Путешествия на машине с душой

В 2015 году моим правам 15 лет. Стаж 12 лет. В досье две машины — Хендай Акцент и Ниссан. Обе б/у. Обе механики.

«Научишься сносно водить — купим новую», — сказал муж. Училась, старалась. Меня ломали. Я ломалась. Мечтала.

И вот (здесь должны быть фанфары) — едем в салон КIА.

«Я хочу показать тебе машину. Мне они стали нравиться… посмотри…» В моей голове, конечно, сразу возник КIА CEED хэчбек — красавец, уверен, самодостаточен. Механика. Обязательно и категорично механика — ведь мы должны быть с ним одной крови, как Маугли, — он и я.

И я уже двигалась к этой модели, как меня кто-то окликнул… посмотрел… помахал… дал знак… — по крайней мере, именно так мне это сейчас кажется. Именно про эту модель говорил мне муж. И это был он — КIА SOUL.

«Какой прикольный броневичок!» — подумала я. Когда мне предложили познакомиться с ним поближе, я смутилась: «Нет, менять хэчбэк, легкий, приемистый на такой — да на нем и не разогнаться». Секунда внутреннего сопротивления прошла — и я согласилась: «Хорошо, попробую, сломаю стереотипы в себе».

SOUL был обычной комплектации: двигатель 1,6, лошадей 129, коробка механическая 6-ступенчатая, без климат-контроля, круиз-контроля и, может быть, каких-то других «оля». Их отсутствие только придавало брутальности машине, а мне стимул и возможность понять ее, как говорится, «без лишних слов».

Сегодня 2020. Что стало со мной и что стало с КIА SOUL? А «Душе» (именно так переводится имя машины) есть чем поделиться.

2015 год

Обкатав двигатель, мы с ней сразу рванули в Норвегию. Мыс Нордкап — крайняя точка Европы у Баренцева моря — 2400 км, и это если по прямой.

Не поленитесь — посмотрите на карту и проведите мысленно путь от Тюмени до Нордкапа, представляя дороги и недороги Европейской части России, Карелии, Белого моря и Соловков, финская Деревня Йоулупукки — место прописки Санты Клауса и Дедморозовское в Великом Устюге — более 6000 км намотаете.

А ведь это была первая поездка КИА, без особых тренировок вблизи дома.


По дороге в Вологду.


Где резной палисад.


В гостях у финнов.


Нордкап. Норвегия.


В карельских лесах.

2016 год

Маршрут: Тюмень — Казань — Свияжск — Суздаль — Витебск — деревни Белоруссии с их нехожеными тропами — Пушкиногорье — Псков — Великий Новгород — Жостово — Гжель — Палех — Хохлома — Нижний Новгород — и обратно до Тюмени — это примерно 6500 км.

Ох, и надышались мы воздухом фольклора и духом настоящей Руси — были и чудеса, и неведомые дорожки со следами невиданных зверей, и леса, и поля, видений полные, — в общем, все, что в детстве рассказал нам великий Пушкин. И нигде не подвели ни мы машину, ни машина нас.


В лесах Белоруссии.


Деревня Чухонь. Пушкинские места.


Рядовой осмотр машины.

2017 год

Душа требовала разворота — и мы развернулись… в сторону Азии.

Маршрут: Казахстан — Узбекистан — Таджикистан — Памирский тракт — Киргизия — Казахстан — Тюмень. Всего более 7000 км.

Кто был на Памире, тот знает, что такое дорога, застывшая равномерными волнами от недавнего землетрясения, или что такое горная дорога, выдолбленная в скале и осыпавшаяся после недавнего камнепада, или потными ладошками понимаешь фразу из песни В.С. Высоцкого «вдоль обрыва по-над пропастью по самому по краю…». И здесь машина показала себя достойно — там не только душа, там и характер какой!

Хорошо держалась на бездорожье за счет короткой базы, отлично работал кондиционер и печка (в этом путешествии прочувствовала всю палитру температурных скачков: от + 50С в Узбекистане до -4С утром на Памире).

Если учесть, что машина поднялась на перевал Акбайтал (высота 4655 м) на 3-й скорости, ее можно и дОлжно похвалить — это очень неплохо для данного объема двигателя, учитывая разреженность воздуха — это не в пример ее хозяйке, т.е. мне, — в том путешествии я с лихвой черпанула почти все прелести горной болезни.


Дороги Узбекистана.


Навстречу Памиру.


Река Пянж, за ней Афганистан, слева KIA SOUL)))


Перевал Акбайтал. Высота перевала 4655 метров над уровнем моря.

2018, сентябрь

Поездка в Крым. После предыдущих приключений эта поездка была заслуженным курортом.

Машина колесила по уже известным ей федеральным и нефедеральным трассам, гордо открыла для себя эпохальный Крымский мост, покрутилась в серпантинах Крыма, потомилась в сухих степях Евпатории и Опукского заповедника, промочилась (не насквозь!!!!) и устояла под аномальным ливнем и присущими таким явлениям порывами и селями 6 сентября на южном побережье (ЮБК), ночевала на берегу самого синего Черного моря…


Бахчисарайский район.


Евпаторийское шоссе.


Отдых в Евпатории.


Опукский заповедник.

2019-2020 годы — были богаты на множественные радиальные выезды: зимние горнолыжные курорты Челябинской и Свердловской области, осенние походы по горам Урала, летние сплавы и еще много-много движений.

Вместительный багажник — он перевозил и до сих пор перевозит рюкзаки, палатки, спальники, экипировку горнолыжника и туриста. Тем, кто недоволен вместительностью багажника, скажу так: «Не пытайтесь увезти в багажнике весь мир — сами двигайтесь к нему».

Если бы мой КIА COUL мог говорить, он бы многое рассказал — и не хватило бы дров в камине — так долог и интересен был бы его рассказ. Мне всегда кажется, что он живой. Вот он стоит за окном — и я смотрю на него с чувством, смешанным: любви, уважения, восторга. И я точно знаю, что он верно ждет своего часа — что он всегда готов открывать со мной горизонты.

В один момент ты ловишь себя на мысли — ты уже просто обязан подарить ему новое путешествие.

Перефразирую цитату одного известного писателя, относящуюся к кроссовкам: «Эта машина — очень простая и неброская. В ней нет ничего привлекательного, кроме надежности». И сразу поправлюсь — еще у нее есть ДУША. И если ты ее достоин — ОНА откроется тебе.

Дром

Источник: travel.drom.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *