В Дагестан за своим сердцем спустя год

В августе 2019 года я съездил в Дагестан в гости к друзьям, бывшим пермякам Алексею и Ирине, и назвал отчёт о той поездке «В Дагестан ездить опасно — там можно оставить своё сердце».

В этом году у меня в начале сентября — если смотреть из дня сегодняшнего — случился юбилей, 50 лет исполнилось. А если смотреть из дальнего прошлого, то мы с женой ещё года за два до наступления этой круглой даты запланировали провести её отмечание не в ресторане с тамадой, тостами по принуждению от всех гостей по списку и глупыми конкурсами (ну не перевариваем мы подобные пафосные мероприятия), а где-нибудь в живописных горах Словакии или Словении, в уединённом уютном домике или шале, а можно даже и в палатке, если с погодой повезёт. Вдвоём, в романтической обстановке, чтобы запомнилось так запомнилось на всю оставшуюся жизнь.

Но Европа по известным причинам стала недоступна, и в качестве плана «Б» был выбран Дагестан. В конце того отчёта я написал такую фразу: «теперь я точно знаю, что когда-нибудь ещё раз приеду в Дагестан — ведь там остался кусочек моего сердца, который будет тянуть меня туда снова и снова…»

Ну вот и притянул, поехали забирать мой кусочек сердца. Да и Лена в Дагестане не была, надо ей тоже все красоты показать.

Решение это созрело в начале лета, и мы заранее согласовали с Алексеем, что остановимся у них в доме — ремонт они с Ириной практически закончили, теперь есть свободная гостевая комната на втором этаже.

Через какое-то время от Алексея поступило встречное предложение — совершить пешее восхождение на гору Пабаку (в некоторых источниках Бабаку) высотой 3997 метров н.у.м. Я пошерстил интернет, информации об организации походов на Пабаку почти нет, нашлась пара коротких фотоотчётов без конкретики, но понятно, что редкие смельчаки туда всё-таки забираются. Главное, удалось выяснить место, с которого начинается маршрут, и минимальное количество времени, необходимого на поход, а это уже немало. И мы с Леной приняли вызов.

Поэтому загодя начали изучать обзоры специального туристического снаряжения, общаться со знакомыми, имеющими опыт пеших горных походов, кататься по магазинам типа Спортмастер, Декатлон и т.п. Что-то из вещей у нас за годы путешествий уже было в наличии, а кое-что требовалось докупить.

Таким образом, мы приобрели дополнительно: систему приготовления пищи Alpine Pot Wide от Kovea, ветровки, лёгкий пуховик и трекинговые ботинки для меня, трекинговые носки, термобельё, непродуваемые непромокаемые брюки летние и утеплённые, пластиковые ловилки (ложка/вилка в одном устройстве), сублимированные продукты от компании «Гала-Гала».

За месяц до поездки я заказал на алиэкспрессе ультра-лёгкую двухместную двухслойную палатку приличного качества и небольшого объёма (её полный вес всего 1,5 кг) с доставкой со склада в России. То есть прийти она должна была максимум в течение двух недель, но китайский продавец нас подвёл, и посылку я получил только в конце сентября. Да и то сначала он прислал совсем другую палатку, пришлось товар возвращать в Москву для обмена. Выглядит она вот так, размером чуть длиннее стандартной клавиатуры, и это в неужатом состоянии. Теперь лежит дома и ждёт своего часа.

Но мы выкрутились, взяли в аренду у приятелей палатку весом 2,5 кг и два больших туристических рюкзака.

Ещё мы и Алексей заранее направили по электронке в Управление ФСБ по Республике Дагестан документы на оформление пропуска в приграничные районы. В наших с женой заявлениях я указал способ получения пропуска — почтой России по домашнему адресу. Через определённое время на электронку пришёл ответ из ФСБ, что пропуска нам отправлены. Алексей свой получил лично на месте в Каспийске.

Прождав безрезультатно пару недель, я забил тревогу. Алексей созвонился с Управлением, и ему посоветовали, чтобы мы повторно направили документы и указали способ получения — лично. Поскольку положительное решение по нашим пропускам было уже принято ранее, то на второй раз они их оформят быстро и Алексей подъедет заберёт вместо нас. Так мы и сделали, и через три дня все бумаги были у Алексея на руках. А письма почтой не пришли до сих пор.

Ехать на Кавказ собрались на кроссовере Лены SsangYong Actyon (2013 г.в., бензиновый, полный привод, «автомат», пробег на сегодня чуть больше 80000 км).

В дороге мы всегда предпочитаем спать в машине, и «Актион» это позволяет — если опустить спинки задних сидений, то получается ровный пол; стелим пенку и можно вытянуться в полный рост. А чтобы разгрузить багажник и не перекладывать перед сном вещи туда-сюда, купили чёрный ящик на крышу.

Так вышло, что в середине августа я совершил внеплановое эпическое путешествие в Тыву на своём автобусе KIA Grand Carnival в мужской компании. Вернулся из него 21-го, а 27-го утром мы уже мчались на Кавказ. Как говорится, с корабля и сразу на бал.

Въезжать в Дагестан я решил через Чечню. А ещё хотелось заехать в Моздок посмотреть на один памятник, у которого я фотографировался в служебной командировке 20 лет назад, потом показать Лене Грозный, посмотреть новую, самую большую в Европе мечеть «Гордость мусульман» в Шали и побывать на красивейшем кавказском озере Кезеной-Ам.

Первую ночь спали в машине перед Сызранью, вторую в гостинице за Волгоградом.

29 августа, на третий день пути, без приключений доехали до Моздока. Ближайший заезд в город пересекает ж/д магистраль по мосту, который оказался закрыт на ремонт. Навигатор упорно не желал искать объездные пути, а судя по карте, крюк пришлось бы сделать приличный. Время уже к вечеру, оставили эту затею.

Вместо блужданий по городу поели в отличной столовой на трассе. Она так и называется «Столовая», находится за кольцом у с. Веселое, справа от дороги. Чего только нет у них меню! От выбора блюд и разнообразия наших любимых осетинских пирогов глаза разбежались, а от цен округлились (всё очень доступно по деньгам). Мы им кучу комплиментов наговорили, молодая симпатичная осетинка на раздаче прямо расцвела )).

В 17 часов подъезжаем к границе с Чечнёй перед станицей Ищёрская и упираемся в хвост колонны из легковых и грузовых машин длиной метров 500. Все стоят в общей очереди.

Честно скажу, в суматохе сборов я не отследил текущую ситуацию с разрешением заезда в Чеченскую Республику. Длина пробки неприятно удивила, было похоже, что мы пытаемся пересечь границу Белоруссия — Польша в час пик, а не внутри своей страны едем.

Спросил у водителя впереди стоящей машины с чеченскими номерами, что происходит:
— Здравствуйте! Подскажите, почему стоим? Там граница?

Женщина, сидящая на пассажирском сиденье, видимо, жена водителя, отреагировала быстрее:
— Ага, ЗАграница!

В дальнейшей беседе выяснилось, что нежителям республики попасть в Чечню можно, но только транзитом.

Простояли мы минут 30, очередь продвигалась достаточно быстро. На посту суровые бородатые мужики в военной форме выписывают специальные пропуска. Вопросы ко мне:
— Сколько вас человек в машине? Куда направляетесь?
— Двое, в Дагестан.
— Справки об отсутствии коронавируса есть?
— Нет.
— Через какой пост выезжать будете?
— Я не знаю, как он называется, у озера Кезеной-Ам. А сегодня мы хотим в Грозном переночевать.
— Ночевать нельзя, у вас есть два часа, чтобы покинуть территорию Чечни.

И поставил на пропуске цифру 2.

Я до конца не поверил и, выйдя на улицу, переспросил у офицера полиции, дежурившего на шлагбауме:
— Что, действительно надо покинуть Чечню за два часа?
Он посмотрел на пропуск и говорит:
— Да, видите он вам двойку написал.
— Так может это количество человек в машине?
— Нет, это время. Если свернёте с трассы на шаг в сторону, вас на первом же посту арестуют.

«БезТЭЦ», как пела одна команда в КВН, приплыли. Лена сразу расстроилась, что не увидит Чечню. Я тоже загрустил. Но делать нечего, едем вперёд.

Первый поворот на Грозный через Знаменское я сознательно пропустил, оставался ещё один заезд в город со стороны станицы Червлённая, других путей через Терек нет.

По дороге много населённых пунктов, я еду аккуратно, соблюдаю все знаки и правила, местные джигиты нас обгоняют. В одной из станиц мы заметили дежуривший в машине наряд ДПС. Я сам остановился, подошёл к ним, показываю полученный пропуск:
— Добрый день! Мужики, подскажите, это правда, что мы обязаны выехать из республики в течение двух часов?
— Да, правда.
— Блин, да как так-то, я вот специально жену привёз, хочу ей Грозный показать, сам в прошлом году был, понравилось. Завтра на озеро Кезеной-Ам хотели съездить.
— А ты знаешь, что сделай — сверни на Грозный, там перед мостом будет блок-пост. Если на нём не остановят, считай, что повезло, дальше проблем не будет. И в любом случае пропуск этот никому не показывай, нет у тебя его и не было.
— Понял, спасибо!
— Давай, удачи!

И мы решили рискнуть. Пока ехали до Червлённой, капитально стемнело, это нам маленький козырь выпал. Поворачиваем на Толстой-Юрт, медленно двигаемся в плотном потоке машин. Вот и пост показался. Я обратил внимание, что всех подряд не тормозят, уже легче. Поравнялись с бетонными блоками заграждений, затаили дыхание, не шевелимся…

Ура, проскочили! Думаю, что темнота и движение в колонне сыграли за нас. После Толстой-Юрта преодолели невысокий перевал, и перед глазами открылась сияющая разноцветными огнями столица Чечни.

Отступление по теме: уже когда заканчивал писать этот отчёт, наткнулся в одном из «живых журналов» на пост московской блогерши Ирены Змигродской о её летней поездке в Дагестан. На границе Чечни им выдали такой же транзитный пропуск.


Фото из блога Ирены Змигродской.

В машине их было 3 человека, т.е., как я и предполагал, эта цифра соответствует количеству людей, а не времени на выезд из Республики. В её пропуске время выезда было проставлено заранее и действительно ограничено двумя часами, а в нашем пропуске это поле пустое.

Из чего можно сделать вывод, что полицейский на посту и сотрудники ГИБДД нас, мягко говоря, дезинформировали. Не зря у меня сомнения тогда закрались. Ну да ладно, в итоге всё сложилось так, как мы и хотели.

Остановились у какого-то магазина, с телефона забронировали на «букинге» комнату в гостевом доме «Минутка» недалеко от центра (1500 руб.). Я сразу туда позвонил и предупредил, что мы заселимся часа в 22, а пока пойдём гулять по вечернему городу. Администратор сказала ОК, главное, чтобы не позднее 23 часов.

Припарковали машину недалеко от мечети «Сердце Чечни», с неё и начали осмотр.

У мусульман обычно мужской и женский входы в мечеть разделяются. Тот вход, через который год назад мы заходили, я знаю, а где находится женский — нет. Поэтому мы обратились за помощью к ближайшей молодой девушке в хиджабе, сидевшей на скамейке в парке у фонтана с телефоном в руках.

Когда она оторвалась от экрана и подняла лицо, я чуть не обомлел — красота невероятная. Разве что губы у неё, как по мне, слишком «перекачаны», но это дань последней моде, видимо.

— Подскажите, пожалуйста, как можно попасть в мечеть женщинам, через какую дверь?
Прелестное создание ответило:
— Ой, я не знаю. Но сейчас всё выясню, никуда не уходите.

И она убежала опрашивать других женщин, гуляющих в парке. Через минуту вернулась с чеченкой постарше и спросила у нас:
— Я могу вам ещё чем-нибудь помочь?
— Нет, пока нам больше ничего не нужно, спасибо!
— Тогда приятного вам вечера, добро пожаловать в Грозный.
Какая хорошая девушка.

Женщина повела нас за собой во двор мечети.


Вид на двор от главного входа.

Оказывается, вход здесь общий, только мужчины остаются на первом этаже, а женщинам надо подняться на балкон второго. Чеченка помогла Лене надеть длинный балахон и платок на голову, после чего мы с женой зашли внутрь и разделились.

Потом мы отправились смотреть небоскрёбы Грозного-сити.

Бегущий по фасаду текст периодически меняется: «Мы любим Грозный», «Рамзан, спасибо за Грозный», «Грозный — лучший город мира».


Дворец торжеств имени Дагуна Омаева.

Сделали круг и вышли на площадь. Лена захотела запечатлеть знак, возле которого все фотографируются, повёл её туда.

За знаком сидят на деревянной лавочке два пожилых чеченца. Я снял его с этой стороны, потом надо было сфоткать Лену на фоне знака с другой (там указатели на русском). Мужчины поняли, что мешают процессу, и с улыбками отодвинули лавку на пару метров дальше, освобождая мне место. Мелочь, а приятно.

Прошлись по проспекту В.В. Путина. По одной стороне целый квартал занимают сплошные аптеки.


Творчество Александра Блока в Грозном знают.

Потом обнаружили широкую и яркую пешеходную улицу. Похоже, вся молодёжь Грозного собралась здесь, толпы парней и девушек гуляют, сидят на лавочках, общаются. Мы идём сквозь эту реку людей, и Лена говорит:
— Обалдеть, какие тут красивые девушки!

Заметьте, не я первый это сказал )). Но подтверждаю — чеченки очень притягательны сами по себе, а хиджабы ещё сильнее подчёркивают их природную красоту. Вот только практически у всех, без преувеличения, губы неестественно пухлые. Не каждой эта пластика к лицу. Но, может, это просто мои старческие придирки )).

Зашли в первый попавшийся продуктовый магазин. Если у нас в то время ношение масок при посещении торговых заведений почти не соблюдалось, то в Чечне с этим строго — без маски внутрь никуда не пустят.

Обнаружили местное мороженое — кажется, именно вот так, общей кучей в коробке его и продавали в СССР.

Взяли на пробу, а у него и вкус точь-в-точь как в детстве. Эти вафельные стаканчики словно машина времени перенесли нас лет на 40 назад и подняли настроение.

Довольные, вернулись к машине и поехали в гостиницу. Немного заблудились во дворах, но один прохожий чеченец помог нам найти её.

30 августа.

В 7:30 утра приехали в г. Шали. Новая мечеть потрясающая!

Мечеть «Гордость мусульман», открыта 23 августа 2019 г. Четыре минарета высотой по 63 м, высота купола 43 м, вмещает до 30 000 человек.

Вокруг тенистые аллеи и благоухающий цветочный сад.


На заднем плане высотный комплекс Шали-сити.

Охранник беспрепятственно впустил нас внутрь. В такой ранний час в мечети не было ни одного посетителя. Это ж просто офигеть! На мой вопрос, можно ли фотографировать внутри, он ответил:
— Нужно!

Я ходил по низу, а Лена поднялась на второй этаж для женщин. Вот таким увидел внутреннее убранство я:


На балконе жена стоит.

А вот в таких ракурсах видела Лена с балкона:


Широкоугольный объектив — это вещь!

По великолепию интерьера можно лишь догадываться, какие колоссальные денежные и людские ресурсы были вложены в строительство мечети.

Охранник нам сказал, что одни только двери обошлись в 2 миллиона рублей каждая.

Эх, было бы здорово увидеть эту красоту с высоты. В прошлом году запуск мной квадрокоптера в Грозном чуть не закончился его потерей, поэтому сейчас я попытался найти другой способ.

Напротив мечети располагается крутой отель «Шали-Сити», вдруг на крыше или на последнем этаже имеется смотровая площадка? Кстати, цены на проживание в нём вполне доступные, стандартный номер с завтраком и с видом на мечеть — 2500 руб. Мы даже сначала хотели здесь остановиться, но потом сделали выбор в пользу Грозного.

Подошли ко входу, два могучих вооружённых охранника-чеченца заметно напряглись.
— Скажите, в отеле нет смотровой площадки на город?
— Нет. Но вы можете зайти вон в тот дом (показывает рукой), подъезд там открыт, поднимитесь на 16 этаж и выйдите на балкон.
— Хорошо, спасибо.

Заходим в подъезд и раскрываем рты от удивления — на первом этаже в свободном общем пользовании находятся ванная с туалетом, просто туалет, кухня с оборудованием и комната отдыха. Возможно, есть ещё какие-нибудь полезные помещения, но нам и этого хватило, чтобы обалдеть.

Интересно, для кого это сделано? Не общага ведь, а элитный дом, у каждой семьи своя квартира.

Поднялись на лифте на 13 этаж, ещё три этажа пешком, вышли на балкон, и вот она, «Гордость мусульман» во всей красе как на ладони:

Долго стоять на открытом солнце невозможно, зажарит. Вернулись к машине и посетили ближайший продуктовый магазинчик, купили чеченских продуктов. На его двери висело строгое (а для нас скорее забавное) предупреждение:

Следующим местом остановки стал райцентр Ведено.

С этим селом у меня связаны особые воспоминания. Именно здесь 20 лет назад мне пришлось отметить другой свой юбилей, и это был самый необычный и запомнившийся день рождения за всю жизнь.

Показал Лене старинную крепость. На рынке у частников мы накупили всяких домашних закусок, аджики, варенья в закатанных банках. Зимой будем есть и вспоминать наш отпуск.

Перекусили в крохотном вагончике (да, такое вот кафе) в компании местных милиционеров, попробовали несколько видов национальных пирогов. Потом погуляли по прохладному парку и поехали на озеро Кезеной-Ам.

Дорога сейчас вся асфальтовая, ехать приятно. Где-то за Харачоем на дороге пост, тормозят все машины. Нас попросили выйти с паспортами и документами на машину и зарегистрироваться. Сотрудник славянской внешности в сером полицейском камуфляже начал задавать вопросы:

— Вы из Перми?
— Да.
— А я из Верещагино (посёлок в Пермском крае).
— Знаем такой посёлок, земляк, значит.
— Справки о здоровье есть?
— Нет.
— Куда направляетесь?
— На озеро, потом в Дагестан.
— В Дагестан нельзя, дорога закрыта.
— А как тогда быть?
— Возвращайтесь обратно на Аргун и дальше на Хасавюрт.

Ну очень мне не хотелось через Хасавюрт ехать, мало того что крюк приличный выходит, так ещё в тамошней вечной пробке кучу времени потеряем.

— А на озеро можно?
— На озеро можно.
— Ну и хорошо, зря что ли мы в такую даль пёрлись.

Он записал наши данные в журнал и дал команду коллегам пропустить машину. Про транзитный пропуск никто и не вспомнил. Я подумал, что дальше ещё пост будет и там его потребуют.

Начался подъем в горы по серпантину.

Вскоре показался кусочек озера, раскинувшегося на высоте более 1800 м.

На повороте к озеру асфальт закончился, дальше пошла грунтовка неплохого качества, только пыльная. Остановились на первой смотровой площадке, пощёлкали камерами во все стороны. Цвет воды в реальности такой и есть, никакой обработки и фотошопа.

Приехали на южный берег в туристическую зону. Сегодня воскресенье, погода шепчет, и сотни чеченских семей выбрались на озеро отдохнуть. У нас было ощущение, что мы попали на какой-то национальный праздник — кругом дымятся мангалы, разносится ароматный запах жареного мяса, звучит задорная кавказская музыка, девушки танцуют прямо на улице. И всё это веселье без всякого алкоголя.

Вода тёплая, но почему-то никто не купается. Ходим мы с Леной по берегу, смотрим на жизнерадостных людей, на красоту природы, и вдруг она говорит:
— Я в шоке, но мне в Чечне нравится. Хотя и страшно немного.

Граница между Чечнёй и Дагестаном делит Кезеной-Ам на две неравные части. Чеченцы быстрее подсуетились и со своей стороны до развилки кинули асфальт, превратив озеро по сути в престижный республиканский курорт. А со стороны Дагестана ужасная гравийная дорога под названием «смерть подвеске». При таком раскладе неудивительно, что все машины на парковке у озера с чеченскими номерами.

Нагулявшись, пообедали в кафешке на площади у въездных ворот и поехали обратно. Прощальный взгляд на бирюзовую гладь, играющую солнечными зайчиками.

Выскочили на асфальт, и тут до меня дошло, что развилка-то находится на территории Дагестана, значит из Чечни мы уже выехали, и никаких постов на границе республик не было. Дорога на Ботлих вот она, перед колёсами. Правда, висел плакат о её реконструкции и ремонте, но никаких запретов на движение мы не увидели. Ну и потряслись направо по каменистой гравийке тихонько. Как-никак у нас кроссовер с немаленьким клиренсом и 4ВД, что внушает некоторый оптимизм на плохих дорогах.

Почти сразу же раздались восторженные возгласы Лены, и было от чего — горы в Дагестане особенные, они поражают невероятным разнообразием форм и видов.

Через какое-то время впереди показался работающий экскаватор. Не подъезжая близко, я остановился и пошёл на разведку посмотреть, можно ли его объехать. В этот момент из-за экскаватора выскочил навстречу белый «Мерседес»-седан с дагестанскими номерами. Ревя двигателем, скрежеща и сверкая искрами из-под кузова, дымя резиной и поднимая облако пыли, он с боем прорывался по булыжникам вверх.

Ну, думаю, если уж на «пузотёрках» люди проезжают, то мы тем более должны. Но на всякий случай решил уточнить и помахал рукой «Мерседесу». Поравнявшись со мной, тот остановился. Молодой парень с фирменной кавказской бородой вылез из машины, поздоровался со мной за руку. Спрашиваю его:

— На Ботлих проеду?
— Да, проедешь.
— А много ещё такой дороги будет?
— Не, километров 10, потом асфальт.
— А пост впереди есть?
— Есть, километров через 30.
— Спасибо, удачи вам!

Попрощались опять за руку, и он поскрябал днищем дальше.

Я медленно обогнул экскаватор, и уже снизу Лена его сфотографировала.

Ниже вдоль горы работала и другая тяжёлая техника, сапёры бурили отверстия в породе и закладывали в них взрывчатку. Да, глобальная реконструкция идёт. Видимо, дагестанцы решили не отставать от соседей и тоже сделать нормальную дорогу к водной жемчужине региона.

Скоро камни закончились, потом и пост благополучно проехали. Это оказался обычный пункт ДПС, и никому до нас не было дела.

В районе Ботлиха я хотел посмотреть остатки Преображенской крепости 19 века, возвышающейся на берегу реки Андийское Койсу у села Нижнее Инхело.

Наверх ведёт полуразрушенная каменная лестница.

Вскарабкались по ней на скалу и увидели круглую башню.

Обследовали сооружение и прилегающую территорию, полетали на квадрокоптере. Виды с горы красивые.

После осмотра крепости 8 километров тряслись по разбитой дороге и наконец выехали на хороший асфальт. По пути часто останавливались на фотопаузы, ну нельзя мимо такой красоты спокойно проезжать, особенно в живописном ущелье реки Андийское Койсу.

Проехали Буйнакск, а дальше дорогу до дома Алексея я помнил с прошлого года, поэтому почти по памяти, но с подстраховкой навигатора, добрались до них.

В 20 часов встали у ворот снаружи, вышли из машины. Я дёрнул ручку калитки — не заперто. Заходим во двор, свет в окнах горит, слышатся приглушённые голоса Алексея и Ирины. Пробую входную дверь в «предбанник» — открыто. Ну и через третью дверь в сам дом зашли.

Алексей в форме одежды «голый торс» что-то обсуждает с Ириной на кухне.

— Здрасьте! Ну что, хозяева, не ждали? А мы припёрлись! ))

Эффект снега на голову удался. Они думали, мы ближе к ночи приедем, Алексей ждал моего звонка, чтобы встретить на окраине Махачкалы и сопроводить до дома. Но мы и сами справились.

Ужин, посиделки, обмен новостями. Мы привезли им из Перми саженец сибирской пихты, а у них завёлся домашний питомец — кошечка Матильда, сокращённо Мотя. Сама прибилась и прижилась, теперь как член семьи стала.

В наше распоряжение выделили весь второй этаж. Я помню, в каком состоянии находился их дом год назад, сам помогал ремонт делать, и как сейчас стало. Просто не узнать. Молодцы, отлично постарались.

31 августа.

Сегодня у нас отдых после долгого переезда. Конечно же, первым делом захотели искупаться в море. На нашей машине приехали на почти безлюдный пляж в Зеленоморске, это немного южнее Каспийска.

Нам повезло — на море полный штиль. Алексей сказал, что за год жизни здесь такого тихого Каспия он ещё ни разу не видел, обычно волны всегда. И вода тёплая оказалась.


Это не Чёрное море, где на пляжах яблоку упасть некуда.

Ну и для справедливости вид в обратную сторону:

До обеда протусили на пляже, во второй половине дня снова купались и загорали, но уже поближе к Махачкале. Между визитами на море ездили с Алексеем к его родственнику-автоэлектрику ремонтировать наш сломавшийся в дороге автохолодильник. Всё починили бесплатно.

После обеда на десерт попробовали арбузик с огорода Ирины — розовый, но сладкий.

А вечером пили махачкалинское пиво с каспийским деликатесом — вяленой рыбой кутум. Рыба редкая и дорогая (1200 руб./кг).

1 сентября.

Алексей предложил свозить нас на своей «Ниве» в Сулакский каньон, Лена там вообще не была, а он не катался на катере по реке.

Сначала посмотрели каньон со смотровой площадки в Дубках. Здесь за год произошли некоторые организационные изменения в лучшую сторону.

Сверху видно, что лодки на реке есть, но интенсивного движения, как год назад, не наблюдается. Но всё равно поедем, потом узнаем, можно ли на катере прокатиться.


Найдите меня на этом снимке )

Пара молодожёнов устроила фотосессию на краю обрыва. Жених сам-то туда не полез, невесту подставил )). И не жалко ему такую красавицу, случись что?

Через несколько минут мы вновь пересеклись на стоянке, там были и родители жениха. Разговорились с ними. На прощание старший глава семейства предложил сделать совместное фото на память.

А глаза у всех закрыты не потому, что моргнули одновременно, а потому что страшный ветер с песком и пылью свирепствовал на плато.

Из Дубков переехали в с. Миатли, где в прошлом году мы заезжали на «Карнивале» через КПП Миатлинской ГЭС. Но теперь нас через него не пустили, ссылаясь на новое распоряжение начальства.

Сотрудники охраны подсказали нам альтернативный путь, он длиннее и хуже, но, увидев «Ниву-Шевроле», уверенно сказали: «Вы там проедете».


Так я проезжал в Зубутли в 2019 году, 14 км плохой дороги.


Кружной маршрут через сёла Инчха и Хубар длиннее на 15 км. Яндекс-карты участок от Хубара до Зубутли вообще не могут построить.

Мы посовещались и решили, что попробуем. Пару раз останавливались уточнять правильность направления у местных жителей. За Хубаром дорога стала совсем ни к чёрту, и мы догнали молодую семью на кроссовере (марку сейчас не вспомню).

Сначала они нас пропустили вперёд, потом догнали на смотровой площадке, когда до каньона оставалась буквально пара километров.


Вид с левого берега Сулака.

Но эта мозготряска их уже так вымотала, что они наплевали на всё и развернулись обратно.

Ну а мы добрались и на месте за 2500 рублей (со скидкой 500 руб.) наняли катер с капитаном. Он нас скатал в одну и в другую сторону от села, хотя обычно туристов возят только к плотине.


Задачка на фантазию и внимание — попробуйте найти на этой скале лицо каменного человека.

После водной прогулки тем же путём вернулись в Миатли и пообедали в рыбном кафе на берегу. Форель, как и год назад, была великолепна.

Время до темноты ещё оставалось, и мы поехали через Кизилюрт на бархан Сарыкум. В прошлый раз не успели его при свете посмотреть, есть надежда, что сегодня получится.

Когда уже гнали по автобану, вдруг из-под Нивы раздался страшный металлический звук. Алексей сбросил скорость — звук пропал. Добавил газу — опять жуткий скрежет. Остановились, заглянули под днище, а там защита раздатки висит на двух задних креплениях, почти касаясь асфальта передним краем. Видимо, от скачек по камням два болта раскрутились и потерялись. И сейчас на определённой скорости набегающий поток воздуха прижимает защиту к земле и она втыкается в асфальт.

Мигая «аварийкой», докатились тихонько до ближайшей шиномонтажки, попросили у них ключи, Алексей лёг под машину и открутил оставшиеся болты. Лист бросили в багажник, можно двигаться дальше.

Подъехали в заповедник Сарыкум, заплатили символические деньги за входные билеты. Здесь тоже за год появились новшества — открылось приличное кафе с разнообразными сладостями и выпечкой.

Поднялись наверх на смотровую площадку. Она теперь огорожена верёвками (раньше их не было), и по гребню бархана ходить нельзя, о чём предупреждают соответствующие плакаты. Да, и запускать дроны сейчас тоже запрещено. Но кажется, что никто не контролирует исполнение этих ограничений.

Лена с другими туристами осталась сидеть там, а мы с Алексеем обогнули бархан по периметру основания, вроде как запрет не нарушаем, по гребню не топчемся. И таких умников до нас уже много было, судя по следам на песке.


Тени от смотровой площадки и туристов на ней.

Жёлтая пустыня в тёплых лучах закатного солнца особенно прекрасна. А ветер играет песчинками, каждую секунду рисует новые живые узоры, прочерчивая ровную границу между склонами дюны.

Возвращаемся так же в обход к площадке, издалека вижу, что Лена уже нашла собеседника и увлечённо что-то ему рассказывает. Нельзя жену одну оставить на 15 минут )).

Подошли и мы с Алексеем, познакомились. Мужчину зовут Талхан, он начальник какого-то отдела в ФГБУ «Государственный заповедник «Дагестанский». Поднялся сюда, чтобы поругаться на несознательных туристов, кто ходит по песку и запускает коптеры (т.е. и на нас в том числе). Но моя жена его заболтала рассказами о наших путешествиях и сгладила ситуацию. Беседа как-то сама собой перешла на тему развития туризма в республике. Талхан поведал нам о государственной программе, о грандиозных планах заповедника в целом и об аспектах своей работы.

А мы в свою очередь поделились с ним восторженными впечатлениями от Дагестана и обменялись контактами на будущее. Благодаря находчивости Лены вместо нагоняя у нас получилось приятное человеческое общение. Хороший мужик оказался, сфоткались вместе на память.

Перед отъездом ещё выпили в кафе по кружке вкусного сулакского кваса и купили разных сладостей с собой. Возвращались в Махачкалу уже в темноте. Низко над дорогой сияла огромная оранжевая луна. Довольно редкое зрелище. Прошло буквально несколько минут, и она стала обычным маленьким «шариком».

2 сентября.

Сегодня Алексей повёз нас в приграничное высокогорное село Куруш, для посещения которого мы оформляли спецпропуск в ФСБ. Путь долгий, выехали в 7 утра.

У границы с Азербайджаном повернули направо на Ахты. Дорога проходит вдоль самой границы по высохшему руслу реки Ялама. В некоторых местах до пограничного забора можно дотянуться руками.

На той стороне показались снежные горы.


Слева гора Шалбуздаг (4150 м), на которую совершаются паломнические восхождения.
Алексей тоже поднимался на её вершину.


Она же.

В селе Усухчай на неприметном перекрёстке свернули налево на Куруш. Асфальт закончился, началась реальная жесть. Даже Алексей на своей боевой «тачанке» с МТ-шной резиной не рисковал ехать больше 30 км/ч.


26 километров такой дороги на Куруш.

На Кавказе, как я заметил, в большинстве случаев работает такая закономерность — чем красивее место, тем хуже к нему дорога.

Мы сначала не могли понять, что это за серо-зелёные островки, выделяющиеся на фоне травы. Потом увидели близко — капустные грядки.

В этих долинах её выращивают в промышленных масштабах, видимо, климат и другие условия очень благоприятные для культуры.

Барашки спрятались в тени большого камня, у которого к нам подъехала навстречу старая «Нива».

Из машины вышел мужик в обычной одежде, без знаков отличия, показал нам корочки служебного удостоверения сотрудника пограничной службы и попросил предъявить пропуска на посещение закрытой территории. Проверил у всех троих документы, всё в порядке, разрешил ехать дальше.

Вот и аул Куруш, или как сейчас говорят, село. Добирались мы сюда 5 часов с одной остановкой на кофе и паузами на фотографирование пейзажей.

Почему мы сюда поехали? Чем он примечателен? А тем, что это самый высокогорный и самый южный населённый пункт России. Высота центра села составляет 2560 м над уровнем моря. Расположено оно на склонах священной горы для мусульман Шалбуздаг. На ней есть зияраты (мавзолеи), куда приезжают паломники.

На востоке от села доминирует гора Ерыдаг (3925 м). Высота отвесных стен достигает в максимуме 900 метров. Здесь круглогодично тренируются альпинисты. Вертикальная часть горы находится на территории Дагестана, а плоская вершина принадлежит уже Азербайджану.


Гора Ерыдаг.


И это тоже она.

А это уже Шалбуздаг:

А на юге находится ещё одна высокая гора — Базардюзю, высочайшая вершина Дагестана и Азербайджана, 4466 м.


Гора Базардюзю (слева под снегом).


И здесь она же.


И с другого ракурса.

Численность населения Куруша — около 800 человек, которые живут как и их предки 200 лет назад. В этническом отношении преобладают лезгины.

Мы проехали через село насквозь и не увидели людей. Пограничник, который проверял у нас документы, сообщил, что всё население ушло на сенокос.

Жизнь у курушцев не сахар — ни газопровода, ни дров здесь нет, часты перебои с электричеством, проблемы с сотовой связью. Вместо поленниц во дворах сложены пирамиды из сушёных лепёшек кизяка, ну и запах вокруг стоит соответствующий.

Мы отъехали подальше и спустились на берег реки Мулларчай, где устроили пикник на траве.


Река Мулларчай.

Перекусили, отдохнули, пора и в обратный путь. Выбравшись на асфальт, поехали в райцентр Ахты посмотреть старинную крепость.


Ахтынская крепость — самое южное историческое укрепление на территории РФ.

Таблички на воротах потускнели, выцвели, но пока ещё читабельны.

Крепость имеет богатую историю. В 1839 году после подавления Кубинского восстания в Южном Дагестане генерал Евгений Головин (он же является архитектором) основал Самурский округ, центром которого стало село Ахтах. И здесь в кратчайшие сроки — всего за 40 дней — была возведена мощная крепость. В ней разместилась резиденция главного распорядителя Самурского округа.

В 1848 году на форт напали войска Имама Шамиля. Осада длилась 8 дней, солдаты сражались самоотверженно и храбро, но горцы смогли взорвать пороховой склад и захватить крепость, а затем и весь округ. Однако к русским неожиданно пришла помощь — армия генерала Аргутинского освободила крепость и разбила горцев.

После Октябрьской революции крепость стала бесхозной. С 1920 по 1930 в ней была тюрьма, в годы Великой Отечественной войны — интернат, а позже школа.

В 80-х годах прошлого века территорию переделали в радиозавод, а затем в предприятие по производству товаров народного потребления. В наши дни крепость, к сожалению, забыта и превращается в развалины.

Для туристов крепость недоступна, но мы проникли за стены через открытые ворота и от каких-то работников внутри узнали, что сейчас комплекс выкупил местный олигарх и у него есть планы по реставрации и восстановлению памятника архитектуры. Хорошо, если так и будет.

Домой вернулись поздно, почти ночью, Ирина нас уже потеряла.

3 сентября.

Сегодня у нас опять релакс, купание в море и шопинг. Над пляжем долго нарезал круги вертолёт марки «Ка». Заснял его на смартфон Лены в режиме двойного изображения.

Я хоть и сталкивался во время службы в морской авиации с некоторыми вертолётами КБ «Камов», но издалека идентифицировать по внешнему виду индекс данной конкретной модели не смог.

Вечером собирали рюкзаки и готовились к трёхдневному походу на гору Пабаку.

4-6 сентября.

Я беру тайм-аут и передаю слово Алексею.

Возъезжание с незавершённым восхождением на гору Пабаку (3997 м, Дагестан)

Договорившись с Родионом о его втором приезде ко мне в Дагестан, только теперь уже с женой Леной, начинаю подыскивать малоизвестные достопримечательности республики, с которыми мне и самому было бы интересно познакомиться и гостям с Урала показать.

Роясь в глубинах интернета по этой теме, наталкиваюсь на небольшую заметку о восхождении на гору Пабаку. Никогда ранее не слышал о вершине с таким названием, и, естественно, она меня заинтересовывает. Поиск дополнительной информации об этой горе даёт возможность узнать, что она среди «собратьев» уникальна своей четырёхгранной пирамидальной формой…

…и занимает по этому параметру, вкупе с высотой, чуть ли не третье место в мире после тибетского Кайласа (6638 м) и альпийского Маттерхорна (4478 м).

Находится эта гора в Лакском районе республики, примерно в 40 километрах от районного центра — села Кумух, из которых только половину до села Бурши можно проехать на машине, а дальше пешком или на лошадях. Всего же от Махачкалы до неё около 200 километров.

Зная желание Родиона покорить какую-нибудь вершину в Дагестане, предлагаю ему попробовать добраться до этой горы и залезть на неё. После изучения моими будущими гостями информации о восхождениях на Пабаку предложение с энтузиазмом принимается и начинается подготовка.

По электронной почте согласовываем, какое необходимо снаряжение и кто что из него берёт, объем и перечень съестных припасов из расчёта длительности пешего похода, примерно, в три дня. Да-да, предположив, что лошадей нам взять будет негде, добираться до горы решаем пешком. Ну и, конечно, прикидываем даты восхождения в расписании недолгого пребывания Родиона и Лены в Дагестане.

Наконец, наступает утро 4 сентября. После вышеописанных поездок приходит очередь Пабаку. Завтракаем. Три рюкзака (весом от 15 до 17 кг), собранные накануне вечером, занимают места на заднем сиденье моей «Шнивы». Туда же приходится втиснуться ещё и Родиону. Но, как говорится, «в тесноте, да не в обиде» и «своя ноша не тянет и не мешает».

В багажник кладём текущий перекус, воду, сменную обувь и «главный инструмент», он же «главная запасная часть» — буксирный трос. Лену усаживаем на переднее пассажирское сиденье и — вперёд. Вслед машине летят полведра воды от моей жены, что по местному обычаю способствует удаче в поездке.

Из Махачкалы выезжаем в сторону Каспийска — города-спутника дагестанской столицы (расстояние 12 км). Минуем этот симпатичный городок, где находится место моей теперешней работы,…

…далее республиканский аэропорт Уйташ, и уже через полчаса мчимся по великолепному четырёхполосному участку отремонтированной бакинской трассы к посёлку Манас. Здесь поворот на Запад в сторону гор.

Сначала дорога идёт по равнине. Первый населённый пункт на этом отрезке пути — посёлок Карабудахкент. На выезде из посёлка останавливаюсь возле своеобразного музея по названию «Старый двор»,…

 …где собрана большая коллекция старых и старинных вещей, начиная от посуды, одежды и других предметов дагестанского быта, до различных орудий труда и оружия.

Собрал коллекцию и содержит её один человек по имени Ахмед-паша. Он уже бодрствует и проводит для нас экскурсию, комментируя те или иные экспонаты. В одном из своих отчётов уже показывал фото из этого музея, но думаю, если повторюсь, разместив несколько фоток, большой беды не будет.

Лену особенно заинтересовывают резные деревянные вещи, типа ложек, ларцов и т.д.

Ведь она сама занимается в качестве хобби подобным ремеслом, поэтому возможность познакомиться с образцами старинной дагестанской резьбы по дереву для неё большая удача. Проводим за осмотром экспозиции около получаса. Благодарим хозяина музея и, оставив в специальном ящике некоторую сумму денег на его развитие, едем дальше.

За Карабудахкентом дорога пересекает небольшой горный хребет,…

… чтобы перед районным центром Леваши снова вырваться на обширную равнину. Ну а за Левашами начинается настоящая горная страна, где все дороги проложены вдоль речных долин. Мы едем по живописным берегам реки Казикумухское Койсу,…

… которая приводит нас в районный центр Кумух. Здесь, судя по интернету, есть отреставрированная крепость царских времён Бургай-Каала. И действительно, на холме виден характерный зубчатый силуэт.

Пропустить такую попутную достопримечательность не можем и вскоре бродим по стенам этого, по сути, новодела, возведённого на месте когда-то действительно существовавшей здесь крепости. Зато виды отсюда открываются замечательные.

Здесь же в крепости «берём языка» — расспрашиваем местного жителя, привёзшего своих родственников для её осмотра, о дальнейшей дороге до села Бурши. Он подробно рассказывает, как выбраться из Кумуха в нужную нам сторону. Следуя его советам, вскоре покидаем районный центр и держим путь на юг.


Кумух остался позади.

За Кумухом асфальт кончается, но ещё километров восемь идёт довольно ровная гравийка, соединяющая с районным центром нанизанные на неё три небольших села. Пыльно, но ехать можно хоть под сотню километров в час. А вот дальше начинается почти экстрим — грунтовка с бесчисленными поворотами, сумасшедшими спусками и подъёмами.

Приходится снизить скорость — ведь пассажирам всегда кажется, что водитель едет слишком быстро. Наконец, пропылив ещё десяток километров среди абсолютного безлюдья, слева видим десятка полтора домов, прилепившихся к склону горы. Это и есть нужное нам селение Бурши.

Проезжаем мимо него и останавливаемся недалеко от окраины на турбазе, о которой рассказал мужик в кумухской крепости.


Турбаза.

Времени около часа дня. Из Махачкалы добирались почти четыре часа. Встречает нас хозяин турбазы, молодой мужчина по имени Арсен.

Объясняем, кто мы и какова цель нашего здесь появления. В ответ Арсен предлагает дождаться другую группу туристов из Махачкалы, чтобы вместе с ней на лошадях в сопровождении проводника преодолеть десять километров (с набором высоты примерно 500 м) до базового лагеря у подножья горы. Оказывается, у Арсена для этой цели есть небольшой табун прокатных лошадей, которых он сдаёт приезжающим восходителям. Стоимость проката две тысячи рублей за лошадь на весь поход (у Родиона в Тыве был ценник 3000 руб. в день, почувствуйте разницу).

Плюс надо заплатить проводнику по тысяче рублей с носа. Сумма не такая уж и большая. Но мы уже настроены на пеший поход для проверки своих сил без посторонней помощи, поэтому от лошадей отказываемся.

Как потом выясняется — зря. Это наша первая ошибка. Надо было взять хотя бы одну лошадь для переноски рюкзаков. Но мы принимаем такое решение, соответственно, и ждать группу из Махачкалы нам уже ни к чему.

Обедаем, получаем указания проводника по маршруту и отправляемся в путь. Машина остаётся на базе. Стоянка бесплатная.


Вон туда прямо вперёд между гор нам сейчас идти.

Первые пару километров шагаем вдоль реки Бурши по ясно видимой тропе, привыкаем к горному воздуху и тяжести рюкзаков за спиной. Особых проблем пока не возникает, даже получаем удовольствие.


Скоро база скроется из виду.


Родион с Леной немного оторвались.

Далее эта речка раздваивается на образующие её два притока: правый по ходу течения (для нас находится слева) — речку Акулалу и левый (для нас справа) — реку Арцалинех. Мы так поняли из указаний проводника, что нам надо перейти правую реку и далее подниматься вверх по течению.

Поток очень бурный и холодный, глубина в середине доходит по колено.

Переобулись в сменную обувь и начали искать удобные для перехода места. В итоге переходим речку Бурши, а потом оказываемся на левом берегу реки Арцалинех и идём по нему. Это наша вторая ошибка. Надо было переходить левую от нас речку Акулалу (см. карту и фото ниже).


Жёлтая стрелка — направление нашего движения, зелёная — правильный переход, красная — тот, по которому перешли мы. Направление течения рек — на север.

Межгорная речная долина, конечно, проходима по обоим берегам, но на левом, где мы теперь идём, нет тропы, поэтому сами прокладываем путь.

Из-за близкого расположения гор к реке, на преодоление спусков и подъёмов, зачастую по камням и осыпям, с постоянным общим набором высоты, тратим много сил. Приходится останавливаться и отдыхать.


У Родиона самый объёмный рюкзак, но по весу они все примерно одинаковые.

Зато снимаем красивые пейзажи.

Удивляет обилие скота, пасущегося на склонах гор.

Где-то к шести часам вечера, пройдя примерно семь километров, добираемся до поляны, которую мы приняли за базовый лагерь — на другом берегу реки стоят две палатки и два мужика сидят за столом. Пытались до них докричаться, чтобы сориентироваться, правильно ли идём. Расстояние между нами всего метров 20, но шум реки полностью перекрывает слова, ничего не разобрать.

Я снял ботинки и перебрался на другой берег. Вода ещё холоднее, чем на первой переправе. Поговорил с мужиками. Это чабаны, пасут здесь стада коров всё лето. Они-то и подсказали, что мы шли не по той стороне реки и что до лагеря ещё несколько километров.

Но наши силы практически на исходе, решаем вставать на ночёвку здесь. В сентябре в Дагестане темнеет рано, а в горах тем более. Даже если бы мы не устали, идти в темноте по незнакомым горам не лучший вариант.

Только успеваем установить палатки, как видим, что к лагерю пастухов приближается кавалькада всадников. Пастушьи собаки исходят лаем, так что поневоле наблюдаем, что будет дальше. А дальше от каравана отделяются двое и, перейдя речку, направляются к нам.

Это оказываются проводник группы и ещё один мужчина, находившиеся на турбазе во время нашего там пребывания. Они тоже объясняют ошибочность нашего маршрута, сообщают о трудностях перехода реки выше по течению из-за её стремительности и холодной воды (за ночь она остывает) и предлагают сейчас переправить нас вместе с манатками на нужный берег на лошадях. Мы, естественно, соглашаемся.

Быстро складываем палатки и распихиваем вещи по рюкзакам. Дальше все происходит так. Проводник перебирается назад на правый берег, привязывает к узде своей лошади длинную верёвку и перекидывает её в виде лассо второму всаднику, оставшемуся на нашем берегу. Тот тянет лошадь к себе. Теперь у него их две — своя и товарища. Мы тем временем подтаскиваем вещи к месту переправы. Грузим их на одну из лошадей, а на другую сажусь я.

Дальше верёвки от обеих лошадей летят к проводнику, за которые они и переводятся через речку вместе со мной и вещичками. Затем процедура с верёвками и лошадьми повторяется ещё два раза: первый — для переправы Родиона с Леной, второй — чтобы вернуть лошадь хозяину.


Лену перевозят на нужный берег.

Благодарим наших спасителей и прощаемся до встречи завтра. Они уезжают догонять товарищей, но обещают вернуться за нами в 6 утра и оставшиеся 3 километра подвезти на лошадях.

А мы, немного поговорив с пастухами, по их рекомендации уходим на поляну, расположенную чуть выше их стойбища и уже в темноте по новой разбиваем свой лагерь. Ужин, немного разговоров об итогах дня, планах на завтра и — спать.

Но лично у меня уснуть не получается. Всё тело ломает от усталости. Семь километров по горной местности с рюкзаком в добавок к почти 200 километрам за рулём дают о себе знать. Да плюс с темнотой падает температура, так что в спальнике и палатке становится холодно. Приходится встать и достать тёплые вещи, чтобы не мёрзнуть.

Наконец удаётся заснуть и хоть сколько-то поспать, а с утренними сумерками мы уже снова на ногах. По-быстрому делаем все утренние процедуры и снова лезем в палатку к ребятам — завтракать. На улице до восхода солнца достаточно прохладно, ведь высота места здесь уже более 2500 метров. На склонах гор альпийские луга и нет никакой древесной растительности и кустарников, костёр не разведёшь, не согреешься.

Пока завтракали и собирали лагерь, взошло солнце. Но на нашей поляне всё ещё холодная тень.

После завтрака собираюсь первым и выхожу чуть раньше, чем мои товарищи. Договариваемся, что они меня догонят. Утром идти гораздо легче. Во-первых, организм уже немного вошёл в ритм интенсивной физической нагрузки, а во-вторых, не так жарко. Иду, любуюсь окружающими горами, которые в лучах восходящего солнца выглядят совершенно по-другому, нежели вчера.

После одного из поворотов вижу конечную цель нашего похода — гору Пабаку, в переводе с лакского языка «шило-гора». И действительно, её вершина похожа на острый заточенный кончик этого инструмента.

Не успеваю устать, как достигаю базового лагеря. Он расположился на левом берегу реки по соседству с другим пастушьим стойбищем.

Судя по отсутствию движения, обитатели лагеря ещё спят. И только после того, как учуявшие меня собаки поднимают неистовый лай, из палатки выходит один из наших вчерашних спасителей — проводник. Общаемся через речку. Объясняю ему, где мои товарищи, а он обещает встретить их с лошадьми, чтобы ускорить наше движение к подножью горы и совершить восхождение вместе с конной группой.

Оставляю вещи возле лагеря и налегке, только с небольшим количеством продуктов в рюкзаке, взятых с собой, продолжаю путь. Дальше тропа идёт довольно круто вверх, и темп ходьбы замедляется. Время от времени приходится останавливаться и отдыхать. В один из таких привалов замечаю две пешие фигурки, идущие по тропе. Это догоняют меня Родион с Леной.

Дожидаюсь их, перекусываем орехами и финиками…

… и дальше идём вместе. А вскоре нас догоняет сначала одинокий всадник, а потом и вся растянувшаяся конная кавалькада из двенадцати туристов и проводника.

Приятно слышать слова удивления и уважения нашему способу передвижения от молодых здоровых парней.

Пообщавшись с нами и дав отдых лошадям, они уходят вперёд, а мы продолжаем свой пеший подъём. Последние два километра до подножья горы даются особенно тяжело. Крутизна склона увеличивается до 20-25 градусов, а под ногами затрудняет движение каменная вулканическая осыпь.

Я отстаю, но лезу вверх. Приходится включить тактику, уже испытанную при других восхождениях: 30 шагов — отдых, 29 шагов — отдых, … сколько могу шагнуть — отдых. И так до плато, на котором конники оставили своих лошадей, а Родион — Лену.

Он пошёл вверх за группой, и его одинокая фигурка еле видна на склоне горы.

Полностью обессиленный семью километрами пути (три до базового лагеря и четыре до этого места), плюхаюсь рядом с Леной. Коротко обсуждаем дальнейшие действия. Да, собственно, что обсуждать… Глядя отсюда с высоты 3400 метров на склон горы, по которому предстоит пройти ещё самые трудные 2,5 километра и подняться почти на 600 метров, …

… понимаю, что сегодня мне взять этот рубеж не по зубам.

Однако, немного отдохнув, для успокоения своего эго встаю и собираюсь идти дальше, сколько смогу, в надежде, что появится второе дыхание. Но Лена дёргает за рукав и чуть не насильно возвращает на место. Аргументация простая — мы насладились природой, испытали себя, а конкретно взобраться на гору обязательств ни перед кем не брали. За ошибки же, которые совершили в самом начале пути, потратив много сил, надо платить.

Ну что же, хоть и с досадой, но принимаю эти доводы. Чего-чего, а горных красот мы насмотрелись достаточно, да и человеческие возможности не беспредельны, особенно, когда тебе уже под семьдесят. Кстати, как потом узнаем, из группы конных туристов двое тоже не дошли до вершины. А они моложе каждого из нас.

Можно, конечно, было бы разбить здесь штурмовой лагерь, хорошо отдохнуть, а завтра взойти на вершину. Но увы, пребывание моих гостей в Дагестане расписано по дням, и остаться ещё на сутки не можем.

Пока же ждём возвращения Родиона, который прошёл половину пути до перевала и остановился, чтобы запустить дрон. Даже отсюда, с расстояния в километр, отчётливо слышно жужжание аппарата. Наконец, Родион начинает спуск и через какое-то время присоединяется к нам. Перекусываем и идём обратно. Мысленно говорю: «До свидания, Пабаку! Наученный опытом, я ещё побываю на твоей вершине».

Обратно под гору, да без поклажи за спиной, идти гораздо легче.

Настроение тоже отличное. Лично я никакого разочарования не испытываю. Посмотрели новое место, оценили свои возможности, полюбовались горными красотами — в общем, получили то, что хотели.

Как-то незаметно с остановками на отдых и фотографирование добираемся до первой пастушьей стоянки. Пока готовили обед, подошёл один из вчерашних чабанов, рядом с которыми мы ночевали. Вечером не успели даже познакомиться, сделали это сейчас. Его зовут Ислай.

Потом переправился через реку другой пастух с местной стоянки и угостил нас куском горячей варёной баранины. Мы в ответ отдали ему весь запас сыра.

За разговорами Ислай любезно выделил своего коня для перевозки наших рюкзаков до их кошары.

Собрали вещи, навьючили на коня и меньше чем через час дошли до места нашей первой ночёвки.

Второго пастуха зовут Игорь, он русский. Ислай предложил расположиться прямо по соседству с их палатками. Предложение принимаем. Решаем, что раз уж сегодня всё равно не доберёмся до турбазы, то лучше переночевать здесь, чем пройти ещё пару километров, а потом самим искать поляну для лагеря.

Попили чаю, и я сразу отрубился от усталости и недосыпа прошлой ночи.

Родион помогал Ислаю поменять подковы у коня, запускал квадрокоптер.


Стойбище чабанов.


Собаки нервно реагируют на коптер.

Вечером организовали совместный ужин, и Ислай нас порадовал — им надо заправить и привезти на стойбище газовые баллоны. Поэтому завтра утром они с Игорем планируют отправиться в Бурши и могут подкинуть наши вещи и одного человека на свободных лошадях. Это приятная неожиданность. С наступлением темноты разбредаемся по палаткам — спать под охраной пастушьих псов.

Ночью на улице наблюдали такую красоту, какую не увидишь в городе! В небе висит почти полная луна, освещая таинственные склоны гор на южной стороне.

А в трёх других направлениях они выступают темными громадами на фоне подсвеченного неба. И такая тишина вокруг, нарушаемая лишь бормотанием реки внизу, что окружающее кажется нереальным. А позже, когда луна скрывается за вершинами гор и в небе появляются мириады звёзд, картина становится вообще фантастической.

Утром третьего дня завтракаем и отправляемся покорять последние семь километров. Перед самым выходом из кошары нас обгоняет уже почти родная конная группа.

Одну свободную лошадь чабан отдаёт Лене, а вьючную ведёт под уздцы Родион. Через пару километров Ислай передал своего коня мне, а сам пошёл пешком. А чуть позже я поменялся с Родионом.

Таким пеше-конным порядком мы быстрее и легче преодолеваем расстояние до турбазы. Вот что значит идти налегке и по пробитой тропе.

На базе народ уже разбрёлся по своим машинам, готовятся к отъезду. Мы тоже обедаем, прощаемся с нашим провожатым …

… и отправляемся домой.

Дорога до Кумуха уже не кажется такой экстремальной и долгой. «Асфальтовая» часть нашей поездки занимает не более трёх часов. Останавливаемся только, чтобы перекусить да сделать небольшие покупки в одном из сёл. В Махачкалу прибываем ещё засветло и даже успеваем съездить на море, чтобы снять дорожную усталость.

Вот такое «Возъезжание с восхождением» на гору Пабаку получилось у нас с уральцами.

Ну, а завтра у Родиона с Леной очередной пункт программы пребывания в Дагестане, о котором он расскажет сам.

Глава Алексея закончена, я лишь хочу добавить несколько комментариев и фотографий.

В первую ночь в горах было очень тяжело уснуть. Лично у меня кружилась голова, в горизонтальном положении подташнивало, не хватало воздуха, чтобы надышаться. Возможно, это и есть признаки пресловутой горной болезни. Да и режим непривычный — в 19 часов уже темно, на улице сидеть холодно, ладно бы костёр ещё был, у которого можно посидеть и скоротать время.

В палатке и спальнике в принципе тепло, но заняться тоже нечем. Вот и пытаешься заставить себя спать так рано, только не очень-то получается.

Первым утром, когда Алексей вышел со стоянки раньше нас на 20 минут, мы так и не смогли его догнать, даже с учётом того, что на половине пути к базовому лагерю нас встретили проводники с лошадьми и подвезли до лагеря. Вот что значит человек отдохнул, хорошо позавтракал и увидел цель впереди )).

Чуть позже и мы её увидели.


От этого места до базового лагеря нас подвезли верхом.

Вчера шли в футболках и шортах, а сегодня надели на себя все тёплые вещи. Да и с компоновкой рюкзака опыт стал нарабатываться: пенку я приспособил снаружи, рюкзак стал меньше и удобнее.


г. Пабаку в десятикратном приближении.

От лагеря до вершины Пабаку нам предстояло пройти ещё примерно 6 км с набором высоты больше 1200 м.

Километра через три закончились ровные луга и начались просто какие-то фантастические лунные или марсианские пейзажи.

Алексей стал сильно отставать, видимо, его утренний марш-бросок не прошёл даром. Я взял и понёс его рюкзак.


Лена отдыхает.

От плато, где всадники оставили своих лошадей, я стал подниматься за группой по таким острым и осыпающимся камням. Лена осталась здесь ждать Алексея и меня.


В начале этого подъёма.

Прошёл, наверно, с километр и поднялся ещё метров на 200 от точки, где осталась Лена, почти нагнал отставших туристов с проводником и понял, что больше ни шагу вверх я сделать не могу. Ноги подкашивались, сердце готово было выскочить из груди.

Всё, предел моих сил сегодня тоже наступил. А отсюда ещё примерно полтора-два километра до вершины оставалось с набором высоты 400 метров.

Так мы и сидели с ними в тридцати метрах друг от друга без движения не знаю сколько времени.

Когда они всё-таки тронулись дальше, я достал квадрокоптер и полетал вокруг вершины.


Кавказские хребты и пики.


Вершина Пабаку (3997 м). Находчивые туристы сложили наверху трёхметровые пирамиды из камней, округлив высоту горы до 4000 м


Пирамидки на вершине Пабаку.

Отлетав батарейку, я начал обратный спуск на подгибающихся и дрожащих ногах и вскоре присоединился к Лене и Алексею. Они тут даже вздремнуть успели, пока я отсутствовал. Очень хотелось есть, а из еды с собой только сладости.

Мы вернулись сначала в базовый лагерь, пообедали горячими блюдами из сублимированных продуктов от «Гала-Гала» (кстати, они вкуснее и сытнее, чем дошираки). Затем с помощью чабана Ислая добрались налегке до их кошары, где и остались ночевать.

Утром 6 сентября после завтрака и быстрых сборов выдвинулись на базу к машине. Где-то в пути:


Переправляемся в правильном месте по двое на одной лошади.

На турбазе рассчитались с проводником по 500 рублей с человека. Хоть он и вёл другую группу, но всё-таки периодически помогал нам конным транспортом и советами по маршруту.

Алексей спросил у Ислая:
— Сколько мы тебе должны?

На что тот отмахнулся:
— Я не проводник, мне ничего не надо. Я вам просто от души помогал.

Да, это КАВКАЗ. В том числе и за такие вот человеческие моменты мы его и любим. Поблагодарили чабанов за помощь и подарили непригодившийся маленький газовый баллон от походной плитки, им он нужнее.

Моральные и физические итоги трёхдневного похода:

Изначально вся эта затея с походом на Пабаку выглядела безумной авантюрой. Собственно, такой она и была. Но Христофор Колумб тоже только примерное направление себе представлял.

Лично я не жалею, что мы не смогли до конца одолеть гору. Ну, разве что самую малость. Наверно, если бы было больше времени на привыкание к высоте и отдых или если сразу ехать на лошадях, то цель была бы взята.

В какой-то степени лёгким утешением могут служить слова проводников, что Пабаку часто не покоряется даже опытным людям, имеющим опыт восхождения на разные горы.

Но для нас куда важнее покорения природной вершины оказался другой итог, моральный: несмотря на смертельную усталость и бытовые трудности, мы преодолевали не просто километры, мы ПРЕОДОЛЕВАЛИ СЕБЯ. Открыли мир пеших горных походов, получили бесценный опыт и узнали физические возможности своих организмов на перспективу. Я уж не говорю про невероятную красоту, которую довелось увидеть и оставить в своей памяти навсегда.

Забравшись на высоту 3400 м, где всадники оставили лошадей, Лена повторяла всего два слова: «Пристрелите меня». А на следующий день со счастливой улыбкой ехала верхом по живописнейшей долине и говорила мне: «Я тоже оставила здесь своё сердце». Да ради одних только этих слов из уст любимой жены уже стоило всё затевать. Так что никаких огорчений и разочарований, наоборот, лишь новые планы поездок и походов на будущее.

Об итогах физических для себя отмечу коротко — минус три килограмма веса. Сначала Лена, а потом и Ирина это сразу заметили. Так что и здесь тоже на пользу пошло.

На турбазе пообедали, потом попрощались с Арсеном и конными туристами, которые ещё не успели разъехаться по домам. «Переплыли» на Ниве речку Бурши, и Алексей взял курс на Махачкалу.

По дороге подобрали и подвезли до ближайшего села молодого дагестанца. Иногда останавливались на съёмки.

Ирина встретила нас дома ботлихскими пирогами. Вкусная вещь. Мы про них узнали из интернета ещё до поездки, но в Махачкале всё не получалось купить и попробовать. Пока ходили по горам, Ирина нашла магазин и порадовала нас, спасибо ей.

До ужина успели съездить на море, а вечером мы с Леной собирались на двухдневный самостоятельный выезд.

7 сентября.

Мой юбилей всё ближе, и для его встречи я присмотрел на «букинге» палаточный кемпинг на горе Гуниб. Предварительно за несколько дней позвонил туда по телефону, указанному на сайте, и уточнил, можно ли у них поставить палатку. Мне ответили: «Можно, приезжайте».

Выехали на «Актионе» по уже знакомой дороге на Леваши, мимо «орлиных скал» — так я стал называть их про себя из-за большого количества парящих в небе над ними хищников. Остановились, погуляли 30 минут в одной из расщелин.

Увидели гнездо с орлами:

Полетали сами:

Где-то дальше по дороге:

После города Леваши окружающие пейзажи — полный восторг, ехать без остановок невозможно.

В Гунибе я хотел сводить Лену в национальное кафе, где мы год назад обедали с Алексеем, но из-за карантина оно было закрыто. На первом этаже торговали едой навынос, купили картошку с мясом, а есть пришлось на улице на лавочке.

Поднялись на смотровую площадку памятника «Журавли», сделали оттуда открыточные снимки.

Потом зашли в музей истории Гуниба, он работал. Только жаль, что не удалось застать на месте экскурсовода. Но единственная работница музея тоже кое-что интересное нам рассказала и показала.

Вот, например, историческая фотография «Царской поляны», где русские войска отмечали победу над Шамилём.

Так как столов на всех не хватало, были откопаны особым образом траншеи, в середине которых образовался естественный стол на земле, края ямы по периметру служили опорой для сидения, а ноги опускались в вырытые углубления (см. фото ниже)

Сейчас Царская поляна выглядит вот так:


За прошедший год появилось ограждение из столбиков с цепями и выложенная камнем обзорная дорожка.

После музея поднялись на машине к крепости Шамиля.

Вдоль крепостных стен забрались на край обрыва и полюбовались открывшимися оттуда видами:

Погода начинала портиться, в воздухе отчётливо запахло грозой. Пора было определяться с местом для ночлега, а в таких погодных условиях ставить палатку нам расхотелось. Я зашёл на «букинг», проверил наличие свободных домиков в том же кемпинге. Два дома из трёх оказались свободны, и мы поехали искать их.

