кабинка открывалась, выдал синее полотенце и показал дорогу в душ и дальше в основной зал.

В «качалку» я, конечно, не пошел, у меня уже после 5500 километров бицепсы и так прокачались как у Шварца, даже с учетом гидроусилителя. А вот в бассейн нырнул с огромным удовольствием. Вынырнул тоже с удовольствием, поплавал туда-сюда, вылез на «берег» и осмотрелся. Персы на меня слегка давили косяка, ведь я не только рожей славянской от них отличался, но и был единственный в купальных плавках. Все остальные были в шортах. Да по сердцу мороз, пусть косятся. Залез в круглый бассейн с горячей водой, растолкав слегка уже сидящих там. Посидел там минут пять и начал закипать, как когда-то в Биби-Фатиме на Памире. Пошел и плюхнулся в ледяную воду. Сразу понял, почему этот «водоем» не популярен у персов). Всё по-честному. Потом сразу в сауну, там сел на полок и сквозь туман присмотрелся к иранцам. Они все сидели на зеленых полотенцах. Странно, мне только одному на входе синее дали? После сауны опять пошел по кругу бассейнов, а когда пошел опять в сауну, ко мне подрулил афганец и вручил зеленое полотенце, сказал, что его надо под жопу подкладывать, прежде чем сесть в сауне потеть, а по выходу его надо бросить в корзину. И так каждый раз. А синим полотенцем в финале вытираются. Ну, это мы запросто полотенца в корзину пулять, дурное дело нехитрое. Через афганца через полчаса все внутри знали, что среди них русский, и с неприкрытым любопытством разглядывали меня. Видно было, что некоторым очень хочется подойти, поговорить, но этикет не позволял гостю мозги …. Вскоре снова подошел молодой афганец и сказал: «Пойдем, что-то покажу». Я так-то после такой фразы напрягаюсь обычно, но не в этот раз. Он хотел по иранскому обычаю взять меня за руку, но «не надо, я сам!». Привел он меня в эвкалиптовую сауну. Там стоял такой эвкалиптовый туман, что видимость была около метра. Провожатый хитро улыбнулся: «Иди, попробуй». Эта сауна от зала отделена стеклянной стеной во весь рост, и за стеной было видно лишь белую пелену. Внутри парящий туман, причем не горячий, заглушал почти все звуки из зала: и музыку, и разговоры. Я лег на скамейку, закрыл глаза, вдохнул полным носом и через несколько минут чуть не уснул, обдышавшись эвкалиптом. Вышел оттуда с проясненным сознанием и абсолютно свободным дыханием.

И так продолжалось два часа. Уходить из этого рая мне совсем не хотелось. Но надо, еще через весь Тегеран ехать до площади. Стал сгребаться потихоньку. Когда сдавал браслет, утомившийся от общения со мной афганец, которому приходилось повторять на английском медленно по два-три раза для меня каждую фразу, чтобы я наконец-то допёр до смысла, сказал:
— Моё кунг-фу круче твоего! Мой английский намного лучше твоего английского! У тебя совсем плохо!
— Нас рать! (рус.) Я-то тут путешествую, а не тапки с полотенцами персам подаю (англ.)

Улыбался он мне на прощание «по-английски».

Этот лайфхак с бассейном надо будет повторить в других городах.

Попрощался я также с привратником этого чудесного места. Сел в машину и поехал по вечернему Тегерану в сторону площади Азади.

Насытившись центроиранским колоритом, набрал номер Муштабу, который сначала не отвечал, а потом рассказал мне в трубку, что он еще совсем не дома и когда будет — неизвестно, но точно не скоро… Ну слава Богу, одной проблемой меньше, не надо будет иранцам рассказы рассказывать. Поехал в сторону посольства Туркменистана и на соседней от него улочке упал спать в машине.

Утром проснулся, привел себя в порядок и в 08:00 направился в посольство. Уперся в закрытую дверь, а через пару минут из будки охраны вышел ко мне иранский военный и привел меня к стенду на стене здания, где увидел я написанное черным по белому:

Уже второй облом с туркменской визой: сначала в Москве, теперь вот здесь. Судьба явно не хотела, чтобы я ехал в Туркмению. Что делать? Точиться еще сутки на жаре в Тегеране или ехать в сторону Исфахана? Сейчас уже стало понятно, что первоначальный план маршрута с проездом вдоль Пакистанской границы накрывается тазом. Но одновременно открывается возможность проехать по границе иракской, раз уж обратный путь через Среднюю Азию мне закрыт. Решил ехать в Исфахан. Но сначала попробую попасть на канатную дорогу, которая вчера закрылась перед носом, благо отсюда рукой подать. И в Посольство России бы заскочить, встать на консульский учет.

Зашел в Бургер Кинг по пути к машине:


Оооо. Нормальная едаааа! Кока-колка. Ё-моё! (опять же, привет Сане Рогову).

Просто улочка:

Приехал на парковку подъемника — всё закрыто на клюшку, никого нет. Выходной. Плюнул, поехал в  консульство наше.

Одни из самых «крутых» машин в Иране:

После Грибоедова Российское посольство в Тегеране представляет собой укрепленную крепость, занимающую квартал. Сплошной забор с «колючкой». По периметру квартала стоят полицейские машины. Главный вход:

И снова русский голос из интеркома посоветовал мне идти в зад, точнее идти «гулять» до завтра. Второй раз Родина послала меня. Это становится тенденцией.

Что ж за день то сегодня такой! Облом за обломом! Не нравится мне Тегеран. Поеду-ка я отсюда. Пока ехал по Тегерану, не переставал восхищаться их авторазвязками. А потом еще случайно нырнул в автомобильный тоннель в центре города длиной в два километра. Персы умеют строить!

Всё! Тегеран, давай, до свидания!

Конец второй части. Продолжение следует.

Видео с поездки можно посмотреть на канале Youtube.

Дром

Источник: travel.drom.ru