Пожарная охрана, горячие сердца. Что внутри у машин?

Пожарная охрана, горячие сердца. Что внутри у машин?

Автор: Михаил Баландин
Фото автора, Дрома и из открытых источников
Источник: Дром

Думаю, многие в детстве оглядывались на проезжающую пожарную машину с сиреной и думали — куда она едет? Чего греха таить, было тут и чисто ребяческое желание посмотреть на пожар, куда без этого… Но был и другой интерес, технический: а что внутри у этих машин? Понятно, если едет лестница. А вот эти, покрупнее? Неужели там только цистерна, а в ней — вода? Нет, там не только вода. И вся эта машина — не только огромная цистерна.

Много букв

Прежде чем открывать боковые отсеки пожарных машин, придется немного поговорить о теории.

Мы как-то привыкли, что пожарных машин может быть две: с лестницей и с цистерной. Но на самом деле это не так: существует два десятка типов пожарных автомобилей, отличающихся по основным видам выполняемых работ. Они делятся на две большие группы: основные и специальные. Раньше выделяли еще одну группу — вспомогательные, но в 2012 году классификация изменилась и вспомогательных машин больше нет.

Внутри основных машин тоже есть деление на две группы: автомобили общего и целевого применения. И вот как раз автомобили общего применения — это те, что мы обычно и видим на пожарах. К сожалению, пожарные (как МЧС и военные) очень любят всякие аббревиатуры, поэтому названия этих автомобилей не слишком говорящие и состоят из непонятного нормальному человеку набора букв. Но все-таки: к автомобилям общего применения относятся АЦ (автоцистерна), АНР (насосно-рукавный автомобиль), АПП (автомобиль первой помощи), АВД (автомобиль с насосом высокого давления) и АПС (пожарно-спасательный автомобиль). Нас сегодня интересуют как раз автоцистерны — самые массовые пожарные машины (и самые интересные). Но из-за любви к порядку — два слова о других машинах.

Пожарная автоцистерна с лестницей АЦЛ-4,0-40-24, аварийно-спасательный автомобиль АСА-20 и автомобиль первой помощи АПП-0,5-5 (фото производителя)

Автомобили целевого применения — это, например, аэродромные автомобили, автомобили порошкового, пенного или газового тушения, насосные станции или пеноподъемники.

Ну а к специальным пожарным автомобилям относятся автолестницы, автоподъемники, машины дымоудаления, аварийно-спасательные и штабные автомобили. Теперь можно было бы перейти непосредственно к машинам, но сделаем еще одну коротенькую остановочку.

Все началось с насосов

Казалось бы, что самое главное на пожаре — очень много воды. Особенно при пожаре где-нибудь в 20-х годах прошлого века, когда почти все, что горело, было построено из дерева. И было бы логично предположить, что именно АЦ — автоцистерны — и были первыми отечественными пожарными автомобилями. Но это не так.

В те славные времена казалось, что воду можно брать везде — в любой речке и канаве. А возить запас воды было тяжело. Вспомним, например, первые ГАЗ-АА начала тридцатых: одноименный мотор ГАЗ-АА развивал всего 40 л.с., модернизированный ГАЗ-ММ (его стали ставить на «полуторки» и трехосные ГАЗ-ААА после 1937 года) — 50 л.с. «Полуторка» могла бы увезти всего 1,5 тонны воды, но с какой скоростью… Еле-еле. Да и кроме полутора тонн воды ничего в нее уже не загрузишь (даже не посадишь пожарных) — не хватает грузоподъемности. А если вспомнить про более ранние АМО, то картина выглядит еще печальнее. Конечно, бочку с водой погрузить можно, но толку от нее мало. Другое дело — мощный насос. И поэтому нет ничего странного в том, что первые советские пожарные машины — это именно автонасосы на шасси того самого АМО-Ф-15. На базе «полуторок» строили, например, ПМГ-1 (лестница и насос, без цистерны), на базе ЗИС-5 — ПМЗ-2, который мог перевозить до 1,5 т воды. А воду для насосов брали где получится: в городских водопроводах, в речках — в любом подходящем месте.

Слева направо: пожарная автоцистерна ПМЗ-42 на базе ЗИЛ-157к (1967 г.), пожарная автоцистерна ПМЗ-11 на базе ЗИС-5в (1955 г.) и пожарный автонасос ПМГ-1 на базе ГАЗ-АА (1932 г.)

При этом АМО были первыми советскими, но не первыми отечественными «пожарками». Впервые пожарные автомобили появились еще в царской России в 1904 году. Это были машины «Фрезе» и «Лесснер», которые вмещали в себя пожарную бригаду на 10–14 человек, бочки с водой, рукава, лестницы, насос и небольшое количество инструмента. Но на всю Россию таких машин было выпущено всего около десятка, хотя производили их почти вплоть до революции. Так что действительно массовыми и имеющими практическое значение пожарные машины стали именно в СССР.