Гора Гуниб, если смотреть на неё сверху, имеет форму, похожую на ракетку для настольного тенниса, и нам предстояло проехать 5 километров почти в самую середину широкой части (к чёрной точке на карте ниже).

Без внедорожника или хотя бы полноприводного кроссовера, как наш «Актион», делать там нечего. Минут 40 добирались до кемпинга.

Нашли владельца, познакомились. Им оказался молодой мужчина по имени Муртуз. Он продемонстрировал нам оба дома, выбрали больше понравившийся, на самом высоком пригорке. Только я припарковал машину у крыльца, даже вещи не успели достать, как с неба включили водопад, а потом ещё и цветомузыку в виде грома и молний. Удачно и вовремя мы заселились.

Цена всего дома на «букинге» была указана 6000 рублей, но поскольку мы не стали бронировать через сайт, то Муртуз сделал нам скидку 1000 рублей. А когда узнал, что у меня завтра юбилей, сказал:
— Я хочу сделать вам подарок от себя — вторая ночь бесплатно!

Щедрое и заманчивое предложение, но воспользоваться подарком мы не смогли — завтра вечером нас ждут Алексей с Ириной, основное мероприятие запланировано там.

Мобильный интернет здесь не ловит, но Муртуз включил wi-fi роутер, чтобы я мог принимать поздравления с утра.

Мы освоились в доме, накрыли скромный предпраздничный стол, и под раскаты грома и мерцание молний пили шампанское с дагестанскими пирогами «чуду», а потом чай с национальными сладостями.


Я улучил момент вспышки очередной молнии и сфоткал вид с балкона.

Созвонились с Алексеем, доложили, как мы тут устроились. Он сказал, что это у них первый дождь за всё лето.

К ночи гроза и дождь прекратились, появилась надежда, что погода завтра порадует именинника.

8 сентября.

Проснулся я в 6 утра то ли от яркого солнца за окном, то ли от осознания факта, что мне «полтинник» стукнул. Пятьдесят… как будто даже статус какой-то изменился внутри.


Гостиная и кухня в доме.


Вид с балкона.

Вышел на улицу — красота-то какая! Чистый, свежий после грозы воздух, сосновый лес с запахом хвои (лес в Дагестане в принципе большая редкость), горы, солнце.

Лошадки возле дома пасутся…

Быстрее разбудил Лену, пошли, говорю, гулять, пока погода хорошая. Вышли уже вдвоём, походили по лесу, по ближайшим склонам гор. Обнаружили в расщелине за домом небольшой водопад, но спуститься к нему не смогли.

Вернулись в дом на завтрак, и посыпались поздравления от родственников и друзей. Собраться удалось только к 10 часам.

Перед выездом нашли Муртуза, ключ от ворот всё равно у него. Он настоял, чтобы в Гунибе мы заехали к его брату и нарвали на огороде яблок с собой. Спускаться по мокрой каменисто-глиняной дороге было ещё сложнее, чем подниматься вчера.

Дом брата по описанию нашли быстро, в огороде работал мужчина, сильно похожий на Муртуза, и их мама. Нам разрешили собрать любые яблоки разных сортов, какие понравятся и сколько захотим. Лена ещё попросила пару толстых сухих веток от яблони для своих поделок. Поблагодарили хозяев и поехали в сторону Махачкалы.

По дороге решили заскочить на Салтинский водопад, до него от трассы 9 км, и почти весь этот участок уже укатали в новенький чёрный асфальт, осталось с километр плохой гравийки. Пейзажи по сторонам красивущие.

На стоянке у начала тропы много машин и людей, видно, что место популярное. Еле нашли пятачок, где приткнуться.

До водопада расстояние всего метров 300 по красивому ущелью. Рекомендую либо надеть аквашузы, т.к. местами приходится ступать в воду, либо идти босиком.


Начало ущелья.

В скалах можно заметить небольшие гроты.

Постепенно проход сужается до узкой расщелины.

И неожиданно открывается вид на чудо природы — пещерный водопад. После вчерашнего дождя вода хоть появилась, а так, говорят, смотреть было нечего, пересохло всё.

Вода не холодная, при желании можно окунуться.

Отъехали от водопада, звонит Муртуз:
— Родион, вы оставили у нас босоножки.

Хм, я вроде знаю обувь жены, у неё босоножек с собой не было. Но на всякий случай уточнил у Лены. Она подтвердила:
— Не мои.

— Муртуз, это не наши.
— Ладно, ок.

По дороге в Махачкалу заехали на Каспий. Вот не помню, чтобы я в сознательном возрасте когда-нибудь купался в море в свой день рождения. Будем считать, что впервые.

И тут на пляже, переобуваясь, я понял, о каких босоножках звонил Муртуз — я оставил у него в доме свои сандалии. Пишу ему в вацап, мол, путаница с названиями вышла, моя обувка.

Он ответил — завтра буду по делам в Махачкале, привезу и передам. Договорились завтра созвониться.

Вернулись к Алексею, докупили продуктов, дагестанского кальвадоса для мужчин и дагестанского вина для женщин. Пожарили шашлык, накрыли стол во дворе. Пригласили Симбада (брата Алексея) с женой Мариной, в доме у которых мы все жили в прошлом году. Чуть позже пришла сестра Марины Сабина.

И так вот по-домашнему, по-семейному, с простыми искренними поздравлениями от души завершили праздничный день. Пусть он не был пышным и торжественным, зато точно стал особенным и незабываемым.

9 сентября.

Сегодня у нас день закупок и сборов домой. С утра поехали с Ириной на рынок, там купили 2 ящика чиркейских персиков. Потом посетили несколько магазинов, набрали иранского чая, местных сладостей, соков, лимонадов, колбасы и других вкусностей; в алкомаркете взяли две коробки красного полусладкого вина, коньяка, кальвадоса, виноградной, кизиловой и тутовой водки от дагестанских производителей на сувениры и подарки, как обычно.

Днём позвонил Муртуз, он привёз сандалии и передал их с таксистом, тот доставил передачку домой к Алексею, я рассчитался. Обувь снова при мне, вопрос закрыт.

Вечером укладывали в машину ящики, сумки, коробки, рюкзаки. Загрузили «Актион» почти под крышу, и это с учётом наружного багажного бокса. А в Волгограде надо ещё купить арбузов и дынь.

Последний день в Дагестане пролетел одним махом.

10-12 сентября.

Подъём в 6 часов, быстрый завтрак, надо выехать из города до утренних пробок. Попрощались с Ириной и Алексеем. Удачно проехали всю Махачкалу с юга на север, далее на Кизляр, Элисту.

Где-то в Калмыкии наткнулись на полузасохшее солёное озеро, походили по берегу.

Много трупиков разнообразных насекомых в песке и соли.


Тень от «Актиона» на закате в волгоградской степи.

Первую ночь спали в придорожной гостинице за Волгоградом. Помня про ремонты и пробки в Саратовской области, поехали по левому берегу Волги через Энгельс, Маркс, Пугачёв. Много плохого слышал про эту дорогу, но решил попробовать. Да, есть участки с неровным асфальтом, на которых машина трясётся и прыгает, но с высоким клиренсом это не проблема. Плюсы — низкий трафик, отсутствие пробок. В целом не пожалел, что выбрал этот маршрут.


«Кровавый» закат.

Дальше выехали на М-5 и через какое-то время поняли, что ночью эта федералка абсолютно свободна — ближе к полуночи все фуры резко исчезли. Ну мы и дали гари до самых Дюртюлей. Там в 2:30 по московскому времени сон всё-таки сморил нас, подремали в машине 4 часа.

У нас на Урале уже наступила золотая осень, деревья окрасились в жёлтые и красные цвета. Есть в этом своя прелесть.

12 сентября в 14:50 местного времени были дома.

Про заправки в Дагестане уже все, наверно, знают, что известных брендов в Республике нет, есть всевозможные закосы под них.

Мы на таких не заправлялись, поэтому ничего не могу сказать. Но есть и свои республиканские сетевые АЗС — ASKO, Formula и др. На них топливо хорошее, можно доверять.

По цифрам на поездку:

  • бензин — около 30 000 руб.
  • гостиницы — 9 600 руб.
  • штрафы, платные дороги — 0 руб.
  • Прочие затраты не считали. За 17 дней пробег составил 6806 км, средний расход с багажником на крыше — 9,16 л/100 км.

    Из всех государств (в том числе непризнанных) и российских республик Кавказа нам осталось посетить три, и все они начинаются на букву «А» — Адыгея, Армения и Арцах (Нагорный Карабах). С последними двумя сейчас сложнее стало, но время у нас ещё есть. Во всех остальных странах и регионах мы так или иначе побывали.

    Что касается Дагестана, то даже после двух визитов там осталось много чего не увиденного на будущее.

    Мы приехали сюда забрать мой кусочек сердца, а вместо этого оставили их целых два.

    И в конце представляю небольшие музыкальные фильмы по материалам поездки.

    Алексей и Ирина, низкий поклон вам за настоящее кавказское гостеприимство!

    И огромное спасибо всем людям, кто помогал нам в разных ситуациях в этом путешествии.

    Закончено 27.11.2020 г.

    Дром

    Источник: travel.drom.ru