Супер-Круиз 2.0 на Lexus GX470: Дальний Восток — Байкал — Астана — Белгород — Крым — Анапа — Москва — Санкт-Петербург — Хакасия

ПРОЛОГ

Второй год миновал со времени окончания нашей первой поездки по стране. Изменилось кажется всё вокруг — и в мире, и в стране, и в семье, но не угасают наши впечатления и восторг от масштабов и содержания увиденного и пережитого. Не проходит и дня, когда вдруг на ровном месте в голове не мелькнет эпизод из путешествия или не засвербит озорная мыслишка, что пора бы уже и в следующую поездку искать возможности. Естественно, что мы их искали и вскоре засобирались в свой суперкруиз 2.0.

Обзорка

Откровенно признаться, после первой поездки так распирало, что хотелось этими ощущениями поделиться, изложить, заразить, что ли, читателя. Так родился наш опус про Супер-Круиз 2011 https://travel.drom.ru/19526/. Отпуск же 2013 года получился во всех смыслах глобальнее и интереснее, дольше и дальше, но мы ловили себя на мысли, что про него почему-то уже не хотелось во всеуслышанье повествовать, думали сохранить его нашим большим семейным приключением. Но события вокруг Крыма изменили наш настрой.

Часть 1. БЛАГОВЕЩЕНСК — БЕЛГОРОД

1 июня не слишком рано мы стартовали. Цель — г. Чита Забайкальского края, куда теперь переехали наши друзья. Расстояние 1533 км. Машина — Lexus GX-470, резина — Pirelli Scorpion. Штурман-кофеварка мать-героиня Ирина. Багажа — минимум, с учетом предыдущего опыта. Дети уже в деревне в конечном пункте перегона.

Федералка по прежнему радует — широкая, твердая и свободная. Расслабляться, как всегда, не дают «сиськи» — подбрасывает так, что вышибает круиз-контроль.

В отзывах мелькают упреки скептиков, выступающих против использования пневмоподвески на вседорожниках. Я не соглашаюсь с такой точкой зрения. Вспоминаю нашу предыдущую поездку на Прадо, когда груженный зад задирал морду, становилось нечутким управление автомобилем и расстраивалось головное освещение трассы. С пневматикой машина всегда выровнена и никакого дисбаланса. Еще и выбор режима её работы есть — от «велосипеда» до «дивана». Столкнулись мы, конечно, и со своими нюансами системы, но это было в другой поездке и потому об этом ниже.

Забайкальские горы улыбнули снегом в разгар-то лета)) Специально вылезли поснимать, и фото уже через минуты обсуждались в соцсетях.

С заправками за пару лет ничего не поменялось, только цены и их распределение. Теперь самый дорогой бензин был не в Забайкалье, а у нас в Приамурье. Правда, в наших краях, наверное, уже весь бензин идёт 5-го класса, а в западной части страны по-прежнему можно найти хотя и очень доступный, но 2-4 классы. Украинские и казахстанские цены на ГСМ — вне «конкурса».

Поздним вечером мы по темноте добрались до нужного адреса в Чите. Одной ночи общения с дорогими хозяевами было мало, и мы позволили себе выделить еще один денёк на знакомство с городом и его окрестностями. Отношение к городу поменялось в корне — симпатичный, крепкий, аккуратный, асфальтированный. Багульная столица России, однако.

Дальше по плану — бурятские позы, байкальский омуль и заехать подальше за Иркутск.

Полдня езды вдоль Байкала по-прежнему вызывает живые эмоции, но уже откровенно не такие острые, как первые. Чище не стало, но дорогами уже всерьез занимались.

Дороги за редким исключением хорошие. Движение в режиме 100-115 на круиз-контроле — одно удовольствие, вплоть до расслабона. Тут нужно быть внимательным на обгонах и особенно на подъемах с поворотами. Машина вся, а конкретно возможности мотора, звуки и запахи в салоне, расход топлива, пневматическая подвеска, встроенный в головное устройство навигатор — всё радует и располагает к драйву.

Плотность движения заметно возрастает после Улан-Удэ. Осилили мы в тот день 1148 км, заночевав в Усолье-Сибирском.

План следующего дня — поближе подобраться к Томску. Сразу настраивались на преодоление сложных участков реконструируемых дорог, морально готовились пережить «убранства» Куйтуна, Тулуна, Канска и подобных.

Населенные пункты за пару лет почти не изменились, а вот дороги порадовали. В Иркутской области еще попадались неремонтированные участки, но в целом стало лучше. Красноярский край — просто слов нет, впереди всей страны! Таких хороших протяженных магистралей нам в эту поездку больше почти нигде не встречалось — хоть боком катись!

Ночевали в Ачинске, пробег 1123 км.

Следующий день обещал быть особенным — до Томска 400 км, а там нас уже ждали гостеприимные друзья, баня, приятное общение.

Кемеровская область напомнила о себе привлекательными АЗС «Газпромнефти», восточнее они не встречаются.

В Томской области народ на дороги жалуется, а трассу через Мариинск на Томск называют совсем убитой. Не знаю, не помню, не заметил.

Из Томска до Омска мы думали, что доберемся на одном дыхании — 885 км. На деле оказалось как-то тяжко.. Вроде и дороги там что надо, и объезд вокруг Новосибирска значительно облегчил задачу. Наверное, всё-таки плотность движения большегрузного транспорта утомили нас. А вы что подумали? Но омская родня нас оччень ждала, и мы торопились как могли.

В Омске день был посвящен плотным гуляниям с родней. Машине было пора менять масло, фильтры и шприцевать точки, ибо перед началом путешествия было ещё совсем рано обслуживать. АЦ «Бегемот» справился с этим без всяких очередей и заминок, хотя паренёк-мастерок сначала заметно волновался и робел. Любые расходники оказались в наличии. Заодно поменяли перегоревший габарит.

Помня инцидент с казахскими постовыми, мы заблаговременно нашли и прилепили наклейку RUS.

Бензин тут, кстати, один из самых дешевых (среди 5-классников) — по 26,8 рублей.

Далее мы просто рвались в Казахстан! Предвкушали затейливое общение с пограничниками, таможенниками и гаишниками, снова погрузиться в захватывающее ощущение нахождения в иностранном государстве… Но нет. Это был один из скучнейших этапов нашего путешествия.

Из Омска мы выехали на заре. Цель — родня в Кокчетаве. Навигатор со свежими картами России и содружества теперь работает везде.

На Исилькульском переходе оказались очень быстро и застали чисто символическую очередь. Как раз хватило времени, чтобы оформить страховку — их теперь продают и на нашей стороне и совсем не дорого. Правда, второпях нам забыли вписать в бланк второго водителя, благо мы случайно заметили. Но это легко поправили, и мы уже на казахстанской стороне.

Еще несколько необременительных формальностей, по ходу нам предложили оружие-наркотики, мы чет не хотели и полетели дальше. Таможенный Союз — это вещь!

В Петропавловске на том самом ЖОЛ-посту хотелось обескуражить парней новой наклейкой RUS, но и тут обошлось без задоринки. Совсем. Даже на обратном пути.

Немножко повезло Ире, когда она в Келлеровке на глазах у ЖОЛовца обогнала по встречной негабаритный трактор с прицепом. Тот жезлом преградил нам путь, быстро пробежался по предоставленным документам и произнёс необычное: «Владимировна, протяни на обочину и следуй за мной на пост». Трещали они там подольше обычного, но в итоге она вынесла квитанцию-предупреждение о том, что нельзя сыпать мусор на проезжую часть..

Казахстан быстро и правильно развивается. За период нашего отсутствия они ужесточили контроль за оборотнями и как будто даже совсем от них избавились.

Еще казахстанцы удивили стоимостью бензина — как было 2 года назад 110 тенге (22-23 рубля), так и стоит. Дешево и стабильно. Пробег за день 483 км.

Волнительные чувства непосредственного контакта с любимыми людьми — вот главный смысл нашего путешествия.

Поездка в Астану — одно из наиболее ярких и долгожданных приключений. Путь туда — 300 км по волшебному автобану без каких-либо ограничений.

Посты были, но признаков жизни они не подавали. Похоже, контроль за БДД там ведётся автоматически дистанционно, посредством многочисленных камер. Надо сказать, что радар-детектор Кобра невпопад стрекотал как в Казахстане, так и позже на Украине. Это понизило его рейтинг до уровня бардачка. А вот Навител, наоборот, во время путешествия стал для нас не только незаменимым проводником, но и превосходным антирадаром — вшитые в нем спид-камы на 95% оправдались, и это здорово выручало.

Сегодня мы впервые очутились на платной автодороге! Увидели издалека терминал, отключили круиз-контроль, катимся накатом к небольшому скоплению машин. Пункт, видимо, недавно открыли, заминку вызывала необходимость объяснять каждому стоимость проезда (с нас взяли около бакса) и давать сдачу. Трасса — великолепна.

Астана (бывш. Акмолинск, Целиноград, Акмола) примерно пополам делится рекой Ишим. Северная часть считается старым городом, а нас интересует новая Столица. Город нас встретил проливным ливнем. Это дало возможность подольше покататься и полюбоваться. Фотки, правда, не удались.

Один из символов города — башня Байтерек в тот день, к сожалению, была закрыта, подняться на неё не удалось.

Если обедать — то обязательно в традиционной юрте, типа кафе «Кишлак» у подножия «КазМунайГаза» (аналог наших «Газпрома» и «Роснефти»).

После обеда стало веселее, погода разъяснилась, и мы тронулись в сторону Океанариума (по ихнему Мухитарал).

Потрясающее местечко! Особенно если осознавать, что он в мире САМЫЙ удаленный от океанов! Всё как положено: и акулы, и тоннель, и косяки…

Ажиотаж и оживление вызывало сообщение о том, что у всей этой биоты тоже настало время обеда и сейчас им скинут человека! Зрители и хищники заняли места и приготовились.

Человек действительно появился, но предстал он не жертвой, а кормильцем с мешком еды. Публика разочарованно расходилась.

Астана нам понравилась. Она не похожа ни на один знакомый нам город, и в то же время каждый квартал что-нибудь да напоминал. И мы согласились, что благодаря своим новизне, просторности и разнообразию архитектурных и ландшафтных стилей, Астана напоминает восточный ковер, на который рассыпали яркие игрушки!

С шутками и прибаутками Ира повезла нас обратно в Кокшетау.

Десятый день путешествия — посещение Борового (теперь Бурабая). Уникальное местечко, описанное нами в предыдущем опусе.

В Боровом нереально классно — великолепная концентрированная красота природы и подобающее отношение властей. Чисто и спокойно. Не зря тут любит отдыхать президент Назарбаев, что он и делал тут как раз в тот день. Это, кстати, практически никак не препятствовало остальным отдыхающим. Выдавало ситуацию повышенное количество людей в форме. Одна из групп остановила нас, блюститель порядка проверил документы, заглянул в машину и уже хотел отпустить нас, как их старший со стороны крикнул нам:
— А у вас разве можно ездить со шторками?
— Мы ездим спокойно.
— А у нас нельзя, снимайте! Ну или просто скиньте верхние крючки)))

Выехать из Казахстана на этот раз мы решили в ночь. Очень жалко всегда уезжать из приятных мест и от любимых родных — это, наверное, единственные отрицательные эмоции подобных поездок.

Размеренно добрались до Петуховского пограничного перехода — ни жезлов, ни гвоздей. На подъезде к границе обнаружили огромную очередь грузовиков. Сначала думали, что тут и заночуем. Но что-то подсказало, что это не наша очередь. Так и оказалось — надо всех объехать и без проволочек выехать в Россию. Даже, кажется, не заполняли ничего и не запечатлели на камеру..

Рассвет встретили на Курганской трассе. Цель дня — родные в Уфе.

Курган, Челябинск, Чебаркуль, Миасс, Златоуст — монотонно, скучно, даже метеорита не попалось.

Где-то уже в горах Урала попались мы сами. Обгоняя колонну машин по новому и еще неразмеченному асфальту, я не заметил знак, запрещающий это делать. У гайцев в конце интервала всё уже было продуманно и оборудовано. Нас было много, но расходились все быстро и, в общем, не дорого.

Добрые гайцы похвалились, что только у них в регионе подобные знаки дублируются по обе стороны дороги и предупреждали быть нас осторожными в Башкирии. В тот день стало очевидным, что отныне кормить гаишников будут сплошные линии, ибо со скоростным режимом в стране становилось заметно лояльнее.

Итого — 1115 км, и мы усталые, но довольные прибыли в Уфу. Нас уже заждались трогательные беседы за шикарным столом.

Утром мы, как и в прошлый раз, выехали на юг, по направлению в Оренбургскую область. На окраине Уфы за время нашего отсутствия появились целый околоток гипермаркетов, типа Ашана, Икеа, Леруа и т.п. Пользуясь случаем, мы приобрели там каркасный бассейн, с которым скоро в Самаре произойдёт курьёзный эпизод.

Удивило нас в гипермаркете такое обстоятельство: выбрав наш нелёгкий товар, мы не смогли найти тележку. Т.е. люди их катают, но свободных не найти. Выяснилось, что тележки берут на подземной стоянке и уже с ними поднимаются в торговые залы. А как быть тем, кто зашел с улицы? Наверное, обходиться корзинками))

После посещения могилок и ужина с баней у родственников в Оренбуржье мы в ночь тронулись на Самару. И напрасно. Узко, подразбито, темно, одиноко, витиевато, прохладно, грела одна мысль — сегодня мы прибудем к родителям и детям!

Под утро на подъезде к Самаре меня сменила проснувшаяся Ира. Я расположился на заднем сиденье и вырубился. На месте пассажира спереди — коробка с бассейном.

Проснулся от голоса в окошко:
— О, землячка, какими судьбами? одна что ли? я когда-то служил на ДВ! И тд…
— С мужем!

Постовой глянул на коробку, молча вернул документы и удалился)) Так мы на чёрно-юморном веселе встретили рассвет, попили кофе с блинчиками и помчались навстречу детворе!

На этот раз решили попробовать проехать на Воронеж не через Саратов, как в прошлый раз, а через Пензу. Дороги на всем протяжении хорошие, движение свободное, с заправками попроще. Запомнились следующие эпизоды:

Навигатор вместо объезда повел нас через центр Пензы, где мы попали в жуткую пробку и потеряли драгоценное время. Город напомнил мне «любимый» Канск — дорог много, но через реку мостовых переходов единицы и движение напомнило лабиринт, куда ни ткнешься — тупик. Пришлось возвращаться на федералку и принудительно «вручную» объезжать город, поскольку Навител пытался упорно вернуть нас в центр Пензы.

Дальше нам открылся простор — свободная трасса на Тамбов позволила нам хоть как-то нагнать время.

На объезде города Тамбова нам наперерез выбежал гаишник. Бумаги смотреть не стал, быстро спросил про шторки и перешёл к главному: почему у нас горят желтые ходовые огни? Его не устроил ответ, что это американец и что это не запрещено. Он был уверен, что их можно отключить, и через окошко со знанием дела он полез к органам управления. Впрочем, его энтузиазм быстро угас. Совместный консилиум по столь редкому диагнозу установил, что проблема решается либо заменой лампочек на белые, либо включением ближнего света, тогда желтки гаснут, после чего постовой, удовлетворенный, отстал.

Воронеж тоже проезжали через самый центр, приятный город, симпатичный, чистый, разный. Дороги загружены, кое-где плелись, но особо не стояли. Искали признаки столицы российской провинции, но, глядя из окошка, об этом и не скажешь, а с людьми пообщаться не довелось.

Хотя… очень нас развеселили соседи по светофору на Окуительно синей машине, у которых внезапно очень громко включилась музыка а-ля дискотека 80-х, парни испугались, кинулись убавлять или выключать, но у них не получалось, и они решили открыть окошки. Ну хоть не двери))). Видео мы снять постеснялись, да и парни были не в духе, а фото украдкой удалось.

Вечерело, нам до дома 200 км. Дороги хорошие, разметка не злая. Белгородчина традиционно роскошно выделяется из всех регионов.

Горшечное — Старый Оскол — Губкин — Скородное — Холодное — Призначное и мы на месте! Эмоции не описать и не передать.

Промежуточный итог: 13 дней в пути, 9592 км пройдено, 1110 л бензина израсходовано.

Стройка и ремонты у родных по большому счету заканчивались, поэтому мы всё больше катались-развлекались-чревоугодничали и общались с многочисленной родней.

Пару раз намечали выезд в Киев на экскурсию, но из-за каких-то мелочей каждый раз откладывали. Тут он близко — от дома километров 550. Эхх, теперь обидно, досадно, но так мы туда и не съездили.

Вскоре мы засобирались в Крым. Бывалые напутствовали, что бензин там гоОораздо дороже нашего, валюту менять лучше ближе к нашей границе, ПДД нам иностранцам лучше совсем не нарушать, и, вообще, наша машина и наши номера будут для них как красная тряпка.

За неделю до отъезда в Крым мы, прослышав про популярную чешскую пивоварню «Старгород» отправились в Харьков на их «Песенный запой». Родня с местной пропиской проникла за границу «по зелёной», не выходя из машины, а мы, иногородние, — часа полтора пешком преодолевали все эти препятствия сначала по нашу сторону, потом по ихнюю. Народу было в общем не много и около половины стремились лишь в дьютифри и тут же оформлялись обратно. Вообще, Харьков с Белгородом так близко, что они там, как из Благи в Хейхе, ездят друг к другу пошопиться и налопаться.

Погранцы и таможня обеих сторон подчеркнуто вежливые и сухие, только хохол нас улыбнул (или мы его). На их стороне нужно было заполнить малюсенькую бумажку типа «Фамилия — Имя — Громодянство», даты и цели пребывания. Читая Ирину писанину он нарочито сердито спросил:

— Ваше гражданство?
— РФ!
— А почему написали Владимировна?
Мы до сих пор хихикаем)))

Пиво — непревзойденное, барашек на вертеле — фантастический, кухня — изумительная, атмосфера в зале — теплейшая, Хортиця — ледяная, песни — душевные!.. Слов нет, как нам понравилось, я б там гостил и гостил, или перевёз их всех на ДВ))

На конкурсе «Гость из самой дальней точки» Ира получила от шеф-повара ресторана главный приз, а ещё через час она уже наравне с девчонками-зажигалками танцевала на столе… Всё это обильно фотографируется и выкладывается на их сайте, а так же онлайн транслируется по всей сети пивоварен. Пиво с собой они не наливают, дабы оно не портилось (!), но, говорят, можно купить в специальных банках-термосах.

Обратно мы возвращались уже ночером, границу буквально пробежали почти без остановок. Задержало нас только требование российской стороны перестать фотографировать и удалить выполненные снимки. Меня всегда удивляет такая секретность.

Часть 2. КРЫМ — АНАПА

Утром 1 июля мы пораньше стартуем к таможне. Дети со стариками выедут к нам в Феодосию следом поездом через день.

Придорожный электронный табло-знак на окраине Белгорода информировал, что на таможне еще не много машин, время ожидания — около 40 минут.

Грин-карту оформили минут за 15, из них 10 будили девушку.

Наш радар-детектор охотно реагирует только на сканеры дверей минимаркетов при АЗС. На ТНК заправляем полный бак и прибываем на российский пункт пропуска.

Машин много, но работали большинство ларьков, мы пробрались к самому дальнему и довольно быстро оказались на досмотре. Несколько секунд и чиновник уже проверил машину, документы и уже собирался нас отпустить, как вдруг обнаружил те самые нунчаки, известные из прошлого повествования:
— Нам тут, — говорит, — особо без разницы, но если это найдут украинцы, вам мало не покажется!
И ушёл к следующей машине.

Чаки, которые по возрасту были старше государства украинского, полетели в ближайшую урну((

На подъезде к украинской стороне встречает бугай в форме и предлагает за 4 тыс. руб. без проблем пройти украинскую таможню. Огромный информационный щит мелкими буквами гласил, что проблемы могут возникнуть очень неожиданно: не соответствующие ассортимент и количество продуктов, товаров, электроники, дензнаков и мн. др. Одних только флешек у нас с собой было штук …дцать, а можно — не более 2 и т.д. Решили проверить это всё на себе.

Далее машины сортировались — одних направо, а внедорожники налево. Иру как хозяйку машины повели заполнять документы, а я присутствовал на досмотре. Так тщательно нас не проверяли еще никогда, но и это заняло не больше 3 минут (обычно 1-2). Чиновника заинтересовал мой чемоданчик для инструментов — пришлось открывать, показывать, рассказывать. И всё, мы едем дальше.

Забегая вперед, сразу скажу, что никакие службы нигде нас больше по Украине не останавливали и тем более не штрафовали — хоть ты что там делай! Мы много там наездили и повидали, даишников там немало, местных они щучат, а гостей не трогали. У них там нормально превышать скоростной режим (у нас тогда этого послабления не было), они спокойно пересекают сплошные линии, не пристегиваются, фары не жгут и т.д.

Про обмен валюты мы как-то особо не думали, но установленные придорожные знаки на украинском языке нас нехотя возвращали к этой теме. Предложений на щитах было много, и мы стали следить за курсом, ожидая самого приемлемого.

Острой необходимости в гривнах не было, и мы долго ехали, не останавливаясь.

Надо же, слова, которые с ранних лет считал неприличными или жаргонными — в украинском языке оказывается являются нормальными литературными.

Дороги очень хорошие, широкие и свободные. Наверное, потому что стоимость бензина в пересчете 43-45 рублей против наших 24-28 рублей.

Населенные пункты ухоженные, колоритные, самобытные, как нам у себя не хватает.

Поля все возделанные, культуры разнообразные, клетки мельче, чем у нас.

Больше всего забавляли нас многочисленные желтые предостережения «Дякуемо за чисте узбиччя». Чем им узбечня не угодила? Потом, конечно, разобрались))

Привычной связи сразу не стало, телефоны/интернеты отдыхают. Не нарадуюсь свежей навителовской карте содружества, в головном устройстве автомобиля, куда, конечно, вошла Украина — никакого дискомфорта.

Сим-карты у них продаются, как пирожки — без предъявления паспорта. Наши операторы там отрываются с тарифами — лучше бы дома такие предлагали))

К обеду мы загадали найти самую украинскую кухню, чтобы борща с пампушками, дерунов, зраз, сала, с горилкой нужно было повременить.

Выбирали долго, тщательно, нашли одну, а там света нет, ждать долго, в другой рубли не смогли принять, пришлось остановиться в обычном заведении и просто пообедать.

По дороге вовремя купили за рубли по здоровой кукурузине, как налетели ветер, тучи, и начался ливень такой, что местами ехать было невозможно — видимости 0.

Днепропетровск — Запорожье — Мелитополь, дождь кончился, и мы заезжаем в Крым. Навигатор с компьютером показывают, что топлива нам хватит до конца намеченного маршрута (пригород Феодосии), вечереет, а валюты всё нет.

В Джанкое где-то в центре, похожем на рынок, я пошел покупать местную симку и гривны. Было прикольно, словно назад в 90-е: барыга на барыге, цены договорные, взаимоотношения комиссионные, торговались и шукали гривны долго, Ира уже начала волноваться. На эти деньги на материке месяцы прожить можно, а в Крыму они у нас кончились уже через… довольно быстро)) Зато потом меняли мы валюту по гораздо более демократичному курсу. И в банке.

 

В поселок Береговой под Феодосией мы прибыли уже затемно, было пасмурно и прохладно.

Адрес виллы Фламинго знали заранее и прибыли туда целенаправленно.

Отогревались мы граппой, винами и их купажами тут же на вилле в винном погребке «У Михалыча».

В ожидании своих детей и родителей мы полтора дня осматривали окрестные достопримечательности — Приморский, Феодосия, Коктебель. Душевно, спокойно, красиво, скромно, со вкусом, хотелось остаться.

Вообще, везде в Крыму меня не покидала мысль, что мне тут нравится, что это наше родное, что это должна быть Россия. От России Крым отличался тремя вещами: украинскими официальными надписями, которые не давали забыть, что это пока не Россия, местная валюта, корявый курс которой настолько не укладывался в голове, в отличие, например, от казахского или китайского, что я, например, не понимал относительную стоимость любых расходов. Третье, что отличало Крым от российского черноморского побережья — это отсутствие наших специфических перекосов: архитектурных и fashion контрастов, автомобильных пробок, шумных толп и прочего непередаваемого. Прекрасный многонациональный этнический состав, неторопливый и дружелюбный, трудолюбивый и улыбчивый, неиспорченный.

 

Когда сейчас говорят, что в развитие, например, крымских дорог четверть века государством ничего не вкладывалось — я не верю. Полуостров мы в итоге изъездили почти весь, как по побережью от Керчи до Евпатории, так и вглубь: Белогорск, Джанкой, Симферополь, Бахчисарай, Саки. Дороги везде вполне ухоженные, целые и местами свежие.

Ни один крымский город не похож на другой. В каждом ощущается своя история и изюминка. Достаточно сказать, но трудно представить, что только подтвержденный возраст некоторых городов полуострова — 2,3-2,5 тыс. лет! Самые старые русские города Великий Новгород, Суздаль, Владимир, Псков — вдвое младше. Разве что пяти тысячелетний Дербент мог бы «поспорить».

Конечно, в такого рода путешествиях не объять и малой толики многообразия и глубины транзитных мест, а в подобных опусах не изложить и доли прочувствованного. Брызнем наиболее яркими каплями:

Керчь особняком стоит в Крыму во всех смыслах: и расположен отдаленно в восточной части полуострова, и застройка отличается, и народ, и дух отличный от других местностей. Впечатлила нас Большая Митридатская лестница на гору Митридат — достопримечательность Керчи. Её покорила даже наша бабушка с маленькими внуками!

На вершине расположен мемориал воинской славы павших при освобождении Керчи в годы Великой Отечественной войны — Обелиск Славы Бессмертным Героям. За ним чуть ниже виднеются раскопки древнегреческого города Пантикапей. Почему древние люди жили тут на горе? Или это уже результат тектонического поднятия?

Наш дед, любитель рыбы и рыбалки, оценил местный рыбный ресторан.

 

Чокракское озеро под Керчью оставило неизгладимые впечатления — чернющие лечебные грязи с трудом отмылись, а восторг, здоровье и запах остались надолго. С детками будьте аккуратны — их кожу эта грязь слегка обжигает.

Трасса из Керчи в центр Крыма узкая, но пустынная. За 80 км пути могли попасться лишь несколько машин. С ужасом представляю нынешнюю ситуацию, если Керчь останется единственными воротами в Крым. Если не удастся наладить нормальный (с севера) сухопутный доступ, то нужно организовать паромную доставку отдыхающих не только через керченский, но и другие крымские порты.

Понравился рынок в Феодосии — компактный и обильный, в начале июля там уже ВСЁ было местное!

В Сочи, например, и в середине июля еще фрукты/овощи привозные. Странно вскоре было услышать, что бывший краснодарский губернатор теперь назначен министром сельского хозяйства страны. У них же там ни колбасы нормальной, ни молочки, ни фруктов.

Коктебель — страна коньяков, виноградники на фоне скал, красиво и тихо. Реклама коньяка там повсюду, откровенно сказать, напиток сей — на любителя, но мы всё равно пили его в разных сочетаниях — крымский же)) Позже уже в России мы встречали «Коктебель» одесского изготовления.

На Ялту и окрестности интересно посмотреть с моря, с борта катера, лучше видны дворцы, пансионаты, горы, Ласточкино гнездо. Понравилось наличие паркомата — прямо на центральной набережной спокойно оставляли машину под двойным наблюдением — паркомата и обслуживающих его парней.

С навигацией в городках ЮБК непросто — навигатор не всегда с первого раза расплетает паутинки тамошних дорог-тропинок.

Поднимаясь на гору Ай-Петри с помощью самой длинной канатной дороги, я спросил у стюардессы, были ли аварии? Она ответила, что не припомнит такого с тех пор, когда были пусковые неполадки. Вскоре конфуз таки случился — по новостям показывали, что люди долго провисели над пропастью.

Обратно с горы рекомендую спускаться на микрике с местными лихачами — не менее захватывающе, весело и познавательно)) Там стоолько наших лучших фильмов было снято!

Азовское море мы нашли более теплым, менее соленым, народу почти нет, только вода помутнее черноморской. Детям и старикам тут больше нравилось.

В Судаке запомнился неловкий случай, когда мы под горку спускались по сыпучей дороге к морю, а пляж оказался платным. Нам наперерез бросились охранники и всеми частями тел, как в «Кавказской пленнице», перегородили нам дорогу. Мы по тормозам, но тяжелая машина сразу не остановилась, и мы проехали по ноге Бывалому.

В Солнечной Долине увидели дерево спелой алычи прямо в населенном пункте. Наши дети к такому непривычные. Мы подогнали машину, и они прямо с крыши рвали и ели, как дикие.

Новый Свет — теперь наше любимое розовое шампанское.

В Евпатории интересно посетить экспозицию Малый Крым, где собраны миниатюры крымских достопримечательностей, проехать на электромобильчике по Малому Иерусалиму.

После кераимских чебуреков вам больше не захочется нахваливать купленные на вокзалах пирожки.

После Евпатории возникла мысль съездить на экскурсию в Одессу. Через Херсон и Николаев — это по нашим меркам было буквально за углом. Но с мыслью «мол успеем ещё» мы порулили на Бахчисарай — Севастополь. Теперь необыкновенно досадно.

В Бахчисарае соглашайтесь на индивидуального экскурсовода и посетите Свято-Успе́нский пеще́рный монасты́рь — это неизгладимо впечатляет. После этого Ханский дворец уже воспринимался как картонные декорации, что он, в общем-то, собой и представляет, но выручает и интригует драматическая история с Бахчисарайским фонтаном.

Севастополь (Балаклава, Инкерман). Не курортный город Крыма, широко раскинувшийся по окрестным сопкам и скалам вокруг Севастопольской бухты, по площади сравнимый с Москвой. Блестящая набережная, наполненная улыбающимися, поющими, танцующими, гуляющими людьми. Атмосфера всеобщего ликования и вдохновения, в каждой детали пропитанная Россией, сильно заряжает. И это за 8 месяцев до известных событий, когда о воссоединении можно было только мечтать! И я, обычно не мечтательный, искренне желал этого. И говорил я с людьми, спрашивал. И ответы были не столь однозначными.

Нас уже ждали в Анапе, и мы заспешили. Сейчас жалеем, что лишние день-три-пять не задержались, а можно было. Теперь болеем Крымом, хотим туда, переживаем за него. Не знаю, когда снова встретимся, но боимся разочароваться.

Последнюю крымскую ночь ночевали в Алупке у стен Воронцовского дворца. Поразительно — вот такой домик в пик сезона на ЮБК мы сняли дешевле, чем снимаешь унылый номерок зимой где-нибудь в Магадане или Якутске.

А утром с прощальной грустью гуляли вокруг дворца и по его великолепному, заложенному вручную парку.

На прощанье заехали в Артек в Гурзуфе, у подножия Аю-Дага искупались в райском месте и, с намерениями вернуться сюда снова, отправились мы в Керчь на переправу.

По пути в Береговом, несмотря на таможенные ограничения, мы закупились в погребе у Михалыча домашним вином и граппой, в супермаркете купили еще разных бутылок. Одну партию ранее наши старики с внуками увезли поездом, мы остальное в машину нагрузили.

Пятница, вечер, но настроение — не фонтан.

Прибываем на Керченскую переправу, перед нами очередь десятка четыре машин.

Тут же подъезжает машина и предлагает уехать первым же паромом, иначе типа ждать до утра. Схема проста — их машина давно заняла очередь, теперь стояла на въезде в терминал, и парни предлагали поменяться местами за 3 тысячи рублей.

Приедем ли мы в Анапу в 1:00 час ночи или в 4:00 — не имело никакого значения. Народ вокруг был интересный, активный, разнообразный, общительный. Мы весело и неутомительно дождались своего парома. Портили атмосферу только полчища комаров, которых мы впервые встретили в этих местах.

Никто из окружающих не вывозил столько сверхнормативного горячительного, и нам поступило предложение распределить этот груз по двум машинам, но мы отказались.

С оплатой сборов нас обнадежили погранцы. В кассу нужно было бежать по темноте и неблизко. Всех дождавшихся своей очереди отправляли туда обменивать валюту и оплачивать переправу согласно прейскуранта. Но к нам подошел старший офицер и тихо сказал, что нас без задержек пропустят на паром за наличную оплату. Нас это вполне устраивало.

В итоге мы прошли контроль без серьёзных замечаний. Только в бардачке нашей машины проверяющие обнаружили четвертьдолларовые монеты, приехавшие в своё время с машиной из Нью-Йорка. Находку вернули, первоначально приняв их за старинные дензнаки, вывоз которых запрещён.

А вот машина, которая предлагала взять на себя часть нашего горячительного, не прошла досмотр, и больше мы их никогда не видели.

Несколько минут по морю, несколько десятков минут в кромешной тьме, и мы в анапской гостинице.

Утром проснулись от шума и гула. Оказывается, у нас под окнами заработал центральный базар. Это был херСон, и мы уехали купаться в Большой Утриш. Ловили себя на мысли, что нам тут всё не так — ни море, ни публика, ни шум, ни еда, ни пляжи. Это после предыдущей-то нашей симпатии к этому городку. Наверное, это была апатия.

Вечером мы купались и гуляли с отдыхавшей родней в Витязево, а наутро собрались и выдвинулись на Белгородчину.

По пути заехали в анапский «Магнит», спросили где у них вина, попросили тару под стекло, уточняли у них по ассортименту, набрали пару коробок разных бутылок на подарки друзьям и себе на зиму и повезли на кассу. И только тут (!) нам сообщили, что продажи спиртного у них начинаются с 10 часов утра. Ждать мы не стали, а сделали то же самое через пару часов в краснодарской «Красной площади». Причём набрали ещё больше, а заплатили еще меньше.

Напрягает трасса «Дон». Перегруженная, она местами ремонтируется, местами заторы по непонятным причинам. Там, где можно было бы пролететь за минуты, теперь приходится плестись часами, причём в обоих направлениях.. Как же хорошо мы прохватили в Крым через всю Украину, и не было нам никаких препятствий.

К вечеру мы были дома. Итого наш рекреационный тур составил около 5 тысяч км.

Часть 3. МОСКВА — ТВЕРЬ — ПИТЕР

Несколько дней торжеств в честь 70-летия окончания величайшего танкового сражения на Прохоровском поле (Курская дуга). Напомню, что на Руси почитаются три ратных поля: Куликово, Бородинское и Прохоровское, где полководцами-победителями славятся Д. Донской, М. Кутузов и Г. Жуков.

В конце июля мы собрались в поездку по направлению Москва — Тверь — Санкт-Петербург.

Выехали в ночь. Так трасса была свободнее, но двигаться было не легче, почти всю ночь шел дождь, и видимость была так себе. Тут пора будет признаться, что в Lexus GX-470 меня не вполне удовлетворяет работа дворников в режиме Auto. На моросящий дождь система реагирует неадекватно, на мой взгляд — то запоздало, то избыточно. Приходится управляться в ручном режиме.

Дети на надувном матрасе качаются сзади, там им просторно и комфортно. Своей я в таких случаях водить стараюсь не давать, а сам как-то быстро притомился. Спасал только капучино, который очень удобно и кстати стали предлагать на заправках.

Утром были в Москве у наших. Позволили себе пару-тройку дней культурной программы и общения с близкими. Хотели удивить детей величием Красной площади с Царь-изделиями, а они, как маленькие, бегали за ряженными Шреками со Смешариками.. В музее Дарвина их интересовало только мороженое и Тимон с Пумбой.

Движение по Москве понравилось, почти не стояли, даже в центре, а местами и реально гоняли 90-110, на МКАДе — до 130. У нас похожее только в Хабаровске и Владивостоке испытывал. Парковались особо без проблем. После благовещенских 10 минут тут, конечно, в любое место часами добираешься, но к этому надо быть готовыми. Субъективно после Питера нам кажется, что не Москва всё-таки стоит.

На Питер мы выехали в ночь и успели-таки на завтрак к моим. Ждём не дождёмся новой Лениградки, ибо то, как сейчас соединены наши столицы — это никуда не годится! Бесконечное 90-60-90 через бусины населённых пунктов, и всюду вдоль дорог камеры стоят. Мы тогда еще не знали, что вышли послабления в части скоростного режима и соблюдали ПДД, конечно, где терпения хватало.

В первый же вечер мы отправились на гуляния к Павловскому дворцу. К моему удивлению, на стоянке у главного входа в парк не было ни одной машины! Я осмотрелся, знаков не видать и оставил машину. Меня, подуставшего, не насторожило, что стоянка на другой стороне дороги была заполненной.

Через 3 часа, когда кончилась аренда велосипедов, мы вышли из парка и увидели следующую картину: эвакуаторы грузят джипы один за другим и до нас им осталось только Q7 поднять. Оказалось, что знак, запрещающий стоянку, находится где-то в деревьях за углом. К счастью, наш Лексус оказался последним в очереди (т. к. приехал первым), еще стоял на земле, и нас, спустя несколько рассказов о многообразии нашей родины, отпустили. Как-то неудобно получилось перед остальными круизерами))

Екатерининский дворец посещали в дождь. Туристов много, а машин на стоянке мало. Для меня осталось загадкой, где их нужно парковать. В Пушкине все дороги вокруг дворца пустынные, много знаков запрещающих, но не везде. Короче, бросили машину, где удобно, поближе к парку и ушли гулять.

В очереди во дворец было много иностранцев, но тогда еще не было повода спорить с ними за Крым и санкции, поэтому все стояли в очередях вполголоса. Пока мои бродили по парку, я тщетно пытался понять язык общения европейской с виду соседней семьи — он был ни на что не похож, пришлось в лоб спрашивать. Оказались датчане.

Во дворце понравилось аудиооборудование, выдаваемое каждому, даже несмышлёнышам. Очень удобно, шепчет женский голос, можно уснуть. Просыпаются все в янтарной комнате, когда ,услышав про запрет фото/видео съёмок, все достают гаджеты и начинают щелкать, некоторые даже со вспышками.

Петергоф не меняется, погулять там интересно и полезно, и взрослым, и детям. Народу традиционно много, но машин мало, и мест для парковок хватало.

Еще в Питере (из новинок) очень любопытно съездить по КАД по дамбе на о. Кронштадт и соседние островки, и полюбоваться на город с необычной стороны, и искупаться в заливе Балтийского моря приятно и относительно чисто.