Но до цистерн, как я говорил, было еще далеко: машины не могли похвастаться ни размерами, ни мощностью для перевозки большого количества воды. Ситуация изменилась только с появлением шасси ЗИС-11 — длиннобазного варианта ЗИС-5. На этом шасси строили первые автоцистерны и, например, автобусы ЗИС-8.

Еще один шаг был сделан с появлением трехосного шасси ЗИС-6. Эти шасси хорошо подходили для автоцистерн. На ЗИС-6 ставили и топливозаправочное оборудование, и оборудование для пожаротушения. Кстати, именно топливозаправщики, передвижные ремонтные мастерские и некоторые другие машины как раз и относились к той группе вспомогательных машин, которые не так давно упразднили.

Топливозаправщик на базе ЗИС-6. Обратите внимание: бочки в те времена клепали, а не варили

Ну а самые тяжелые пожарные автомобили, способные перевозить серьезный запас воды, строили на базе ярославских грузовиков ЯГ-6. Тут запас воды мог быть уже до четырех тонн. Их старались использовать не только в городах, а там, где пожары тушить надо, а воду взять негде. Такого запаса воды автоцистерны на базе обычных ГАЗ-АА или ЗИС-5 перевезти не могли.

С лестницами до войны тоже дела обстояли неважно: их не выпускали, а покупали у немцев. Понятно, что после войны лестницы стали делать сами.

Пожарные автолестницы АЛГ-17 на базе ГАЗ-51 (1963 г.), АЛГ-18 на базе ГАЗ-52 (1974 г.) и современная модель АЛ-30 с «люлькой» на базе КАМАЗ-43114

Именно в 50-е пожарные автомобили стали обретать знакомый нам вид. Так как часто водопроводы в городах были разрушены после войны, подключать насосы иногда было просто некуда. Тем временем мощность и грузоподъемность грузовиков росли, что давало возможность строить уже более-менее эффективные автоцистерны. Кроме того, именно в это время появились первые пенообразователи. Например, такой был на пожарном автомобиле ПМЗ-9М на базе ЗИС-150. Чуть позже, с появлением ГАЗ-51, ГАЗ-63, а затем — ЗИЛ-131 и прочих, развитие пожарной техники пошло семимильными шагами. Но мы на этом экскурс в историю закончим и посмотрим, как с этими машинами обстоят дела сегодня.

Опять цифры, опять буквы

Посмотрите на картинку. Для любого нормального человека этот автомобиль — КАМАЗ-43253. А для пожарных это АЦ 3,5-40/100. Почему АЦ — понятно, это автоцистерна. А что такое 3,5-40/100? Чтобы понять, что это за цифры, откроем задние двери автомобиля. И вот тут мы увидим его — НЦПН-40/100. Это и есть насос, а сам отсек называется насосным.

Цифры взяты не с потолка, это характеристики насоса. 40 — производительность в литрах в секунду, 100 — напор в метрах. Буквы НЦПН расшифровываются как насос центробежный пожарный нормального давления. Почему нормального? Потому что еще бывает насос высокого давления, но у нас его нет. Тут главное понять: названия своим автомобилям АЦ пожарные дают как раз по параметрам насоса, а не по марке автомобиля или его шасси.

Так что насчет нормального и высокого давления? Откроем насосный отсек другого автомобиля, построенного на шасси Mercedes-Benz.

Насос этой автоцистерны может работать и как насос нормального давления, и как насос высокого давления. В последнем случае насос выдает 25 атмосфер.

В этом Мерседесе на пожар, кроме семи человек, едет еще вода (1200 литров) и пена (600 литров). Кстати, пена бывает разной, и ее не всегда возят с собой — иногда ее делают на месте (об этом — в следующем абзаце). А пока поговорим вот о чем: сейчас на улице зима, холод, а мы говорим про воду. Не замерзает ли она в машинах? И да, и нет. Да — это только потому, что не все машины оборудованы системой продувки. Например, у этого Мерседеса нет продувки СВД — ствола высокого давления. После каждого его применения при отрицательной температуре ствол нужно продувать сжатым воздухом для удаления остатков воды. Но так как тут этой системы нет, зимой СВД не пользуются.

С КАМАЗом ситуация другая. Насоса высокого давления у него нет в принципе, но тот, что есть, тоже не может работать при отрицательной температуре. Поэтому насосный отсек хорошо обогревается автономным отопителем. Само собой, его стенки имеют термоизоляцию. Ну а в пожарных частях машины стоят в теплых боксах, всегда готовые выехать по вызову, так что там вода не замерзает. Теперь, как и обещал, пару слов про пену.