В самом городе перемещаться на авто местами норм, но в основном необычайно тесно и тоскливо. Как нам объяснили, в тот период активно ремонтировались мосты, и возможно с этим были связаны заторы на центральных дорогах. Небольшие расстояния преодолеваются часами, местами постоянные пробки. Зато здесь второй раз за путешествие нам посчастливилось пронестись по платному автобану (первый раз был в Астане) — очень приятно, но очень мало, и мы снова раз за разом утыкались на Гатчинском направлении в двухчасовую пробку, что тяжело было объяснять непривыкшим детям.

С родными не наобщаешься, но отпуск пора была завершать. Дальний Восток всё лето заливало дождями, и реки стали выходить из берегов. Мы со всей страной следили за сводками с полей/морей. Когда уже в нашей стране страховые компании будут заниматься вопросами компенсации, а не бюджет или первый канал?

Однако мимо Твери мы просто так проехать не могли — там ко дню железнодорожника собралась веселая дружная компания, и мы отправились встречаться с ними.

Тверь нам понравилась. Уютный, компактный, старинный город на Волге. Прогулки по набережным, паркам и бульварам, лицезрение скульптур Михаила Круга и Афанасия Никитина прошли на ура. Настроение всей компании было превосходное! И никто не обращал внимание на повсеместную ветхость фасадов в общем-то крепких старинных зданий уездного городка, всё это напоминало остатки былой роскоши и вызывало сожаление и недоумение — куда смотрят власти всех уровней? Похожую, но более сильную досаду мы пережили во время первого нашего круиза в Волгограде. Историческое значение и географическое положение Твери обязывает содержать эту жемчужину верхнего Поволжья в более достойном состоянии.

В Москве мы снова задержались на пару дней, чтобы посетить ВДНХ, там в это время проходили подходящие Ире выставки-продажи. Пешком, наверное, мы бы до сих пор там всё не обошли, поэтому подсказываю — на территорию можно за плату заехать на машине со стороны телецентра и практически без ограничений объехать всё интересующее. Благо, что успели до спорного демонтажа Колеса обозреть местные красоты, худо, что сели мы не в кабинку, а наружу.

На Белгородчину из Подмосковья мы по традиции выехали в ночь и утром почти без приключений были на месте (650 км).

Запомнилась длиннющая пробка в чистом поле под Курском. Никто не знал, в чем дело. Пригодились вседорожные способности нашего автомобиля. Оказалось — шел ремонт моста через небольшую речушку.

Вообще, Курскую область в эту поездку не узнать — дороги как будто улучшились, а мздоимцы как будто выродились.

Часть 4. Обратный путь

12 августа настал день нашего отъезда в сторону дома. Новости с Амура начинали напрягать, и мы больше не могли задерживаться.

В Белгороде поменяли масло с сопутствующими. Встретили такого же Лексуса — и тот оказался с амурскими номерами))

Тронулись после обеда, настроение на полшестого, дети остались ждать своего вылета к нам.

Ночевали за Пензой (750 км).

Следующая ночь была в Уфе (720 км).

Обилие специфического груза в тяжелогруженой машине подсказывало, что Казахстан нам лучше объехать стороной, и мы впервые попробовали свернуть на Ишим. Ночевали в озерной степи прямо на границе Курганской и Тюменской областей в хорошем мотеле с баней (900 км).

Известно, что там на объездной дуге есть плохой участок дороги, но мы не думали, что настолько.. Порядка 30 км по военным ухабам — вспомнились волгоградские направления. А имя этому месту — Бердюжье.

О нем много написано в отчетах разных годов, а безобразие и ныне там.

Остальные дороги вполне приличные.

В одном из транзитных сел гаишники остановили Иру и долго вменяли ей, что она нарушила ПДД, мол, неверно совершила обгон, но моя не внимала их голословным обвинениям, и они отпустили её со словами «Детский сад».

В Омск мы заскочили в поисках банкомата, и нашли же его.

Вести с Благовещенска донесли, что Амур пошел на спад, подтопление лично нам больше не грозит, и мы позволили себе расслабиться. Позвонили однокашникам в Томск и организовали выездную тусовку в Хакасии, на озере Шира.

Ночевали перед Новосибирском в Севастьяновке (1000 км).

Наутро настроение снова прекрасное — мы направляемся в Хакасию!

По объездной пролетели Новосиб, далее Кемерово — Мариинск. Потом по совету бывалых свернули на Тисуль и Шарыпово. Дальше нас вёл только навигатор. Смеркалось, моросило, гравийка, множество своротков и развилков. Обратно не хотелось бы возвращаться той же дорогой. Впрочем, оно и не пришлось.

860 км и мы в посёлке Жемчужном, между озёрами Шира (соленое) и Иткуль (пресное). Лепотааа! Мы знаем эти места со студенческих геологических практик. Кто тут бывал — равнодушным не остаётся. Хакасия — сказочно красивый и гостеприимный край, удивительно отличающийся своими ландшафтами. Глубокотаёжные леса и с/х поля сменяются в Хакасии на живописнейшие степи, целебные озёра и невысокие, очень древние отроги горных хребтов Саян и Кузнецкого Алатау. Хакасия известна как «археологическая Мекка» Сибири или как «Музей под открытым небом».

А ещё тут славится Абаканское пиво — ммм… Но пить его хорошо с друзьями, а их мы ожидали только к утру.

На ночь остановились в тематическом местечке «Товарищ Сухов» в маленьком деревянном номерке без удобств, но с мясом по-французски и шампанским..

А на заре мы обнаружили кучу неотвеченных звонков — томичи прибыли еще ночером, и остановились они в чистом поле на подъезде к Шире. И помчались мы с ними шумно видеться))

На завтрак нас ждала с огня кастрюлька картохи с тушенкой! Этот вкус мигом вернул нас в прошлые без3G-шные времена нормальных человеческих отношений, и мы с головой в них погрузились.

Вечно нам свербит куда-то собираться и нестись.

В этот раз между пещерой Ящик Пандоры, Ивановскими, Тус и Белё озерами, Туимским провалом, Июсскими Сундуками была выбрана Тропа предков (шаманов).

Отдельно чертовски хотелось впервые за 20 лет повидать нашу геологическую институтскую базу на озере Собачьем, но ребята отговорили — мол, успеешь в другой раз. Не успел — нынче наша база сгорела дотла.

Предки шли к пещерам, к гротам, чтобы поклониться неведомым богам, принести им свои дары, дабы не перевелась дичь в лесах, не оскудели поля и пастбища. На скальных кручах они оказывались одинаково близко и к светлым небесным богам, и к темным силам, притаившимся в вечной тьме подземелий. Самые смелые, а может быть самые посвященные, проходили дальше, туда, где над долиной Белого Июса взметнулись гигантские каменные арки.

Может, это и есть проёмы, ведущие в параллельные миры? Может быть, шаманы, проходя через скальные ворота, искали пути в иные пространства? Миры, удивительно похожие на наш мир, но все-таки другие. А обретя там, за чертой реальности, сокровенные знания, возвращались обратно, неся эти крохи истины соплеменникам. Важно было не заблудиться в переплетении ходов, выбрать верный единственный путь, ведущий домой. Вернуться, а затем вновь отправиться по «тропе шаманов».

Наше насыщенное событиями и эмоциями путешествие подходило к завершению, казалось ничто уже не способно особо удивить или впечатлить, но это оказалось не так. Этот день в Хакасии оставил глубокую зарубку в нашем сознании и вспоминается как отдельный и оччень яркий эпизод, к которому хочется возвращаться и возвращаться мысленно, на фото или наяву.

Вечером мы заселились все вместе в домик с избыточными удобствами и зажили там счастливо, шумно, вдохновенно и сытно, но недолго..

Очень скоро машина ребят отправилась налево, в сторону Томска, а мы направо, в сторону дома. Виды простирались чудные и просторные, трасса почти до самого «Енисея» была свободной и пригожей, и только настроение было тоскливое и молчаливое.

Наш народ, наконец-то, осознаёт прелесть автопутешествий — свободные номера находятся уже не с первого раза. Ночевали мы в какой-то переоборудованной бане какого-то мотеля в районе Усолья-Сибирского. Пробег за день — 1307,4 км.

Это была последняя наша «цивильная» постель в круизе, больше мы не останавливались в мотелях до самого дома.

Ожидаемо — на Байкале побаловали себя и набрали с собой омуля, идеально дополнившего абаканское пиво. Купаться на этот раз не стали, но водой освежились. В районе Бабушкино есть виадук, где под трассой Транссиба течет ручей, по каменистому дну которого можно выехать к озеру и без никого побыть там наедине с озером, любимой и, конечно же, мусором.

Наши родственники удалённо настаивали, чтобы мы по дороге, вследствие разгула Амурской стихии, приобрели мешки с картохой, чтобы было чем питаться после наводнения. В бурятском Тарбагатае прихватили с собой пару ведер картофеля для всеобщего успокоения, но в основном уделили внимание поискам национальных поз.

Ночная трасса до Читы изнурила меня своей незатейливостью и скучностью.

На рассвете объехали Читу. Нас звали на борщ знакомые знакомых, но сил и желания не было никаких, и мы по переменке чапали до дому.

Количество провалов (ям, сисек) на федералке не уменьшается, а кажется, становится еще больше. На некоторых лишь приятно качнет, как на аттракционе, а на других так встряхнёт — аж круиз-контроль отключается. Их амплитуду со временем начинаешь загодя оценивать по интенсивности тормозных путей на подходе к ним.

Цыган из прошлой поездки на границе Забайкалья и Амурской области уже не было, последние фото, и до дома по дальневосточным меркам осталось уже рукой подать — 800 верст.

По слухам о ЧС, мы должны были часть дорог обнаружить повреждёнными или размытыми, часть строений разрушенными или смытыми. Но либо благодаря счастливой случайности, либо кромешной темноте, ничего такого мы не увидели. В воздухе чувствовались переувлажненость и кровососущая насекомость.

Пробег из Усолья — 2656 км и в 03:30 ночи мы прибыли домой. В городе сухо, но напряженно — кризис в Приамурье начался на несколько месяцев раньше общероссийского.

Кто ездил, тот знаком с этим бурлением противоречивых чувств и ощущений, когда наконец-то возвращаешься домой из удивительной поездки. Желаю всем испытать подобное.

Итоги и выводы:

  • Круиз составил 83 дня, 27837 погонных км, 3265 литров бензина (в основном Аи-92) общей стоимостью 94951 рубль;
  • Самый дорогой бензин (44) — на Украине, самый демократичный (22) — в Казахстане. У нас примерно на одном уровне: омский — по 26,9 руб., амурский — под 32 рубля;
  • Самое дорогое жилье — в Краснодарском крае, в остальных местах оно примерно одинаковое, а самое приятное — в Крыму.
  • Путешествовать по стране можно и нужно, это приятно и доступно, полезно и забавно;
  • Межселенные дороги в стране по-прежнему хороши. К чемпионам на этот раз можно отнести Красноярский край, Белгородскую, Воронежскую, Омскую области. Хуже нам показалось стало в Кузбассе. Исправляются самарцы и куряне. Неисправимы томичи. Это мы еще не заезжали в Саратовскую и Волгоградскую губернии. В Казахстане новые дороги — превосходны, а старые — слишком старые. На Украине новые трассы тоже хороши, но и старые нам показались, как новые.
  • Поборов на дорогах стало меньше, но, наверное, дороже)). Мы нынче старались соблюдать и не попадаться, поэтому уложились в 4 рубля.
  • Land Cruiser Prado-120 в обличье Lexus GX-470 — превосходен во всех смыслах. Комфорт и надежность, мощь и красота, драйв и кайф. Из минусов — только auto режим дворников в морось. Из поломок — перегоревшая лампочка габарита. Состояние резины — идеальное.
  • Послесловие

    Спустя несколько месяцев мы прохватили в дальневосточное минипутешествие в наше Приморье искупнуться в Японском море — 1500 км в одну сторону, почти до границы с Северной Кореей.

    Всё прошло бы гладко, если б не один курьёз: на обратном пути из Владивостока под проливным дождем внезапно под машиной раздался взрыв! Да такой, что кажется просохло всё вокруг.

    Думал — колесо, оказалась пневмоподушка. С недавних пор я начал замечать, что после долгих простоев машина будто проседает, но не обращал внимания. Читателю сообщаю — это первый признак, что прохудились баллоны и пришло время их менять. До дому нам оставалось ровно 1000 км, и проехали мы их не скучно, как на тракторе — неспешно и потрясно, не только глазами оценивая качество федеральной трассы. Кстати, при скорости 70-90 км/ч сей агрегат расходует 8-9 л/100 км!

    Меняются баллоны менее 5 минут и еще примерно столько же сканером сбрасывается ошибка. Так что к пневмоподвеске у меня отношение по-прежнему положительное, хотя и есть нюансы.

    Дром

    Источник: travel.drom.ru