Не будем лезть в дебри пенообразования. Пена бывает разной, но самую простую готовят прямо на месте. Чтобы узнать, каким образом, залезем на крышу КАМАЗа.

Видите непонятные блестящие цилиндры справа? Это и есть пеногенератор «Пурга-5».

Пеногенератор «Пурга-5»

Для его работы нужен пенообразователь (его возят в отдельной емкости), вода и воздух. Вода смешивается с пенообразователем и под давлением эта смесь поступает в пеногенератор. Сам пеногенератор — набор сеток, через которые эта смесь проходит с воздухом. И в результате на выходе получается отличная пена, которая называется воздушно-механической. Ее применяют для тушения таких пожаров, где трудно что-то сделать одной водой (например, если горит легковоспламеняющаяся жидкость или резина).

И уж если залезли на крышу КАМАЗа, посмотрим, что на ней лежит слева (или справа, если смотреть по ходу движения). Это — лафетный ствол. Руками рукав под большим давлением не удержишь, поэтому используют этот ствол, который можно закрепить. 

Лафетный ствол

Кстати, никогда при пожарных не называйте рукав каким-нибудь шлангом. Они этого очень не любят. Говорят, что шланги в саду лежат, а тут — рукава. Что ж, если так правильно — путь так и будет. А мы слезаем с крыши и обходим машины вокруг. Тут еще много интересного.

Куб, ножницы и прочие

В целом оборудование у автоцистерн стандартное, поэтому некоторые инструменты есть у всех машин обязательно. Их хранят в отсеках ПТВ — пожарно-технического вооружения. Это те отсеки, которые расположены по бокам машин. В АЦ обязательно возят с собой шанцевый инструмент, несколько веревок, огнетушители, ведра, иногда — песок. Но отличия в комплектациях машин, конечно, есть.

Например, в нашем КАМАЗе помимо обычного инструмента есть диэлектрический набор.

Диэлектрический набор лежит упакованным на верхней полке

В него входят предметы, которые помогут при работе с напряжением. Например, огромные ножницы с диэлектрическими рукоятками перережут кабель под напряжением. В этом же наборе можно найти обувь на толстой резиновой подошве, диэлектрические коврики и перчатки.

Сразу же посмотрим на нижнюю полку. Тут лежат бензопила и бензорез (что-то типа «болгарки», но с бензиновым мотором). Последний инструмент нужен для того, чтобы, например, достать зажатую жертву ДТП из покореженной машины (мы же помним, что пожарные — это МЧС, и ездят не только на пожары). А вот в Мерседесе бензореза нет. Почему? Давайте посмотрим другой отсек — с гидравлическим аварийно-спасательным инструментом. Причем начнем с Мерседеса.

Отсек с гидравлическим аварийно-спасательным инструментом Мерседеса

Здесь расположен набор гидравлических инструментов: домкраты, кусачки, ножницы, разжим. Порезать, отогнуть или «покусать» смятый в ДТП кузов могут именно они. Зачастую приходится пользоваться сразу несколькими инструментами (например, надо что-то приподнять, отогнуть, и только потом — отрезать). А весь этот инструмент подключается к одной станции-маслонасосу. И вот тут важно, сколько подключений имеет станция, то есть с каким количеством инструментов она может работать одновременно. На Мерседесе — сразу с четырьмя. На КАМАЗе — только с двумя (но не торопитесь ругать КАМАЗ: на нем стоит американская станция «Амкус»). Вот и приходится на этом автомобиле возить дополнительный бензиновый инструмент — на случай нехватки гидравлики.

Отсек с гидравлическим аварийно-спасательным инструментом КАМАЗа

Надо сказать, что пожарные часто укомплектовывают машину по своему желанию. В этом нет ничего необычного: им лучше знать, чего не хватает тому или иному автомобилю их гаража. Конечно, больших переделок обычно не бывает, но положить на всякий случай бензорез им никто не запретит.

Так, в КАМАЗе мы нашли набор бензиновых инструментов и диэлектрический набор. Теперь надо найти что-то такое, что есть в Мерседесе, но нет в КАМАЗе. У немца для унижения русских есть интересная штука — «куб жизни». Лежит он в отсеке гидравлического оборудования и выглядит неказисто: что-то типа обычного мешка.

Куб лежит на верхней полке

На самом деле — это надувной «кубик», который пригодится для срочной эвакуации людей при пожаре. Там, где нельзя поставить лестницу, куб можно быстро накачать компрессором. А потом остается только ждать, когда на него будут прыгать люди. Говорят, это очень неприятный момент. Но иногда это единственный путь к спасению.

Конечно же, у автоцистерн есть еще некоторые общие отсеки — с аккуратно (это обязательное условие!) смотанными рукавами и набором различных стволов для рукавов и переходов с разветвителями для их подключения.

Теперь перейдем в кабины.

Главное — скорость!

Основная цель любого основного пожарного автомобиля — это, выражаясь протокольным языком, — доставка личного состава подразделений ГПС, огнетушащих веществ и оборудования к месту пожара и подачи огнетушащих веществ в зону горения. На огнетушащие вещества и оборудование мы уже посмотрели, осталось разобраться с личным составом.

Обе машины перевозят семь человек расчета: трое (включая водителя) — на переднем ряду, четверо — в задней кабине. Постоянного водителя у машины обычно нет. В составе каждого расчета есть свой водитель, и садится за руль тот, чей расчет дежурит. Каких-то отличий для водителя в машинах нет — обычный грузовик. Так что тут все стандартно. Нестандартное начинается сзади, за спиной водителя.

КАМАЗ как он есть. Суровый и беспощадный

Водителю Мерседеса повезло — тут есть АКП, хотя год выпуска машины — 1982-й

Первый раз по пожарной машине я лазил лет шесть назад, и тогда меня больше всего удивило, что пожарные надевают дыхательные аппараты прямо в машине, а не садятся туда сразу с ними за спиной. Наиболее массивная часть дыхательного аппарата — это баллон со сжатым воздухом. Он крепится на спинках сидений, и когда личный состав расчета занимает свое место в задней кабине (она так и называется — кабина боевого расчета), он почти автоматически попадает спинами под аппараты. Остается только зафиксировать их на себе, а вот потом… А потом нужно быстро выйти с ними из машины и бежать на пожар. И вот тут начинаются сложности. Если в Мерседесе для этого нужно нажать один рычажок, то в КАМАЗе для освобождения аппарата (тут стоят дыхательные аппараты ПТС «Профи») приходится пользоваться тугим рычагом. А потом — елозить на месте, чтобы высвободить баллон со своего места. В общем, не очень удобно и не так быстро, как на Мерседесе.

КАМАЗ/Мерседес

В кабине боевого расчета, конечно же, тоже поддерживают идеальный порядок. Некоторая мелочь, которая может пригодиться в работе, закреплена на стенке, отделяющей это пространство от кабины водителя. Ну как — мелочь… Это не только фонарики, это и каски, и противогазы. И еще с собой возят запасной дыхательный аппарат, то есть их общее количество в машине складывается из количества человек в расчете плюс обязательно один запасной.

Кабина боевого расчета КАМАЗа

Порядок — это главное, что требуется в пожарном автомобиле. А еще — регулярное ТО.

Хорошо и плохо

Есть одна общая деталь у пожарных автомобилей и самолетов: неважно, сколько они ездят и когда их выпустили. Главное, как их обслуживают.

Пожарная машина проходит техобслуживание очень часто: либо раз в месяц, либо каждую тысячу километров (что наступит раньше). Причем ТО не ограничивается заменой масла. Тут машину иногда приходится и подкрасить, и проверить все ее оборудование. Работы много. И конечно же, сам боевой расчет машины не занимается ее ремонтом, для этого есть другие люди.

Все это прекрасно. Но есть и грустные моменты. Например, в МЧС кто-то не всегда думает головой, распределяя технику. В мегаполис вполне могут отправить машину на шасси 6х6, после чего каждая поездка на неповоротливом полноприводном грузовике по тесным улицам и заставленным машинами дворам становится мучением. А в городок с большим районом, состоящим из сел и деревень, могут направить машину на шасси 4х2. Такая АЦ с трудом добирается до труднодоступных мест района. Почему иногда так делает руководство, пожарные не знают. И комментировать не хотят.

Не хотят говорить и о нормах расхода горючего. Кое-что удалось выбить из знакомых, и как мне показалось, ситуация с горючкой иногда становится просто ненормальной. Тем, кто живет за счет федерального бюджета, повезло. В региональных частях жизнь может быть трудной до крайности: солярки не хватает даже для выезда на ЧС. Не всегда и не везде, конечно, но бывает. Но как-то с этим справляются: если речь идет о спасении жизней, часто приходится делать не только все возможное, но иногда и невозможное. Просто так в пожарные и в МЧС не приходят — нужно иметь призвание.

Фотобонус

Другие статьи из раздела «Устройство автомобиля»

71138

76
Вперед в будущее: история создания летающих автомобилей в жизни и в кино

149867

237
Как выбрать хороший аккумулятор

52098

110
Рулевое управление. Червяки да рейки — испытание Россией

144029

380
Пробег автомобиля. Реально ли его определить и нужно ли?

74678

412
Шесть японских цилиндров в ряд — 1G, RB26: уравновешенно и тихо; где-то надежно, где-то не очень

Источник: drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *